электронная
160
печатная A5
369
18+
Мечтать не вредно

Бесплатный фрагмент - Мечтать не вредно

Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-4680-8
электронная
от 160
печатная A5
от 369

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

Безнадега

Однажды холодным ноябрьским утром, лежа в своей постели, Костя Смирнов по обыкновению своему проспал звонок будильника, поставленного на шесть утра. В последние часы сна он только и думал о том, чем он мог бы скрасить свой унылый день.

Перебирая в голове свой типичный распорядок дня обычного москвича, он то и дело упирался в одно и то же. Никак! Никак он не скрасит сегодняшний день, и завтрашний тоже, и послезавтрашний.

Каждый его день начинается с недосыпа. Костя спал по пять-шесть часов в день, ему этого едва хватало, чтобы не упасть лицом на парту на первой паре в своем вузе. Мешки под глазами, вечно повышенное давление от ежедневной порции крепкого кофе на завтрак. Все это стало для него обычным явлением. Затем он шел до станции метро, чтобы доехать туда, где проведет ближайшие семь часов.

Костя учился на юриста в московском юридическом институте. Его мало интересовала эта профессия, он пошел на нее только потому, что надо было пойти хоть куда-нибудь. Окончив школу, он, как и большинство его сверстников, не знал, что делать дальше, кем быть, как реализовать себя в этой жизни. Но в то же время надо было куда-то поступать, иначе прямая дорога ему в армию. Перспектива солдата-срочника не радовала Костю. Он не привык беспрекословно подчиняться приказам кого-то вышестоящего, был слаб физически, а армейская дисциплина вызывала лишь желание закрыть рукой лицо.

В детстве Костя представлял себя в зале суда рядом с подсудимым, обвиняемого в преступлении, которого он не совершал. Представлял, как он перед присяжными защищает этого человека. Каждый присутствующий слушал его, затаив дыхание. Он — мастер своего дела, он — лучший адвокат в городе. Судья стучит своим молотком и говорит, что подсудимый полностью оправдан. Его семья и друзья носят Костю на руках и осыпают благодарностями. Он выходит из здания суда с чувством победившей справедливости, садится в свой новый «Майбах» и уезжает в свою большую квартиру в центре Москвы.

На основании своей детской мечты Костя, недолго думая, пошел на юриста. Его зачислили в бюджетную группу, он был рад, что, наконец, куда-то пристроился. Нет больше постоянных упреков родителей из серии: «Ты уже окончил школу, Костенька, у тебя начинается взрослая жизнь. Пора бы определиться с местом учебы. Ты решил, куда будешь поступать? Решил? Решил?! Не хочешь учиться — иди в армию, там таких как ты навалом. А вот твой троюродный брат Толик уже первый курс закончил, его все устраивает, один ты сидишь на месте и не думаешь о будущем». Как же они его достали, только и умеют, что на мозги капать. Но в глубине души Костя понимал, что родители его любят и желают, чтобы в его жизни все хорошо сложилось. Но только не понимают, как привести сына к этой хорошо сложившейся жизни. В своей группе он быстро нашел себе новых друзей и приятелей. Костя не был замкнутым человеком, поэтому ему было легко завести знакомства в новом коллективе. Да и со школьными друзьями он не прекратил общение, как это делали некоторые его одногруппники. И, что самое главное, в институте он нашел себе вторую половинку. Ее звали Настя. Поначалу они просто присматривались друг к другу, затем стали обниматься при встрече, ходить, держась за руки, проводить больше времени вместе. Насте нравилось в Косте почти все. Он высокий, опрятный, умеет хорошо одеваться, не качок, которые ее раздражают, умеет находить общий язык с любыми людьми и не пытается выдавать себя за того, кем не является. Настя очень ценила Костю за это. С ним было легко и приятно общаться. В случае, когда разговор заходил в тупик, и Насте нечего было больше сказать, Костя выкидывал какую-нибудь шутку и разговор возобновлялся снова. Они влюбились друг в друга, стали гулять вместе по ночной Москве, ходили по кафе, концертам, фестивалям, кино.

Что касается учебы, то Костя сразу невзлюбил свою профессию, он перестал видеть в ней свое будущее, все его детские мечты развеялись, как песок на ветру. Его тяготила учеба: огромная нагрузка, абсолютно неинтересные ему дисциплины. Профессия юриста перестала быть престижной. В современной России во втором десятилетии 21 века юристов развелось как грязи, создается впечатление, что почти каждый встречный — юрист. И где работает большинство этих дипломированных юристов? Да где угодно, только не в своей профессиональной сфере. Костя это прекрасно понимал. И раз с его профессией все настолько плохо, то какой смысл стараться и учиться дальше? Прогулы для него стали обычным явлением. Он стал жить по принципу «лишь бы не выгнали». Занятия Костя посещал только из-за Насти и своих друзей. Если бы их не было, то каждый его день был бы сплошной мукой.

Возвращаясь с занятий, он, как и утром, ехал в переполненном вагоне метро, где люди буквально стояли друг на друге. Костя не переносил толпу, ему всегда казалось, что если он упадет, то его растопчут и не заметят, у него начинала кружиться голова, ноги еле держали, а спину ломило, как у старика.

Когда он приходил домой, то падал без сил на кровать и засыпал. Позже садился делать работу, заданную на дом, заканчивая уже поздно вечером. Затем ужинал и шел на встречу с Настей, если была такая возможность. Гуляли они, как правило, до позднего вечера, пока им не позвонят родители с требованием немедленно вернуться домой.

И так повторялось изо дня в день без изменений. Костя понимал, что жизнь его скучна и однообразна, что он вынужден учиться на профессию, которая ему совершенно не нужна, страдать от недосыпа и терпеть бесконечные упреки со стороны родителей о том, что он тратит свою жизнь впустую и лучше бы занялся делом. Костя уже и не надеялся, что в его жизни может хоть что-то поменяться. Сплошная безнадега…

Вечер с гитарой

После ужина Настя написала Косте, что не сможет с ним сегодня встретиться в связи с внезапно появившимися гостями ее родителей. Его это не сильно расстроило, так как гости в ее семье были частым явлением.

Костя открыл шкаф с вещами и достал оттуда свою старенькую гитару. Гитара Кости была сплошь обклеена наклейками из разных американских мультфильмов начала двухтысячных годов: «Симпсоны», «Гриффины», «Южный парк», «Рик и Морти», «Спанч Боб». Струны были ослаблены, первые две струны болтались на соплях, дерево в некоторых местах покрылось следами от огня. Его гитара в прямом смысле прошла через огонь, воду и медные трубы.

Костя взял гитару, пару раз провел большим пальцем по струнам, сел на кровать и начал играть. Играл он не спеша, медленно переставляя аккорды; в голове прокручивались тексты любимых песен. Костя хорошо играл на гитаре, ему хотелось, чтобы у него были слушатели, а не одна лишь Настя. Он даже подумывал открыть свою музыкальную школу на дому, когда станет взрослым.

Через некоторое время к нему в комнату зашла его мать и сказала:

— Ты снова играешь на ней? Сколько тебе нужно повторять, чтобы ты понял? Соседей раздражает твое пиликанье.

— Мам, ну что ты в самом деле? Они жаловались тебе на меня всего один раз, и то это было давно. Сколько времени прошло и ничего. Не говори ерунды, дай я поиграю спокойно.

— А если они обиду затаили и напишут на нас заявление в полицию? Что тогда обо мне подумают люди? Начнут слухи разные ходить.

— Я уже не маленький мальчик, просто скажи, что тебе не нравится, что я не думаю об учебе, а большую часть времени провожу в свое удовольствие.

Мать немного посверлила сына строгим взглядом и сказала:

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

— Не очень.

— Ладно, Костя, давай откровенно, ты действительно много времени проводишь со своей подругой, в своих играх и этой… этой …гитарой. Зачем тебе это надо? Как она тебе в жизни пригодится, в переходах собрался играть что ли?

— Мама…

— Слушай сюда и не пререкайся. Либо ты берешься за ум и начинаешь серьезней относиться к учебе, либо будешь дворником, официантом, грузчиком и тому подобным. Ты учишься в замечательном вузе, тебе очень повезло, что ты попал именно в него. Молодые люди со всей страны мечтают попасть сюда, а если поступают, то выкладываются по полной, реально ХОТЯТ здесь учиться, ценят то, что имеют. А ты? Лоботряс, не иначе. Пары прогуливаешь, опаздываешь, домашнее задание делаешь кое-как, лишь бы отстали. Ты как свое будущее вообще видишь, Кость?

— Мам, я тебе уже сколько раз говорил, что хочу открыть свою частную музыкальную школу, хочу учить детей играть на инструментах, а не только на нервах своих родителей.

— Шутишь, да? Ну, шути. Только это все твой «воздушный замок», неосуществимые фантазии, я хоть и люблю тебя, но реально смотрю на вещи и вижу, что этому не бывать…

— Ты опять включаешь одну и ту же пластинку?

— Ты с каких пор мне так дерзить начал? Я, между прочим, твоя мать, а не какая-то там подружака. Поуважительнее, пожалуйста, молодой человек, или я тебе стала совсем не нужна?

— Мама…

— Молчи! Можешь мечтать о своей музыкалке сколько хочешь, но этому не бывать никогда. На какие деньги ты ее будешь содержать? Как люди о ней узнают? У тебя нет педагогического образования, в музыкальной школе ты отзанимался всего год и бросил, сказал, что тебя там ничему путному не научат, а ты хочешь играть только то, что тебе нравится. На что ты рассчитывал? Там не учат играть на одном конкретном музыкальном инструменте. Там тебя заставляют учить ноты, которые ты так не любишь и много чего еще.

— Я умею играть на гитаре, причем хорошо. Этого достаточно, чтобы учить детей. — Костя еле сдерживал, нахлынувшую на него ярость.

— Наивный дурачок… Я все же дольше тебя на свете живу, кое-что в этом понимаю, у тебя это лишь фантазии и грезы.

— Мам, ты не ходила в музыкалку, ты не знаешь, как там все обстоит. Ты — врач, ты не музыкант, не педагог. Как ты можешь знать то, в чем не разбираешься от слова совсем?

— Но ты ведь тоже в этом не разбираешься. Как ты можешь утверждать?

— Не переводи стрелки на меня.

— Вот так ты, значит, говоришь с матерью? Ну-ну, я тебе это еще припомню, — пригрозила ему мать. — Ты еще мал для этого, много чего не понимаешь, послушай взрослого человека, закончи для начала вуз, заработай деньги, а потом поговорим.

На этих словах мать вышла за дверь и затопала своими твердыми домашними тапочками на кухню.

Костя пробранился в своих мыслях и забросил гитару обратно в шкаф.

Вечер пятницы

Мария, мать Кости, была женщиной «старой закалки». Главным в ее жизни была семья и ее благополучие. Ее с ранних лет воспитывали как будущую жену, мать, хранительницу семейного очага. Вышла замуж она рано, в 19 лет, будучи студенткой медицинского университета, где училась на педиатра, за Юрия. Мария встретила его в автобусе по дороге домой, он заступился за нее, когда карманник вытащил кошелек у нее из сумочки. Юрий остановил воришку и сломал ему нос, а потом вернул ей кошелек. С этой поры они начали встречаться и через несколько месяцев задумались о свадьбе. Через год родился Костя, Мария стала все свое свободное время отдавать сыну, а когда находилась на учебе, с ним оставалась ее, пока еще живая, мать. Окончив университет и получив образование, Мария нашла работу в районной больнице Москвы. На тот момент Косте было уже пять лет. Она растила сына в строгости, но особо не ограничивала его свободы, как это делали некоторые мамаши. У Кости всегда были друзья, подруги, с которыми она не запрещала ему общаться. Но в то же время и не баловала его, карманных денег давала немного, дорогие подарки не позволяла дарить никому из родственников. Когда Костя оканчивал школу, резко встал вопрос о его дальнейшем образовании. Сколько бы Мария ни предлагала сыну вариантов для его будущей профессии, его все не устраивало. «Не нравится», «Скучная», «Да не пойду я на завод», «Я не люблю физический труд». Это и многое другое ей приходилось слышать всякий раз, когда она пыталась поговорить с сыном о его будущем. С одной стороны Мария, как самый близкий ему человек, должна была помочь Косте с выбором профессии, дать совет, но с другой стороны она действительно не знала, что ей делать, не заставлять же его насильно идти учиться. Каждый такой разговор непременно приводил к ссоре, заканчивающейся ничем. Иногда к их диалогу присоединялся отец, только что опустошивший очередной пузырь водки. В этом случае оставалось только с ним соглашаться, иначе и до распускания рук дело дойдет. Если семья соглашалась с доводами выпившего Юрия, то он спокойно уходил в забытье путем скорого засыпания. Естественно, с пьяным человеком нормально не поговоришь: он начинает нести чепуху, бредить, учить тебя жизни и будет пытаться вывернуть тебе что-нибудь. В связи с этим Мария с Костей всегда соглашались с отцом, когда тот был «под градусом», так их ссора быстрее закончится, да и нервов будет потрачено значительно меньше.

Пятница. Мария весь вечер провела на кухне, приготавливая для семьи борщ. Юрий уже пришел с работы, но сразу же отправился в магазин, куда его послала жена. Мария знала, что помимо продуктов он купит себе еще и лишний пузырь, это было понятно, как дважды два. Хоть он и напивался до беспамятства каждые выходные, но пустые бутылки из-под выпивки никогда не выбрасывал в мусорное ведро. Юрий их постоянно припрятывал в разные места. Мария регулярно находила их то там, то здесь.

И вот сейчас, открыв кухонный шкафчик, она обнаружила в углу пустой пузырь водки. А пузырь-то был не простой, а элитный! «И на что же он деньги тратит, наверное, под тысячу стоит», подумала Мария. За этот месяц Юрий пропил уже тысяч десять, не меньше, шикует сукин сын. «Ну да, он что, плебей какой-то, чтобы покупать дешевую водку», подумала Мария. Еще немного повертев пустой пузырь в руках, она отправила его в мусорное ведро.

Вскоре ключ в замочной скважине начал медленно поворачиваться, дверь открылась, вошел, шатаясь из стороны сторону, Юрий. Он сел на табуретку возле двери и стал разуваться. Разувшись, он еще минуту сидел, уткнувшись взглядом в пол, пока жена не заговорила с ним.

— Опять напился, скотина. — Это был не вопрос, все итак было понятно. — Сколько можно? — Мария повысила голос. — Ты же кредитные деньги пропиваешь!

Юрий поднял на нее уже закрывающиеся глаза и что-то сказал неразборчиво.

— Язык уже заплетается, ты так до белой горячки допьешься, снимай с себя все и иди в кровать, я тебе ее уже постелила. Ей богу, как молодой парень возвращаешься с гулянки, хотя тебе уже сорок один год и ты всего лишь сходил в магазин за продуктами.

— Как там Костя? — кое-как смог проговорить он.

— В отличие от тебя с ним все хорошо, сидит в своей комнате и учит уроки. Иди и ложись спать, и только попробуй пристать к нему, я тебе голову оторву, — с угрозой ответила ему Мария.

Юрий медленно направился в спальню, снял рубашку, брюки, повалился на кровать и мигом отключился.

Маленькая детская травма

Юрий не сразу стал алкоголиком. Пить он начал в колледже. Как это обычно и бывает у зависимых от чего-то людей, начинал Юрий с малого, так, чисто побаловаться. Успешно или не очень сдал сессию летом, почему бы не пропустить рюмку-другую с друзьями в баре? Сдал зачет — снова по рюмашке. Написал курсовую — снова на утро будет раскалываться голова. И так продолжалось из раза в раз. Написал Юрий какую-то работу или сдал что-то, напивался обязательно. Впоследствии он стал пить по выходным, расслаблялся с друзьями в баре, просматривая трансляцию с футбольного матча. Когда он женился на Марии, то ненадолго ушёл в завязку. Жена терпеть не могла, когда дружки Юрия привозили его домой в стельку пьяного. В такие дни их квартира пропахивала перегаром и пивом. Вскоре после рождения сына Юрий начал пить снова, ещё сильнее, чем раньше. Как же они его достали. Поменяй Костеньке памперс, он обкакался. Не смотри телевизор, он шумит и может его разбудить. Не задерживайся на работе, тебе ещё забирать сына из детского сада. Не делай то, сделай сё, терпи то, терпи это, веди себя сдержанно. Порой так хочется уйти от всего этого, забыться. Хоть Юрий и стал алкоголиком, но дешевую выпивку он не признавал. Считал, что это сплошная отрава, от которой только вред здоровью.

Последствия алкоголизма сказались не только на самом Юрии, но и на маленьком Косте тоже.


Будучи семилетним ребёнком, Костя играл в комнате родителей со своей радиоуправляемой машинкой. Машинка ехала по складкам ковра, точно по кочкам, делала крутые завороты на углах комнаты и издавала звонкий пищащий звук. В один момент Костя не успел вовремя развернуть машинку, она врезалась в небольшой выдвижной шкафчик у изголовья кровати. От удара, пошатнувшись, упала ваза с цветами, стоявшая на шкафчике. Вода из вазы разлилась по покрывалу, намочив листы бумаги, на которых отец напечатал отчёт для работы. В этот день Юрий пришёл пьяным. Услышав шум в спальне, он отправился туда. Когда он увидел, что его отчёт насквозь промок, а сын стоит рядом с машинкой в руках, его глаза загорелись от нахлынувшей на него злости. Он схватил Костю за руку, крепко сжал и с криком: «получи то, что заслужил, щенок!», вывернул ее сыну за спину. В его руке хрустнула кость, через секунду он упал на пол и заревел так громко, что прибежала Мария с ужасом в глазах. Она увидела сына, лежавшего на полу с деформированной левой рукой. Юрий тут же кинулся к нему со словами:

— Костя! Прости меня, прости, что я наделал, как я мог! Я не знаю, что на меня нашло. Я был не в себе. Прости меня, прости ради бога!

— Не подходи к нему, мразь, — прокричала на мужа Мария и оттолкнула его от сына, — как… как ты мог?! Урод!


Она взяла Костю на руки, унесла его в гостиную и вызвала скорую помощь. Косте наложили гипс и он отходил с ним несколько месяцев. За этот период времени Мария с Юрием почти не разговаривали, лишь изредка перебрасываясь словами за ужином. Когда Костю выписали из больницы, Юрий отдал жене все деньги, что у него только были на руках. Мария взяла их и спрятала подальше от его глаз. Все эти 3 месяца Юрий не употреблял алкоголь ни разу. В качестве альтернативы он пил колу и безалкогольное пиво. Но когда сын поправился, он попросил у жены свои деньги назад. Это не были ЕЕ ДЕНЬГИ, Юрий лишь отдал ей их на хранение. Она прекрасно понимала, для чего он их просит, и поэтому не отдала ему деньги, но ее терзала совесть. Тогда муж упал ей в ноги и стал умолять отдать деньги, он уже не мог жить без алкоголя.

Отец и сын

Раннее субботнее утро. Юрий лежал в постели, уткнувшись лицом в подушку, и тихо посапывал. Дверь на балкон была открыта, поэтому в комнате стоял сквозняк. Костя зашел в комнату и поежился. Он зашел сюда, чтобы просто включить роутер, и скоро он уйдет. Костя включил роутер, тот засветился желтыми огоньками. Юрий, услышав скрип полов, поднял на сына один глаз и пристально посмотрел на него. Костя увидел, что отец на него смотрит, поэтому остановился и спросил:

— Ну, чего тебе?

— Ничего, — ответил Юрий хриплым голосом.

— Раз ничего, то я пойду.

— Стой! Я не договорил.

— Договаривай тогда, и я пойду к себе в комнату, у меня еще дела есть.

Юрий встал с кровати, скорчив лицо от проснувшейся боли в спине, и сказал сыну:

— Я вам с матерью не сказал вчера, так что скажу сейчас тебе, только не говори ей ничего пока что. Помни, я ничего тебе не говорил, понял? Хорошо. Какое-то время нам придется жить без моей машины…

— Сломалась что ли? — спросил Костя.

— Нет… В другом дело. На стоянке она.

— Ты хотел сказать, что твоя машина на штрафстоянке?

— Да.

Костю эта новость удивила. Отправить отцовскую машину на штрафстоянку могли только, если он во что-то вляпался. Но во что?

— Ты сел пьяным за руль? — предположил Костя.

— Пришлось… Иначе я бы и остался торчать у Сереги. — Голос Юрий выражал полное равнодушие, будто его это вообще не касалось.

— Ну и остался бы! Зачем садиться за руль набухавшимся?

— Мать бы твоя все мозги мне вынесла на следующий день. А оно мне надо?

— Ой дурак, — чуть слышно сказал Костя. — Ты хотя бы не сбил никого? — Костя был готов уже ко всему.

— Нет. Петлять начал и не заметил гайцов на повороте. Тут-то они меня и остановили: покажи документы, выйди из машины, дыхни в трубочку. Сволочи! — Юрий ударил себя кулаком по колену, но, видимо, даже не почувствовал этого.

— И тебя прав лишили? — Голос его был неуверенным, но он точно знал, что отец остался без водительских прав.

— Да…

Костя схватился за голову и чуть ли не накричал на отца:

— Ты как собираешься в таком случае на работу ездить? Наверняка штраф еще платить придется.

— Серега меня возить будет, никуда не денется. Ведь все это по его вине случилось. Ну а со штрафом придется до получки подождать.

— Во дурак, а! А говоришь так, будто тебя это и не волнует.

— Я просто спокоен.

— Ты с похмелья, спокоен он. Само спокойствие передо мной!

— Не начинай трындеть, Кость, и без того голова раскалывается. Лучше скажи, что собираешься делать сегодня, планы есть какие-нибудь на выходные? Деньги не нужны? — Юрий всегда помогал Косте с деньгами, если тому они требовались. Мария давала сыну деньги только на самое необходимое, а отец давал ему их для копилки на какую-либо вещицу, на кино, на кафе, на подарок Насте и так далее.

— Нет, не нужны пока. Планирую подыскать себе подработку на зимние каникулы, они уже не за горами и хотелось бы заработать какую-нибудь копеечку, да отложить на что-нибудь важное.

— Ха-ха! Не смеши мои старческие седины, ты хочешь найти себе подработку? — повеселел Юрий.

— Да, а что? Мне в декабре уже восемнадцать исполняется, меня могут куда угодно взять.

— Ну, смотри, тунеядец. Рад, что ты хотя бы не будешь целыми днями просиживать задницу за компьютером, глядишь, действительно что-то заработаешь. Тебе придется устраиваться на работу, где оплата по дням, так ведь? Удачи в поисках, сын. — Юрий открыл бутылку минеральной воды, стоявшей у кровати, и отхлебнул пару глотков, во рту как-будто пересох пруд.

Костя вышел из комнаты родителей и пошел искать подходящие вакансии.

Костя Смирнов ищет работу

Одно Костя знал точно. Так дальше жить нельзя. Он перемещался с одного сайта с объявлениями для поиска работы на другой. Костя не хотел проводить эти зимние каникулы, сидя на диване, ему нужны были деньги, хоть какие-нибудь. К этому времени он уже окончательно разочаровался в выбранной им специальности юриста. Но бросать ли учёбу? Что родители скажут, поддержат ли его в этом решении? Неизвестно. Как же ему осточертел этот вуз!

Листая множество объявлений, он то и дело задавался вопросом: «Так где же мне место? Будет ли мне счастье, если я все брошу? Пока я здесь, в моей жизни стабильность, но она мне в тягость. Я больше не могу жить в Москве, хочу куда-нибудь, где спокойнее. Тут я несчастен, и только дурак этого не заметит. Я уже ничуть не скрываю этого. На что мне копить деньги? Отцу я сказал, что на какую-то важную вещь. Но это не так. Буду инвестировать в свое будущее на тот случай, если решусь уехать из этой дыры. Валить надо, да поскорее. Готов ли я к таким переменам в своей жизни? Бросить все, идя навстречу неизвестности. Заманчиво, безусловно. Но это очень рискованно, очень высок шанс провала. Зато в новостях появится заголовок: „Московский парень бросил учебу и родных, переехал в какую-то дыру и вернулся обратно ни с чем“. Идеально. В кавычках».

Он искал работу, где оплата по дням. Костя все ещё сильно колебался насчёт бросания учёбы, поэтому работа с ежемесячной оплатой ему не подходила. Где-то в конце ленты вакансий он нашёл объявление, что на круглосуточную автомойку требуется мойщик. Работа по сменам с девяти утра до пяти вечера, зарплата тысяча сто рублей в день, два дня выходных.

(Всяко лучше, чем стоять на морозе с листовками или ходить по квартирам пенсионеров с навязыванием всякой дребедени.)

Косте понравился этот вариант. Он написал контактному лицу, указанному в объявлении с просьбой принять его на работу на время зимних каникул.

Поискав ещё какое-то время объявления, Костя выключил ноутбук и пошёл на кухню обедать.

Мария достала из холодильника кастрюлю со вчерашним борщом, открыла крышку и увидала, что к её стряпне вчера никто не притронулся. Юрий сидел за столом, открыв газету на странице с телепрограммой.

— Сегодня в восемь часов вечера будут «Пятый элемент» крутить по СТС. Неужели им ещё не надоело постоянно показывать одно и то же?

— Ну, кто-то же это смотрит, — ответила мужу Мария, — а раз смотрят, значит, есть спрос на этот фильм, вот его и показывают.

— Логично, но нет бы чего-то нового показать, так ведь старье всякое крутят.

— Ой, глядите на него, нового он чего-то хочет. Ты же сам одни старые фильмы смотришь и не в курсе новинок кино. Когда мы с тобой в кинотеатре были последний раз? Лет восемь назад или больше?

— Не начинай, а? Знаю я, что мы давно никуда вместе не выбирались, ты мне этим уже весь мозг вынесла.

— Ты вообще-то сам эту тему завёл, никто тебя за язык не тянул. — Сказала, усмехнувшись, Мария.

— Мне просто надоел «Пятый элемент» по СТС.

Тут в кухню вошёл Костя.

— Мам, налей мне борща, пожалуйста.

— У тебя рук нету? Сам нальешь.

— Да ладно, сам себя обслужу, что ты в самом деле?

— Почему ты к борщу вчера не притронулся? Я для кого готовлю? Я на посту, мне его нельзя, отец вдрызг пьяный пришёл, что с него взять, а ты? — Марию раздражало, что её еду никто вовремя не съедает, она лишь прокисает в холодильнике, в то время как Юрий постоянно берет себе еду на работу в забегаловках, а Костя зачастую просто игнорирует её стряпню и также ест, что попало.

— Ну, прости, забыл я про него вчера.

— Ведь врешь, и сам знаешь, что врешь. Наверняка опять какую-нибудь шаурму стрескал, а материна еда? Да кому она нужна! Сколько можно есть, что попало, и выручать торгашей, которые и наживаются на таких как ты? — возмущалась Мария.

— Мам, хватит. У меня новость есть. Папа уже в принципе знает, что я имею в виду, — сказал Костя.

— И что же это за новость? — поинтересовалась она.

— Я работу себе нашёл на каникулы, жду вот, пока ответят мне.

— Ничего себе! — удивилась Мария.

Для Марии это было явной неожиданностью. Костя с ней никогда не вёл подобных разговоров, она всегда думала, что её сын лентяй, презирающий всякий физический труд. И тут такое заявление.

— И кем же ты будешь трудиться эту зиму, Кость? — спросил у сына Юрий как бы между делом.

— Автомойщиком, если меня, конечно, примут на эту работу. Человеку, указанному в контактах, я уже написал, вот, жду ответа теперь.

— У меня просто слов нет, неужели сын прислушался ко мне и перестанет штаны просиживать на каникулах. Всё лето провел в своём компьютере, да в книгах, ни с кем почти не общаясь, ведь лето — самое благоприятное время для подработки, ты же свободен от учёбы, свободного времени полно, а решил подработать только сейчас! Почему же?

— Во первых, мне тогда ещё не было восемнадцати лет, меня вряд ли бы кто взял. А так как в январе я уже буду совершеннолетним, то мне все дороги открыты. Во вторых, я хочу отдохнуть от учёбы, проведя это время с пользой, какую-нибудь копеечку заработаю, авось оплата каждый день.

(Лучше им не говорить, что я собираюсь бросить вуз, лучше ВООБЩЕ не говорить родителям об этом в ближайшее время, скандал разожгется, как от бензина.)

— То есть, вы не против того, чтобы я работал на автомойке? — спросил Костя настороженно.

— Нет, что ты! — в один голос ответили родители. — Работай, если хочешь.

— Ну и отлично, — расслабился Костя.

Он доел борщ и пошёл в свою комнату. Костя планировал написать Насте и договориться о встрече. Им есть, что обсудить. Нет. Им ОЧЕНЬ МНОГО надо обсудить.

Человек, которому можно рассказать все

Настя предложила встретиться в парке Горького, она любила это место, особенно поздней осенью, когда людей, снующих туда-сюда, становится меньше, нет детей, разъезжающих на своих велосипедах, самокатах, скейтах, которые так и норовят сбить тебя с ног. С тех пор, как здесь открылся скейт-парк, маленьких детей и подростков здесь стало хоть отбавляй. Поздней весной, летом и ранней осенью от них отбоя не было, такое впечатление, что сюда съезжалась молодежь со всей Москвы. Правда, находились экстремалы, рассекающие скейт-парк, даже, когда тот занесен снегом. Но сейчас, в середине ноября, здесь стало тихо и умиротворенно. Тишину нарушал только шум проезжающих за оградой машин.

Костя распахнул двери станции метро «Парк культуры» и двинулся к входу в парк. День выдался пасмурным и воистину ветреным. Ветер был холодным, пробирающим до костей. Еще не дойдя до метро, Костя успел пожалеть, что так легко оделся. Его болоньевая осенняя куртка не спасала от такого ветра, а ноги даже в теплых джинсах успели продрогнуть.

(И зачем она мне назначила встречу в такую дерьмовую погоду? Могли бы дома посидеть за чашечкой чая. Но, с другой стороны, я и сам не против был, что ж, отступать уже поздно.)

Настя ждала его на скамейке возле проката самокатов и прочей атрибутики. Они всегда встречались здесь летом, чтобы взять на прокат самокат и покататься по парку, разговаривая о том о сем. Костя ее сразу заметил, кроме нее здесь не было никого. Заметив его, Настя улыбнулась и встала со скамейки.

— Привет, — шепотом сказала она, обняла Костю за плечи и поцеловала.

Настя была невысокой блондинкой, едва ли не на голову ниже своего парня, волосы ее спадали до плеч, а лицо покрывал легкий макияж.

— Что мы тут забыли в такой холод? Нет бы дома посидеть, фильм какой-нибудь слезливый посмотреть, — сказал Костя, стараясь изобразить из себя ворчливого деда.

— Хватит, дитятко, пошли, куплю тебе мороженого, — ответила Настя, легонько толкнув его.

— Так куда идем?

— Пока прямо, а там как пойдет.

Они шли по аллеям парка, проходя мимо пустеющих летних кафе, неработающих фонтанов. Настя рассказывала Косте без умолку, что произошло у нее, у ее родителей, у ее подруг, друзей за те дни, что они с Костей не виделись, в общем, упомянула всех до пятого колена. Они оба предпочитали общаться вживую, нежели по переписке. Так можно увидеть вживую эмоции человека, понять, хочет он слушать тебя или нет, предположить, о чем он думает, скрывает ли от тебя что-то.

— Недавно мне Юля рассказала, что у Машки, ну, ты знаешь ее, мы на боулинг вместе ходили месяц назад, появился парень. Женька вроде. Так вот, у них все настолько далеко зашло, что они обменялись паролями от своих аккаунтов «ВК», просматривают личные сообщения друг друга, заявки в друзья контролируют, как бы кто к нему или к ней не добавился, желающий испортить их «крепкие» отношения. Смешно, правда? — Настя вдруг поняла, что Костя ее не особо слушает, а думает о чем-то своем.

— Да уж, — ответил он.

— Эй, — ткнула она ему пальцем в бок, — ты слушаешь меня?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 369