электронная
Бесплатно
печатная A5
366
18+
Литературные страницы — 6

Бесплатный фрагмент - Литературные страницы — 6

Группа ИСП ВКонтакте


5
Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-7024-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 366
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Интернациональный Союз Писателей

(Международный Союз писателей, поэтов, авторов, драматургов и журналистов)

Интернациональный Союз писателей (Международный Союз писателей, поэтов, авторов, драматургов и журналистов) является крупнейшей в мире организацией профессиональных писателей. Наш Союз был основан в 1954 году.

До недавнего времени штаб-квартира организации находилась в Париже, в данный момент основное подразделение расположено в Москве.

Наш адрес: метро Преображенская площадь, ул. Электрозаводская 52, Бизнес Центр «Колибрис» индекс 107023

Организация объединяет писательские союзы более чем 40 стран мира. ИСП защищает социальные и профессиональные права писателей и журналистов. ИСП признается властями многих стран мира и удостоверение обеспечивает беспрепятственный доступ к событиям, представляющим интерес для писателя или журналиста. Оно дает право доступа в государственные и муниципальные учреждения для получения информации.

В Европарламенте, Совете Европы и других европейских международных организациях предъявление удостоверения ИСП достаточно для того, чтобы не только получить доступ к информации, но и содействие в подготовке и распространении материалов, а также в других вопросах деятельности на территории стран Европейского Союза.

Во многих странах ИСП дает право бесплатно посещать музеи, выставки, спортивные состязания и другие массовые мероприятия. В некоторых странах ИСП дает льготы на проезд в общественном транспорте и т. д. Удостоверение ИСП действительно, только если в нем обозначены координаты владельца, проставлена его подпись, а также имеются подписи координатора ИСП.

Наши члены Союза и кандидаты имеют право выдвигаться на международные премии и награды, имеют льготы при публикации книг и продвижении за границей.

Некоторые премии и награды учрежденные Интернациональным Союзом писателей и партнерами за рубежом: Лондонская премия в области литературы (язык текстов русский и английский); Франкфуртская премия в области литературы (язык текстов русский и немецкий); Мальмёская премия в области литературы (язык текстов русский и шведский); Варшавская премия в области литературы (язык текстов русский и польский); Стружская премия в области литературы (язык текстов русский и македонский); Московская премия в области литературы (язык текстов русский и один из языков стран СНГ).

А так же 12 литературных орденов и 14 литературных медалей.

В конце 2018 года правление ИСП избрало нового президента организации. Им стал американский писатель-фантаст, лауреат литературных премий Хьюго, «Небьюла», Всемирной премии фэнтези и других — Майкл Суэнвик.

https://t.me/inwriter

https://vk.com/inwriter

http://inwriter.ru

https://web.facebook.com/groups/soyuz.pisateley


Важно!

Произведения в сборнике не рецензируются, напечатаны в авторской редакции и с согласия авторов.

Марина Татарская

Мы все, как раненые птицы:

лететь хотим… печаль в глазах…

И каждому не раз разбиться

вновь суждено. И в волосах

Перо седеет сожалений…

Короче взмах… Длиннее путь…

Порой желание свернуть,

как страх болезненных мгновений.

Слезой душевных откровений

то прошлое, что не вернуть

Нас настигает… и стучится,

без спроса отмыкая дверь

В невосполнимый мир потерь,

которым сердце удручится.

…Тому должно было случиться!..

И опыт жизни, словно зверь,

Грызёт… и, прогрызая душу,

сознанье заставляет слушать

И, подчинившись, отступать…

Но как же хочется летать!..

Чтобы в высоком небе чистом,

где воцарились облака,

Душа сияла аметистом

от света глаз Его лучистых,

Крылом была Его рука…

*Алле, которая никогда не сдаётся, посвящается.

Божьей помощи всем, кто верит в себя и проявляет стойкость!

Натали Ният

Я не готов

Я не готов сменить свободу

На ваши прелести, мадам.

Банальным принципам в угоду

Свою свободу не отдам.


Вы извините, право слово,

Могу и ваш расчет понять.

Вы напевая Мендельсона

Хотите мною помыкать.


Ну как же, как же, я же знаю,

Что коготки у вас остры.

Нет, нет, я вас не обвиняю,

Но вряд ли помыслы чисты.


Вы утверждаете обоим

Нам выгоден такой союз?

Что буду сильно я расстроен

Коль с вами я не обручусь?


Ну что же я могу ответить?

Согласен я влачить судьбу,

А вас прошу, мадам, заметить,

Я вас нисколько не люблю.


Я думал это очевидно,

Любовь решающий мотив.

Но вам наверно лучше видно

При свете ваших перспектив.

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Вышла книга Лилии Ким «Мифы и легенды»

В сборнике Лилии Ким представлено поэтическое творчество разных лет. Первую часть составляют стихотворения и поэмы на мифологические и исторические темы. Легким, музыкальным стихом, неповторимым и самобытным стилем, Лилия Ким пересказывает греческие мифы, старинные предания, эпизоды русской и мировой истории, привнося в известные истории самобытный колорит. Благодаря ярким деталям, которые домысливает поэт, легенды оживают и становятся ближе. А информативные комментарии не только помогают лучше понять прочитанное, но и побуждают продолжить знакомство с историей и мифологией.

Вторая часть книги — лирические стихотворения Лилии Ким. О любви, о жизни, о времени — обо всем, что волнует, радует и печалит. Если первая часть демонстрирует выдающийся ум поэта, то вторая — чувствительную и отзывчивую душу.

Пресс-служба ИСП

Татьяна Никитина

Где-то между радуг…

Между нами было волшебство…

И оно искрило бесконечно.

Вместо дней унылых — всплеск всего,

Что взошло восторженно и млечно.


Вдруг ожили коды в именах,

Пронеслась волна сердцебиений.

Мы друг друга вычислили в снах

И весна ворвалась озареньем!


Потерялось прошлое в волне,

Где-то между радугами света…

Может — на Венере, на Луне,

На других загадочных планетах.


Я страницы бурь перелистну,

А весну, вернув, перечитаю.

Мне простят наследники вину,

Что уснуть не в силах буду в мае!

Наталия Баталова

О музском неравенстве!

Муза извечно женского рода!

Значит поэтов мужская порода

Может стихи посвящать и дарить

Женщинам-музам! А что говорить

Будут несчастные  женщины-йети,

Что позабыв все законы на свете

Пишут стихи о любви, и обычно

Их посвящают мужчинам привычно?

Женщины эти, что пишут стихами —

Леди, снабженные сзади крылами;

Дамы, которых не тянет к хозяйству;

Женщины те, что свое разгильдяйство

Чаще всего назовут вдохновением

И позабудут весь мир в сотворении

Нового опуса старому другу…

Сколько их страждущих стихо-недугом?

Только скажите, в сообществе муз

Рода мужского отыщется «МУЗ»!?

Слово созвучное просится сразу —

«муж» — завершает открытую фразу…

Мадемуазелям писать о любви

к «музу» нельзя! «Муз» не найден, как вид!

Не нахожу на вопросы ответа…

Дамы, мужьям посвящайте сонеты!

Татьяна Никитина

Каждому — по вере…

Однажды заискрило

Во вселенной,

Где мир носило

Силою нетленной.

Мир измождённый,

Зыбкий и размытый

Вписался в тон

Космической орбиты.

Пришла с рассветом

Радужная сила.

Таким сонетом

Землю зарядила!

Из всех сюжетов

Испарилась серость.

В тон семицветный

Так попасть хотелось.

Как Феникс-птица

Мир ожил идеей.

Он стал искриться,

Зёрна счастья сеять.

И зря грозила сила

Преисподней:

Мол, вряд ли статус мира

Будет поднят…

Всем жаждущим Творец даёт

По вере…

Однажды распахнёт

И наши двери!

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Вышла книга Юрия Парфёнова «Подвиги первоклассника Ильи»

В одной школе учился первоклассник по имени Илья. Сидел он уже в первом классе три года и три месяца. Учёба ему никак не давалась. Но если где-то случалась беда, то свои навыки и приёмы он пускал на борьбу со злыми силами. Так было всегда: на выручку приходят сильные и отважные. После победы над злодеями в награду директор школы переводит Илью сразу в пятый класс.

Пресс-служба ИСП

Маша Стик

Мать-одиночка

Тернистый путь и неизбежность,

Усталость, клонит в сон Луна,

На сердце горький яд разлитый,

В висках стучит: «теперь одна». Теперь одна…

И полночь эта на часах,

На город льется, темна́ ночка.

Спит тихо сын,

Сопит и дочка.


Теперь одна…

Расставлены все точки,

Клеймо: мать — одиночка.

И впереди сомненья, страх,

тоска,

Чужие пересуды,

Чужое мненье,

Насмешки, осужденье.

Мать — одиночка все вынесет

На хрупеньких плечах.


А в чем ее, голодную, винить?

Она, как многие, осмелилась любить,

Она осмелилась поверить

И таинству великому себя доверить.


Полгода страсти неземной закончились похмельем:

«Решай сама» — слова — отравленное зелье,

Где обещанья те любить до гроба?

Она одна,

Так одиноко…


Отныне ей одной считать

от государства жаленькие гро́хи,

Отныне ей вертеться, выживать —

Растут ведь миленькие крохи.


Отныне ей одной сушить

на солнышке пеленки,

И по ночам вставать кормить —

Растут неугомонные зайчонки.


Усталость ей не избежать,

Подчас и крик душевный,

Но радует ее тот детский смех волшебный,

Что льется по однушке ручейком.


Маленькие ручки ее обнимают,

И знает она — все выдержать надо,

И знает она, что в этих терня́х

Отрада ей будет в детских глазах,

И знает она, что вырастут крохи —

Подождать лишь надо немного.

И будет она иконы молить,

Чтоб дочка ошибок ее не смела свершить,

Чтоб сын ее честным мужчиною стал

И девичьих судеб ни одной не сломал.

Сергей Турыгин

…Бывает трудно или наоборот легко, всё к лучшему мы говорим… Даётся с потом и трудом, а где то думаем что повезло… И Бога мы благодарим…

Всё к лучшему и наилучшему. От минимальных расстояний до растянутых историй. Подскажут прожитые годы, что мы относили к худшему… познав придуманное счастье и прославленное горе…

Даётся жизнь не просто так. И только лишь дурак мечтает с Богом спорить… Когда всё лучшее просеивая через дуршлаг, на ровном месте начинаем что то строить…

Успешному внушению совсем не нужно (чуждо) утешение. Вскользь всех продвинутых решений важен результат… На обоюдное влечение мы преподносим собственное представление. И убеждение в исполнении раздаётся на расхват..

Что делается к лучшему, а что не происходит. Что быстро возбуждается, а где то, что то к чёрту всё идёт… Себя наверно кто то в этой жизни не находит. Вот и всё время по течению, без волнения несёт…

Мы говорим: «А что не делается, всё к лучшему»., обозначая и подменяя ход событий… Лишь только окружив себя мотивами уснувшими, мы передёргиваем в сумасшедшем такте все оборванные нити…

Бывает разно и заразно. Что суждено — тому не миновать и (а) быть… Мы ищем в лучшем, думаем что в нужном, а находим себя в разном… И заболевшему сознанию предлагаем снова начинать или забыть…

А наши слабости как сладости. Они нам не прощают, тех избавлений от захвата куражей… Преображения раскатываются громом и мгновенно исчезают, не дав понять, что было лучшее из всех вчерашних виражей…

И не жалея ни о чём, что может быть не так всё в жизни получилось и случилось… Мы снова просыпаемся, живём, и любим, и творим… Не повинуясь неудачам и невзгодам, где лучшее хорошее в душе осталось и сложилось…

И что не делается хуже, делается к лучшему… своей судьбе, самим себе мы снова говорим…

Оксана Чернышова

Случайно

Случайно, а быть может не случайно,

Ты повстречался на моём пути,

Я этим днём была такой печальной,

И шли на улице колючие дожди


А я без зонтика была,

Промокли мои замшевые туфли,

В тот день я всё бы отдала,

Но растрепались мои шёлковые кудри


Я в чайную зашла немного отогреться,

И заказала столик почему то на двоих,

Мне так навзрыд хотелось разреветься,

И с горя мне не чай, коньяк бы пить


Случайно, а быть может не случайно,

Присел за столик ты со мной,

И стало сразу всё понятно,

Что мне уже не быть одной


Ты руку взял в свои ладони,

И нежно что то говорил,

А сердце с сердцем билось в унисоне,

И больше ты меня не отпустил!

Наталия Варская

Маяковский стоит на площади,

Я напротив него стою,

А кругом ни одной нет лошади,

Гул машин. Я как-будто сплю.


Говорю я вдруг Маяковскому:

«Почему ты выбрал, Володь,

Эту даму, совсем неброскую?»

В глаз вопрос мой попал, не в бровь.


Возмутился, Владимир искренне:

«Лиля Брик — демон мой и боль!

Не понять тебе, видно, что истинна

Только с трудностями любовь!»


Так, наверное, поэтичнее,

У поэта во всём надрыв.

Я решила быть по этичнее

Разговор тотчас прекратив.

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Издана книга Зейтуллы Джаббарова «Сокровищница мудрости Востока»

Книга Зейтуллы Джаббарова — это монументальное собрание афоризмов, плод многолетней работы и долгих наблюдений. Тематика книги обширна: религия, политика, искусство, любовь, духовность, наука и просто жизнь во всех ее проявлениях.

Меткие и точные, парадоксальные и изящные, прямые и хлесткие, изречения Зейтуллы Джаббарова понравятся и запомнятся всем любителям малых форм в целом и афоризма в частности.

Пресс-служба ИСП

Николай Будаев

Николка.

Николка, мальчуган лет двенадцати, очень любил рано утром отправляться на речку.

Тихая, спокойная речушка, Тайка, всегда радовала веснушчатого паренька с белобрысой шевелюрой. Она была Николке закоренелым другом, который и накормит и напоит, если знать места ловли рыбы, да заветный родник, что спрятался в тени деревьев, у края оврага.

Вот и на этот раз, проснувшись часов в пять, юный сорванец поспешил с удочкой наперевес к знакомой тропинке, которая петляла меж сосен и берёз, ведя к реке.

Тайка встретила его, как родного. Уже открыли глазки полевые ромашки и васильки, что росли на самом берегу. Жёлтые кувшинки тянули свои длинные головки к солнышку, норовя показать свою чарующую красоту водной братии. Здесь росли водоросли и обитали многочисленные: лягушки, рыбы, ондатры, утки и водные насекомые. Каждый считал Тайку своим домом.

Перво-наперво Николка принялся удить рыбу. Закинув подальше рыболовную снасть, он пошёл собирать сухие ветки для костра. Через полчаса, набрав достаточно дров для этого, Николка довольный семенил к берегу. И только тут он увидел, что удочки нет…

Оглядевшись по сторонам, вдруг заметил на середине реки одинокую палку, которая как-то странно себя вела. То она неуклюже тонула, то плыла против течения. Это была его любимая бамбуковая удочка, подаренная отцом к дню рождения.

Недолго думая, Николка прыгнул в воду и стал догонять уплывающую снасть. Схватив конец удочки, он стал отчаянно бороться с диковинной рыбой, которая была на крючке. Поначалу ему это удавалось. Ближе к берегу, когда стал появляться зрелый камыш, добыча начала оказывать яростное сопротивление. Но Николка не сдавался. Своими худыми, но цепкими руками, он умело изводил хищника короткими перебежками и не выпускал леску. Вскоре удача сопутствовала герою. Выдохнувшись от бессмысленной борьбы, из воды показался огромный сом, который выглядел, как старое, затонувшее бревно, только с двигающимся хвостом. Взяв двумя руками за жабры податливую рыбу, маленький рыболов вытащил её на берег.

От волнения дрожало всё тело.

«Вот это улов! Мальчишки обзавидуются!» -подумал, едва отдышавшись, Николка.

Проткнув сучком толстую пасть рыбы, мальчонка взвалил её себе на спину и медленно побрёл в сторону родной деревни. Что ждёт его завтра? Никому не известно, а сегодня он герой.

Лилия Буряк

Как роза не бывает без шипов,

Так жизнь нам неумышленно перечит,

Для счастья иногда не надо слов,

А иногда лишь речь тебя излечит.


Сюрпризы радуют, сюрпризы воздают.

И пусть преследуют порой нас неудачи,

Но я тебя лелею и люблю,

Лишь потому, что не могу иначе.


Лишь потому, что часть моей души,

В тебе давно пустила свои корни.

И мы порой творить добро спешим,

Но может быть тем жизнь свою и портим.


Пусть жизнь твоя искрит как море звёзд,

Пусть спотыкаясь, набиваешь шишки,

Но я сейчас дарю букет из роз,

И верю, он тебе не будет лишним

Ольга Шевчук

Она

Вроде всё как обычно, рутинно,

Время мчит её вслед за собой,

Она тоже грустит без причины,

Говоря, что ей нужен покой.


Всё не то: перемены, работа,

Она любит весь мир, не себя

Утро. Солнце. Дорога. Суббота.

Уже осень, конец сентября.


Говорит остальным-всё отлично,

Только близкие знают, что — нет.

Просто чувства скрывает обычно,

Только сердце ведь знает ответ.


Вроде вечера ждёт с нетерпеньем,

И всё ближе ей кажется ночь,

Она снова немного с сомненьем…

Темнота обнимает как дочь.


Вроде также для всех недотрога,

Но ей хочется тоже тепла,

А пока, лишь ночная дорога,

Над которой сияет Луна.

Юлия Алексеева

Бывший

Зачем в твоей жизни снова возникает бывший?

Ни чувств, ни эмоций. Все это лишнее.


Пишет, пытаясь вызвать эмоции.

Мы расстались в 2004. Вообще о чем ты?


— Встретимся? — знаешь на что похоже?

Новые не срослись, вернусь к чему не гоже


Было тогда давно, сейчас видно прокатит.

Спать мужику одному сейчас совсем не катит.


А у меня все отлично. Замужем, новый кактус.

Лет через 50 встретимся, если не трус.


Девочка 15 лет назад тебя ждала,

А сейчас уже большая и не звала.


Как ложка к обеду уже мимо кассы,

Сливайся с другими людьми серой массой.

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Издана книга Михаила Щепоткина «Записки из Путианариума».

Книгу Михаила Щепоткина трудно отнести к конкретному жанру. Сам автор называет ее «капустником», чем-то «между занимательной философией… и эротикой — тоже — занимательной». «Записки из Путианариума» причудливы и разнообразны. В них есть место и едкому сарказму, и смеху сквозь слезы, и унынию небогатого быта, и труднейшим вопросам бытия. Не менее необычен язык произведения, порой намеренно грубый, «непричесанный», порой почти изящный в своей простоте и строгости. Тем, кому интересны поиски новых форм в современной литературе, кого привлекает крепкая прямота сатиры, стоит прочесть эту книгу.

Пресс-служба ИСП

Наталия Баталова

Болтливое ребро

— Удивительное дело —

Я — и из ребра Адама!

Я — с горячим пышным телом

умная, большая Дама!

Я не слышу наставлений!

Мне не нужно руководство!

Я сама сильна в учении!

Не люблю я домоводства…


— Подожди, молчи, послушай…

Каждому дано от Бога

В чем-то быть плохим и лучшим —

Каждому своя дорога…


— Как обидно, я не вправе

Изменять исход событий!

Я ребро — и это давит!

ЭТО для меня — открытие!

Пусть себя я слышу лучше,

Чем кого-либо на свете…

Я добрее! Мягче! Круче!

От меня родятся Дети…


— Помолчи, и всем желаниям

даст Адам успокоение —

Защитит, укроет, сдастся…

Лишь не жди повиновения!

Ты — ребро, ты ближе к сердцу,

Ты — Адама защищаешь,

На тебя он опереться

тоже хочет… Ты не знаешь,

как порой мужчина ищет

Твоего тепла и неги…

Боле ничего! Он дышит

Лишь свободным… Даже в гневе

он ребра не поломает…

Сохранит его у сердца…

Если же ребро — болтает —

этих он не слышит терций…

Он идет своей дорогой —

Голова… да руки-ноги…

Помоги ему немного,

Он, поди, устал с дороги…

Адам Шефруков

Так зачем я пишу о тебе?

Так зачем я пишу о тебе?

Мир и так переполнен тобою,

Даже камни на этой Земле

Расцветут пред твоей красотою.


Без тебя я рассудок теряю,

Одурманен тобой, опьянён,

И доселе я не понимаю

Это явь или всё-таки сон.


Существуешь ли ты в самом деле?

Может это проделки судьбы?

Без тебя я едва… Еле-еле

По частям собираю мечты.


Так зачем я пишу о тебе?

Не найдется иного ответа

Чем того, что в губительной мгле

Ты мне стала живительным светом.

Иван Березянц

Константиново

Синева расплескалась, играя

Перезвоном зеленой травы,

Здравствуй, Русь ты моя дорогая,

Здравствуй, сердце родимой страны.


Здравствуй, дом мой далёкий у рощи,

Слышишь, как я тоскую в Москве?

Месяц, друг мой, гуляя по ночи,

Передаст тебе тихий привет.


Может быть, я приеду однажды,

Чтоб развеять немую тоску,

И, увидев меня, будет каждый

Слух трепать про чужую Москву.


Разрешите, прилягу на поле

Посмотреть, как плывут облака.

Я ведь в городе — будто в неволе,

Там меня поглощает тоска.


Я тоскую по милому сердцу

Васильковому цвету лугов,

Но закрыта пока эта дверца

В край полей и Оки берегов.


В край, где в ситце березы зеленом,

В край полей золотых, лопухов,

В край, где нету сырого бетона,

И где встретил однажды любовь.


В край, где дышится даже иначе,

Где берёза шумит под окном,

И, ночами по мне тихо плача,

Обнимает родительский дом.

Маша Стик

Смирение любви

Я не прошу тебя остаться,

Я не прошу тебя забыть,

Сумеешь ли ты догадаться,

Никто так в мире больше не научится любить.


Мне, знаешь, жилось, как по накату,

Я так привык дни коротать,

Со всеми быть в безискренном наряде,

И раны в сердце безразличием латать.


Мне думалось, так будет вечно,

На дне в яйце,

Яйцо то в сундуке,

Упрятаны все чувства,

И все равно, что так бывает пусто,

спустя минуты суеты.


Но ты пришла в мой серый, глупый будень,

И как мне быть?

И как же мы с тобою будем?


Два разных мира —

Ты и Я,

Два адских скорбных пира,

Что бросить просто так нельзя.


Страдаешь ль ты, как я?

Отчасти…

Не зачеркнуть, не выбросить в окно

Уклад привычный ради нашей тайной страсти,

Что ж, да будет так,

Раз суждено!


Раз суждено тебя любить,

то буду я до гроба,

Раз суждено с тобой не быть — смирюсь,

Мне б только знать, что дышишь ты спокойно,

И счастлив буду я, клянусь!


Мне знать бы только,

Что ты не пожалеешь, что предпочла

остаться не со мной,

Мне б только знать, что в счастье на земле

наивно веришь,

Мне б только знать, что ты цветешь весенне,

Пусть не в моих, но в ласковых руках.

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Вышла книга Валентины Астапенко «Хрустальный лебедь»

Перед нами сборник сказок и рассказов о природе человеческих отношений с животным миром. Рассказы о детях и взрослых, о непростом жизненном пути каждого из них. Сказки о животных, о переплетении судеб, о созависимости нашей, о счастье понимать, любить и ценить. Писать о детях, для детей и взрослых непросто, но если душа сохранила свой свет, то это легко. Автор, опытный педагог с чуткой душой пишет о детях для взрослых. Учит словом, мудростью и любовью к ближнему. Многоплановость тематики, жанровое разнообразие произведений, вошедших в сборник, несомненно, вызовут интерес у широкой читательской аудитории.

Пресс-служба ИСП

Ольга Шевчук

Вот бывает, что кажется грустно,

А кому-то не спится ночами,

И не значит, что внутренне пусто,

Когда манит лишь только речами.


Кто-то тихо готовит вновь ужин,

Ну а кто-то всю ночь на работе,

Кто-то просто сегодня простужен,

Кто-то просто кричит о субботе.


Кто-то ждёт удивительно чудо,

Только жизнь наша вовсе не сказка,

Он сегодня кричит: не забуду,

А на утро другая отмазка.


Кто-то ждёт тёплый ласковый вечер,

От того уж кому безразлично,

Ах, как сладки ведь были те встречи…

А теперь вспоминать неприлично.


Кто-то громко расскажет о счастье,

И оно ускользнёт, где потише,

Может дождь это тоже ненастье,

Только дождь тебя всё-таки слышит.


Кто-то скажет однажды при встрече,

Что никто не решает проблемы…

Стань сильнее, не будет же легче,

И по жизни всегда перемены.


Ты не жалуйся, не разглагольствуй,

Кто не слышит, тебе не поможет,

Не ревнуй, успокойся, не буйствуй,

Может быть ты ему не дороже…


Не кричи никому, когда страшно,

И другим ведь бывает не лучше,

Может кто-то живёт, где опасно,

Но молчит или скажет, что круче.


Ты найди в себе силы, почувствуй,

Будь мудрее, смелее, добрей,

Тебе кажется, вроде бы пусто…

Но с улыбкой вдруг станет теплей.

Наталия Варская

Как тоскливо кругом и обыденно

Суета, и проблемы, и быт!

И решил я, по глупости, видимо,

Удалиться в какой-нибудь скит.


Затаился в охотничьем домике,

Ел грибы и за дичью ходил,

Но однажды в лесу встретил гномика.

Не подумайте, я ведь не пил.


Гномик этот, с бородкою седенькой,

Собирал в туесок дикий мох,

И с какой-то поганкою бледненькой

Разговаривал. Я же — оглох.


Я стоял и смотрел зорким ястребом,

Я застыл, как раскидистый дуб.

Что беседа велась, догадался я

По движению гномовых губ.


А когда их беседа закончилась,

Слух немедля вернулся ко мне.

Гном спрсил: «Не страшит одиночество?

Тебе нравится жить, как во сне?


Сколько важного, доброго, вечного

Ты бы сделать, наверное, мог,

Но застрял здесь тюленем на лежбище,

К миру ты равнодушно оглох.


Может быть превратить тебя в деревце?

Так тебе ещё меньше хлопот:

Ни еды, ни охоты. Надеялся

Что вся жизнь незаметно пройдёт?


Не травой ты родился, не ягодой —

Человеком! О том не забудь.

Должен ты, невзирая на тяготы,

Проходить человеческий путь.»


Захотелось мне сразу движения,

Захотелось мирской суеты.

Гном развеял мои все сомнения,

Вывел он меня из темноты.


И с тех пор не страшусь я реальности,

Я не дерево, я человек!

Я обязан прожить в материальности

Весь судьбой мне отпущенный век.

Светлана Никифорова-Ночевная

Если есть на свете…

Вот если есть на свете счастье, то оно в тебе:

В твоих ресницах, волосах и взглядах,

Проникнувших под кожу ароматах

И родинке — мишени чувств на ласковом челе.


Вот если есть любовь на свете, то она к тебе:

В твоей душе укрылась мягким пледом

И не кичится торжеством победы,

Инициалы вышивая на златом гербе.


Вот если есть на свете вера, то она в тебя:

В мой день с тобой, всегда неповторимый,

Твоим вниманием, теплом хранимый.

Слова любви к тебе — есть высшая мольба.


Вот если есть на свете смерть, то на твоей груди

Хочу окончить жизнь свою однажды.

И лишь одно мне будет важно:

Ты в вечности не брось, ты поцелуем разбуди…

Майя Лукина

Ящерица

Я движусь по своей оси,

Не по шоссе и не по КАДу.

Я улочками, как такси,

Не по парадному фасаду.


Я внутрь книги напрямик,

Проигнорировав обложку,

Ныряю. Я истошный крик,

Обёрнутый в пространство кожи.


Мой оголённый нерв болит,

И ЗОЖник из меня не очень:

Внутри вмонтирован магнит

На боль, обиды… Сердце в клочья!


Злость осами на сладкий мёд

Летит ко мне — не в силах драться.

Я жду, когда она пройдёт,

Когда смогу одна остаться…


Залечь на дно, закрыть глаза

И налепить метровый пластырь.

Там где ударила гроза —

Всегда с утра приходит пастырь,


Все поливает, очищает

И покрывает свежим слоем.

Мой хвост по новой отрастает

Перед последующим боем.

Helga Brodovski

Сидеть у телевизора вдвоём,

И рассуждать. Какой же это бред.

Мне комплимент вчера сказал сосед,

А ты не слышал. Думал о своём.


Сварю пельмени. Ты достанешь сыр.

Мы выпьем по бокальчику вина…

Схожу за третьей. Я же не пьяна!

Терпимей взгляд на этот серый мир.


Промилле снизят общий интеллект.

Убогий мир нам станет как родной.

Мой храп соседи слышат за стеной.

Я пью и сплю, как гений. Как поэт.


Ты не отдашь меня чужим кострам.

Для этого и стоило напиться,

Для этого и стоило родиться,

Чтоб вечность разделить напополам.

Ольга Шевчук

Фанаты

Летний вечер весь в алом закате,

Всё пылает как будто звезда,

Все гуляют на Новом Арбате,

Всё ликует и пляшет толпа.


Затеряюсь средь шумного строя,

Не звоните мне пару часов,

Там встречают как будто героя,

Персонажа из «Битвы богов».


Все несутся поближе к герою,

То с плакатом, то с книгой, кто с чем

Я шагаю, зажата толпою,

Что орет будто сотни сирен.


Вот один выбегает парнишка,

Машет кепкой с автографом мне,

Улыбается: Ах ты, глупышка!

Подойди нарисует тебе.


Я смотрю молча сквозь суматоху,

И ей кажется нету конца,

Духота в самом центре, как плохо,

Люди пот убирают с лица.


Я иду сквозь толпу, пробираюсь,

Вылетаю как кот на шоссе,

Еле-еле держусь, спотыкаюсь,

Кто-то машет рукой на крыльце…


Я бегом убираюсь с дороги,

Предо мною безлюдный квартал,

На героя сбежались все люди.

Как же «мозг» от их криков устал.

Татьяна Никитина

Как ласков май!

Ты обернулся у реки

И встрепенулся от тоски…


— Уеду срочно в никуда!

Погасну ночью, как звезда!

Всё, что зажглось от двух начал —

Отныне — врозь и — пуст причал…


— Но подожди, не торопись!

Уснула жизнь! Весны дождись!

Как ласков май — любви дитя!

Как много стай над ним летят!

В таком чудесном дне судьбы

Так неуместно грустным быть!

Наталия Варская

А не будет ли у вас…?

— Нет, дружок, не будет!

И не продолжай рассказ,

Я вас знаю, люди.


Вы попросите воды,

А потом и супа,

Так дойдёт и до икры.

Просто всё и глупо.


Дальше-больше: ночевать

Станете проситься,

А потом права качать,

Чтобы поселиться.


— Зажигалку попросить

Я у вас пытался.

— А затем и закурить?

Знаю. Нарывался.


Протяни вам ноготок —

Нет руки по шею.

Так что ты ступай, браток,

К тем, кто поглупее.


Удочки вам не нужны,

Не нужна рыбалка,

Рыбу вам подать должны.

— Ишь-ты, зажигалка!

Виктория Ерух

Сказка о Царевне — Лягушке

Ольга Акулич и Виктория Ерух

В прекрасном тридевятом царстве

Иль тридесятом государстве,

Жила красавица одна,

Была лягушкою она.


Ждала судьбу свою с надеждой,

Скрывая деву под одеждой.

И вот, летит в неё стрела,

Лягушка вмиг занемогла.


На днях, гадала баба-жаба,

Что будет жить она богато,

Придёт за ней прекрасный принц,

У лап падёт безвольно ниц.


Проходит день, за ним неделя,

Лягушка скачет еле-еле

Вся в книжный мир погружена.

Ученье — свет незнанье — тьма!


А между тем, в душе тревога:

Кто явится в её чертоги?

Счастливой стать сумеет с ним?

И будет ею он любим?


Всю ночь читала камасутру,

Подкралось незаметно утро,

В кувшинке заварила чай.

Жених подкрался невзначай.


Лохматый, с пышными усами,

В чалме, в глазах пылало пламя,

Медуз держал в своих руках.

Лягушку вмиг окутал страх.


Промолвил принц: «Сниму заклятье,

В том мне помогут черти-братья,

Сроднимся мы с тобой душой,

Ты мой цветочек дорогой.


И, взяв на рученьки невесту,

С ней воспарил в иное место,

Туда, где сказочный дворец

Скрепил их узами колец.

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Премия «Первый трубадур» им. герцога Гийома для поэтов-песенников

Коль не от сердца песнь идет,

Она не стоит ни гроша,

А сердце песни не споет,

Любви не зная совершенной.

Мои кансоны вдохновенны —

Любовью у меня горят

И сердце, и уста, и взгляд.

Бернард де Вентадорн

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 366
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: