электронная
108
печатная A5
361
16+
Мир, не нужный никому

Бесплатный фрагмент - Мир, не нужный никому


Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-0909-0
электронная
от 108
печатная A5
от 361

Мир, не нужный никому

глава первая

1

Я долго искал такого человека. Возможно, я искал именно его, персонально, не типаж или вид, или парадигму, а живого, единственного человека, способного думать и ощущать, как я. Воспринимать всё сущее своим разумом, а не через чьи-то истины, установки, цвета и предпочтения.

Она сидела за столиком кафе, что на углу Алтайской и Ленсовета и, хмуря брови, сосредоточенно разглядывала что-то на дисплее ноутбука, шевеля длинными пальцами на кнопках беспроводной мыши.

— Господи, какого чёрта я смотрю эту чушь, и кому вообще она нужна!

Я стоял за её плечом и видел эту чушь. Сайт каких-то там загадок археологии, которые неподвластны нашим мудрецам. На фотографии виднелись мегалиты Южной Америки, где-то в Андах.

— Может быть, ты надеешься найти правду? А что, если это она и есть?

— Чушь! Вот это построили инопланетяне? Приносили человеческие жертвы своему песочному человеку из параллельной вселенной?

— Ну, Стивен Хокинг сказал, что соединить несоединимое не получится.

— Вот ещё одна икона! Кажется, за него говорили компьютер и доверенные друзья? Она осмотрела с ног до головы мою нелепую фигуру :

— Кто ты, и чего тебе надо? Если начнёшь говорить комплименты, я позову полицию.

— Комплименты? Почему я их должен говорить? Ты не в моём вкусе, ты долговязая и выше меня сантиметра на два. У тебя дурацкая причёска, вернее, её отсутствие… И ты вполне самодостаточна. Ты не умеешь плакать в жилетку…

— Это верно. Ты Нострадамус?

— Круче. Я провидец неопределённости.

— Понятно. Сумасшедший. Привет.

— Ольга, можно я позвоню… потом… Просто мне сейчас надо ехать на условленную встречу…

— Ты в самом деле провидец? Или дешёвый соглядатай?

— Нет. Не то и не другое. У меня хорошее зрение, и имя твоё написано в правом верхнем углу Яндекса.

— Загадка. Что нужно дальнозоркому провидцу от швабры с дурацкой причёской? Только не ври, это видно.

— А мне нечего врать. Потому что я и сам пока не знаю…

2

Редактор и хозяин «Мистической реальности» Ерофей Семенович молча смотрел на меня, похоже, оценивая мои финансовые возможности. Слева от него светился дисплей компьютера, на котором виднелся какой-то текст. Я подозревал, что это моя статья, вопрос был только в том, читал-ли он её, или только просмотрел по диагонали. А меня интересовало другое — как на самом деле произносится его фамилия — СЕменович, или СеменОвич? В своё время Ерофей Евгеньевич написал интересную книжку «Обозрение вопросов философии в историческом аспекте». Книжка изобиловала обширным фактическим материалом, любопытными справочными ссылками, я прочитал её увлечённо. Главное, что меня в ней привлекло, не самостоятельные авторские выводы, а настоящий интеллигентный академический юмор на грани фола. Это было рискованно, и показывало независимость автора. Вот только та-же книжка, её версия «дополненная и откорректированная», уже была переписана сухо, правильно и скучно. После этого профессор лингвистики пару раз засветился на канале РЕН ТВ, где пропагандировал некоторые теорийки квантовой физики (Кто-бы объяснил мне, каким образом пересекаются теоретическая физика с лингвистикой?). Его журнал набирал обороты, рейтинги и увеличивал тираж. Это также говорило о присутствии заинтересованных и богатых спонсоров. Я отправил ему свою статью по старой памяти, в надежде, что бунтарский дух первой книжки ещё не до конца оставил Семеновича. Тема статьи была достаточно неординарной, но при желании в ней можно было увидеть подкоп под некоторые догматические установки официальной науки. Что-ж, я был готов к обструкции, сила солому ломит, чему бывать, того не миновать… Собственно, чего я ожидал, мне самому было не понятно. Может быть выхода на определённый уровень гласности?

Очень долго он на меня смотрел, у меня даже спина затекла, и зачесалась лопатка. Я пошевелился, надеясь убрать зуд, и хозяин будто проснулся.

— Так… Юрий… Владимирович. Я ознакомился с вашим творением… Быстренько, так, поскольку мне все эти теории о зелёных человечках… они как-то… Ну, вы понимаете, издательское дело — издавать всё, что приносит доход, а сами теории…

— Там нет зелёных… — проговорил я, он издевается? — Моя теория как раз о том, что это фикция…

— Да? А у меня сложилось впечатление… Все эти упоминания космоса, цивилизации, эволюции, прогресса… Впрочем, я гуманитарий, может быть вы в курсе… В вопросах космоса я понимаю постольку-поскольку. Но, конечно, если материал принимается к публикации, мы подключаем экспертов…

— Я читал вашу книгу… «Вопросы философии…» — зачем я это сказал, не хватало мне только философского диспута! — Обе редакции…

— Да? — мне показалось, что он хочет спросить: — «И как, впечатлило?"… — и я опередил его, — Мне первый вариант показался интереснее… полемичнее…

— Да? — опять повисло недолгое молчание. — Но, вернёмся… Вы не можете мне сейчас вкратце, буквально в нескольких словах, всё-таки рассказать, в чём… новаторство ваших идей… Вот этого написанного… Что выделяет ваш взгляд из ряда подобных на эту тему?

— Выделяет? Ах, да, вы… Выделяет то, что на эту тему я пока не встречал ничего у современных авторов… Может быть, у древних греков есть что-то подобное… Но в этом вы как-раз разбираетесь более профессионально…

Мне показалось, или в самом деле его взгляд вдруг стал… растерянным? Каким-то жалким и жалобным, будто у него отняли что-то очень дорогое, нужное, но что именно, он вспомнить не может…

— Возможно… Пространство, материя… В этом вопросе так много аспектов…

— Ерофей Евгеньевич, я могу кратко выразить суть проблемы так… Материя изменчива. Она движется, течёт, постоянно меняет не только форму, но и содержание. Но откуда она знает, чем ей надлежит стать в следующий момент? Разве атомы могут помнить, какое место им следует занять, чтобы форма соответствовала назначению? И разве все формы материи имеют это назначение? Сколько исторических находок хранят тайну ответа на вопрос: -«Что это может быть, и для чего?» Что задаёт параметры неразумной материи? Из какой базы данных она берёт образец для следующего воплощения? Вот… Что-то такое… Вероятно, у атомистов своё видение проблемы, но вам об этом судить удобнее, с вашим кругозором и профессионализмом…

— Да, наверное, — сухо сказал он, глядя на экран. — Ваши наработки выглядят весьма перспективно, но абсолютно лишены математического аппарата…

— Пока нет достоверной статистики и классификации…

— Да,… это в общем не имеет значения. Вот только… Если ваши выводы будут приняты официальными кругами… Вы можете представить последствия?

— Ерофей Евгеньевич, скандал в святом семействе совсем не входит в мои планы, даже напротив…

— Значит, вас устроит компромисс? — его взгляд вдруг на мгновение ожил, стал острым и цепким. Я понял — он экстраполирует ситуацию на себя…

— Компромиссы бывают разные… Но выводы напрашиваются вполне однозначные, не отменяющие, конечно, случайности и… исключения…

— Но и выводы могут быть обтекаемыми… Ввиду открывшихся обстоятельств, не зависящих от мнения человека, от его знаний и навыков… — он говорил медленно, будто вслушиваясь в каждое слово и пробуя на вкус это звучание, и это звучало, как последнее слово приговоренного. Мне стало его жалко. Действительно, бывают обстоятельства, и бывает давление, деньги, страх, боязнь стать ненужным, особенно если возраст настойчиво напоминает о пенсии…

— Ерофей Евгеньевич, вы думаете, что опубликование моей работы может испортить ваше реноме? Или навредить журналу?

— Не думаю. Но работа ваша сырая, не имеющая претендента… Естественно, я должен буду получить мнение специалистов… по возможности непредвзятое… Консультации… Рекомендации.

Жалость к нему испарилась, сменилась отвращением. А чего я ждал? Энтузиаста в сверкающих доспехах и верхом на Росинанте?…

Я встал и пошёл к двери.

— Позвоните через неделю, — было прощание.

3

Конечно, игра была не супер, можно даже сказать — девчоночья. «Построй древнее государство»! Из готовых блоков создавался антураж, городские и культовые постройки, разные мелочи, памятники, промышленные и сельскохозяйственные объекты, создавалась армия и виды вооружения, тут фантазия не ограничивалась ничем, кроме логики конструкций. Вроде, всё просто, интерес наступал, когда действующие персонажи объединялись в сообщества, и их интересы сталкивались. Здесь было возможно всё, политические интриги, тайные сообщества убийц, дворцовые перевороты и революции, тайные организации, политические убийства, подкупы, шантаж и даже военные столкновения. И потрясающая объёмная графика. Используемые блоки объединялись в объекты непостижимым образом, и персонажи становились каким-то естественным, но невообразимым целым. Как это получалось, Полли так и не разобрался, но этот процесс завораживал. И были в игре хитрые бонусы, за оригинальность, делающие следующие этапы не предсказуемыми, с хитрыми поворотными сюжетами, и игрок мог сам определять стратегию персонажей.

Полли должен был делать уроки, ситуация в колледже в последнее время накалилась, становилась критической, и чтобы сгладить её, следовало поднажать на учёбу… Но может-же он немного расслабиться? Он взял из холодильника бутылку минералки без газа, соорудил на полу в игровой комнате гору из подушек, и устроился с планшетом… на пять минут.

За основу надо было выбрать эпоху и страну. Ему приглянулось аркадское царство за две тысячи лет назад, что там происходило и на что это должно было быть похоже, Полли представлял плохо, но в том и интерес, чтобы самому создать незнакомый мир.

Это был мир солнца и бескрайних пустынь, пальм и отрядов нецивилизованных лучников, налетающих на города и поселения, как чёрные тучи из-за барханов, они оставляли после себя горы трупов и пожарища, разрушенные стены и плотины, вытоптанные посевы и выжженные сады. На запрос программы «правительство», Полли создал мудрого, но безвольного царя, которым манипулировали жадные, любящие золото и жертвоприношения жрецы, владеющие тайным знанием, умеющие управлять мертвецами и природными явлениями. Подумав, Полли соорудил для жрецов загадочный город мёртвых, главный храм которого был вырезан в сплошной скальной стене. Перед храмом он расположил комплекс пирамид, связанных в хитрую систему при помощи чёрной энергии. В энергетическом узле системы, на каменном ложе лежало нелепое, страшное чудовище, олицетворяющее некромантию и каких не существовало в природе — странная помесь кошки, змеи и человека, всевидящим оком из под каменной диадемы чудовище прорицало будущее и насылало на противников секты жрецов смертельные болезни, ярость природы и неудачи.

Ещё нужны были противники жрецов, которые пытались оградить царя от тёмного влияния колдунов, и вернуть ему надлежащую власть. Подумав, Полли создал золотую столицу царства, роскошный город выше по реке, в двадцати километрах от храмового комплекса жрецов, и в городе было два величественных строения, царский дворец и Академия наук, куда со всего мира стекались знания и съезжались мудрецы. Стены города были сложены из гигантских каменных блоков, которые укладывались антигравитационными дронами и полностью защищали его от налётов пустынных бандитов, но не от алчности и злобы жрецов… Начиналось самое интересное, противостояние жрецов и академиков достигло той стадии, когда решается вопрос о безграничной власти, и Полли задумался, не создать-ли ему для охраны царя какую-то мощную элитную военную организацию, вооруженную новейшим лазерным оружием, интеллектуальными машинами уничтожения, способными противостоять отрядам жрецов, созданных из тёмной материи мира мёртвых…

Было десять часов вечера, когда с работы вернулась уставшая Лика, мать Полли…

4

Краем уха он слышал, как она вошла в прихожую, стала переодеваться в домашнее, как там что-то упало, похоже, пакет с продуктами, и что-то прокатилось по полу, его это не интересовало…

Через некоторое время мать тихонько вошла в комнату, остановилась в дверях… Полли в это время продумывал дизайн боевой летающей чудо-машины, вооружённой фиолетовым лазером и кассетными био-бомбами, и никак не мог отвлечься, ибо это грозило штрафными очками и давало большие преимущества врагам, которые уже, по условиям игры, получили возможность самим предпринимать какие-то шаги для построения стратегии ограничения царских полномочий…

— Полли!…

— Угу…

Мать сделала нерешительное движение, Полли угадал его по колебанию эмоционального напряжения, что-то её беспокоило, серьёзное, но как можно было оставить царя на произвол судьбы и злобных чернокнижников?!

— Мне сегодня устроили разговор с попечительским советом колледжа, серьёзный разговор… Речь идёт о возможных перспективах продолжения твоего обучения…

Чёрт! Вот что ему сейчас совсем не было нужно, какие-то разборки и бесполезные нравоучения!

— Я понимаю, ма…

Ему никак не удавалось пристроить многоствольную пушку под несущим винтом машины, а тут это…

— Сынок, нам нужен решительный разговор. Я понимаю, что разговоры, это просто слова, главное — твоё желание.

— Ма, не мешай… Давай потом!

Лика беспомощно оглядела комнату, её взгляд задержался на брошенной сиротливо в углу учебной сумке сына, это означало, что приготовления уроков сегодня не было… Но уже ночь, утром ему в колледж, и её предупредили, что успехи сына в учёбе теперь под особым контролем. Внезапно её охватило бешенство, раздувая ноздри она смотрела на этого лентяя, прилипшего к дисплею… Она в патовой финансовой ситуации, и не в состоянии контролировать его время… Что делать!? Но гнев тут-же сменился беспомощным чувством усталости… Всё бесполезно, всё…

— Полли! Так продолжаться не может, не должно, пойми! Сейчас ты оставишь игру в покое и будешь делать уроки. Без обсуждений. Выключай!

Что-то тревожное в её голосе подействовало, как удар, таких интонаций раньше он не слышал, и палец помимо воли нажал на кнопку… Он отбросил планшет, но тут-же снова схватил его, но… Чёрное стекло выглядело, как пропасть в бездну, откуда на него смотрел молодой царь и его мудрецы, оставленные на произвол чёрных жрецов…

Это был конец…

Полли молча смотрел на мать, и чувство ненависти, часто посещавшее его, но никогда до этого не обращавшееся на самого родного, единственного человека, заливало глаза слезами ярости и беспомощности…

— Не-на-ви-жу… — пробормотал он, оглядываясь по сторонам, будто искал что-то, что вернуло-бы ему в недавний уютный мир, но ничего, что было-бы похоже на волшебный спасательный круг, под руками не было, только валялся рядом мобильник и лежал чёрный мёртвый планшет…

Лика, будто получившая неожиданный, подлый удар, открыла рот, но только издала глупый писк, смотрела на сына испуганно и непонимающе…

— Добилась своего? Да? И что теперь? Что делать?!

— Бери учебные материалы и готовься к завтрашнему дню. Когда задания будут сделаны, придёшь на кухню, поужинаешь и отправишься спать, — медленно проговорила Лика и вышла, оставив сына задыхающимся от бессильной злобы. Всё было испорчено безвозвратно! Он сидел на подушках, тупо глядя перед собой, и в голове будто плясало сжигающее пламя…

Через некоторое время его безразличие нарушил непонятный звук, донёсшийся со стороны кухни, и это вернуло ему силы и возможность действовать. Неохотно поднявшись, он пошёл в сторону, откуда услышал непонятный звук, осторожно открыл дверь кухни, и попытался понять, что там произошло; мать лежала на полу, рядом с плитой, на спине, с неловко подвёрнутой ногой, и рядом валялись несколько луковиц. Глаза её были закрыты, и она не шевелилась.

— Ма… — он медленно подошёл, встал над ней, мысли шевелились с трудом. Лежит… Она живая? Наклонившись, он положил пальцы ей на шею, под левым ухом, как видел в каком-то фильме, так можно узнать, жив-ли человек. Да, что-то жило там, он ощутил пальцами какое-то мерцание под её кожей. Потеряла сознание… Почему? Так бывает со слабыми людьми, от усталости, может быть от каких-то переживаний… Он ничего не знал о здоровье матери. И не знал, что надо делать в таких случаях…

Но вдруг, совершенно самостоятельно одна мысль поразила его — теперь он мог вернуться в свой мир и вступить в схватку с чёрными силами, помочь в смертельной борьбе царю и мудрецам… Ещё не поздно, может быть пройденные уровни сохранились, планшет мог быть выключен в функции сна… Но… мать…

Ведь она может очнуться в любой момент… Этого нельзя было допустить никак. Необходимо сделать что-то, что продлило-бы её забытьё… В каком-то фильме он видел, как воздействием газа герой на какое-то время обезвредил противника,… А что если… Ведь это не надолго, он только предпримет необходимые шаги и поставит игру на сохранение… Он прекрасно знал, что надо делать, выключил вытяжку, погасил огонь на плите и повернул одну за другой две ручки газа. Подумал секунду, и повернул ещё две, так будет надёжнее, всё-равно это не надолго… И пошёл в комнату, к сиротливо лежащим на подушках мобильнику и планшету…

Минут через двадцать в отсыревшей, внутренности розетки, между окислившимися контактами проскочила искра…

Это случилось в третьей по счёту Вселенной, считая от нашей…

5

Вернувшись домой, в e-maile я обнаружил личное сообщение :

— Кофе угостишь?

Странные писаки. А представляться не надо? Какого дядю Васю я должен угощать, и с какого дяди Пети? Подумав, я всё-же решил не игнорировать неизвестного, мало-ли что, в последнее время в жизни начались какие-то движения, и мог написать нужный человек, хотя отсутствие подписи и показывало отсутствие культуры… но какая сегодня культура общения? На уровне сериалов ТНТ…

— Ты кто?

— Конь в пальто. Ольга я.

Оп-па… Откуда у неё мой адрес? Найти, конечно, можно, я его не секречу, он есть и в группе, и на сайтах издательств… Но это означает, что она прекрасно знает, кто я такой есть, и зачем. Вопрос — знала-ли она это при нашей встрече, что означает интерес к тому, что я делаю, или, как минимум, к теме, которой я занимаюсь… Или узнала за эти несколько часов? Это затруднительно, хотя и возможно, и это предполагает, что в сетях она, как рыба… в сетях… Каламбур получился.

— Когда и где? В кафешке, или по-домашнему?

— Пока на свежем воздухе, у метро, в начале Алтайской… Сейчас. Возьми ноут…

Почесавшись, я таки взял Acer, не понимая, зачем я это делаю, и пошёл на рандеву. Оно должно было состояться в одном из тех уродливых строений, напоминающих мне о лабиринте Дедала, которые размножились в последнее время в закоулках мегаполиса. Сооружённые по одному проекту и явно одной организацией, они располагались в местах средоточения народа, в большинстве приезжего, туристического, настроенного тратить деньги, и представляли собой несколько уютных, пользующихся спросом предприятий, магазинчиков, кафешек, аптек, спрятанных под одной крышей. Здесь было недорого, хороший ассортимент, это показывало толерантность неведомого хозяина и нацеленность на долгий бизнес.

Ольга уже сидела за столиком в углу, перед ней тоже лежал открытый ноут, а волосы её были ещё более растрёпанными… Я к ним уже привык.

— Садись уже. Я знаю твою тему, и случайно нарвалась на интересное сообщение. На фейк не похоже, есть фото, вполне реалистичное и профессиональное. Содрано с германской газеты, не жёлтой, либеральной. Набери в поисковике «glukomat», может встречал раньше? Так, безмозглая солянка, но источники используют серьёзные, только выводы делают… непереваренные…

— На английском набирать?

— Инглиш, строчные… Посмотри в ихней ленте, где-то на десятом месте.

Я сделал, как надо. От Ольги пахло цветами, свежестью… Мне стало интересно и весело.

— Откуда мой е-мейл? Шпионишь?

— Ты его в лит-ресе разрекламировал. С фотографией. Не опасаешься? В любом случае неумно.

— Но цели достиг. Не ты одна уже посетила. Иногда это даёт хорошие результаты, знакомства с интересными людьми… и с идиотами. Фифти-фифти…

На картинке я увидел фрагмент то-ли раскопок, то-ли современных развалин где-то в жарких странах… Ближний Восток? Центральная Америка? Бананы везде растут…

В углу снимка располагалось странное образование, что-то белое, выдающееся из скального массива, как-бы сплавленное с ним в одно целое… Это что-то белое здорово было похоже на фаянсовый унитаз. Или что-то вроде того. Только вот камень, из которого торчала эта сантехника, выглядела на много сотен тысяч лет, а может и миллионов.

— Залито бетоном и раскрашено под антик?

Ольга фыркнула носом :

— Мне чёрный, эспрессо, почти без сахара. И пару плюшек с сахарной пудрой.

Я пошёл к стойке, размышляя о фото с сайта. Явный-же фейк, таких картинок в сетях, что тараканов в пруду… Или карасей? Но Ольга не была похожа на простушку, из-за ерунды затевать встречу, выставлять себя лохушкой?

— Что надумал? — спросила она, с интересом разглядывая тарелочку с пятью плюшками, — Вы щедры более чем. Я с утра не ела человечьей пищи.

— Плюшки на улице не являются человечьей пищей.

— Всё-таки не чипсы с перцем… Фу, какая гадость.

— Ты весь день по улицам шляешься? Как клошар?

— Дома отчим… Зануда, отвратный тип. Мать в больнице… постоянно. Ладно, проехали. Так вот, касательно картинки, есть ещё одна, с другой точки, там с этого каменюки торчит деревце, что-то вроде саксаула, живое деревце, и лет ему не менее полусотни…

— Видели уже. И радиоуглеродный анализ на два миллиона лет видели. Ведь явная постановка, и ты повелась?

Она перестала жевать, смотрела, как на идиота, с плюшкой во рту, потом что-то пробурчала, что понять помешала упомянутая плюшка. Наконец съедобное было прожёвано и запито кофеём.

— Снимки сделаны в Лос Гласьярес, говорит что-то?

— Это в Южной Америке? Ледники, экосистемы… Не очень интересует. Но и там, наверняка, водятся мошенники…

— С 81-го года не водятся, заповедник вошёл в фонд Юнеско, сообщение только воздушное, охрана там строгая, всякая деятельность запрещена под страхом смертной казни. Можешь быть спокойным, баксами там глаза не отведёшь, это не Россия, и головы рубят в течении суток.

— Это уже впечатляет… А до 81-го не могли того, соорудить?

— Воздушное сообщение, и с аэропортами напряг. На ишаке туда не добраться, через горы, с грузом цемента и унитазов? Проблема…

— Хорошо, убедила. А в чём убедила? Что это не новодел? А чьих рук тогда?

— Зелёные?

— Во-первых, это не моя тема, и ты это прекрасно знаешь. Прежде всего нам надо признать, как истину, отсутствие другой разумной жизни в космосе. Во ВСЁМ космосе.

— И на основе чего вдруг такая уверенность? Парадокс Ферми? Тебе известно, сколько существует объяснений этого парадокса?

— А тебе известно, что ВСЕ эти объяснения базируются на теории Большого Взрыва? А теория эта не подтверждена, и не может быть подтверждена, кроме того, она создаёт столько вопросов, ответов на которые не существует, что её проще считать неверной, как не отвечающей критериям истинного знания.

— Хорошо, раз ты настаиваешь, примем это, как… альтернативную гипотезу. Кроме нас, разумной жизни в космосе нет. Но что это нам может дать конструктивного?

— Хотя-бы то, что все рукотворные загадки созданы человеческим разумом, и других вариантов здесь не предвидится.

— Зато предвидятся сотни новых вопросов.

— Ты интересный человек, Оля… Так тебя можно называть?

— Хоть горшком, только в печку не ставь… И любой человек интересен… с той, или другой стороны…

— Вот лучше-бы мы познакомились с другой стороны… — мне интересна была её реакция на нескромный намёк, и реакция была адекватной; — улыбка, скромный взгляд в глубину кружки… А дальше?

— Не надо гнать лошадей. Пока — пока! — мне это не интересно. Я целенаправленный человек, и не путаю работу с жизнью.

— Хорошо, обойдём… Но что ты хочешь от меня? Ты показываешь мне картинку, не буду спорить — интересную, но вполне могущую быть фотошопом… Ладно, я верю в твою убеждённость…

— В экспедиции был профессор Суроефф… Из британского центра метафизических аномалий…

— Тот ещё скандалист! Брат-близнец Ситчина и Денникена… И что он?

— Ну… он что-то там подсчитал и пришёл к выводу, что вот эта белая штука не есть материальный объект, поскольку может быть произведена только лет через пятьсот…

— Как это? Я не про подсчёты, считать они все горазды… А как понять — не является материальным объектом? это что за фокусы? Фата-моргана? Призрак зловещей скалы?

— Это проекция. Из будущего, из параллельного мира, из чёрной дыры… Откуда душе угодно…

— Понятно. Оказывается, не только профессор Суроефф нуждается в опёке и заботе людей в белых халатах…

— Не надо понимать меня превратно, я совсем не сторонница взглядов доктора Менгеле… этого… профессора… Но вот с точки зрения твоей теории ты можешь как-то объяснить это явление? Если отвлечься от теорий фотошопа и жульничества?

— Надо подумать… А думается мне лучше всего на собственной кухне. Так что, если ты против моёго приглашения в гости, мы вынуждены будем на некоторое время расстаться.

— Что-то я не помню приглашения в гости… Еда у тебя дома есть? В последнее время мне постоянно хочется есть…

6

Потом, когда мы лежали под сырой простынёй, и я перебирал её волосы, ещё не просохшие после душа, в голове моей кроме опустошения крутились почему-то слова песенки, старой уже, но иногда она возникала в памяти, когда, как сейчас, нужна была перезагрузка после эмоционального взрыва.

«Я иду по дороге, и ботинок не жаль…»

— Скажи, почему ты обратил на меня внимание, там, в кафе на Ленсовета? Потому что я смешная?

— Кто тебе сказал, что ты смешная?

— Отвечай, нечего тут тень на плетень…

— Ты не смешная… Дай вспомнить…

— Только не придумывай. А то все врут, хочется чего-нибудь честного…

— Сейчас… Мне самому интересно… Я… А, вот! Вот что-то необычное, сказал я себе, то, чего у меня не было, и чего я не знаю…

— Придумал… Или тебе захотелось пополнить свою коллекцию уникумом? А ты не следил за мной, как…

— Как ты за мной? Нет. Я подкрался с тыла, заглянул в твой ноутбук, и возникла тайна, потому что ты интересоваась тем-же, чем и я. Это совпадение, а случайных совпадений не бывает…

— Ладно, это похоже на правду, потому что глупо… А когда ты подумал о сексе?

— Что за допрос? Думаешь, я такой?

— Просто хочу знать, какой ты.

— Не помню. Но не сразу. Сразу я был поражён тайной, неизвестностью. А секс… это штука хорошая, никогда не помешает…

— Когда?

— Да не помню я… Может быть, когда ты намекнула…

— Я, значит, первая… встречная… А ты не такой. А какой? Надеюсь, ты не из тех, которые :- «В человеке, главное — душа! Остальное вторично…!» Идиоты. Что ддля тебя главное?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 361