электронная
108
печатная A5
330
18+
Метафизика

Бесплатный фрагмент - Метафизика

Сборник стихов и переводов

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4957-7
электронная
от 108
печатная A5
от 330

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Цикл Русское

Око бури

По просторам призрачного моря

Шёл корабль, упрямо с ветром споря.

Необъятный, как плавучий остров,

Шёл впотьмах, сверяя курс по звёздам.


Сотни лет сражений и скитаний

Закалили корпус крепче стали.

Ядра били беспощадным градом

В страшных битвах с вражеской армадой,

Он горел и попадал в засаду,

Погибал, казалось, без возврата.


Свет закрыли грозовые тучи,

Ветер всё свирепей, волны круче.

Пассажиры сьёжились в каютах,

Сокрушаясь о былом уюте.

Нет ни карт, ни кораблей конвоя,

Ты и шторм. Ну что ж… Команда, к бою!

Декабрь 2015

Дорога

Рыцарь на измученном коне

Едет — капли крови на броне,

Грязь на сапогах, иззубрен меч,

Голову склонил до самых плеч.


Он забыл почти свой род и дом,

К ложной цели мчался напролом,

На огни предательских трясин

Путь держал, гнилую грязь месил.


Выбрался и поглядел вокруг —

Не понять, где север, а где юг.

Кроны заслоняют небеса,

Стрелы хищно смотрят из засад.


Где дороги, люди, города?

Рыцарь едет медленно. Куда?..

Февраль 2016

Начала

Там, где Двина сплетает воды с морем,

В краю ветров, простуженных болот,

Со скрипом, одолением и болью

На свет рождался первый русский флот.


Тянулась «государева дорога»

Через глухие гиблые места.

Там днем и ночью, поминая бога,

Тащили люди волоком суда.


Шли корабли по суше, как по морю,

Был замысел велик, и страшен труд.

В кровавом, жарком русско-шведском споре

То был важнейший, поворотный пункт.


Отчаянно в атаку шла эскадра.

Вздымались стены новых городов,

Стучали топоры, свистели ядра,

И пушки лили из колоколов.


Присыпан пылью род бояр надменных,

Стал важен плотник, инженер, солдат.

Пётр Бешеный ломал через колено

Веками закрепившийся уклад.


Глухой столетний сон с себя сметая,

Царёвой волей, на людском горбу,

В широкий мир Россия молодая

Мучительно прокладывала путь.

Ноябрь 2016

Шахматы

Был дочерна-загорелым,

С лазоревыми глазами.

Терпеть не мог ходить с белых,

Погоны ставил тузами,


Курил, чифирил, рыбачил,

Всё звал на Урал на лето —

Мол, если будет удача,

Нароем там самоцветов.


Он умер не дома, в бане —

Дом раньше спалил по пьяни.

Лишь сестры пришли к могиле,

Другие о нём забыли.


Я помню. В квартире старой

Остался его подарок —

Набор фигур на магнитах.

И — да… он любил гамбиты.

Апрель 2016

Небо августа

Словно сом в сетях, в окаянных днях.

Небо августа падает на меня,

Солнце бьёт навылет, в груди дыра,

Из дыры на свет лезут юнкера

И германский танк, и село в огне,

И Чапаев с шашкой и на коне.


Снова танк в крестах — тридцать лет прошло,

Головешкой тлеет в степи село,

И незряче смотрит на звездопад

Здесь принявший бой молодой комбат.


Падает звезда. Загадаю вновь —

Пусть течет вода, но не кровь… не кровь.

Август 2016

Парад воспоминаний

Я опутан десятками тысяч нитей.

Здесь друзья, и коллеги, и дядя Витя,

Мамин чай от простуды, с помпоном шапка,

Пирожки с сыроежками от прабабки,

Звуки гимна с утра и кумач на шее,

Бабкин домик, покинутый рак-отшельник,

Стылый ветер на взморье, стальное небо,

Налитые колосья и запах хлеба,

Блеск взволнованных глаз в полутёмном зале,

Шаг на свет — как колени мои дрожали!


Я за нити тяну — аккуратно, нежно.

Оборви хоть одну — мир не будет прежним.

Сентябрь 2016

Ковыль

Он стоял посреди поля,

Кровь стучала в виски болью.

Был заляпан клинок красным,

Затвердело лицо маской.


Он стоял за свою правду

Много дней и ночей кряду,

Бил сплеча, изо всей мочи,

Разрывая врагов в клочья.


Отчего ж на душе пусто?

О колено клинок хрустнул…

Бой затих, горизонт светел,

Заплетает ковыль ветер.

Июнь 2016

Ночи Севера

Соловки

Надо мной — бесконечность неба,


Подо мной — беспредельность моря.


Время спутало быль и небыль,


Тишина… только чайки спорят,


Раскричались, добычу делят.


Не уснуть мне под эти крики,


Старый плед послужит постелью,


На камнях и деревьях блики


От костра, что вот-вот погаснет.


Безмятежна земля… прекрасна.

2009

Август

Разнотравьем пряным август меня встречал,

Люльку-поезд неуклюжей лапой качал.

Время кольцами свивалось, был долог час,

С прошлого вуаль спадала, как шоры с глаз.


Август-часовщик отмерил тепла на грош,

От души — дождей, держи, сколько унесёшь.

Ветер-шалопай под вечер устал, затих,

Вестник осени, лист жёлтый с берёз летит.

Август 2015, Северодвинск

Рождество

В безмолвии зимней ночи

На белом — три чёрных точки

Идут, покой нарушая,

Две мелких, одна большая,

По озеру, как по сцене,

Луной изломаны тени.


На небе в странном смятеньи

Сплетаются светотени

Туманной зеленой взвесью

Горизонт занавесив.


В домишке тесном и старом

Приблудный чёрный котяра

Свернулся клубком на печке.

Горит керосинка и свечки.


Волшебная ночь! Несмело

Жду Воланда с Азазелло.

Январь 2016

Ностальгия

Мой путь — туда, где вода в озерах темна,

Мой путь — туда, где встречает море Двина,

Мой путь — туда, в лабиринты белых ночей,

Где ветер пронзает злее острых мечей.


Мой путь — над гиблым болотом гать в три бревна,

Зимой по озеру тропка заметена.

Сиянье в небе, зыбкая тень на снегу,

Приметой — несколько сосен на берегу.


Мой путь — туда, где ласкает дюны прибой,

Баркас рыбацкий в дорогу зовет с собой,

Продлится ли путь недели или года —

Вернусь домой, где Полярная ждёт звезда.

1999

Небо севера

Я родился под холодной звездой,

Стылый ветер разбавлял мою кровь.

Выходил на берег странник седой

Под звенящий треск танцующих льдов,


Разводил на небе дивный костёр

Из поленьев неземной красоты —

Я до одури глаза свои тёр,

Душу чистил от пустой суеты.


Я на море приезжал каждый год,

Да старик куда-то вдруг запропал…

Серой моросью закрыт небосвод,

Потеряшкой ветер вьётся меж скал.

Октябрь 2016

Ноябрь

Ненастное время — свинцовая сырость и хмарь,

Как будто все краски отправились в отпуск на юг.

К финалу тяжелого года бредёт календарь.

Спираль моей жизни выводит таинственный круг.


Долги прошлых лет накопились, и требуют дань.

Придется заняться отложенным очень давно:

Я буду вставать, выходить в предрассветную рань,

Разглядывать мир как крутое цветное кино.


Утаптывать снег, слушать треск от замёрзшей сосны,

Выискивать дятла по стуку и белок пугать,

Неметь, цепенеть перед призрачным ликом Луны,

Цепочки звериных следов на снегу разбирать,


И будут поленья в печи и покой на душе,

И я устою, удержусь на крутом вираже.

Ноябрь 2016

Следом за мечтой

Под Новый год, разбившись в пары,

Мечты вальсируют над нами.

Я лодку закажу, и парус,

Чтоб в море выходить с друзьями.


Нам ветер волосы взъерошит,

И о любви проплачут чайки,

Девчонка в платьице в горошек

Улыбчиво махнёт с причала.


Мы будем петь про дождь и вьюги,

Про птичьи трели на рассвете,

Рыб косяки со всей округи

Послушно прыгнут в наши сети.


Затихнет ветер, вновь застонет

Под древним небом цвета стали.

Колумб и Дрейк в одном флаконе,

Направлю флот в седые дали.


Ночной покой откроет дверцу

Для размышлений и мечтаний,

Отправлю за борт с лёгким сердцем

Балласт бесплодных ожиданий.


И я приму, как дар, как чудо

Всё то, что есть. И то, что будет.

Декабрь 2016

На краю света

Моя таверна на краю света —

Полгода стужа, десять дней лето,

От ветра ходит ходуном крыша,

Из постояльцев чайки да мыши.


Бывают люди: пьют, едят, спорят.

То челн рыбацкий принесёт море,

А то из леса, да через мостик

Придут охотники погреть кости.


Налью, как водится, сперва сотку

На можжевеловых ветвях водки,

Трески достану да грибов разных,

Морошки с мёдом — вот и весь праздник.


Расскажут, что и как в большом мире:

Кого хоронят, кто заплыл жиром,

Какие козни строит нам запад,

Чьи кости в наших захрустят лапах.


Под вой ветров и треск огня в печке

Кошачьей поступью скользит Вечность.

Ноябрь 2016

Лодка

Душиста в августе трава.

Темнеет озера провал,

Тропа вдоль берега ведёт

К обширной пустоши болот.


Чуть в стороне, среди ветвей

Лежит лодчонка килем вверх.

В борту — гигантская дыра,

Торчат оттуда стебли трав.


И мир вдруг съехал набекрень:

Мне вспомнился июльский день,

Мой старый велик, весь в пыли,

Дед лодку во дворе смолит.


Отец на веслах, я и брат

Плывем — до жути каждый рад.

Ладошку за борт, и ловлю

Рукой упругую струю.


Дед не приучен был сидеть

Без дела: плёл рыбачью сеть,

Солил грибы, точил топор,

Готовил для шкатулок шпон.


Он умер — скоро тридцать лет.

Наш дачный дом приник к земле,

Семья уехала на юг,

От лодки — цепь да ржавый крюк.


Но то со мною — навсегда

Как лодке дед смолил борта,

И внукам-правнукам отдам

Шкатулку, что он сделал сам.

Ноябрь 2016

Лирика

Монолог Ипполита

Памяти Эльдара Рязанова


Над Ленинградом снегопад.

Мне снег сегодня друг и брат,

Он невесомым полотном

Укроет прошлое и дом,

Где мы должны были с тобой

Жить нераздельною судьбой.


Но жизнь — коварная карга:

Из друга делает врага,

Любимую уводит прочь,

Тебя выбрасывает в ночь.

Один нечаянный звонок —

Ты вдруг не нужен, одинок.


И не поможет ни авто,

Ни новомодное пальто,

Ни запах свеженьких квартир —

В руках рассыпался твой мир.

В его стерильной белизне

Нет места чуду и весне.


Но завтра будет новый бой —

Я Случай позову с собой.


Над Ленинградом снегопад…

Декабрь 2015

Белая ночь

В сером мареве смутно проклюнулись пятна крыш.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 330