электронная
360
печатная A5
407
18+
Маргит

Бесплатный фрагмент - Маргит

Древний ужас


Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0052-3
электронная
от 360
печатная A5
от 407

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

— Не верещи, Миранда. Тише, нас услышат!

— Как зловеще скрипит снег под их сапогами. Что делать, Аманда?

Миранда часто задышала, её глаза были темными и круглыми, как вода в проруби.

Аманда, затравленно оглянулась на лес, под завязку забитый снегом, и, схватив подругу за руку, потащила в пещеру.

— Они догадаются, что мы здесь. Это же единственное укрытие во всем Хели Монте, — протестующее запищала Миранда. Ее губы прыгали, а руки от страха тряслись и хлопали по шубе, как сломанные крылья птицы.

— Они не войдут в эту пещеру! — мрачно ответила Аманда, подталкивая подругу вглубь мрака.

— Это та самая пещера? — еле слышно пробормотала Миранда.

— Та самая, — весомо подтвердила Аманда.

Вход пещеры вкручивался в оплывший известняком зал. На девушек пахнуло сыростью. Их гнал страх, а впереди поджидал ужас. Преследователи шли попятам, не сходя со следа двух юных крестьянок.

Уже не раз и не два ушедшие в Хели Монт дети не возвращались домой. Охотники в этом лесу охотились не столько на зверье, сколько на людей. Они хватали всех без разбору и продавали на рынках Ималя или Луанга. Случалось, «браконьеры» «пробовали» товар, прежде чем отправлять на невольничий рынок. До ушей наместников, сидящих в высоких замках, не долетали плач и стенания народа.

Канцелярии принимали жалобы только по просьбе отцов семейств или старейшин. Но писари не ходили по деревням, а старики, единственные мужчины в крестьянских дворах, были так немощны, что не могли добраться до города или замка наместника даже на телегах.

Поэтому в лесу Хели Монт всегда можно было найти охотника — работорговца и ребенка, проверяющего силки и ловушки.

Войны королевы Матильды с дикими восточными племенами обескровили народ. Орды дикарей, кажется, извергаемые недрами земли, захлестывали королевства. Чтобы противостоять им, королева Матильда поставила к оружию всех ларийских мужчин.

Оставшиеся без защиты, девушки покидала родные деревни, чтобы служить в господских домах. Деревни вымирали, а вместе с ними старики и калеки.

В давние времена Эльтар, вождь племени ларийцев, построил крепкое государство, сумев подчинить дикие орды. Простые законы, плодовитая жена и умные советники поддерживали авторитет короля внутри страны и среди других племен.

Вожди последовали примеру Эльтара, но им не сопутствовала удача прославленного воителя. И пока под звон мечей весь мир рушился, королевство Эльтара — Лара, становилась все богаче и могущественнее, ибо процветание всегда идет об руку с миром. Но годы не стояли на месте, и рядом с Ларой выросли другие королевства: большие и малые, которые поочередно и вместе бросали вызов могуществу наследников великого короля. И не всегда ларийцы крепко держали удар, частенько им приходилась унижаться до дружеских союзов, мирных договоров, подкупов, брачных контрактов, тайных убийств, отравлений и прочих нежностей дальновидной, прозорливой политики. А уж когда у власти оказалась женщина, королева Матильда, короли самых крупных государств — Ималя, Луанга и Фаена усилили натиск, решив завладеть награбленными и честно накопленными богатствами. Худо-бедно королева вела внешнюю политику, старые воины гибли, а новые не успевали отрастить бороду.

Последние годы принесли старой королеве новые хлопоты. Восток разверзся, и армии, одна за другой, волнами затопили королевства, занятые междоусобной грызней. Дикари совершали набеги на окраинные земли. И до бедствий старых и малых обитателей деревень никому не было дела: ни королеве, ни наместникам, ни королевским чиновникам.

— Шаги, слышишь? — Миранда в отчаяньи дернула подругу за рукав. Она боялась, что разум от страха помутился, и ей слышится и видится, чего нет и в помине.

— К сожалению да, — подтвердила девушка.

Миранда и Аманда, крепко сцепившись за руки, повернулись лицом ко входу в пещеры. Бежать им было некуда. Глубина пещеры чернела и будто бы даже шевелилась, не суля ничего хорошего. Аманда пыталась сообразить, что лучше: столкнуться нос к носу с людьми из плоти и крови, выродками и мерзавцами или с древним сверхъестественным ужасом.

— Девочки, девчата, девуленьки? Ау, куда же вы запропастились? Мы добрые дяденьки, мы вас не тронем, не бойтесь нас! — гадко пел голос в извилистых коридорах.

— Темно хоть глаз выколи! Да, посвети же фонарем! Мак, давай же!

Мак чиркнул кремнем, и свет угрожающе заплясал в стеклянной клетке. Девушки увидели овечьи тулупы двух охотников. Загрубелые лица, неопрятные бороды, красные носы, синюшные щеки, огромные лапищи — охотники являли собой страшный ночной кошмар. Миранда, ударившись спиной о стену и бухнувшись коленями об каменный пол, беззвучно закричала.

— Не подходите к нам, мы позовем братьев, — срывающимся голосом выкрикнула Аманда, загораживая подругу.

— Нет у вас никаких братьев, красавица, вы из горной деревни, у вас там одни девки да старики остались.

Аманда вместо ответа нашарила в голенище сапога разделочный нож и направила его в сторону охотника.

— Нехорошо, дочка. Брось железку, порежешься, крови будет много.

Аманда стояла ни жива ни мертва. Она едва дышала от ужаса, отступать было некуда, в пятки упиралось распростертое тело Миранды. Подружка была в глубоком обмороке.

Охотники кивнули друг другу и в полном молчании стали заходить с двух сторон, стараясь зажать Аманду в клещи.

Мак одним ловким движением выбил из рук девушки нож. Мужчины прижали девичьи руки к бокам. Аманда громко закричала. Эхо, громыхая, покатилось по пещерам.

— Надо бы зажать этой крикунье рот. Дурное это место.

— Ай, кусается! Мак, хватай вторую, малохольную, и ноги.

Аманда не замолкала, она кричала и кричала, истощая запасы кислорода в легких.

Охотник замахнулся и ударил. В ушах у Аманды зазвенело, левую сторону лица парализовало болью.

Удар свалил ее с ног, но она не перестала метаться, как рыба на мелководье.

— Слушай, мне как — то не хорошо, — прохрипел Мак, хватаясь за горло.

Второй охотник хотел ему что — то ответить, но его лицо тоже исказила гримаса боли. Фонарь выпал из рук. Лица мужчин побагровели. Их тела жарились изнутри: кровь закипела, а кожа пошла волдырями. Через мгновение все было кончено, два дымящихся труппа глухо стукнулись о каменный пол.

Аманда нагнулась над Мирандой и принялась тормошить:

Ну же вставай, вставай!

Оставь ее в покое, она через минуту придет в себя, — прозвучал голос позади Аманды.

Миранда почувствовала как по ее позвоночнику пополз холод. Она медленно обернулась к источнику голоса:

— Кто ты?

— А ты разве не знаешь моего имени? Произнеси его… — раздался вкрадчивый тихий шёпот.

— Ты… Ты.. — дрожащим голосом произнесла девушка.

— Ну же… Ты же сама пришла ко мне, рассчитывая на мою помощь. Так назови меня по имя, — в голосе послышалось нетерпение.

Аманда громко сглотнула.

— Ты Древний Ужас.

— Ну… дальше.. — голос прозвучал нетерпеливо.

— Твое имя Маргит, — убитым голосом закончила девушка.

Воцарилась тишина. Казалась, невидимый ужас смаковал звуки своего имени.

— Ты убил этих охотников?

— О да, конечно. Убийцы, работорговцы и, кажется, даже насильники. Не было времени выяснять верно ли мое последнее предположение.

— Я благодарна тебе, ты спас меня и мою подругу от участи, которая хуже смерти.

— Я вовсе не спасал вас. Просто терпеть не могу охотников. Что делать с тобой и с твоей подругой …я не решил еще.

— О, отпусти нас, мы не хотели тебя оскорбить или обидеть, мы пришли сюда только из чувства страха.

— Аманда, с кем это ты разговариваешь? — едва ворочая языком, спросила Миранда.

— Мирандочка, моя милая, тише…

— Где эти… Ооо, ты убила этих… этих? — девушка, опираясь на руки, привстала.

— Это не я вовсе. Их убил Древний Ужас, — поторопилась возразить Аманда, опасаясь прогневать призрака.

— Так чего же ты сидишь, бежим! — крикнула Миранда и, вскочив на ноги, что было сил рванула вперед. Она быстро перебирала ногами, но ни на дюйм не приблизилась к выходу.

Аманда с состраданием смотрела на подругу.

— Я придумал, что с вами сделать, — сказал Маргит.

— Он говорит, говорит, — с этими словами Миранда рухнулась в обморок во второй раз.

— Говори, не томи, — взмолилась Аманда, обмахивая платком лицо подруги.

Перед лицом девушки возникло призрачно-синее лицо. Аманда от ужаса вскрикнула.

— Я отпущу вас, обеих, если ты завтра вернешься под эти проклятые небом своды и принесешь сюда еды на одного человека. Ты поняла меня, Аманда?

Аманда отчаянно закивала, она была согласна на все на свете, только бы унести ноги из пещеры.

— Я сделаю, как ты скажешь.

— И никому ни слова, ни единого, ни полсловечка. Если ты или твоя обморочная подруга будете трепать языком обо мне, ваш язык иссохнет на корню. Вы будете немы до скончания своих жалких дней, ты поняла меня?

Аманда кивнула.

— Вслух! — взревел голос.

Да! — выпалила девочка.

А теперь уходите, убирайтесь из моей пещеры. Вон!

Глава 2

— Я запамятовал, Северо, кем ты приходился Четвертому Джованни? — спросил принц Манфред, обходя в который раз торговые ряды. Его безнадежный взгляд свидетельсвтовал о том, что он ни нашел ничего, что могло бы его позабавить.

— Мне будет сложно объяснить, сир. Видите ли, мой прадед был королем

Лары — Джованни Вторым, внуком королей — Манхора Луангского и Джовании Первого Ларийского. Сын Джованни Второго, мой дед, был седьмым, последним по счету, отец третьим по счету сыном моего деда, а я вообще пятый, таким образом, голубая кровь, текущая по моим венам, изрядно размочилась.

— Да уж, весьма. У нас на Имале лучше все устроено, по крайней мере, никакой путаницы. По-нашему, младший сын становится королем, а все старшие образует отдельную ветвь и не смеют даже права упоминать, что их отец был королем. Видишь ли, последняя проба всегда лучше первой. Смотри-ка Северо, не хочешь раба с твоей родины?

— Как твое имя? — спросил Северо, подходя к избитому рабу в лохмотьях.

Тот был угрюм и мрачно смотрел на проходящих мимо людей. Руки и ноги были закованы в цепи.

— Сандро, — спокойно ответил он.

— Эй, работорговец, отчего ты так дурно обращаешься со своим товаром? — спросил принц Манфред.

— Как служил — то и получил! — недовольно кланяясь, проворчал толстяк. Он засунул в рот огромный кусок колбасы и смачно облизал пальцы.

— Строптив? — уточнил принц.

— Неукротим, — брызгая слюной, ответил работорговец. — Боли не чувствует, кожа будто дубленная, воловья. Берите, хороший моряк выйдет.

— Мне моряк ни к чему, — ответил Манфред.

Северо, подойдя ближе к рабу, сказал:

— Сандро, послушай, у меня мало денег, да и живу я неважно, частенько у меня не бывает вина и еды, но если хочешь, я выкуплю тебя, и у тебя появиться возможность вернуться в Лару.

— Вы совершите добрый поступок. Я буду хорошо служить вам.

— Я беру, ларийца. Снимай с него цепи… — приказал Северо торговцу.

— Не советую вам этого делать, — запротестовал толстяк.

— А я говорю, снимай!

Купец, надев на голову шлем, а на жирный живот — нагрудник, кряхтя залез на деревянный помост, где с различными мерами предосторожности снял с раба цепи. Сандро рухнул на колени.

— Ишь, какого он на них страху напустил! — смеясь, сказал Манфред.

— Одень, вымой, накорми и приводи ко мне! — приказал Северо торговцу. — И чтобы без членовредительства! Три шкура с тебя спущу, если царапину увижу! Так рабов портить! — Северо снял с пояса тощий кошелек и бросил его работорговцу.

Заглянув в кошелек, торговец скорчил кислую мину, но, покосившись на принца, ничего не сказал.

Глава 3

— Не ходи, Аманда, — умоляла Миранда подругу.

Солнце только встало, а Аманда уже прятала свой жалкий завтрак в корзинку, чтобы отнести в пещеры.

— Я обещала, я не могу нарушить слова.

— Ты девчонка, а не рыцарь.

— Если ты забыла, мы с тобой самые взрослые девушки в нашей деревне. Кто, если не мы главные, кто, если не мы за мужчин? Посудить, мы выполняем всю мужскую работу: охотимся, режем скот, рубим дрова, заготавливаем корма да что нам только не приходится делать! Мы даже кузнечные меха раздуваем сами, правда, с горем пополам, но у кузнеца Хлоса после жбана сидра выходило еще хуже! Так объясни, чем же мы не мужчины? Стоит ли удивляться, что я хочу сдержать слово?

— О Аманда, не будь глупой, давай расскажем все старику Форосу!

— Только попробуй потревожить дедушку, — Аманда топнула ногой.

— Ты меня пугаешь, мне начинает казаться, что тебе хочется пойти туда…

Аманда, кинув на корзинку полотенце, сердито ответила:

— И не вздумай кому-нибудь сказать, у тебя отвалится язык, так сказал Маргит!

— Маргит то, Маргит сё, — в отчаянии передразнила подругу Миранда.

— Дура! — обозвала ее Аманда и, запахнув шубу, зашагала к белым вратам Хели Монта. Её ноги затягивала снежная топь свежих сугробов.

Да это ты идиотка, переться в лес, чтобы отдать свою еду призраку! О, мне не хватает на тебя зла! — Миранда бросилась следом за подругой, силясь отговорить от безумства. — Радовалась бы что живой вернулась, так нет! Несет на приключения! А вдруг там опять охотники, ты подумала? Если тебя увезут в Ималь на рудники, как я без тебя справлюсь, одна?

— Если я не приду к нему вот с этим, ни ты, ни я — не жильцы на этой бренной земле, а вместе с нами и вся наша деревня. И как ты своими кукольными мозгами не поймешь? Остаешься за старшую, ясно?

Ясно, — проворчала Миранда, поворачивая назад. — Яснее некуда. Уж куда яснее, не крошка Шерри же главная.

****

Аманда дрожала вовсе не от холода. Она пробиралась в лес, куда прежде ходила только с трусишкой Мирандой. Когда подруга трусила, проще было быть храброй. Теперь, когда она шла одна, ей не перед кем было храбриться. Она ковыляла по заснеженному лесу, ежеминутно рискуя наткнуться на охотников. Широкие ветви елей щедро сыпали за шиворот снег. Но Аманда и не думала о том, чтобы повернуть домой. Она смело прокладывала тропинку к призраку, жалея только, что не додумалась надеть на ноги лыжи. Она торопилась к древнему ужасу, к Маргиту, чьё имя не слезало с языков сплетников еще со временем ее бабушки и мамы. Лет 30 или 40 назад Маргит носил иное имя, но девушка его запамятовала. И немудрено, слишком уж давно это существо было чудовищем. Аманда крепко прижимала к себе корзинку с едой, опасаясь навернуться больше, чем встретить кого-нибудь в лесу. Уж больно злая вчера ночью бушевала метель.

«Будь что будет», — говорила себе Аманда, скорее прыгая, чем шагая к пещерам. — «Вчера этот призрак спас мне жизнь. Мне и глупышке Миранде!»

Девушка осторожно вошла в пещеру, боясь увидеть окоченевшие трупы охотников, но зала была пуста.

— Маргит, — несмело позвала девушка, прижимая корзинку к груди.

Ответа не последовало.

— Маргит! — позвала она чуть громче.

— Маргит! — её голос запрыгал под сводами, углубляясь в пещеру. Засасываемый темнотой, он тонул.

— Спускайся вниз по ступеням пещеры, — ответил голос.

Девушка зажгла фонарь и несмело зашагала вперед. Через какое — то время она действительно разглядела крутые винтовые ступени, уходящие вниз.

Она шла так долго, что потеряла счет времени. Когда она останавливалась перевести дух, то услышала голос Маргита:

— Не мешкай!

Голос увлекал её все дальше, все глубже, в самые недра. Спертый воздух заставлял девушку шумно дышать. Холодные стены были сухи, ей было неприятно дотрагиваться до них руками. Ей казалось, что они пахнут жуком, который оставляет на дереве след.

— Иди медленней, — велел голос.

— Посмотри под ноги, — бесстрастно руководил маргит.

Девушка посмотрела вниз и ахнула. Коварный пол под ногами медленно расходился. Аманда отпрыгнула назад. Сердце девушки учащенно забилось.

— Пригнись! — велел призрак и Аманда послушно присела.

Над её головой пронесся большой зазубренный нож.

— Мамочки, — прошептала девушка.

— Не бойся, я проведу тебя, здесь всего-то пара старых ловушек.

— Ты не можешь вывести их из строя? — стараясь скрыть пляску зубов, спросила Аманда.

— Нет, — глухо прозвучал ответ.

Девушка покорно выполняла все требования невидимого маргита: «Стой, прыгай, шагай вперед, шагай назад, подтянись на руках», пока не оказалась в маленькой круглой пещерке перед высокой, окованной черным железом дверью.

— Что за этой дверью? — спросила она, ощущая нарастающее беспокойство.

— Там лежит моё тело, Аманда. Я должен напитать его силой, и только тогда я смогу покинуть пределы подземелья.

— Но ты же призрак, значит, ты мертв!

— Не мертвее тебя. Ставь корзину с супом и уходи!

— Как же я вернусь назад без твоей помощи?

— На обратной дороге ловушки не работают. А завтра я вновь проведу тебя и буду это делать до тех пор, пока ты не выучишь дорогу назубок. Я буду ждать тебя завтра, а теперь уходи.

Аманде было до ужаса любопытно, как корзинка окажется за дверью, и она спросила:

— Но зачем все это? Ты скажешь мне? Как долго я буду покорная, как рабыня, исполнять твою волю?

— Ступай Аманда, если ты задержишься на час, то стая острозубых летучих мышей обглодает твои косточки, и никто не узнает, какая тебя постигла судьба.

Аманда, подавив острый приступ любопытства, заторопилась назад.

Обратная дорога отняла много сил. На подходе к деревне, Аманда уже еле волочила ноги. Чтобы накормить Маргита, она оставила себя без завтрака. Повиснув на заборе, она жалела, что не отобрала порцию Миранды, которая теперь, наверное, сидела у печки и лущила тыквенные семечки.

Уставшая и замученная Аманда жадно набросилась на холодное крыло курицы и остывшие лепешки. Миранда жалостливо смотрела на подругу, что, впрочем, не мешало ей выпытывать подробности путешествия. Когда девушка вкратце передала ей события последних часов, Миранда ужаснулась:

— Ты хочешь выпустить монстра на свободу? Может быть, отравим его еду, и он больше никому не причинит вреда? А мы вроде как и героями станем?

— Миранда, Маргит не монстр, он спас нас от монстров! Ну и каша у тебя в голове!

— Наше спасение для него всего лишь прихоть. Она не мешает Маргиту самому быть монстром! Ты его откормишь из чувства благодарности, а он, злой и жестокий, окажется на свободе! Очнись, Аманда, если он выберется, то только благодаря твоим усилиям. Он не так силен, как ты думаешь. Он может придушить и изжарить двух охотников в пещере, но здесь, вне его царства, мы в полной безопасности. Я не понимаю, зачем ты это делаешь!

Аманда смотрела на подругу как на клятвопреступницу. Миранда, угадав, что ей нечего возразить, продолжила:

— Почему ты его защищаешь? Что ты вообще о нём знаешь? Ты что думаешь, народ глупый и забавы ради обходил эту пещеру десятилетиями? Как ты думаешь, почему Маргита прозвали древним ужасом?

Аманда задумчиво произнесла:

— Мне смутно помнится, бабушка с мамой нам что-то о нем рассказывали в детстве. Они рассказывали вообще о маргитах, но и о нашем, местном, что заключен навек в пещеру, тоже говорили не раз. Кажется, наш Маргит не так давно был принцем или герцогом, мама называла какое-то имя, но я его не запомнила, а ты?

Миранда довольно кивнула и ядовито ответила:

— Джеронимо-убийца!

— Ах, да Джеронимо, — воскликнула Аманда.

— Его Высочество, принц Джеронимо, средний сын короля безжалостно вырезал всю свою семейку. Голубая кровь только так и брызгала во все стороны, заливая сверкающий паркет, красные ковровые дорожки и обитые бархатом стены спален. Чтобы завладеть вожделенный троном, то бишь властью, он превратился в монстра, маргита, отравив душу колдовством, а затем хладнокровно прирезал своего отца — короля, мать — королеву, братьев — принцев: старшего и младшего и даже крошку-принцессу — свою сестренку. Убийца оставался бы неузнанным, так как он был в обличие маргита, и только королева Матильда догадалась, что принц Джеронимо и есть убийца!

— Что-то припоминаю… Только вот мне кажется, в те времена Матильда не была ни королевой и ни даже принцессой… Она всего лишь была дальней родственницей короля Джованни Четвертого.

— Ну и что из этого, она осталась единственной, кто по праву крови мог претендовать на трон. Кого вырезал маргит, кто скончались от злых ядов, которыми он их отравил. Джеронимо долго вынашивал свои ужасные планы, а когда овладел колдовством, он оборотился в ужасного монстра и всех порезал. Только Матильда смогла разглядеть его истинную сущность. Она и её верные рыцари загнали маргита к пещерам, убили его и привали ко входу камень, чтобы этот черный ужас больше никогда не смог выбраться наружу.

— Чего-то мы не видели с тобой этого камня, он что же испарился? — насмешливо спросила Аманда.

— Ветер должно быть постарался, — не очень уверенно ответила Миранда.

— За несколько десятков лет? — фыркнула сестра. — Все это глупости. Верные рыцари Матильды были скорее недюжинными инженерами и архитекторами, они проложили вниз крутые ступеньки, замуровали труп Джеронимо железной дверью и наставили хитроумных, убийтсвенных ловушек на обратном пути.

— Ой, ну это я не знаю, тебе виднее. Спрашивай тогда у своего маргита. Ему, как очевидцу, известно все гораздо лучше нашего!

— Я то спрошу, не волнуйся. Но вот ты, Миранда, пораскинь своими кисельными мозгами и ответь, пожалуйста, мне на один вопрос. Как принцесса догадалась, что Маргит и принц Джеронимо одно и то же лицо? И как она сумела убить Маргита, ведь сильнее и ужаснее его никого не было?

— В облике человека он очень даже уязвим! Как ты помнишь, чтобы его не заподозрили, он снова превращался в Джеронимо.

— Зачем самому сильному и ужасному существу на свете притворятся, что он слабый человек?

— Это же просто, только человек может править людьми! Маргит — монстр. В конце концов, его бы все равно убили. Люди бы не потерпели, что над ними властвует маргит. Благодаря Матильде убийство монстра обошлось малой кровью. На балу она вогнала ему в бок ножку канделябра, тому есть многочисленные свидетельства благородных дам и господ.

— Ну, хорошо, а все-таки, как узнала она, что принц Джеронимо и есть маргит-убийца?

— Увидела, услышала, подглядела. Какая разница — суть ведь не в этом.

— Очень большая разница, сказкой — сказкой, а ведь это реальная история!

— Ты же не будешь отрицать, что Маргит — зло, причем не просто местный упырь, а в масштабе королевства. Он пустил в расход всю королевскую семью! Это тебе не шуточки!

— И не капельки от этого не выиграл.

— Аманда, о чем ты говоришь! Он дурной, он убийца! Он хладнокровно убил своих родителей, дядьев, четверых братьев и сестру! Когда Матильда его ранила, он на глазах у придворных стал Ужасом. Это факт.

Аманда пожала плечами, было видно, что Миранда ни капельки ее не убедила.

— Давай займемся делами, а то мы с тобой полдня потратили на бесполезные споры.

— И кто в том виноват, что они бесполезные? Будь у тебя капелечка ума, то…

— Не будем переливать из пустого в порожнее, что у нас на повестке дня?

— Мальчишки на рыбалке, девчонки ткут и прядут, старухи на кухне ворчат в ожидании улова и готовят на ужин «фу какую гадость» — гороховый суп или бобовую похлебку со свиными ребрышками. А нам с тобой нужно баньку затопить да за упавшими деревьями в лес съездить.

— Обойдемся банькой, с деревом завтра. Устала я очень.

— А я о чем, Маргит нас со свету сживет при любом раскладе.

— Молчи дурёха, без языка ведь останешься.

Девчонки, переругиваясь, отправились набивать ведра снегом и таскать в баню дрова.

Глава 4

— Ваш мальчик, сущий ангелок, — зевая, произнесла королева, одним глазком поглядывая на пятнадцатилетнего сорванца с хитрой физиономией.

— Так и есть, миледи, — леди Кристина присела в реверансе. Мальчик, сдерживая смех, поклонился.

— Удивительно, вы так молоды и у вас такой взрослый сын, — вдруг заметила Матильда, когда графиня де Ланто уже отошла от трона. Кристина от неловкости передернула плечами, не зная вернуться ей или стоять на месте. После секундного колебания, графиня предстала перед строгими королевскими очами. Сын последовал за матерью. Амато всматривался в королеву пристально и почти неприлично.

— Миледи, моя внешность никогда не была зеркалом моих лет, — скромно потупившись, ответила молодая женщина.

— Отец вашего мужа — граф Киржинак Ланто, наместник Южных земель?

— Да, миледи, покойный граф Киржинак Ланто.

— Ах, какая жалость, славный был старикан, честный, умный. Так значит ваш траур по тестю?

— Нет, Ваше Величество, год назад я потеряла мужа, на войне.

— Печально, печально. Так вы вдова? Значит, вы с сыном выбрались в столицу, отвлечься от невзгод? Очаровательно. А вы сами, моя дорогая, откуда родом?

— О, мой отец арендовал поместье у графа, еще отца…

— Ах, как интересно, мезальянс! Милая моя, за обедом, садитесь подле меня. С нетерпеньем жду рассказа о вашей жизни. С возрастом, я стала падка до сентементальных историй.

— О, Ваше Величество, боюсь вас расстроить, но в моей жизни не было ровным счетом ничего интригующего, — растерялась Кристина.

— Это мне решать, моя милая, — строго произнесла Матильда и отвернулась, давая понять, что разговор окончен.

Женщина смешалась и в тот же миг потеряла свою грациозность. Кристина, шатаясь, побрела прочь. Заботливый сын, придерживая ее за руку, усадил в кресло у противоположной стены.

— И чего я, как девчонка, испугалась? — спросила Кристина сына, убирая дрожащими пальцами курчявую прядь с носа.

Королева подняла руку и согнула два пальца. К ней наклонился лысый старик в малиновом камзоле, чересчур обильно украшенным крупными рубинами.

— Лагард она либо колдунья, либо ничего не скрывает от меня, — очень тихо, почти одними губами прошептала королева.

— Миледи, возможно, она просто дура, — ответил колдун.

— Ты разжирел и обленился, ты даже забыл половину заклятий, старик!

— Вам везде видятся заговоры, в каждом новом придворном вы видите заговорщика, каждый день и каждый час! Я устал, Ваше Величество, просто устал. Все ваши подозрения так и остались подозрения. Мы зазря сгноили в тюрьмах тысячи человек, и ни один из них не был виновен. Кристина — самая заурядная девица, каких пруд пруди. Она потеряла мужа в ваших бесчисленных войнах, обыкновенная история. Не берите в голову.

— И этот мальчик… Тебе он никого не напоминает?

— Напоминает! — сардонически улыбнулся колдун.

— Да и кого же? — встрепенулась Матильда.

— Тысячу других таких же мальчишек. Вы забываете, моя дорогая, половина присутствующих в этом зале кровные родственники с той или иной степенью родства.

— Ты прав, но все же, она меня беспокоит. Кристина де Ланто не похожа на других. Взять, к примеру, ее руки. Вот, смотри, какие у нее грубые, длинные руки. И эта женщина владелица Клери-Ланто, наместница Южных земель?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 407