электронная
Бесплатно
печатная A5
331
18+
Литературные страницы — 10

Бесплатный фрагмент - Литературные страницы — 10

Группа ИСП ВКонтакте


5
Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-9245-0
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 331
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Интернациональный Союз писателей

С 6 по 9 июня в Крыму пройдет Международный литературный фестиваль им. А. С. Пушкина, посвящённый 220-летию со дня рождения поэта! Подавайте заявки!

Участвовать в фестивале можно как очно, так и заочно.

Фестиваль приурочен к юбилею со дня рождения известного русского поэта.

Жюри.

Председатель — Максим Замшев, поэт, прозаик, главный редактор еженедельника «Литературная Россия».

Члены жюри:

Владимир Васильев — прозаик, председатель Крымского отделения Интернационального Союза писателей;

Александр Гриценко — прозаик, литературный продюсер, Председатель Правления Интернационального Союза писателей;

Сергей Лукьяненко — прозаик, автор бестселлера «Ночной Дозор»;

Виктор Пеленягрэ — поэт, автор шлягеров «Как упоительны в России вечера», «Шарманка» и др.;

Андрей Щербак-Жуков — литературный критик, прозаик, поэт, заместитель ответственного редактора книжного приложения к изданию «Независимая газета» — «НГ-Exlibris».

Программа фестиваля направлена на открытие новых имен, на интеграцию в российский издательский процесс творчества авторов материковой России, а также авторов зарубежья и Крыма.

Среди гостей — известные писатели России и Европы.

В фестивале предусмотрена уникальная программа: мастер-классы известных писателей и редакторов издательств.

Лучшие авторы будут рекомендованы в сборники прозы, поэзии, фантастики, фэнтези, детской литературы, драматургии и журналистики. Авторы получат дипломы и похвальные листы от ведущих литературных журналов России.

Будут вручены медали «А. С. Пушкин. 220 лет».

Главные победители фестиваля получат звание лауреата лауреатов — «За выдающиеся заслуги перед литературой», также будут вручены гран-при по номинациям и объявлены лауреаты 1, 2, 3 степени.

Будет проведен международный смотр литературных объединений Крыма (осуществляет международное жюри). Победившее ЛИТо получит звание лауреата лауреатов и кубок Международного фестиваля им. А. С. Пушкина.

Для писателей — гостей Крыма — будет организован круиз «Крым за один день». Писатели посетят: Бахчисарай — Ханский дворец; Севастополь — морская прогулка (экскурсия вдоль военных кораблей ЧФР) и прогулка по исторической набережной. Мы посетим Графскую пристань и памятник затопленным кораблям. Мы посетим Ласпинский перевал, часовню Рождества Христова и видовую площадку на горе Кошка. Далее сядем на теплоход и поплывем в Ялту, где посмотрим «Ласточкино гнездо», набережную, малую канатную дорогу. Зайдем на видовую площадку с панорамой на Аю-Даг, Гурзуф, Адалары.

Участие в фестивале — это возможность завести друзей, творческие связи в России и за рубежом, повысить квалификацию, стать участником перспективных литературных проектов, получить публикацию в престижных литературных журналах России, победить в многочисленных литературных конкурсах и премиях и просто отдохнуть: вино, морепродукты, свежий воздух, теплое море и приятное общение. Ждем вас на фестивале в Крыму!

Для участия в фестивале вам необходимо обратиться к координатору специальных проектов ИСП Тихомировой Магдлене Геннадьевне,

e-mail: spravka@inwriter.ru

Предисловие

На авторской странице ИСП вниманию читателей предложены тематические и нетематические сборники. Представляем Вам «Литературные страницы 10», нетематическая, интересная и увлекательная книга.

Уважаемые читатели! Как прекрасен мир творчества и безгранична фантазия наших авторов. На страницах сборника есть философские рассуждения, бурные эмоции, лирика и др.

За прочтением сборника «Литературные страницы 10» мы предлагаем Вам…

Узнать о лете любви Л. Рогулевой

Лето тихонько стучится к нам в двери.

Вьюга на улице! Вряд ли поверят!

Только не снежная, а лепестковая,

Розово-белая, нежно-лиловая…

И жанрах музыки с М. Бривка:

Жанров множество есть музыкальных,

Лично мне ближе всех русский рок.

В нём сплетение данных вокальных,

В нём поэтов жжёт истинный слог…

Порассуждать о поэзии с А. Петуховой:

Писать стихи-поверьте, не каприз,

О доброте, любви и нежных чувствах,

Как свежий ветерок, игривый бриз,

Они живут и в сердце, и в искусстве…

Задуматься с К. Волынцевым о подходящей невесте:

Помню, бабушка писала:

«Погулял, внучок, ты мало.

Ты терпенья наберись.

А с соплячкой что за жизнь?

Девками все хороши.

Жинку ж надо для души,

Чтобы с ней все пело —

И душа, и тело…»

Улыбнуться с рассказами Н. Варской и в ее поэтических строках узнать откуда взялся цирк:

…шапито возник, как ниоткуда.

Мираж, оазис или дар небес?

Да, цирк всегда в себе содержит чудо,

И будням создаёт противовес…

Желаем Вам положительных эмоций, познания нового и интересного с книгами ИСП.

Автор: Наталья Козлова, 41 год, образование высшее экономическое.

Занимается генеалогией, пишет стихи, прозу, есть статьи в области публицистики.

Лауреат конкурса «Территория завтра — твоя территория»,

2 место в международном конкурсе «Этномир, радуга созвучий» в номинации «Публицистика»,

Номинант премии «Поэт года»

Награждена медалью Маяковского за вклад в русскую литературу

Номинант премии «Русь моя»

Награждена благодарственным письмом Министерства сельского хоз-ва за публикации на тему «Крестьянские родословные»

Участник и победитель конкурсов ИСП.

Важно! Произведения в сборнике не рецензируются

и напечатаны а авторской редакции.

Наталия Варская

Цирк шапито возник из ниоткуда.

Мираж, оазис или дар небес?

Да, цирк всегда в себе содержит чудо,

И будням создаёт противовес.

Не говорите глупости о цирке,

Что это, мол, не модно и старо,

А вслушайтесь, как бережно на скрипке

Играет вам задумчивый Пьеро

Лариса Рогулева

Лето тихонько стучится к нам в двери.

Вьюга на улице! Вряд ли поверят!

Только не снежная, а лепестковая,

Розово-белая, нежно-лиловая.

То в волосах озорное кружение,

То под ногами шальные движения:

Вот в ритме вальса, а вот в ритме танго,

И отчего-то становится жарко…

Два сердца рядом бьются неровно,

Нежны касания, взгляды с любовью…

И на мгновенье душа замирает…

***

А лепестки все кружатся, не тают…

Наталия Варская

Бывает так, что там, где взрослым

Темно и грустно, то дитя

Невинный, маленького роста,

Всё видит светлым без огня.

И кажется, как будто взрослый

Ребёнка за руку ведёт,

Но это очень под вопросом —

Кто штурман здесь, а кто пилот.

Максим Бривка

Я там задумывался чаще

Старый вагон, затемнённый плацкарт…

Дальше от дома и новые планы.

Был переменам недолго тем рад,

Сменит окоп нам учебные ямы…

Борт в небеса, жгут лукаво пески;

Старой разгрузкой натёртые плечи.

Здесь не грозит умереть от тоски,

Время здесь раны навряд ли залечит.

Стёртый затвор, взят двойной магазин;

Тень промелькнёт за песчаным барханом.

Радует мысль: средь чужих не один,

Быстр спец отряд во главе с капитаном.

Чувствуя жизнь и предчувствуя смерть,

В жар углублялся, отринув сомнения.

Помня земли отвоёванной твердь,

В мыслях свои оправдал я решения.

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Интернациональный Союз писателей приглашает авторов издаться в эксклюзивной серии, посвященной Антуану де Сент-Экзюпери

«Тебя заботит будущее? Строй сегодня. Ты можешь изменить все. На бесплодной равнине вырастить кедровый лес. Но важно, чтобы ты не конструировал кедры, а сажал семена», — Антуан де Сент-Экзюпери.

Если вы считаете так же и устали ждать чуда, то начинайте действовать! Интернациональный Союз писателей приглашает вас принять участие в новом выпуске эксклюзивной серии, посвященной Антуану де Сент-Экзюпери.

У вас есть отличная возможность не только принять участие в этом сборнике, но и стать обладателем награды. Участвовать могут все желающие, не только члены ИСП.

Принимаются любые по жанру произведения (проза и поэзия), законченные по смыслу. Все произведения, присланные для публикации, проходят конкурсный отбор.

Приняв участие в сборнике, вы гарантированно получите медали Экзюпери.

Стоимость публикации 20000 рублей — 30 полос, плюс вы получаете бесплатную рецензию на присланные произведения, которая будет также опубликована в сборнике. Одна полоса — 1600 знаков с пробелами, если проза, и 30 строк, если поэзия. Подсчет общего числа знаков и строк определяется с учетом фотографии и краткой биографии. Произведения менее установленного объема не принимаются. Все присланные на конкурс произведения проходят строгий отбор, и только лучшие попадут в сборник.

Обращаем ваше внимание, что часть расходов на типографские работы авторы оплачивают самостоятельно.

Для участия в сборнике необходимо направить саму заявку на участие, тексты, фото автора и краткую (около 500 знаков) биографическую справку на электронную почту: deti@inwriter.ru

Тема письма: «Сборник Экзюпери», формат письма Word

Помните замечательную цитату из романа Антуана де Сент-Экзюпери «Цитадель»: «Может, лучше не уничтожать зло, а растить добро?»

Лучше сказать нельзя! Давайте растить добро вместе! И тогда наши дети будут жить в гармонии, мире и красоте. А помогут им в этом правильные книги.

Ждем ваши произведения для участия в серии, посвященной Антуану де Сент-Экзюпери.

По вопросам участия в сборнике,

посвященном Антуану де Сент-Экзюпери, обращаться:

Ковалевская Оксана Петровна

Руководитель направления развития иностранных литературных проектов ИСП

Интернационального Союза писателей: http://inwriter.ru

e-mail: moskva@inwriter.ru

тел.:8-999-601-35-47

Наталия Варская

Свидание

Валентин взял её руку в свою и начал:

«Твоя рука в моей лежит

И кровь по жилам уж бежит.

Твои прекрасные глаза

Чисты, как детская слеза…»

Поэма была посвящена ей! Она была тронута до глубины души и слушала с восхищением.

Принесли кофе. Валентин, вдохновлённый своей новой музой, продолжил:

«Вот кофе на столе дымится,

Но и без кофе мне не спится…»

Поэма оказалась ещё длиннее, чем прежняя. Дама спросила: — Вот вы мне писали, что поэт. А где вы работаете? Он ответил:

«Поэзия-не лёгкий труд.

О лёгкости поэты врут.

Они сгорают, но творят,

Напрасно люди говорят…»

Валентин читал и читал очередной свой шедевр, а ей хотелось есть, в туалет и курить.

— А давайте закажем что-нибудь из еды, — сказала она.

Он ответил:

«Еда! Какая это проза!

Не может мясо кушать роза.

Не может нежностью своей

Коснуться грубых кренделей»…

Ей хотелось завыть. Она сказала:

— Ой, я совсем забыла, мне срочно нужно уйти.

Он снова взял её руку в свою и начал:

«Уходишь ты, а я один,

Как позабытый пилигрим,

Уставший путник, жалкий странник,

Из сердца твоего изгнанник»…

Она сама не поняла, как это произошло, но стоявшая на столе массивная солонка опустилась на голову Валентина. Лёжа на полу он держался за голову, из под пальцев струилась кровь, а он почти шептал:

«Я ранен вашею рукой,

Но счастлив обрести покой

По милости прекрасных рук,

Которые взметнулись вдруг»…

Она закричала:

— Заткнись! — и пнув его ногой, выбежала вон из кафе.

Екатерина Бакличер

Удачная охота (серия Печать цвета папоротника, 16+)

Бывшая девушка — как пистолет, спрятанный у тебя глубоко внутри. Он больше не заряжен, поэтому при виде неё раздается только глухой щелчок, может быть, слабое эхо, воспоминание о выстреле… С этими словами писателя Джонатана Троппера, недавно прочитанными в Инстаграме книжного блогера, спорить бесполезно. Особенно тогда, когда человек, с которым я впервые почувствовала себя шестнадцатилетней девушкой, смотрел на меня тёплыми глазами, проходя мимо библиотеки со своей новой подружкой, которую даже учителя в шутку называют царицей. Вдруг Вася и Лена поцеловались. Заметив мой взгляд, Елена Прокофьева, подмигнула. Я прикусила губу и вошла в библиотеку, услышав в коридоре звонкий смех своей одноклассницы и просьбы бывшего вести себя поприличнее.

— В книгах ты, Анна, намного лучше разбираешься, — неожиданно из — за стеллажа вышел худой, слегка сутулящийся темноволосый парень в поношенной одежде и в нелепых больших очках, превращающих его в старика. — Василий своим примером прекрасно подтверждает, что спортсмены бездарны в точных дисциплинах.

— Аркадий Антонович, вы меня напугали!

— Прости, — библиотекарь виновато улыбнулся. — О, ты уже прочитала сборник Гоголя, — он взял книгу, которую я прижимала к груди. — Поделишься своими впечатлениями?

— Да, конечно.

— Если ты не спешишь, мы можем поговорить за чашечкой чая.

Ароматы мая, песня птиц, вкус крепкого чёрного чая, голос школьного библиотекаря, ставшего за несколько недель хорошим другом, и книги… Это всё настолько меня увлекло, что я забыла обо всём и вернулась в реальность, когда случайно уронила чашку. Кровавые лучи заходящего солнца меняли привычную библиотеку до неузнаваемости. Несмотря на то, что я не раз задерживалась в школе, я не переставала удивляться такому преображению. Во время заката ужасно утомительная школа становилась загадочной, привлекательной и даже пугающей. Немного обидно, что многие знают только её рабочую сторону.

— …Прости. Я тебя задержал, — Аркадий Антонович как — то зловеще усмехнулся. — В наши дни редко можно встретить заинтересованную в книгах девушку с чистыми идеалами. Я видел многих людей. Лишь единицы были подобны тебе.

— Благодарю, Аркадий Антонович.

— Аркадий, — сидевший у широкого открытого окна на классическом офисном стуле библиотекарь сложил пальцы в замок. — Мы ведь друзья. Можно называть друг друга по имени, когда, конечно, нет вредных преподавателей и учеников. Тем более я не старик, чтобы меня по имени и отчеству называли.

— Хорошо…

— Анна, у тебя необычные серьги. Кресты.

Почему — то я содрогнулась от пристального взгляда. Встреча с карими глазами настолько смутила меня, что захотелось спрятаться.

— Подарок бабушки. Она была монахиней.

— Весьма оригинально.

— Мне, наверное, пора идти домой.

Поднявшийся на ноги парень забрал чашки и направился к своему рабочему столу.

— Я провожу тебя. Не хотел бы, чтобы на тебя напали. Всё — таки в Ужгороде появился… вампир.

— Всего — то псих, который оригинальными убийствами решил войти в историю, — заправив за ухо выпрыгнувший из каштанового пучка локон, я повесила на левое плечо сиреневый рюкзак. — Если бы не убивали девушек, было бы смешно. А ты веришь в вампиров?

Аркадий резко обернулся ко мне и мило улыбнулся.

— Я верю в то, что в мире есть много необъяснимого.

— Как всегда, слишком умные слова.

— Анна, я немного уберусь и закрою библиотеку. Подожди меня на первом этаже. Хорошо? И не грусти из — за Василия. Парни в подростковом возрасте бывают кретинами. Впрочем, возраст не играет особой роли.

Спустя две минуты я шла красным коридором, в котором медленно и уверенно росли необычные тени. Мои шаги звучали звонко, хоть на балетках практически не было каблуков. Почувствовав чей — то жаркий взгляд, я обернулась и пропустила то, как из поворота на меня налетел…

— Вася?

— Аня, почему ты так долго? Пока я тебя ждал на пороге, мороженое растаяло!

— Что?

— Извини. Я понял, что ты мне очень сильно нравишься. Пусть недолго учишься у нас и мы разные… Аня, ты милаха и у тебя есть мозги…

— Милаха? Есть мозги? Ты себя вообще слышишь? — я устало вздохнула. — Вася, ты мне нравишься, как друг. Мы неплохо повеселились вместе. Да и я тебя только в щеку поцеловала… Ступай к своей царице.

— Ты злишься? Сорян. Не надо было тебя доской обзывать. Лена клёвая, но она — не ты.

Вдруг светловолосый парень взял потными ладонями моё лицо. Его странный модный браслет, напоминающий колючую проволоку, поцарапал щеку. Я требовала отпустить меня и пыталась вырваться.

В ответ Вася, прищурив серые глаза, начал приближаться к моим губам.

Внезапно он поцеловал ладонь, закрывшую мой рот. Аркадий каким — то таинственным образом одним движением освободил меня и прижал спиной к своей груди.

— Нельзя брать чужие игрушки, мальчик.

Не успела я понять, как библиотекарь провёл языком по царапине на щеке.

— Девственницы такие сладкие…

Хватка ослабла. Я в состоянии шока рухнула на пол. В реальность меня вернул звук упавших на мраморную плиту очков.

Мой спаситель, растрепав волосы, медленно приближался к застывшему на месте школьнику. Руки резко побледневшего парня вздрагивались, а его серые глаза увеличились от ужаса.

— Я предпочитаю наслаждаться едой в одиночестве, — едва выговорив последнее слово, Аркадий свернул Васе шею. — Моя Анна… — вдруг холодная, как лёд, рука взяла меня за подбородок, а палец погладил нижнюю губу. — Ты развлекла меня разговорами. За это перед смертью я подарю тебе ночь страсти.

Чувствуя участившийся ритм сердца, я прошептала:

— Это ты…

— Верно, малышка. Я тот самый «псих, который оригинальными убийствами решил войти в историю»… Правда, я этого вовсе не планировал. Я лишь хочу наслаждаться великолепием вечности. Почему же я работаю в какой — то там частной школе? — вампир с усмешкой повторил мой мысленный вопрос. — Меня девушки в школьной форме возбуждают.

Аркадий накрыл мои губы своими.

Поцелуй был длинным. Сердце приятно затрепетало в груди. В теле появилось необычное тепло. Я чувствовала, как оно и все эмоции исчезало. Когда из ниоткуда возникла обжигающая холодом пустота, демон остановился. Он прикусил мою нижнюю губу, показывая белоснежные клыки. Его глаза покраснели. Задыхаясь, я отстранилась и ощутила, вторая рука внешне похорошевшего библиотекаря за макушку приблизила меня к бледному лицу.

— Так как у меня отличное настроение, я честно отвечу. Причина в прошлом. Я, как жалкий мальчишка, влюбился в наивную девчонку. Елизавета умерла в библиотеке от рака крови прямо на моих руках. Ха — ха… Умирая, она рисовала на моей щеке своей кровью сердце… Какие же смертные ничтожны.

Почему — то именно сейчас вспомнились странные сны, в которых я бродила городскими улицами времён СССР, разговаривала с каким — то парнем и лежала в его объятиях, рисуя пальчиком на мокрой от слёз щеке сердечко.

— Я тебя согрею в следующей жизни… — неосознанно я повторила фразу из снов.

Руки, державшие меня, задрожали.

— Откуда…?

— Перед смертью Елизавета читала свой исписанный цитатами из книг блокнот. На коричневой обложке были нарисованы жёлтые розы.

Вдруг Аркадий обнял меня.

В груди снова появилось необычное и приятное тепло. Прижавшись щекой к правой щеке, на которой было когда — то нарисовано сердечко, я сильно и нежно обняла своего друга, и закрыла глаза. Пусть он был убийцей, погубившим около тысячи девушек, пусть он — вампир, но…

Левая ладонь, поглаживающая голову Аркадия, поднялась и сжала кинжал, который был спрятан в рукаве фиолетовой кофточки. Не успело лезвие приблизиться к спине, как упырь с силой оттолкнул меня.

— …ГРЯЗНАЯ ТВАРЬ!!!..

Я ловко прыгнула на ноги и рванула к созданию тьмы, которое в считанные мгновения прижало меня к стене за горло. Кинжал выпал из ладони. Чувствуя хруст шейных позвонков и вкус крови, я судорожно закашляла, не бросив жалкие попытки вырваться.

— Давненько я охотников не видел. Стражи совсем ослабли, что отправляют на миссии девчонок? Ха. Сладкая Анна, тебя за паршивое поведение нужно отшлёпать, — облизнувшись, Аркадий потёрлся носом об мою щеку. — Такой ты мне больше нравишься. Всё — таки, мы развлечемся. Только я не буду нежным.

В ответ я усмехнулась.

Мои серьги засветились. Всплеск чистой энергии волшебного оберега швырнул ничего не понимающего вампира в стену. Я упала на колени и, едва восстановив дыхание, поднялась.

— Мне правда было весело с тобой, Аркадий. Ты первый, кого я с уверенностью могу назвать другом…

Иванченко Аркадий Антонович, являющийся стодвадцатилетним вампиром, превратился в пепел и рассыпался. Кинжал, который я метнула в него до своего признания, упал в горку праха. Почему — то я смотрела на место смерти своего друга и не шевелилась. В реальность меня вернул телефонный звонок.

— Повеселилась, Анна?

— Задание выполнено. Убит невинный. Я беру ответственность на себя.

— Какая ты скучная! — возмутилась госпожа София, глава тайной организации «Алатырь», защищающей человечество от зла. — Я бы на твоём месте взяла уроки поцелуев, а после уничтожила бы упыря. Девочка, тебе ещё учиться и учиться.

— Заткнись, тётя. Меня эти глупости не интересуют.

— Тогда почему согласилась встречаться с Василием?

— Он был моим прикрытием и источником информации.

— Тебе точно шестнадцать?

Посмотрев в окно, я увидела первые звёзды и отражение русоволосой девушки с зелёными глазами, которое вскоре сменилось на моё настоящее. Мы были похожи, словно сёстры.

— Я в прошлой жизни была Елизаветой?

— Да. Мои карты Таро не ошибаются. Какая ирония. Аркадий умер от рук реинкарнации своей возлюбленной. Мне даже жаль его. Кстати, поздравляю с первым поцелуем. Это было волнительно, правда? Не забывай, что я ведьма, моя дорогая. Пока ты не разбила телефон, хочу рассказать о новом задании. В парке Кирова Санкта — Петербурга поселился водяной. Он собирает гарем. Отправляйся немедленно.

— Не могу.

— Почему?

— Завтра важная контрольная по литературе. Я не хочу портить оценки.

— Ты что, издеваешься?

Анна Петухова

Про море

Стою над обрывом, а снизу шумит,

Грохочет волнами прибоя,

Я сердцу в испуге: «Потише, замри…»

Так… близко… коварное море…

Под натиском мощным уступы скалы,

И слышно, как бьются ветрами,

А к берегу катят за валом валы,

И буря лишь сил набирает…

Парят над волнами, как в танце кружась,

Две чайки и два альбатроса,

Как «вечную» вахту так дружно служа,

Другие заботы забросив…

А я над обрывом, где море шумит,

Где небо достанешь руками,

Теперь мою жертву, стихия, прими, —

Печалью делюсь и стихами…

25.05.2019

Наталия Варская

Ржавый гвоздь из 90-ых

Исповедоваться я тут не собираюсь. Да, в 90-ые я бандитствовал. Было мне тогда 23 года. Так что, как говорится, за давностью лет…

Да и не буду я об этом рассказывать. А вот об одном эпизоде расскажу. Вернее — об одной встрече, воспоминание о которой до сих пор сидит во мне ржавым гвоздём. Может быть расскажу и легче станет…

Нет, это не про погони и перестрелки. Это другое. Сейчас сами всё поймёте.

Поделили мы с братвой территорию и достался нам один магазинчик, в числе прочих. Пришли мы туда себя обозначить и с комерса получить. Владелицей магазина оказалась женщина лет 35-37-ми. Это сейчас такие дамы мне молодыми кажутся, а тогда, для 23х-летнего пацана — тётки и тётки. Но эту женщину тёткой назвать было никак нельзя. Таких я называл Мадам.

Пришли мы втроём: я и двое отморозков лет девятнадцати. Весь базар лежал на мне, а отморозки должны были делать свирепые лица и помалкивать.

С женщинами — комерсами мне ещё дела иметь не приходилось и я даже как-то растерялся. Другое дело-мужики, там всё просто, а тут не знаешь как и разговаривать. Но наши старшие говорили, чтоб никаких поблажек бабам. Комерс есть комерс, по любому должен крыше отстёгивать.

Сам я из хорошей семьи, москвич, в армии отслужил, спортом занимался. Как меня в «командиры звездочки» занесло, рассказывать долго, да и всё это в фильме «Бригада» рассказано.

От неудобства я начал разговор нарочито резко:

— Мадам, мы ваша крыша. Показывай бухгалтерию и без фокусов. Продавщицы вжались в стену, а хозяйка посмотрела на меня, не скрывая отвращения, как на таракана какого-то и сказала:

— Извольте, пройдите в кабинет. А вы читать-то умеете?

«Стерва!» — подумал я и парировал:

— Ага, особенно считать.

Бухгалтерские бумаги нужны были для того, чтобы определить сумму ежемесячных взносов с этой точки в наш бездонный карман. Требовать больше, чем коммерс может платить — не резон. Так только идиоты делали. На фиг нам надо, чтобы точка закрылась. Одна закроется, другая и не с кого будет получать.

Я посмотрел бумаги и сказал: — Выручка в среднем за месяц такая-то, расходы такие-то, значит чистая прибыль столько-то, и в месяц с вас причитается такая сумма. Дама посмотрела на меня с удивлением.

На ее лице читалось: «Надо же! Обезьяна, а разговаривает!»

— А если я откажусь от ваших услуг, вы меня застрелите? — спросила она, с явной издёвкой.

Это ж надо — услуг! Как-будто я на работу пришёл наниматься.

— В лес вывезем и посмотришь, — сказал я как можно грубее от обиды и смятения. Нельзя было подать ни малейшего намёка на свою растерянность. Отморозки хотя и считали меня командиром, но были похожи на уличных собак, которые уважают только силу, а чуть расслабишься или повернёшься спиной — вцепятся и загрызут.

— В лес — это интересно, — сказала стерва и окинула меня презрительным взглядом, как партизанка полицая.

Она достала из ящика названую мной сумму и сказала:

— Берите! В этом «берите» было много смыслов: и «подавитесь», и «на лечение», и «на инвалидную коляску тебе, бугай здоровый, ленивый, неотёсанный».

Я взял деньги, кивнул свите и поспешил из магазина со словами:

— Не прощаемся! Ответом было холодное молчание и взгляд в спину, который я ощутил затылком, как пулю или стрелу.

Отморозки ржали, как кони:

— Гы-гы-гы! Здорово ты её! Идиоты! Что-здорово? Вспомнились слова из песни: «А я ваш брат, я человек. Не признаёте вы моё родство…», но не к отморозкам были обращены эти слова, а к презирающей меня женщине. Хотелось вернуться, рассказать ей, что в школе я учился почти на отлично, что много читал, что неплохо знаю английский и люблю Моцарта. Что успел повоевать в горячей точке, и вообще, что я не враг, что мы с ней одной крови!…

Больше я эту даму никогда не видел. Магазин закрылся. А впереди меня ждала целая жизнь…

Анна Петухова

Ты чувствуешь?

Ты чувствуешь, какая боль на вкус,

Когда любимый человек уходит,

Когда он говорит «Я не вернусь»

И счастье не в тебе уже находит?!

Ты чувствуешь, как подступает ком

И остаётся послевкусие грусти,

Когда пустым становится твой дом,

А красочный твой мир — безмерно тусклым?!

Ты чувствуешь, как холодеет взгляд,

Как руки опускаются бессильно,

Как будто Бог тебя бросает в ад

И ты всем телом чувствуешь насилие?!

Ты чувствуешь, какая боль на вкус,

Какое горе-отпускать любимых?

Почти неощутим сердечный пульс,

Когда твой дом становится могилой.

25.05.2019

Наталия Варская

Укушенный

Жил-был мужичок. Жил и злился: люди вокруг противные, еда невкусная, и вообще в жизни не везёт. И главное, мужичок знал почему: в детстве его собака укусила, не сильно, не до крови, но неожиданно и неприятно. С тех пор он воспринимал весь мир враждебно и кроме всяких подлостей ничего от мира не ждал.

А подлости подстерегали мужичка на каждом шагу: то на кассе сдачи недодадут 50 копеек, то обвесят, то товар некачественный подсунут. Друзей у мужичка не было, так как он никому не верил. Сперва в друзья навяжутся, а потом попросят с ремонтом помочь или ещё что-нибудь обязательно попросят. Вечерами сидел он дома один, телевизор смотрел и злился, какую гадость там показывают.

И вот однажды шёл мужичок с работы, на прохожих злился. Особенно злился он на велосипедистов: едут про тротуару, как у себя дома, а это не положено. И тут один велосипедист близко проехал. И не задел, но ведь мужичок так и ждал, что обязательно заденет. От злости мужичок упал и ударился головой об асфальт, да так неудачно, что потерял сознание. Подбежали к нему люди, и велосипедист тот:

— И что это мужичок упал, ведь не задел его велосипедист, просто близко проехал?!

Кто-то нашатырный спирт принёс, кто-то скорую вызвал. Мужичок в себя пришёл, шепчет:

— Милицию зовите, хватайте велосипедиста! Судить его надо! В тюрьму его!

Народ удивляется:

— Да мы всё видели, не задел он вас совсем.

Врачи со скорой на месте мужичка осмотрели, ничего страшного не нашли: ни крови, ни синяка, ни шишки, ни сотрясения. А мужичок кричать на начал:

— Всех засужу! Всех посажу! Люди плечами пожимают, не понимают, что это с гражданином творится. И не знают они, что в детстве его собака укусила. Знали бы — не удивлялись.

Анна Петухова

Стихи

Писать стихи — поверьте, не каприз,

О доброте, любви и нежных чувствах,

Как свежий ветерок, игривый бриз,

Они живут и в сердце и в искусстве!

Ласкают благозвучием тонкий слух,

Зовут умчаться в призрачные дали,

Гармонией звучит высокий дух,

И исчезают прочь печали!

Порою в них звучит тоска

И обжигает холодом разлука,

Мелодия, что каждому близка,

Чтоб никогда не потерять друг друга!

Чтоб снова обрести свою любовь

И с нею никогда не расставаться,

Чтоб милые черты увидеть вновь,

И вместе жизнью наслаждаться!

25.05.2019

Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей»

Международная Лондонская литературная премия — окно в литературную Европу

Чарльз Диккенс, Уильям Шекспир, Льюис Кэрролл, Джордж Байрон, Сэмюэл Джонсон — эти великие имена знакомы, пожалуй, каждому читающему человеку. А их произведения навсегда вошли в сокровищницу мировой литературы.

Хотите стать узнаваемым и увидеть свою книгу на прилавках самых известных книжных магазинов или на просторах передовых интернет-площадок?

Тогда вам просто необходимо стать участником масштабного проекта Интернационального Союза писателей и Великобританского Союза писателей — Международной Лондонской литературной премии.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 331
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: