электронная
Бесплатно
печатная A5
381
18+
Любовь в Москве

Бесплатный фрагмент - Любовь в Москве

Три истории трёх подруг

Объем:
232 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-4174-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 381
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

На написание этой книги меня вдохновили семь лет проживания в одном из самых крупных городов европейского континента — в Москве. Эти годы были трудными, но в то же время очень весёлыми…

Книга о том как три героини; две приезжие и одна москвичка ищут любовь и счастье в столице России. Чтобы Вам было легче их представить, я решила им дать краткое описание.

Юля — стройная, голубоглазая блондинка с короткой стрижкой «пикси». Она работает в отделе продаж экологической линии молочных продуктов. Ей двадцать девять лет и за плечами уже имеется неудачный брак. Приехала из Орловской области более пяти лет назад. Снимает очень маленькую и неудобную квартиру в Текстильщиках. Любит носить классические, женственные вещи, которые подчеркивают её идеальную фигуру.

Маша — по образованию филолог, знает несколько иностранных языков. Находится в поисках работы. Высокая брюнетка с длинными волосами. Переехала в Москву из Тверской области в возрасте двадцати двух лет. Сейчас ей двадцать семь лет. Снимает комнату в двух-комнатной квартире. Живет вместе с одинокой женщиной пятидесяти лет. Маша немного наивная в отношении мужчин.

Олеся — видео-блогер. Москвичка. Живет с мамой, а папа ушел от них когда девочке было 2,5 года. Олеся очень симпатичная девушка с шикарными, вьющимися волосами каштанового цвета. Зациклена на своей внешности, а особенно волосах. Ей двадцать шесть лет.

ГЛАВА 1. ПО БАРАМ

Освещенная и длинная, тянется-тянется московская улица, улица столичная, день-пятница, настроение отличное. Латино-американцы, англичане, приезжие провинциалы и москвичи, все они, идут по этому пешеходному променаду, предвкушая отличный вечер и веселую ночь. Сбросить тяжелый груз рабочей недели, выпустить пар и немножечко похулиганить — такие цели почти у каждого второго, проходящего в пятницу вечером по одной из центральных улиц столицы. Кто-то сначала идет в галерею, кто-то идет в кино, но потом все они пересекаются в каком-нибудь центральном баре, бурно общаясь со своими друзьями-собутыльниками, обсуждая свою жизнь, проблемы человечества и политическую ситуацию в стране.

— Мой ненормальный директор совсем сдурел, сказал отделу увеличить план продаж в следующем квартале в два раза… Просто издевается, ведь это невозможно — пожаловалась стройная барышня с короткими светлыми волосами, в классическом бежевом тренче, своим двум подругам, идущим с нею под руки.

— Юль, не обращай внимание, ты и так, как я понимаю весь отдел там тянешь. Подумай, что у тебя хотя-бы есть работа. А вот я все ищу, каждый день маюсь, рассылаю резюме, сопроводительные письма, а в ответ тишина. Вчера правда была на собеседовании, рекрутер опоздала на пол часа, но не в этом дело, она мне задавала кучу дурацких вопросов, так и хотелось встать и уйти… — рассказывала высокая и фигуристая брюнетка, одной рукой, держащая большой и красивый красный зонт.

— Самое лучшее это работать на себя конечно. За последнюю неделю на меня подписалось целых пять сот человек, сейчас у меня около трёх тысяч подписчиков на ютуб, моя цель это десять тысяч подписчиков к началу лета. Держу пальцы за мой блог — мечтательно сказала девушка с длинными и роскошными волосами по-имени Олеся.

— В общем, ладно, бухаем девчонки, сегодня все проблемы позади — заявила Юлия.


Подружки вошли в небольшой бар на углу улицы. На входе стояли двое сотрудников безопасности, которые выполняли роль «амбалов» фейс-контроля, но на них совсем не были похожи, щупленькие и неказистые, они проверяли сумки входящих чисто номинально. Атмосфера в баре была нарастающая, все только начиналось, люди делали первые глотки своих коктейлей и ненавязчиво рассматривали других людей. Основная масса этого заведения были девушки от двадцати трех до тридцати лет, девушки работающие, умницы, красавицы, веселушки и соблазнительницы. На самом деле, это место является лишь первой точкой отправления в ночь, то есть, обычно люди заходят в такие бары чтобы разогреться, выпить немного или наоборот много перед отправлением в клуб или бар более высокого уровня, где и цены намного дороже.

Музыка играла достаточно громко чтобы вести душевные разговоры, но все же были и те, кто старался перекричать музыку на ухо своему собеседнику. Девушки — текильщицы или просто tequila-girls уже начали свою работу, поправляя коротенькие, кожаные юбки и хлопая накладными ресничками.

Юля, Маша и Олеся пробрались к заветной барной стойке и заказали свои первые лонг-айленды. Получив свои ледяные стаканы, по которым, как обычно, стекала капелька воды от соприкосновения с горячими руками, они разместились в углу, справа от дивана, где сидела какая-то, уже подвыпившая, офисная компания, состоящая из трех девушек и четырех мужчин в белых и голубых рубашках. Девушки из этой компании то и дело выходили подымить на улицу.

— Как же тут душно — сказала Маша, попивая свой напиток и накручивая черную прядь своих волос себе на палец.

— Ой девочки, только не смотрите, там сидит слева, в черной кофте расстегнутой, с сиськами телка, она прям в центр аж села самый, чтобы к себе внимание привлечь. Так и жаждет, что сейчас кто-то нажрётся из этих мужиков и вдует ей по-пьяни. Вот как руками машет, чтобы сиськи жирные еще больше подпрыгивали когда она говорит… ха-ха — громко смеясь заметила Юля.

— Там два мужика, вроде бы, иностранцы… Кажется чисто по-английски трындят, наверное англичане. При чем один из них явно не красавец, невысокий, ручки коротенькие, волос мало, не думаю, что в Англии ему нормальная англосаксонка даст, зато в у нас тут в Москве просто рай для таких. Та, наверное, с сиськами, даст точно … — поддерживая юмор своей подруги, сказала Олеся, нежно закусывая нижнюю губу и разглядывая грудь той самой девушки, сидящей за столиком, на диване, с компанией офисных мужчин.

— Девчат, давайте не будем, наш же, женский пол высмеивать. Давайте, будем солидарны, все мы сестры… по несчастью..ха-ха — начала просветительскую деятельность Юлия и потом добавила:

— Давайте выпьем за женщин, за феминизм, за sisterhood и все такое. Мы прекрасны!

Тем временем, вечер уже плавно и соблазнительно переходил в ночь. Народ не переставал прибывать и не переставал выпивать. Огромная доза гормонов счастья так и бьет по мозгам в начале вечеринки. Ведь человек это существо социальное и находиться среди себе подобных, общаться и употреблять напитки провоцирует выброс окситоцина, провоцирует иллюзорное ощущение успешности и кажется, что, как ни крути, а ты любимчик у жизни, ведь ты себе это позволяешь, ты наслаждаешься жизнью.

Три подружки уже допивали свои вторые коктейли и смеясь общались между собой, негласно успев отметить, что интересных и свободных особей мужского пола в этом баре не наблюдалось.

— Скажи, моя красотка, если ты его любила, то почему ты его бросила? — интересовалась Маша у Юли.

— Все просто. Он меня не любил. Поэтому и бросила. Все равно, надо было расставаться еще тогда, когда он у всех на глазах на свадьбе друга, где он был вместе со мной, флиртовал с одной из приглашенных дамочек, целовал ей руки… шею, танцевал с ней всю свадьбу. А я была там, я смотрела щенячьими глазами, я переживала, мир перевернулся в тот момент от его свинского поведения. Но после этого я прожила с ним еще полтора года, за что и виню себя. Сейчас мне двадцать девять лет, скоро тридцать, мне надо было уходить намного раньше — вздыхала Юля.

— Это уж точно, свинское поведение терпеть не стоит, лучше уж быть одной — сделала ремарку Олеся.

— Мы вчера встречались с Дженгизом. Блин, я не могу понять ничего. Вроде бы мне на него совершенно наплевать, но что-то заставляет меня отвечать ему на сообщения, пусть и через раз, но я отвечаю, в итоге иду с ним на свидание. Все же этот восточный напор, не могу сопротивляться. С другой стороны, мне скучно, мне грустно. Почему я должна себе отказывать во внимании со стороны этого мужчины. Он не алкоголик, не мужлан, не быдло. Он чисто говорит по-русски, он образован, из хорошей семьи. Конечно, скорее всего он хочет просто переспать, но пока, он не настаивал. Не буду скрывать, что мне нравится это внимание и так как никакой альтернативы пока нет, почему я не должна ходить с ним на свидания? — как-бы оправдываясь, рассказывала Маша о своем новом кавалере турецкого происхождения.

— Главное не спи с ним без презерватива, дорогая — заявила Юля, не сомневаясь в правильности своего совета.

Девушки вышли из бара на углу улицы и направились в клуб премиального класса, находившемся прямо в самом эпицентре клубной жизни столицы. Горели огни, слышались крики разгоряченной толпы, цокот каблуков, звон цепочек от маленьких женских сумочек, бесконечные гудки клаксона автомобилей, которые медленной гусеницей подъезжали к злачным местам.

В итоге Юлю, Машу и Лесю не пропустили на фейс-контроле, строго сказав им «девушки, налево, пожалуйста». Это было немного унизительно, но тот факт, что до них также не пустили очень много людей, немного смягчало это обстоятельство.

— Ну что, поехали в «Дежа вю» клуб, туда точно пустят сейчас — предложила Юля.

— Ага, может лучше в «Компот»? Там как-то места побольше, да и контингент поинтереснее — прозвучало встречное предложение от Леси.

— Блин, я за «Дежа вю». Я в прошлый раз там разговаривала с классным голландцем, может он там опять будет — закусив губу говорила Маша.

Подружки быстренько поймали такси, то, что привезло другую компанию девушек в тот клуб, что их не пустили. Проехали всего пару километров, разглядывая ночную набережную по пути, они приехали к пункту Б. Клуб «Дежа вю» всегда был запасным планом, на тот случай, если не удаётся попасть в другое более заманчивое место. Из преимуществ плана Б было то, что там всегда была достаточно кавалеров, но из недостатков было то, что эти кавалеры были частенько не достаточно обеспечены, там было очень много студентов на самом деле, так как цены были ниже средних.

Практически перепрыгивая через лужу, девушки вышли из такси и направились к месту. На входе их пропустили двое крупных мужчин с пустыми глазами и они вошли. Народу было действительно много, было довольно поздно, практически два часа ночи, но это только придавало шарма этому заведению. Люди уже довольно живо танцевали и вовсю распивали кто пиво, кто шоты, кто коктейли.

Юля и Маша пошли покурить в так называемую курилку этого бара, а Олеся пошла покупать себе коктейль. На этот раз она взяла «секс на пляже» вместо привычного лонга. Немного отойдя от барной стойки, девушка присела на небольшую лавочку, установленную неподалеку, в ожидании возвращения подруг. В какой-то момент ей показалось, что она очень сильно хочет спать и возможно, скорее всего, хорошо бы было через часик поехать домой и вернуться в такую долгожданную, теплую и любимую постельку, вместо этого мрачного, пропитанного депрессивной энергетикой, места. Не успев подумать об этом, вернулись ее подруги в невероятно приподнятом настроении.

— Ты видела его глаза вообще? — интересовалась Маша у Юли.

— Кошмар, какой, еще подошел сигареты стрелять, как не стыдно — заявила Юля.

— Ну и кого вы там встретили? — спросила Олеся.

— Ведущего «Свежие сплетни» Ивана …этого..как там его фамилия..Махов. Этот Иван Махов явно обдолбался чего-то хорошенько. А с ним еще девка из реалити шоу, ее точно не вспомню как зовут. Но интересно, что они тут делают, их что в лучшее место не пустили как нас? Ха-ха — засмеялась Юля.

Маша и Юля взяли себе еще по лонг-айленду и выглядели вполне бодро, в отличие от Олеси, которая явно начинала скучать и зевать.

Прошел час, публика становилась все пьянее и пьянее. Подружек развлекал какой то крупный мужчина в клетчатой рубашке, постоянно бурно жестикулируя и улыбаясь показывая очень крупные, но белые зубы. Он рассказывал про свой развод, который произошел пару месяцев назад и про свою измену, а также про измену жены, как оказалось вскрывшуюся после развода. На свою ситуацию он смотрел с юмором и этим самым очень веселил девчонок.

— Она сразу уехала с подружкой отдыхать на Кипр, сразу прям на следующий день после развода. Сразу запостила фотки в инстаграм, ноги свои проэпилированные выставила блин. Всё красотка! Любите ее. Трахайте ее. Она только этого и ждет, что бы весь мир ей нализывал … — повествовал мужчина с улыбкой.

— Вот и вы куда-нибудь поезжайте, на Кубу например. Там классно для мужчин, загорелые мулатки попами так и крутят — подбадривала его Маша.

— Девочки, я устала. Я хочу спать. Вы еще долго будете здесь? — с немного подавляемым чувством вины спросила Олеся.

— Еще часок наверное, сейчас еще по коктейлю выпьем и поедем — ответила Маша.

— Блин, я просто очень сильно спать хочу. Мне еще надо будет маме помочь завтра на работе. Я наверное вызову себе такси…

— Лесь, может останешься, все вместе поедем? — весьма пьяным голосом сказала Юля.

— Я засыпаю, ничего поделать не могу, простите меня, пожалуйста — сказав это, девушка вышла и вызвала такси.

Подождав минут десять, приехала красная девятка и она поехала к себе в Сокольники. Они проезжали самое сердце Москвы. Многие рациональные гуляки столицы уже угомонились и разъехались по домам, только самые отъявленные тусовщики оставались продолжать веселье в различных соответствующих настроению местах. Олеся проехала Кремль. Он все стоял, как и прежде, освещаясь тысячами огней. Но девушка не повела и глазом на главную достопримечательность города, ведь она была москвичкой…


Наступило утро, почти пятьдесят процентов гуляк уже разъехались по домам, лишь самые стойкие продолжали этот «праздник жизни», среди них были Маша и Юля, которые практически уже протрезвели к рассвету и на их лицах стали все заметнее проявляться нотки грусти и усталости.

— Я уже зеваю, который час сейчас? — спросила Маша.

— Скоро половина пятого утра. Метро откроется через час. В принципе, можем вызвать такси и поехать по домам… Или подождать открытия метро? — сомневалась Юля.

— Давай вызовем такси…

Такси обещало подъехать через десять минут, не торопясь девушки вышли из «Дежа вю» и завернули во двор, потому что как сказал водитель такси, к сожалению, он не мог подъехать со стороны улицы, возможно из-за того, что возле заведения уже стояло много машин, которые были не прочь подзаработать тем, что бы развести выходивших из бара, людей, таким образом, подъезд с главной улицы был чреват неприятностями для водителя такси.

Юля закурила. Маша что-то внимательно читала в своем новеньком шестом айфоне. Стоял конец апреля и было уже не так темно по утрам, как зимой, но все же, еще не так светло как летом.

Дверь подъезда, неподалеку от которого стояли девушки, резко открылась и от туда быстро выскочили двое, одетые в черные шапки натянутые очень сильно на глаза. Молниеносно они практически запрыгнули на девушек, при этом, Юля, упала на землю.

— Отдавайте ваши сумки, суки! — низким голосом приказал один из них.

Юля быстро кинула свою сумку, оставаясь сидеть на земле. Маша не сразу среагировала, за что один из атакующих ударил ее прямо кулаком в лицо, от ужаса девушка закричала и также отдала свою сумку и телефон, который постоянно сжимала в руке. Двое налетчиков очень быстро скрылись с награбленным в задворках.

— Боже мой, за что?! — воскликнула Маша.

— У тебя кровь течет из носа — сказала Юля и слезы ручьем полились из ее голубых глаз.

ГЛАВА 2. юля

Проснувшись рано утром в небольшом городке в Орловской области, Юля побрела на кухню чтобы сделать себе чашечку растворимого кофе. Ее мама уже целый час была на ногах и что-то громко перебирала на кухне, после того, как уже накормила отца завтраком и проводила его на работу. Резким движением руки женщина сняла немного засаленный фартук и бережно повесила его на крючок рядом с небольшим кухонным шкафчиком.

— А чего мы так рано проснулись? Вам мадам, еще спать и спать — быстро проговорила немолодая женщина.

— Не хочется спать. Надо будет сегодня купить какой-нибудь недорогой телефон, а то начальник вообще убьет меня после выхода с больничного … — громко сказала Юля.

— Не надо было по клубам шататься, там ведь одни наркоманы и проститутки. Поблагодари Боженьку, что так легко отделалась — резко покосившись пробормотала мама девушки.

— Это точно. У Машки синяк во все лицо… Бедная!

— Тебе двадцать девять лет! А ты шатаешься не пойми где! Рассказать даже людям это стыдно! Работает она в Москве, понимаете ли. А по выходным по клубам ходит, развлекается, принца ищет, что на работе нет нормальных мужиков?

— Все женатые у меня на работе — оправдывалась Юлия.

— Ладно, мне пора на работу, скоро первый урок начнется. Сырники в холодильнике, возьми сливовое варенье к ним, так очень вкусно будет. Отец твой утром аж пять сырников съел. На обед есть куриный суп и гречка с сосисками — кричала женщина из коридора, приглаживая свои немного посидевшие волосы морщинистой рукой.

Вкусно позавтракав, девушка решила немного побродить по квартире, ведь эта квартира совсем не изменилась со времен ее детства, все так же в шкафу лежали фотографии в рамках. Вот она совсем маленькая четырех летняя девочка на детском утреннике в садике, а вот она пытается играть что-то на пианино в музыкальной школе. Воспоминания из детства нежно окутали ее, словно большим и мягким одеялом, завернули в мысли о том прекрасном времени, которое к сожалению неминуемо прошло и никогда не вернется. Взяв в руки фотографию из музыкальной школы, она начала вспоминать как любила Шуберта и Шопена, как бежала после уроков скорее домой быстро пообедать и затем постоянно спешила в маленькую районную музыкальную школу. Как было темно на улице зимой и не работали фонари, после того как заканчивалось занятие по сольфеджио по средам. А какие стояли морозы зимой… И как прекрасно было очутиться дома с огромной тарелкой супа на столе в прикуску с чесноком. «Неужели я заслужила той жизни, что у меня есть сейчас?» задавалась она вопросом, имея в виду свою маленькую и неудобную квартиру в Текстильщиках, за которую она отдавала половину своей зарплаты, работу, на которой приходилось задерживаться, мерзкого начальника, которому приходилось улыбаться, кредитную карту, которую она никак не могла полностью закрыть, гнетущее одиночество, холод в душе и в добавок ко всему еще и ограбление в прошлую пятницу.

После обеда, Юлия решила пойти в центр города и поискать себе дешевый телефон на время, ведь своего телефона она лишилась из-за не очень удачного пятничного похода по барам Москвы, после которого у девушки случился большой нервный срыв и взяв неделю больничного у знакомого врача в столице, она укатила к родителям в провинцию. Тщательно уложив волосы перед зеркалом и почистив обувь, девушка надела свой бежевый, классический тренч и вышла из дома. В Москве девушка могла себе позволить выйти из дома совершенно накрашенной, в грязных, не почищенных ботинках, но в городе, где она родилась и жила до девятнадцати лет, она себе такого позволить не могла ибо всегда хотелось пустить пыль в глаза и выглядеть лучше, как и говорила легендарная Коко Шанель, мол чем хуже обстоят дела, тем лучше нужно выглядеть.

Юля гуляла по городу и как ни странно за почти два с половиной часа не встретила ни одно знакомое лицо. «Наверное многие разъехались» думала она. Купив телефон, девушка посидела в небольшой кофейне, где она была третьем клиентом за целый день и позвонив своей матери, решила наведаться в школу, где та работала и встретить ее после работы, а за одно и посмотреть стены родного учебного заведения, продолжить ностальгию по детским годам.

Школьный интерьер почти не изменился с тех пор, как она окончила одиннадцать классов, стены конечно были перекрашены, но все в тот же светло зелено-салатовый цвет, а на гардеробной все также висели старые железные буквы «школа№5». Слева была доска отличников школы и рядом разные детские рисунки, а также подделки на парте, рядом со стеной.

Прозвенел громкий школьный звонок и гурьба нетерпеливых маленьких первоклассников и второклассников побежали к выходу, сильно шумя, а мальчишки давали друг другу пендаль и толкали друг друга в шутку, кто-то кинулся ручкой, кто-то отнял у кого-то портфель.

Школа немного опустела после выбежавших пулей, радостных детей после уроков, а за окном мелкими капельками стал начинаться дождь и небо резко потемнело. Присев на скамейку, девушка, уже начиная немного нервничать от нетерпения, продолжала дожидаться маму. Через некоторое время, она увидела маленького мальчика выбежавшего из-за угла, перепачканного синей пастой от ручки, а за ним из-за того же угла появилась ее мать вместе с молодым человеком в черной джинсовой куртке, издалека напоминающим кого-то из очень далекого прошлого.

— Это нормально для его возраста, не переживайте. Учитывая это печальное событие конечно. Но все же, вы совершенно правы, что стоило бы вам вместе троим посетить детского психолога. Хотя я и посоветовать никого не могу, потому что ведь их и не очень много действительно хороших специалистов… единицы — задумчиво проговорила женщина, застегивая большие и блестящие пуговицы своего коричневого плаща.

— Спасибо вам большое. Ну главное, учиться он любит. Сам уроки делает, а я ведь его не заставляю даже — проговорил мужчина разведя руками, выражая свое удивление.

— Да, с детьми всегда проблемы… Не важно сколько им лет. Вон стоит красавица моя. Приехала ко мне из Москвы… — с улыбкой показала мама Юли на свою дочь.

Мужчина резко повернул голову и заострил свой взгляд на дочери учительницы, при этом прищурился и слегка приоткрыл рот, потому что девушка ему казалась до боли знакомой, но сразу он вспомнить не мог.

— Добрый день! — поприветствовал он Юлю, при этом подойдя по ближе и в упор разглядывая ее лицо.

— Здравствуйте — озадаченно проговорила девушка

— Я же знаю вашу дочь! — воскликнул он радостно — Мы с ней вместе в музыкалку ходили. Классы фортепиано. Точно! Классы фортепиано!

— Да… я ходила в музыкалку — смеялась девушка — только я не припомню, что мы с вами общались, но ваше лицо мне тоже кажется знакомым…

— Так мы в концертах вместе часто выступали, я помню. Вы еще дружили с девочкой темненькой такой, армянкой, вроде, так?

— Да, Кристина, но по национальности она армянка, да. Она в Америку уехала, когда ей было шестнадцать. Мы с ней потом так и не общались. Я ее видела на фейсбуке, но написать ей так и не решилась почему-то…

— Значит, Татьяна Леонидовна, я вашу дочь знаю. Ой какой дождь начался, вы на машине, Татьяна Леонидовна?

— Нет, мы без машины — широко улыбаясь ответила женщина.

— Тогда, не вопрос, мы с Антошкой, как настоящие джентельмены, обязательно вас подвезем, куда скажите — предложил мужчина и все направились к выходу из школы.

Мужчина шел впереди, взяв в свою большую руку маленькую перепачканную руку своего сына, который в свою очередь уже взял мокрую палку другой рукой и ею игрался по дороге, ведя ее по лужам и тротуару. Юля рассматривала его немного сзади, он был чуток небрежно одет в темную джинсовую куртку и бежевые джинсы, которые маленько загрязнились внизу из-за дождливой погоды. Походка его была уверенной и быстрой. Подойдя к черному вольво, он сразу же открыл дверь своему ребенку, который резко выбросив палку, запрыгнул на переднее сиденье, а затем отец по-хозяйски открыл двери и дамам.

— Можно я заведу, можно я заведу машину? — капризничал ребенок

— Нельзя!

— Я хочу в макдональдс, я хочу в макдональдс, я хочу есть — продолжал ерзать по креслу мальчик.

— Вам удобно? — обернувшись назад при развороте спросил мужчина Юлю и ее маму

— Да, все отлично — пробормотала Юля.

— Поедем, поедем, в Макдональдс, не переживай, постоянно туда ездим же, как тебе не надоело — посмотрев на сына сказал он.

— Господи, какой макдональдс, лучше приезжайте к нам сегодня на ужин, пораньше. Я борща наварю. Холодец есть. Мы будем очень рады, правда Юля? — улыбаясь говорила ее мама.

— Как-то неудобно же. Антошка, как тебе идея?

— Я хочу макдональдс — стоял на своем мальчик.

— Вот и езжай в макдональдс, а я тебя завтра по всем предметам спрошу. Самого первого. Только попробуй не выучить у меня — пригрозила учительница

— А если мы с папой к вам придем на ужин, то можно я не сделаю уроки и вы меня завтра не спросите? — смеялся ребенок

— Если съешь весь борщ до последней капли, то да, разрешу тебе не делать уроки

Мальчиком и его папой было решено приехать на ужин к учительнице и ее семье. Не поздно, а к семи часам вечера.

Папа девушки придя после смены, расселся на кухне читая газету и покуривая крепкую сигарету. Мама Юли резала капусту, а она терла морковь на терке.

— Он с женой приедет? — поинтересовалась Юля

— Нет. Сергей вдовец. Жена его разбилась на машине почти пол года назад. Бедный парень… Только сейчас в себя начал приходить… — вздыхала мать.

— Ой какой ужас…

— Считай, что тебя ограбили в Москве не просто так, а сама судьба тебе велела в наше захолустье приехать. А как он смотрел на тебя…

— Мама… прошу тебя! Он не в моем вкусе совсем и у него ребенок. К тому же я живу далеко.

— За такими мужиками как он здесь очередь. Квартира, машина, работа неплохая, кажется он какой-то инженер на производстве, в подчинении люди есть у него, между прочим… А ты, ты много в Москве добилась?

— Все с меня хватит! Я после завтра уеду обратно. Дожила, теперь мне все женихов сватают. Я в своей личной жизни сама разберусь — психовала девушка.

В назначенное время приехал Сергей с сыном, в руках у него был огромный сливочно-йогуртовый торт. Вечер прошел непринужденно и расслаблено, а Юля пыталась немного поиграть с его сыном, но его маленький сынок не сильно шел на контакт, а скорее реагировал настороженно.

ГЛАВА 3. маша

Скрипнула старая дверь, в коридор вышла Ольга Ивановна, медленно шаркая по полу. Прежде чем постучать по двери комнаты Маши, она притаилась и немного послушала, не разговаривает ли девушка с кем по телефону. Не услышав ни звука, женщина неуверенно постучала. Ответа не последовало, тогда она постучала еще раз, уже смелее.

— Да — раздался сонный и недовольный голос девушки.

— Маша, уже почти пять часов вечера, а ты все не выходишь из комнаты… Спишь что ли? — любопытным голосом спрашивала женщина через закрытую дверь.

— Да, сплю

— Случилось что-то? — все также через дверь говорила Ольга Ивановна.

— Ничего не случилось, Ольга Ивановна — на повышенном тоне ответила Маша

— Я надеюсь, я надеюсь. Я тебе позвонить хотела, когда в супермаркете была, думала, может купить чего тебе нужно, а телефон твой отключен был… Точно все нормально?

— Телефон украли. А в остальном все хорошо — кричала из комнаты девушка

— Тогда ладно, не буду тебе мешать. Если что, то я макароны приготовила… с колбасой. Очень вкусно так, не плохо…

— Спасибо!

Ольга Ивановна была одинокой пятидесятилетней женщиной снимавшей комнату в той же самой квартире, где жила Маша. В свои пятьдесят она выглядела на шестьдесят пять лет, волосы ее были плохо покрашены в цвет яичного желтка, на корнях виднелись целые пучки седины, а вокруг глаз расплывались глубокие и многочисленные морщины. Зато работала она в сфере искусства, а точнее была что-то вроде художника по костюмам, но если более точно, то костюмы она просто выдавала из большого хранилища, принадлежащего сразу нескольким театрам и паре киностудий. В основном все решения по выбору костюма принимались без нее, а ее единственная обязанность была найти тот или иной наряд в огромных коридорах костюмерных. Конечно, когда она рассказывала о своей работе, то всегда говорила, что является самым-самым главным человеком, ответственным за костюмы в том или ином спектакле или же фильме. По молодости Ольга Ивановна переспала с парой малоизвестных актеров, но на этом ее личная жизнь закончилась и в свои пятьдесят лет ей приходилось снимать комнату в квартире вместе с двадцатисемилетней Машей. Маша всегда хотела абстрагироваться от угнетающей ее обстановки в квартире по максимуму. Она посещала разные мероприятия, разговорные языковые клубы, ходила с подружками по барам, лишь бы меньше времени проводить в серой и пыльной квартире, в обществе Ольги Ивановны.

Девушка медленно встала и подошла к зеркалу. С отвращением разглядывая себя, она едва ли потрогала тот синяк, что красовался под ее левым глазом, он был серо-синий, почти черный. Она себе напомнила дворовую белую собаку, у которой большое черное пятно на одной половине лица или же недоделанную китайскую панду или законченную алкоголичку. Глубоко вздохнув, Маша отошла от зеркала и достала косметичку, в арсенале которой был тональный крем не очень плотного покрытия и масс-маркетовский консилер также не супер плотной консистенции. Кончиком пальца она нанесла и растушевала тональное средство, а затем хорошенько выдавив бежевую массу из консилера, прихлопывающими движениями стала маскировать синяк. Дотрагиваться до синяка было достаточно больно и неприятно так как он в добавок ко всему еще и припух. Одного слоя консилера было явно не достаточно и девушка наложила еще пару слоев. Наложив «грим» она мельком прошла по коридору мимо кухни, где сидела ее соседка и вышла на улицу чтобы поесть в Макдональдсе, хотя изначально она думала просто купить продуктов и съесть их на кухне, но не рискнула попасться на глаза Ольге Ивановне, потому-что вблизи было отчетливо понятно, что под глазом красуется, хоть и замазанный, но фингал.

Съев большой бургер и картошку фри, а также запив свою еду огромным капучино, настроение Маши улучшилось и немного погуляв по району она вернулась обратно домой, в свою комнату. Телефона больше не было, но был ноутбук, который она поставив на зарядку сразу же включила и зашла в социальные сети. В одной из социальных сетей она нашла целых пять сообщений от своего восточного поклонника Дженгиза, в которых писалось на вполне грамматически правильном русском языке, что его самолюбие задето, потому-что, как он полагает, девушка его заблокировала на телефоне и он не может ни дозвониться ни послать смс, а также было написано, что он все понял и больше не намерен ждать взаимности от Маши. Немного колеблясь, она все же решила ответить и написать истинную причину почему ему не удается дозвониться. Турецкий принц сразу прислал кучу смайликов, выражающие его эмоции и сожаления относительно случившегося. Он незамедлительно требовал встречу. Девушка стеснялась своего лица и попросила отложить встречу на несколько дней, до следующих выходных. На что он не сразу, но согласился, написав, что купит ей новый телефон, который она хочет. Маша хотела последний айфон и Джингиз пропев песню о своем разбитом сердце ей это пообещал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 381
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: