электронная
200
печатная A5
547
18+
Месть и прощение

Бесплатный фрагмент - Месть и прощение

Фантастический роман

Объем:
358 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-6129-1
электронная
от 200
печатная A5
от 547

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет


Автор выражает

глубокую признательность

Бочарниковой Наталии Анатольевне, благодаря которой эта книга увидела свет.


От автора

Когда викинги наводили ужас на побережье Европы и создавали свои королевства на северных островах, а закованные в железо конные отряды мадьяр грабили центральную Европу и предместья Парижа, на Дальнем Востоке воины мохэ держали в страхе северные пределы китайской империи Тан, корейское государство Силла и японские острова. В далеком VII веке, еще до крещения Киевской Руси, мохэ создали на берегу Восточного (ныне Японского) моря государство Бохай, включавшее в себя территории Приморья, Маньчжурии и Северной Кореи. Это было великое государство с богатой, самобытной культурой, наукой и искусством, обязательным всеобщим образованием. Это государство имело сильную армию, мощный военно-морской и торговый флот. В наше время ученые археологи раскапывают останки древних городов по рекам Шилка и Уссури. В. К. Арсеньев нашёл и раскопал на плато Дадяньшань многочисленные города правильной формы исчезнувшей в I—II тысячелетии до н.э. цивилизации Шуби. Каменные дороги этого народа до сих пор находят в тайге. Мы мало знаем об истории дальневосточной земли. Эти огромные пространства до сих пор остаются для большинства россиян «Зазеркальем» — страной непонятной, а по большому счету неизведанной.

Книга «Месть и прощение» написана в жанре исторического фэнтези. В основу романа легли мифы, легенды и история народов, на протяжении веков населявших земли от озера Байкал до Тихого океана.

Волшебница Нэлика решает отомстить своим врагам и мужу за гибель единственной дочери. Она вырывается из изолированной от внешнего мира страны магов и отправляется в далекий Бохай в поисках портала, а оттуда в параллельный мир Элеан.

Прочитав роман, вы узнаете, как далеко может зайти женщина в стремлении отомстить, и кто встанет на пути великой волшебницы, чтобы исправить содеяное ей зло. Героев книги ожидают опасные приключения. Каждому из них в романе уготованна своя судьба. Но все судьбы связаны между собой, все сплетаются в причудливый узор, который тонкой паутиной опутывает прошлое и настоящее Земли и параллельного мира Элеан.

Часть 1 

Ненависть

Глава 1. Исход

Катастрофа


Ветер гнал с севера сизые, с рваными краями тучи. Набухшее влагой небо провисло, превращая блеклые сумрачные дни в нескончаемые вечера, переползающие в беспроглядные темные ночи. Дождь лил вторую неделю. Слуги в замке шептались по углам, мол, во время исхода магов разверзлись хляби небесные и грядет конец света.

Под навесом парадного крыльца пряталась от ливня одинокая фигурка. Зябко кутаясь в плащ с капюшоном, девушка не отводила взгляда от горевшей рубиновым светом овальной арки перехода. Вот серую хмарь вечера разорвало голубое сияние открывшегося портала. На мокрые каменные плиты двора выехала всадница на белом скакуне. Служанка бросилась к хозяйке, ухватила лошадь за узду, произнесла с укором:

— Совсем не бережете себя, госпожа Нэлика. Какой день без отдыха мечетесь по Апсану, заждались мы вас.

— Тебе-то что не сидится в тепле в такую непогоду? — хмуро спросила та, спрыгнув с коня.

— На сердце неспокойно. Сколько себя помню, не было такого ненастья. Река зверем ревет, до самого замка шум доносится. Ветер воет и воет, страх нагоняет. Неужто люди правду говорят о конце света? — голос девушки дрогнул от страха.

— Меньше слушай сплетни, лучше делом займись, — одернула ее хозяйка. — Отведи Тарлана в конюшню и камин в моей комнате растопи.

— Уже растопила и ванну приготовила, чай заварила, как вы любите, с малиной, — поспешно сообщила служанка.

— Горячий чай не помешает. На дворе июнь, а холодно, словно осенью. Совет собрался?

— Все чародейки ожидают в овальном зале, но глава клана еще не пришла, ванну успеете принять, госпожа, — ответила девушка.

— Ступай Дамира и проследи, чтобы Тарлана хорошо накормили, — устало произнесла Нэлика и направилась к ступеням крыльца.

                                               * * *

Нэлика спешила по коридорам замка в свои апартаменты. Распахнув дверь, она окунулась в уютное тепло комнаты. Дамира постаралась как всегда: в камине рдели угли, на стенах желтым светом горели светильники, на кровати лежало расправленное до последней складочки закрытое изумрудно-зеленое платье с длинными рукавами. Она прошла в купальню, скинула с себя мокрую одежду и с наслаждением опустилась в мраморную ванну с горячей водой. Согревшись, сняла с вешалки большое пушистое полотенце, закуталась в него и присела на банкетку у чайного столика.

«Как мы, искушенные в интригах чародейки, вовремя не разглядели назревающий бунт? — с досадой размышляла она, отпивая из чашки пахнущий малиной чай. — Вместо того, чтобы вмешаться и остановить магов стихий, члены Совета только и делали, что весело сплетничали об их попытках создать накопители магической энергии, подобные Камню Избранных. Никто из нас не верил, что магам удастся разгадать символы, запечатавшие магию разума в древнем артефакте. Однако затея Повелителям стихий удалась. Они смогли открыть портал в другой мир с помощью созданых ими источников силы и покинули Землю, а клан Избранных оказался перед катастрофой, готовой уничтожить страну».

После многодневных скитаний по залитому дождем Апсану Нэлике хотелось забраться под одеяло и выспаться. Тепло и горячая ванна совсем разморили ее. Прогоняя сонную одурь, она потерла ладонями виски и решительно встала. Надела платье, собрала волосы в строгий узел на затылке. Небольшая передышка закончилась — пора было отправляться на Совет.

                                               * * *

В облицованном нефритовой плиткой камине жарко пылали дрова. Пламя играло на гладких черно-белых плитах пола, скользило по украшенным растительным орнаментом стенам. В бронзовой люстре и канделябрах горели свечи, разгоняя вечерний полумрак. В центре зала за большим овальным столом сидели десять женщин. В напряженном ожидании они поглядывали на вход. Нэлика торопливо заняла свое место по правую руку от пустующего кресла главы клана.


Створки двери со стуком распахнулись. Риана прошла и села в массивное кресло во главе стола. Золотое ожерелье с пятью прозрачными бериллами — знак главы клана Избранных — переливалось на ее груди. Она оглядела непроницаемые лица членов Совета — тайного ордена, в течение столетий негласно правившего страной. И вновь подумала о том, что заставить упрямых женщин принять решение, которое может стоить им жизни, будет нелегкой задачей. Унимая нахлынувшее раздражение глубоко вздохнула и произнесла:

— Да снизойдет свет в ваши души!

— Светлого дня! — услышала в ответ.

— Удалось ли кому-то справиться с выбросом стихийных сил?

Первой откликнулась волшебница Зана сидевшая слева от нее:

— Мой отряд прибыл во владения клана Огня два дня назад. Столица шерлов Адена стояла в дыму лесных пожарищ.

— Как такое возможно при непрерывных ливнях? — недоверчиво глянула на нее Риана.

— Деревья в тайге загорелись из-за сильных гроз. Когда жители города встречали нас на площади, в небе просияла молния и ударила в дом. Тот вспыхнул и словно взорвался изнутри, осыпав соседние здания раскаленными головешками. Дома вспыхивали как стога сена один за другим, все окутало дымом и нестерпимым жаром, стало нечем дышать. Горожане в панике бросились к нам, и чародейки закрыли их от огня щитом. С пожаром в Адене мы справились. Большая часть города уцелела.

— Что послужило причиной катастрофы?

— Когда мы добрались до храма шерлов, оказалось, что печать на накопителе силы огня сорвана. Обуздать стихию нам не удалось. Спасая отряд, я открыла портал в замок Избранных.

— На востоке положение гораздо хуже, — вмешалась Нэлика. — Проливные дожди наполнили горные ручьи, и те бешеными потоками ринулись к Шилкаре. Река вышла из берегов стремительно и затопила столицу клана Воды. Защищать жителей города от потопа было некому. Чародейки моего отряда не знали отдыха, вылавливая людей, плывущих по реке на останках разрушенных домов. Восстановить печать на накопителе силы воды мы не смогли. Натиск стихии возрастает с каждым днем. Предлагаю, пока не поздно, уйти следом за Повелителями стихий в Элеан.

— Как можно говорить об уходе? У смертных вся надежда только на нас. Ты забыла о нашем служении Древним? — набросилась на молодую волшебницу Зана.

Напоминание разозлило рыжеволосую красавицу.

— Я не забыла о клятве, из-за которой маги оказались заложниками этой земли, Зана. Стихийники не зря называли Апсан золотой клеткой. Почему перекресток миров обязаны сторожить именно мы? — возмутилась Нэлика, глядя в чопорное лицо старшей из чародеек.

— Успокойтесь! — одернула обеих Риана. — Отсюда нам некуда бежать. Любой, кто решится открыть межмировой портал, погибнет в момент перехода. Но и это не самое страшное. Канал, пробитый Повелителями стихий во время исхода, открыт до сих пор. Апсан находится под угрозой вторжения тварей из темных миров.

— И Совет двенадцати узнает об этом лишь сейчас? — негодующе уставилась Зана на главу клана.

— Что бы изменилось, узнай вы об этом раньше? — холодно спросила Риана.

Поджав губы, Зана замолчала, а по залу пронесся встревоженный шепот — волшебницы обсуждали новость.

— Почему ткань междумирья до сих пор не затянула дыру? — задала вопрос одна из них.

— Энергия накопителей мешает каналу закрыться. Теперь и вы убедились, что наложить магические печати на источники силы стихий мы не можем. У нас остался один выход — отправиться на древнее капище, принести жертву Богам и молить о помощи, — сказала глава клана, твердо глядя на членов Совета.

— Древние давно молчат и не посылают нам благословения. Невозможно предсказать, как они себя поведут, когда мы откроем Небесные Врата. В преданиях говорится, что Боги выпивали силу и жизнь магов и за меньшую провинность, чем нарушение данной им клятвы. Не думаю, что Создатели будут разбираться, виновны мы или нет в бегстве Повелителей стихий из Апсана, — возразила Нэлика.

— По вине магов весь мир оказался перед угрозой вторжения. Если Боги помогут закрыть канал в межреальности, мы покорно примем их волю, — сурово возразила Риана.

— Даже если Совет двенадцати вместе с тобой уйдет за грань? — Нэлика была не в силах поверить сказанному.

— Может, стоит подождать? Стихия Земли пока молчит, — неуверенно спросила одна из волшебниц на дальнем конце стола.

— Я рассказала вам не все, — женщины затихли, с возрастающим ужасом ожидая продолжения.

— Час назад я пришла через портал с севера. Спящий много веков вулкан Таухан взорвался. Столицы Верии больше нет. Когда мы прибыли туда, земная твердь еще дрожала под ногами. Над вулканом черной стеной висела огромная грозовая туча, небывалой величины молнии били в землю. С неба серыми хлопьями сыпал пепел. Огромное плато, где стоял город, покрыл толстый слой еще горячей лавы и камней. Мы пытались отыскать живых или хотя бы тела, но на зов никто не откликнулся, — сухо сообщила Риана.

Время словно замедлилось, воздух стал вязким. Все потрясенно молчали, не в силах поверить в случившееся. У каждой в столице Апсана были близкие и друзья.

Нэлика глотала сухой комок, не дававший дышать. В Верии, в школе для одаренных детей, училась ее единственная дочь.

— Девочка моя жива? — едва шевеля побелевшими губами, спросила она.

— Мы не нашли никого. Люди приняли страшную смерть. Они оказались в западне между вздувшейся от наводнения рекой и потоками лавы. Прости! Я не смогла предсказать этой катастрофы и спасти их, — подавленно ответила Риана.

— Я не верю тебе. Не верю! Иланда жива… — глядя на подругу потемневшими от горя глазами, прошептала Нэлика.


Трудный разговор


Бледная, с осунувшимся лицом Нэлика стояла у открытого окна. Слезы текли по ее щекам, но они не могли выплеснуть боль, что разрывала сердце. Она прикрыла глаза. Видеть мир, который убил самое дорогое, она не хотела. И не знала, как жить дальше, да и зачем теперь жить…

Три дня она не выходила из комнаты, почти не ела, только пила горькие отвары, что готовили ей целительницы. Ничто не спасало от черного омута отчаяния. В комнату без стука вошла Риана. Нэлика слышала ее шаги, но даже не обернулась — никого не хотела видеть.

Гостья села в кресло и терпеливо ждала, глядя на напряженную спину подруги. Понимая, что глава клана не уйдет и разговора не избежать, Нэлика отошла от окна и устроилась в кресле напротив.

— Я пришла исполнить свой долг. Мы ждали. Но боль от утраты настолько сильна, что свет уходит из твоей души. Мы не можем позволить Избранной с таким сильным даром, как у тебя, стать Изменяющей и перейти на темную сторону, поэтому Совет принял решение.

— Отправить меня за грань? — горько усмехнувшись, перебила Нэлика. — Я только рада. Что меня ждет? Яд, нож? Или сожжете на костре, чтобы не являлась вам по ночам?

Риана молча разглядывала подругу. Если пытается язвить, значит, не так все плохо, как доложила обеспокоенная целительница. О тревожных симптомах говорит лишь затянутый тьмой взор. Изменения еще можно остановить.

— Не думала, что настолько не доверяешь нам, — серые глаза главы клана источали холод. — Совет предоставляет тебе выбор: расстаться с даром или пройти древний ритуал и погасить бушующую в тебе боль.

— Если бы ты разрешила применить по отношению к Повелителям стихий темную сторону нашего дара, мы бы заставили их остаться на Земле и моя девочка была бы жива. А теперь ты хочешь опустошить мою душу, лишить даже воспоминаний о ней, — сказала Нэлика ледяным голосом, в котором клокотала ярость.

— Кланы Повелителей стихий многочисленны. Вряд ли бы они стали послушно исполнять нашу волю, как хотела того ты. После магической войны между кланами на месте Апсана осталась бы мертвая пустыня, а так у нас есть хотя бы надежда на Древних, — возразила Риана. — В тебе сейчас говорит боль потери. Пойми, с помощью ритуала я хочу помочь. У меня нет другого способа заглушить твое горе… Время лечит… Когда душевная рана затянется, ты станешь прежней.

— Совет уже назначил дату проведения обряда? — не желая слушать уговоры подруги, Нэлика встала и нервно прошлась по комнате.

— Назначил. Обряд совершим после посещения капища Богов. Ты обязана пойти с нами. Только круг из двенадцати высших волшебниц способен зажечь живой огонь на жертвеннике, — в голосе главы клана прозвучала сталь.

— Какой большой выбор вы мне оставили. Лишиться половины души или потерять дар! Ты всегда умела доводить задуманное до конца, — горько усмехнулась подруга. — Ритуал нужен, чтобы принудить меня идти с вами?

— Нет. Ты не хуже меня понимаешь, что Избранная, ставшая на темную сторону, опаснее стихийных катастроф.

— Я пойду на плато при одном условии. После ритуала ты поможешь мне покинуть страну. Поклянись силой своей магии открыть для меня портал во внешний мир.

— Решила отправиться в путешествие?

— Я могу не отвечать? — глаза Нэлики потемнели.

— Это твое право, — мягко улыбнулась гостья. — Я дам клятву. Надеюсь, когда все закончится, ты передумаешь покидать нас.

— Не передумаю, — напряженно глядя в серые глаза подруги, возразила чародейка.

— Клянусь силой магии открыть портал во внешний мир волшебнице Нэлике, — в подтверждение своих слов Риана подняла ладонь, и на ней вспыхнул фонтанчик из золотых искр.

— Клянусь исполнить волю Совета, — произнесла Нэлика следом, вызвав такой же фонтанчик на своей руке.


Глава клана вышла из комнаты чародейки и, мягко прикрыв дверь, облегченно вздохнула. Она добилась того, чего хотела, и смогла заставить строптивую волшебницу пойти на капище.


Стражи стихий


Величественная гора Сохондо, одетая в зеленую шубу тайги, сверкала на солнце не тающими даже в сорокаградусную жару снежниками. Облака окутывали ее плоскую вершину, пряча древнее капище Богов от чужого взгляда.

На заснеженном плато открылся сияющий голубыми искрами овал портала, и из его черной глубины вышли двенадцать женщин в меховых плащах с капюшонами. Растянувшись в цепочку, они направились к чернеющему на белой равнине гранитному алтарю. По краю полированной поверхности большой шестиугольной призмы были высечены руны, похожие на птичьи и звериные следы. В центре идеально ровного круга был выбит символ свадхи — ключа, открывающего Небесные Врата, через которые Боги могли войти в мир смертных и принять принесенную им жертву. От круга тянулись желобки к углублениям в углах шестигранника.

Волшебницы окружили алтарь. Риана достала нож в виде полумесяца и сделала надрез на ладони. Подставила под струйку крови ритуальную золотую чашу, расписанную такими же рунами, что и на жертвеннике. Чашу и нож передавали из рук в руки, пока она не наполнилась до краев дымящейся на морозе алой кровью. Двенадцатая чародейка осторожно, чтобы не расплескать ни капли, подошла с чашей к гранитному возвышению и заполнила шесть углублений. Кровь тягуче поползла по желобкам, медленно заполняя выбитый на камне рисунок. Соединив ладони, волшебницы образовали круг и направили потоки силы к камню, напитывая его магией. Свадха вспыхнула синим огнем.

Над плато повисла давящая тишина. Вдруг стало темнее. Чуждый пристальный взгляд заморозил женщин. Скинув капюшон, Риана встала на колени, чародейки опустились в снег следом за ней. Склонив непокрытую голову, глава клана взмолилась:

— Призываю Великих Богов принять часть нашей жизненной силы и услышать нас. Стоя перед вашим грозным ликом, умоляем вас сменить гнев на милость и обуздать стихии, разрушающие наши дома, защитить наш мир от вторжения и закрыть межмировой портал. Клянемся безропотно принять все, что нам предначертано, за то, что не вняли вашей воле, — эхо подхватило слова молитвы и, многократно повторив, разнесло над плато.

Тени сгустились сильнее и придвинулись ближе. Три громадные фигуры в просторных балахонах появились на фоне алого закатного неба, серо-белый туман заклубился над снежниками, скрывая их по грудь. Мерцающий воздух прятал лица под низко надвинутыми капюшонами. Первый из Древних склонился над женщинами, и над седой вершиной горы зазвучал голос, похожий на рокот грома:

— Клан Избранных не ушел с магами стихий, остался в разоренной земле, и мы услышали вашу мольбу. Все изменится после бегства чародеев. Тьма падет на человеческий род. Ваша жизнь станет тайной для всех. Разрушатся замки и дворцы, города придут в запустение и исчезнут, вы станете жить так же, как люди этой земли, принявшей вас когда-то. Готовы ли вы подчиниться нашей воле?

— Да, — склонив низко головы, смиренно произнесли чародейки.

— Мы дадим вам стражей источников стихийных сил, они наложат на них печати и закроют портал в межреальности, — голос второго гремел подобно горному водопаду.

— Стражем Воздуха будет Кода. — Перед чародейками возникла стройная фигура юноши в белых развевающихся одеждах. Его можно было принять за человека, но в глазах существа клубился туман.

— Сангия станет стражем Воды. — Рядом с юношей возникла хрупкая женщина. Пряди длинных волос, сияющих нежно-голубым светом, покрывалом окутывали ее фигуру. Глаза без зрачков были синими, словно воды внутреннего моря.

Следом за ней появилось еще одно существо.

— Стражем Огня станет Хатор.

Если страж Воздуха предстал перед ними юношей, то страж Огня имел облик зрелого мужчины. Буйная шевелюра и борода пепельно-желтого цвета были похожи на густые клубы дыма. Ткань свободно развевающегося балахона меняла оттенки, словно пламя костра. В глазах бушевал огонь, выдавая нечеловеческую сущность.

Последней взору чародеек предстала женщина в коричневом с золотым орнаментом наряде. Черные волосы, заплетенные в косы и перевитые золотыми нитями, короной венчали голову. Излучающие свет золотисто-карие глаза заглянули каждой чародейке в душу.

— Диули будет стражем Земли.

Исходившая от существ Сила вдавила волшебниц в снег.

«Нелегко будет сладить с такими помощниками», — думала каждая, потрясенно разглядывая удивительных созданий Богов. Словно услышав их мысли, заговорил третий Древний. Голос его походил на гул недр вулкана.

— Стражи — бессмертные могущественные существа, наделенные разумом. Власть над ними мы отдаем самой достойной из вас. Хранительница будет владеть перстнями, в каждом из которых заключена крупица источника силы стихии. После смерти Хранительница не уйдет за грань, она станет стражем источника силы Избранных, пока ее не сменит та, что придет следом. Отныне и навсегда ваш долг — хранить за барьером перекресток миров от вторжения существ, обладающих магией.

Темный ветер леденящим крылом коснулся волшебниц, и тени растворились в воздухе.


Ритуал


Вечером накануне ритуала Риана постучалась к Нэлике. Чародейка распахнула дверь и посторонилась, впуская в комнату.

— Я с гостинцем к тебе.

Подруга поставила на круглый чайный стол корзинку, сняла с румяных булочек белую салфетку. Аппетитно, по-домашнему запахло сдобой. Нэлика достала из шкафа керамический чайник, положила в него сушеной земляники, малины и листьев мяты, залила сбор водой из кувшина, при помощи магии довела до кипения.

— Какой вкусный чай у тебя всегда получается, — вдохнув аромат, восхитилась гостья.

— Не лукавь. Ты пришла поговорить со мной о завтрашнем дне, а не рецепты обсуждать, — хмуро ответила подруга.

— Ты права. Не рецепты я пришла обсуждать. Мне тревожно… Последний раз подобный обряд проводили два века назад. Ты дорога мне. Я боюсь невольно навредить…

— Я должна тебя пожалеть? — наблюдая за плавающими в чашке ягодами, спросила Нэлика. — Тогда ты пришла не к тому человеку. Лучше помоги мне. Уговори стражей открыть портал в Элеан: я хочу отыскать Янара, — Нэлика сползла со стула и встала на колени перед главой клана.

— Если бы я могла! — воскликнула Риана, опустившись на пол и обнимая подругу. — Наши силы еще малы, ты можешь погибнуть во время перехода. Не спеши покидать Апсан. Вспомни! Перед тем как уйти в Элеан, Янар обещал вернуться за вами.

— Этот трус лгал! — оттолкнув гостью, Нэлика вскочила на ноги и отошла к окну. — Он боялся, что силой Изменяющей я заставлю его остаться в нашем мире. Ты же ничего не знаешь! Повелители стихий и не думали вливать силу в печати на накопителях. Они знали про орден и боялись нашей мести. Уничтожение Апсана было частью их плана.

— Как ты можешь обвинять магов в столь страшном преступлении? — побледневшая Риана поднялась с пола и вернулась в свое кресло.

— Разговор Янара и главы клана Огня Сархана случайно подслушала служанка и рассказала мне, когда я вернулась с Востока. Чтобы узнать правду, я спустилась в долину, в наш дом, но было поздно. Муж предал меня, сбежал как трус. Даже не попрощался! Я любила его, а теперь всей душой ненавижу! Я их всех ненавижу!..

— Я не верю тебе. Ты ищешь виновных в своей беде, но никто не мог предвидеть извержения вулкана.

— Кому я говорю! — с яростью глядя на гостью, воскликнула Нэлика. — Мне надо было спасать дочь, а я послушно отправилась на Восток выполнять твое задание. А теперь уже ничего не исправить, — прошептала она с тоской. — Ты никогда не поймешь мою боль, у тебя же нет детей и любимого. Я клянусь, что отомщу предателю Янару и Повелителям стихий за страшную смерть Иланды! — глаза Нэлики полыхнули колдовским светом. — Ты тоже предала меня. Уходи! Пока я не разнесла это гнездо лжи и обмана, — с трудом сдерживая ярость, выкрикнула она, указывая дрожащей рукой на дверь.

Разгневанная Риана величественно поднялась с кресла и, окатив подругу холодом, произнесла:

— Нэлика Реганта ла Файро! Постарайтесь завтра не показывать, что вы совсем не контролируете темную сторону своего дара. Иначе Совет посчитает вас опасной и отменит свой мягкий приговор. — Она покинула комнату, сердито хлопнув дверью.

                                               * * *

В день ритуала Нэлика отказалась от помощи чародеек и попросила, чтобы до назначенного часа ее никто не тревожил. Капнув в горячую воду несколько капель масла лаванды, мяты и черного тмина, она долго принимала ванну, вдыхая успокаивающий аромат. Потом насухо вытерлась, высушила волосы теплым ветерком и облачилась в длинную холщовую рубашку без рукавов. Чаша с отваром окончательно уняла нервную дрожь, которая изводила ее с утра.

Сопровождать Нэлику в ритуальный зал пришли все члены Совета. Она спускалась на нижние этажи замка, шагая босыми ногами по холодным каменным ступеням. Риана освещала путь навершием своего посоха. Через распахнутые двери процессия вошла в высокий круглый зал и замерла у порога. Горько-сладко пахло курениями. Под сводами куполообразного потолка клубилась тьма. Синее пламя свечей отражалось в гладких плитах черного мраморного пола. Люди в помещении казались безмолвными тенями: на всех одинаковые серые накидки, лица скрыты под капюшонами. На небольшом возвышении в центре зала была нарисована белой краской пентаграмма.

Присутствующие запели бесконечно грустную песню. Их голоса были средоточием скорби. Под льющуюся мелодию, ни на кого не глядя, Нэлика прошла к возвышению, поднялась по ступеням и легла, раскинув руки и ноги. Чародейки надели на ее запястья и лодыжки серебряные браслеты и пристегнули их к вбитым в пол по углам пентаграммы железным колышкам. Глава клана поднялась следом и встала у изголовья. Мелодия резко оборвалась на высокой тоскливой ноте.

— Прости, доченька, — прошептала Нэлика.

Слова заглушил громкий стук посоха о каменный пол. Пентаграмма вспыхнула ослепительным синим огнем. С тихим стоном присутствующие покачнулись от пронесшейся по залу волны силы и опустились на колени.

Навершие посоха засияло режущим глаза белым светом. От каждой грани камня потянулись к распростертому на полу телу тонкие нити. Сплетаясь в руны, они окутывали неподвижную чародейку белым коконом и опадали на пол горячим пеплом, оставляя на блестящем мраморе выжженные пятна. Стук по полу повторялся снова и снова, и нити тянулись к жертве, извиваясь как живые, впитывались в нее, тревожа клубившуюся в ее сердце черную тоску, высасывая из души все плохое и хорошее, оставляя только пустоту и покой.

Нити исчезли внезапно, огонь в пентаграмме резко опал, словно втянувшись в пол, алмаз на посохе больше не пылал. Нэлика медленно встала, жестом отвергнув бросившихся на помощь чародеек. Многие члены Совета опустили взгляды — боль, терзавшая их подругу, исчезла, но к лучшему ли это, не знал сейчас никто.


Прощание


Горная гряда, заросшая разлапистыми соснами, выгнулась дугой, отступая от пологого берега реки. Широкая долина была застроена особняками в окружении садов. Над небольшим городком каменным стражем возвышался одинокий утес, вершину которого венчал окруженный гранитной стеной серый замок Избранных с высокими крышами и остроконечными башенками.

Риана протянула руку к лучам закатного солнца, проникавшим через витражные вставки узких стрельчатых окон комнаты. Она задумчиво разглядывала перстни-артефакты, украсившие ее пальцы после посещения капища. В золотых завитках дивного плетения сияли камни: голубой, как струи горного водопада, аквамарин; прозрачный, необычной огранки горный хрусталь; излучающий теплый свет золотисто-коричневый топаз и горевший красным огнем турмалин, или, как его еще называли, малиновый шерл.

Хранительница! Как же много было в этом слове… Теперь она отвечала перед Древними не только за свой клан, но и за нерушимость магического барьера, окружившего заповедную землю. Теплый вечер, напоенный смолистым духом сосен, источающий аромат угасающего летнего дня, не радовал главу клана Избранных. Предстояло исполнить клятву, данную Нэлике перед обрядом. Горько было расставаться с лучшей волшебницей клана, но ничто не держало подругу в немилой земле. После ритуала глаза Нэлики уже не пугали черной пеленой и обрели свой привычный темно-зеленый цвет, но иногда Риана ловила в них притаившуюся тень и жалела, что решила отпустить чародейку к смертным, которым была неведома сила магии Изменяющих.

                                               * * *

На огороженную зубчатым парапетом площадку сторожевой башни они поднялись вдвоем. Нэлика взяла с собой кожаную сумку, куда сложила самое ценное: украшения, что служили защитными амулетами и накопителями магической силы, деньги, несколько платьев, дорожный костюм. Налетающий с гор ветер трепал полы плащей. Глядя с тревогой на подругу, Риана напутствовала ее на прощанье:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 547