электронная
126
печатная A5
402
16+
Лабиринт

Бесплатный фрагмент - Лабиринт


5
Объем:
232 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2680-6
электронная
от 126
печатная A5
от 402

I Все кончено

— Привет, сестричка, — открыв дверь и увидев темноволосую, девушку невысокого роста, сказала София.

— Привет! Ну, как ты здесь устроилась? — звонко выпалила Милана и, оглядываясь по сторонам, бесцеремонно влетела в квартиру.

— Замечательно, — улыбнулась хозяйка. — Вот только… — опустив глаза, замялась она.

— Что? — приподняв брови, спросила Милана.

— Не знаю, — София пожала плечами. — У меня постоянно такое чувство, как будто здесь есть ещё кто-то кроме меня, — после непродолжительного молчания призналась она сестре.

— Конечно, — ухмыльнулась темноволосая девушка. — Ты ведь живешь здесь с Джейком!

— Нет, нет! Ты не поняла! — София умоляюще посмотрела на сестру. — Такое ощущение, что кто-то или что-то наблюдает за мной. Как-то не по себе от этого чувства. И, когда я остаюсь одна… или, когда Джейк уже спит… я слышу чьи-то шаги и…

— Ох, не выдумывай, София! — махнула рукой Милана и направилась прямиком в гостиную.

— Я не выдумываю! — возмутилась хозяйка дома проследовав за гостьей. — Это правда! — настаивала она и, подойдя поближе к сестре, тихо добавила, так тихо, будто кроме Миланы её мог услышать кто-то еще:

— Может это призрак того мужчины? — прошептала она.

— Какого ещё мужчины? — девушка непонимающе посмотрела на Софию.

— Джейк купил эту квартиру, и мы уже собирались переезжать, когда в квартире под нами какой-то мужчина выпрыгнул из окна, — прошептала София.

— И что? — пожав плечами и как-то безразлично сказала Милана. — Каждый день где-то кто-то умирает…

— Милана! — возмутилась София.

— Нет, ты не подумай ничего такого… Конечно, это ужасно… Но… Если бы его призрак и ходил бы где-то, так он бы делал это на улице, — ухмыльнулась Милана. — Он же там умер. Верно? Или ходил бы в своей квартире. Зачем ему твоя? Ай, ладно, — махнула рукой она. — Ну и?? — кивнув головой, Милана пристально посмотрела на сестру.

София, переборов в себе возмущение, оглянулась по сторонам и, будто убедившись в том, что в комнате кроме неё и сестры больше никого нет, тихо сказала ещё раз:

— Может это он ходит?

— Да кто он? — развела руками Милана.

— Ну… Тот мужчина… — неуверенно произнесла София.

— Знаешь, сестрёнка… — посмотрев на девушку, обеспокоенно сказала Милана. — Ты сейчас похожа на сумасшедшую из того фильма… Ну… Ты помнишь? А, не важно… Ты что совсем с ума сошла? — вдруг почти выкрикнула она.

— Милана… — тихо произнесла София.

— Ах… — вздохнула девушка. — Я же уже сказала тебе, если бы он и ходил где-то, то уж явно не здесь, — приподняв брови и покачав головой сказала она.

София смотрела на сестру.

— Думаю… — подняв глаза вверх, задумчиво сказала Милана, после чего посмотрела в карие, почти чёрные глаза сестры. — У тебя правда поехала крыша, — улыбнулась она.


***

София как всегда проснулась рано утром и, приведя себя в порядок, отправилась на кухню, чтобы приготовить мужу завтрак. Закончив на кухне, она вернулась в спальню, чтобы разбудить его на работу.

— Дорогой, просыпайся… — тихо сказала она, легонько потеребив его плечо. — Уже половина восьмого. Ты можешь опоздать…

Мужчина приоткрыл глаза и посмотрел на жену.

— Доброе утро! — улыбнувшись, сказала София.

— Доброе… — приподнявшись на одном локте хриплым спросони голосом ответил ей мужчина.

— Я приготовила тебе завтрак. Яичницу с беконом, как ты любишь. Вставай скорей, а то остынет! А я пока сварю кофе!

— Молодец… — недовольно пробубнил мужчина. — Поздравляю! Мне кажется или я это уже где-то слышал?! Причём ни один раз! Может, лучше запишешь это на диктофон? — пробормотал он и лег обратно.

— Джейк… — с нотками обиды в голосе произнесла София и отошла от кровати.

По выражению её лица было видно, что ей совершенно не понравилось это его высказывание, но, выходя из спальни, она сказала только:

— Я жду тебя на кухне.

Когда София ушла, Джейк сел на кровати.

— Боже! Как я устал от всего этого! — закрыв лицо рукой, прошипел он.

Опустив ноги на пол, мужчина пнул тапки, стоявшие возле кровати. Посидев так пару минут пытаясь окончательно проснуться он, наконец, встал с кровати и неохотно побрел в ванную где провел около получаса.

София была очень расстроена из-за поведения мужа в последнее время. Но, стараясь не показывать этого, она собрала все свои внутренние силы чтобы успокоить себя. Смахнув со щек слезы, она подошла к ванной комнате и постучала в дверь.

— Дорогой! — позвала она.

— Ты можешь оставить меня в покое хоть на пару минут?! — прохрипел Джейк, но из-за льющейся из крана воды, девушка не расслышала его слов.

— Ты что-то сказал? — переспросила она, но в ответ последовала тишина. — Милый! Уже начало девятого! — продолжила София и ещё раз постучала кулаком в дверь.

— Сейчас выйду! — раздражено выкрикнул он.

София прижалась лбом к двери в ванную комнату. И, слушая как шумит за этой самой дверью вода, она, уже в который раз, пыталась сдержать слёзы.

— Почему ты так со мной? — непонимающе прошептала она.

Вода за дверью вдруг перестала шуметь и девушка, придя в себя, смахнула с лица одну единственную слезу и быстро ушла. Через несколько минут мужчина вошёл на кухню, где его уже больше часа ждал завтрак.

— Уже всё остыло, — сухо и как только могла безразлично, сказала София.

— Ничего страшного. Я не собирался завтракать, — так же безразлично ответил ей Джейк.

— Но ты же не пойдешь на работу голодный?! — побеспокоилась девушка.

— Конечно, нет! Я имел ввиду, что не собираюсь завтракать ЗДЕСЬ!

— Что значит: «Здесь»? — не поняла София, но тут же продолжила. — Ах, здесь! Мог бы вчера меня предупредить!

— Зачем?

— Как зачем? Я не вставала бы в такую рань, только для того, чтобы приготовить тебе завтрак! — возмутилась девушка.

— Да?! Ну, извини! Я просто думал, что это занятие доставляет тебе удовольствие! — наливая себе уже остывший кофе с издевкой сказал мужчина.

— Разве ты сегодня не работаешь? — спросила София после того, как мужчина, скривив лицо, сделал пару глотков из чашки.

Джейк, наконец, посмотрел на жену.

— С чего ты взяла? — спросил он.

— Ни с чего, — покачала головой девушка, — Я просто спросила, — сказала она и немного помолчав, добавила: — Просто на работу ты всегда ходишь в костюме! А не в джинсах и…

— Что и? — перебил её муж. — Какая разница, что на мне надето? Всегда ходил в костюме… — передразнил он жену. — И что? А сегодня я не хочу надевать костюм! Представляешь? Просто не хочу и всё! Надоело! А тебя это очень волнует?

София в недоумении смотрела на Джейка.

— Что… — тихо выдавила она.

София хотела спросить: «Что с тобой происходит?» но, как будто на мгновение потеряла дар речи.

— Тебя волнует в чём я пойду на работу?!

— Нет… — опустив глаза пробормотала она.

— Ну, вот и хорошо, — сказал Джейк и сделал ещё пару глотков горького, уже давно остывшего, кофе. — Надеюсь, ты больше не будешь доставать меня своими глупостями! — рявкнул он.

Через пару секунд мужчина небрежно кинул чашку в раковину так, что она чуть ли не разбилась. София открыла рот и хотела что-то сказать, но муж посмотрел на неё с такой ненавистью, что девушка почувствовала внутри себя такую боль, ощутив которую она уже не могла ни говорить, ни сдерживать слёз. Мужчина глубоко вздохнул.

— Извини, — прошептал он, увидев широко раскрытые глаза своей жены из которых ручьями текли слёзы. — Извини меня, — сказал он ещё раз уже громче и быстро вышел из кухни.

Вытирая слёзы, София вышла вслед за ним. Мужчина уже надел ботинки, когда девушка, наконец, решилась что-то сказать.

— Ты ведь не работаешь сегодня? — осторожно спросила она.

— Нет. — сухо ответил он.

— А ты не можешь остаться дома? — тихо спросила она.

— Послушай! — опять взорвался он. — Мне надо идти! У меня куча дел! Понимаешь? И если тебе нечем заняться, кроме того, как донимать меня изо дня в день, так мой тебе совет: Найди себе занятие! Только прошу, оставь меня в покое!

— Я… Прости, — опустив голову, пробормотала София.

— Опять прости! — взмолился Джейк. — Каждый день «прости, прости»! За что я должен тебя прощать?! — кричал он, но больше даже не на неё, а из-за того, что злился сам на себя. Но глубоко вздохнув, продолжил уже спокойно, — Ладно, не сердись на меня… Просто, я очень устал за последнее время и поэтому такой раздражительный. Ты не будешь на меня сердится? — спросил он, нежно взяв жену за подбородок и немного приподняв её голову.

— Нет, — опустив глаза, тихо прошептала она.

— Точно?

— Точно…

— Ну, вот и хорошо! — сказал Джейк и, поцеловав жену в лоб, вышел из квартиры.

И уже стоя за порогом добавил:

— Сегодня я буду поздно. Так что к ужину можешь меня не ждать.


***

Весь день София просидела дома одна в ожидании мужа. Она размышляла о том, что же произошло с ним. Почему он, когда-то так сильно её любивший, вдруг так изменился. Изменилось его отношение к ней. Он стал какой-то раздражительный, нетерпеливый, грубый и даже злой. И когда он стал таким? Когда он так отдалился от неё? Когда, в какой период их отношений это произошло? Когда именно? Она не помнила. Казалось, всё вокруг изменилось в один момент. Кто-то щёлкнул пальцами и всё вокруг, вдруг, стало рушиться. Муж её стал каким-то другим человеком. Он не был уже тем мужчиной, которого она знала и которого так сильно когда-то полюбила. С каждым днём он как будто становился всё дальше и дальше от неё. Софии всё чаще казалось, что она стала для него совершенно чужой. Впрочем, как и он для неё. Но девушка всё равно продолжала любить своего мужа. Или ей просто казалось так… И, конечно, она надеялась, что пройдет какое-то время и всё у них наладится. Нужно только немного подождать, пережить этот ужасный период в их отношениях и всё будет хорошо. София свято верила в то, что всё у них будет так, как и прежде, они будут любить друг друга и, несомненно, будут счастливы. «Он просто устал на работе…» — утешала она себя.

Девушка весь день просидела на диване в гостиной в ожидании хотя бы телефонного звонка от мужа. На улице уже стало темнеть. Наступил вечер. Но телефон так и не зазвонил. За окном становилось всё темнее. А на душе у Софии с каждой минутой становилось всё тяжелее. В этот вечер она чувствовала себя такой одинокой, как никогда раньше. Это чувство одиночества в последнее время девушка испытывала уже ни раз. Но сегодня оно было особенно сильным. Таким, что как она ни пыталась, всё-таки не смогла сдержать слёз. И от жалости к самой себе, уткнув лицо в маленькую диванную подушку, разрыдалась. Всхлипывая и думая о том, какая она бедная и несчастная, София, через некоторое время уснула.

Её разбудил лай собаки где-то на улице. Окно в комнату было открыто, поэтому лай был громким и отчетливым.

— Дурацкий пёс, — пробормотала она, немного приоткрыв глаза, но увидев, что она находится в гостиной, вдруг резко вскочила.

— Господи! Я что уснула? — вслух сказала она, и в комнату вновь ворвался собачий лай.

— Да замолчи ты! — выкрикнула она и пёс, который никак не мог её услышать и, даже если бы услышал, вряд ли исполнил бы её приказ, вдруг замолчал.

— Спасибо, — благодарно выдохнула София.

Была уже глубокая ночь. Шторы в комнате были почти полностью закрыты. Свет от фонаря с улицы, пробиваясь сквозь щель между ними, тускло освещал только маленькую, крошечную часть комнаты. София встала с дивана и вглядываясь в кромешную тьму пыталась разглядеть хоть что-то. На ощупь она подошла к комоду и принялась шарить по нему руками в поисках телефона. Но одно неосторожное движение и тот с грохотом упал на пол.

— Боже! — подскочив от испуга взвизгнула София и схватилась за сердце.

Из телефонной трубки послышались короткие гудки.

Переведя дыхание, девушка аккуратно нащупала на комоде маленькую настольную лампу и включила свет. Свет тускло озарил комнату.

— Чёрт… — выдохнула она глядя на лежащий на полу телефон.

Через секунду она перевела свой взгляд на висевшие на стене часы.

— Два часа?! — удивилась она. — Два часа ночи, а тебя ещё нет дома! Ну и где же ты? — возмущенно спросила она, глядя на чёрное от темноты фото мужа, стоявшее в деревянной рамке на стеллаже недалеко от нее, но он, конечно, ничего ей не ответил.

— Молчишь… — с ухмылкой произнесла София. — Конечно! Что ты можешь мне сказать?! Ты ведь за весь день даже ни разу мне не позвонил! Ну, хорошо… — выдохнула она и подняв с пола телефон, аккуратно поставила его на место. Она снова села на диван и просто смотрела на часы на стене. Время будто бы замедлило свой ход. Каждая минута казалась Софии невыносимо долгой.

— Боже! Какая же я дура! — вдруг выкрикнула она и закрыла лицо руками. — Самая настоящая дура! — тихо повторила девушка.

Уже через секунду она вскочила с дивана и подбежала к телефону. Резко сняв трубку, она нервно стала набирать чей-то номер.

— Алло, — послышался сонный мужской голос.

— Привет, Чак! Это София! — выпалила она.

Чак был лучшим другом ее мужа. «И как я раньше не догадалась позвонить ему?» — пронеслось у нее в голове.

— Привет, София, — ответил мужчина.

— Извини, что так поздно. Джейк у тебя? — поинтересовалась девушка.

— Нет, — ответил Чак, — А что? Его нет дома?

— Да. Уже поздно…

— Я так и знал, что этим кончится, — перебив Софию тихо сказал мужчина.

— Ты о чём? — непонимающе спросила она.

— О… Прости, София, это я не тебе. Нет, Джейка у меня нет.

— А ты не знаешь где он может быть? — забеспокоилась София.

— Понятия не имею, — ответил ей мужчина.

— Ладно… Спасибо, Чак. — разочарованно выдохнула София, — Извини за беспокойство.

— Ничего страшного. Спокойной ночи, София.

— Спокойно ночи, — сказала девушка и повесила трубку.

София опять села на диван. Было уже совсем поздно. Джейк не пришёл домой. И за весь день даже ни разу не позвонил ей.

Было уже почти три часа ночи, когда София отправилась на кухню и, включив небольшую лампу, висевшую над раковиной, поставила на плиту чайник.

Она налила себе чашку крепкого горячего чая и обхватив ее обеими руками на какое-то время застыла на месте словно статуя. Сверху вниз София смотрела прямо в нее, но казалось не видела абсолютно ничего. Девушка была словно не живая, как восковая фигура. В тот момент она, казалось, даже ничего не чувствовала. Не чувствовала, как горячая чашка обжигает ей руки и не чувствовала, как боль сжигает ее сердце.

Через пару минут придя в себя, она немного тряхнула головой будто сбрасывая с себя эту странную пелену забвения, и поднесла чашку к губам…

Допив чай, София села за кухонный стол и скрестив на нем руки положила на них голову. Вскоре она уснула. Прошло немного времени прежде чем ее разбудил звук открывающейся входной двери. София подняла голову и огляделась по сторонам пытаясь вспомнить что же произошло. Все словно вылетело у нее из головы. Только на душе у нее было очень тяжело. Потом она взглянула на часы. Было около четырех часов ночи.

Девушка поднялась со стула и направилась в коридор, туда, где еще минуту назад открылась дверь.

— Джейк?! — позвала она мужа, вглядываясь в темноту, но в коридоре никого не было.

Не включая нигде свет София, практически на ощупь, пробралась в спальню. Здесь тоже было темно. Но горел свет в ванной комнате, дверь в которую находилась прямо у них в спальне. София услышала, как за дверью течёт вода. Она села на край кровати и глубоко вздохнула. Минут десять она сидела неподвижно. Просто смотрела на полоску света на полу и, казалось, абсолютно ни о чем не думала.

Звук льющейся воды стих. София словно очнулась и с нетерпением ждала, когда же Джейк выйдет. Сейчас она хотела и кричать, и плакать. «Где ты был?» — хотела выкрикнуть девушка, когда дверь в ванную комнату, наконец, открылась. Но у нее уже не было сил даже тихо заплакать.

Свет горел только там. В спальне было темно. И только он, её муж, стоял в дверях окруженный светом, как ангел. София вдруг улыбнулась.

— Ты сейчас похож на ангела, — тихо произнесла она и, казалось, была готова простить его за всю ту боль которую он причинил ей в последнее время. Ведь она, как ей казалось, так сильно его любила.

— Только если похож… — холодно ответил мужчина. — Но ты же знаешь, что я далеко не ангел, — после непродолжительной паузы добавил он.

— Не знаю, — покачала головой София. — Когда-то ты был для меня настоящим ангелом!

Джейк как-то странно посмотрел на жену.

— Вот именно. Когда-то… — согласился он.

София опустила глаза и тяжело вздохнула. Вокруг воцарилась напряженная тишина.

— Что произошло? — наконец решилась спросить она в надежде что муж, наконец, объяснит ей, что происходит. И почему он стал так холоден и груб с ней? Но мужчина ничего не ответил. И еще пару минут они провели так… В молчании. Она сидела на кровати, а он стоял, прислонившись плечом к дверному косяку, окруженный светом и с каким-то каменным, непроницаемым лицом как-то странно смотрел на неё.

София взглянула на часы, стоявшие на прикроватной тумбочке. А потом снова посмотрела на мужа.

— Где ты так долго был? — нерешительно спросила она.

— Я же сказал тебе утром, что у меня много дел! — занервничал Джейк.

— Так много, что ты пришел домой под утро? — немного осмелев спросила София.

— Скажи спасибо, что я вообще пришел! — грубо ответил ей Джейк и, резким движением руки, выключил в ванной комнате свет.

Все вокруг погрузилось в кромешный мрак.

Добравшись в темноте до кровати, он лег на противоположную сторону от того места, где сидела его жена и отвернувшись от Софии тихо прохрипел:

— Спокойной ночи…

София, ещё немного посидев, легла рядом с ним. Она повернулась лицом к его спине и, несмотря на то, что муж очень обидел её, и, несмотря на то, что она злилась на него, девушка всё-таки поцеловала его в плечо.

— Спокойной ночи, — тихо сказала она и как маленький зверек прижалась к его спине.

И, то ли от того, что уже выспалась, то ли из-за своих переживаний, София долго не могла уснуть. Но сон, в конце концов, одолел её. Правда спала она совсем не долго.

Утром София проводила раздраженного мужа на работу и занялась домашними делами, с мыслями о том, что с каждым днем её муж становиться всё раздражительнее и всё больше отдаляется от неё. Джейк всё чаще стал обижать её своими высказываниями и своими поступками. И с каждым прожитым днём она чувствовала себя всё более несчастной и одинокой.


***

Как-то вечером Джейк пришёл с работы и после ужина, в течение которого они не обмолвились ни словом, София, наконец, решилась поговорить с ним. У девушки уже не было сил терпеть его поведение, тем более не понимая, чем оно вызвано. О том, что у него кто-то есть кроме неё, София даже и думать не хотела. Ведь не смотря на всё происходящее в их отношениях, она продолжала любить своего мужа, помня его таким, каким она его знала раньше. Убрав со стола грязную посуду, София села напротив мужа и собравшись с силами, сказала так серьезно, как только могла:

— Джейк, — она сделала небольшую паузу, как будто думая с чего лучше начать этот разговор. — Нам нужно поговорить! — наконец выдохнула она.

— Поговорить? — мужчина сделал удивленное выражение лица. — О чём же? — наигранно заинтересованно спросил он. Но не дав жене ответить продолжил:

— С чего ты вдруг решила поговорить? Нам уже давно не о чем с тобой разговаривать! — сказал он, — Разве ты не заметила? Нам давно уже не о чем с тобой говорить! — повторил он.

— В том то всё и дело, — тяжело вздохнув, ответила ему София. — Заметила… Уже давно это заметила! И именно об этом я и хочу поговорить!

— Какая глупость! — к недоумению девушки, усмехнулся Джейк. — Разговаривать о том, что нам не о чем разговаривать! — сказал он и быстро встал из-за стола.

Мужчина хотел уйти. Словно последний трус, он хотел сбежать от разговора с собственной женой. Разговора, который уже давно должен был состояться между ними, но именно из-за его трусости так и не состоялся. София сделала вид что не обратила на это внимание и, сделав каменное лицо, быстро и холодно проговорила:

— Последнее время ты отдалился от меня! Что происходит?

— Что происходит? — стоя в дверном проеме, переспросил он и повернулся. — Почему ты спросила об этом сейчас, а не лет через десять, например?! Я не понимаю вообще, как можно быть такой глупой?! Или слепой?! Или ты просто такая терпеливая? Ну, тогда твоему терпению можно только позавидовать! Хотя я, честно говоря, не стал бы этого делать! — выпалил Джейк.

София непонимающе смотрела на мужа.

— Так ты что нарочно так себя ведешь? — спросила она.

— Нет! Нет, не нарочно! — возразил мужчина. — Просто так получается!

— Что значит так получается? — вскочив со стула, в недоумении выкрикнула София. — Так будь любезен, объясни мне, пожалуйста, почему у тебя получается ТАК?! У тебя кто-то есть? — сама от себя не ожидая этого вопроса, выпалила девушка.

— Я не хочу об этом разговаривать! — резко сказал Джейк и снова попытался уйти.

— Я тоже не хочу! — выкрикнула ему вслед девушка. — Но надо!

Мужчина остановился. И, стоя спиной к жене, лишь немного повернул голову и посмотрел на неё из-за плеча.

— Объясни мне, что происходит между нами?! Точнее, что происходит с тобой?! У тебя кто-то есть? — повторила она свой вопрос уже спокойнее.

— Нет! — не поворачиваясь, словно боясь взглянуть ей в глаза, ответил Джейк. — Кроме тебя у меня никого нет!

— Это правда? — с нотками надежды в голосе, спросила София.

— Да, — холодно ответил он.

— Тогда что же случилось? Почему в последнее время ты так холоден со мной? В чём причина? Я чем-то провинилась перед тобой? Прошу тебя, объясни! Не мучай меня больше! Я не хочу так жить!

— Как так? — наконец повернувшись лицом к жене, спросил Джейк.

— В неведении! — ответила она.

— София, дорогая, — как-то мягко произнес Джейк и, подойдя к жене, взял её за плечи. — Успокойся! — глядя ей в глаза, успокаивающим голосом произнес он. — Всё хорошо!

— Нет! — убрав со своих плеч руки мужа и немного отпрянув назад, возразила София. — Ничего не хорошо! Уже давно!

— Я хотел сказать… Всё будет хорошо!

— Не правда! Ты лжешь! Я по глазам вижу! У тебя другая?! Да?! Ты что боишься мне в этом признаться?! — как будто настаивала девушка.

— Я же сказал, что у меня никого нет кроме тебя, — на удивление спокойно продолжал Джейк.

— Ты трус! Трус и лжец! — вдруг вскрикнула София, — Когда я выходила за тебя замуж я даже и представить себе не могла, что ты окажешься таким трусом!

— Да! — взорвался Джейк. — Да, я трус! — взмахнув руками, выкрикнул он. — Теперь ты довольна?!

— Нет, — покачала головой София. — Чем я должна быть довольна?

— Всё! Хватит с меня этих разговоров! Я пошёл спать! — заявил мужчина. — Спокойной ночи!

— Спать? Так рано? — удивилась София. — Сейчас же только девять!

— Рано? Что значит рано? Ты что будешь теперь указывать мне в какое время я должен ложиться спать?

— Нет, но…

— Никаких но! Всё! Забудь о моём существовании хотя бы до завтрашнего утра! — сказал он и, развернувшись, быстро вышел из кухни.

— Постой! — крикнула ему вслед София, — Мы еще с тобой не закончили! Я всё-таки хочу знать, из-за чего между нами вдруг образовалась такая пропасть!

Через несколько секунд Джейк вернулся на кухню.

— Что ты ко мне прицепилась? Может дело вовсе не во мне? — приподняв брови, грубо сказал он.

Глаза Софии от обиды и непонимания налились слезами. Увидев это, Джейк, снова попытался взять себя в руки и уже спокойным тоном сказал:

— Давай поговорим обо всём завтра?! — предложил он. — Я очень устал и просто хочу спать!

— Зачем ждать до завтра? И так уже прошло столько времени! — сдавленным голосом пробормотала София.

— Послушай, дорогая! У тебя что разве нет никаких дел? Я сказал, что поговорим завтра! Вон… Лучше посуду помой! — сказал мужчина, кивнув головой в сторону раковины.

— Но Джейк! — сказала София, умоляюще посмотрев на мужа.

Но тот в ответ только махнул рукой и быстрым шагом, громко протопав по коридору, ушёл подальше от своей расстроенной жены. Убегая от разговора, который рано или поздно все равно состоится между ними.

София снова осталась одна, наедине со своими переживаниями и с горой грязной посуды на столе и в раковине. Девушка села на стул и целый час сидела на нём, как прикованная. Она думала о том, что происходит между ней и её мужем. Они стали чужими друг другу. Совсем чужими! Нет. Хуже того! Они словно враги! И София на какое-то время даже задумалась о том, а любит ли она Джейка по-прежнему?! Или то чувство, которое она испытывает сейчас всего лишь какой-то отголосок этой самой любви?! Ведь как можно любить того, кто тебя ненавидит?! И с каждым прожитым днём её отношение к нему тоже менялось. Она просто не хотела этого замечать. Или, может, просто боялась себе в этом признаться? Ведь тогда, когда она, такая красивая и чистая, в белом свадебном платье, вся сияющая от счастья говорила ему «да», она и представить себе не могла, что её счастливая жизнь, рядом с мужчиной, с которым София хотела быть до конца своих дней, когда-нибудь превратится в ад и закончится вот так. Но с каждой её слезинкой, пролитой из-за него, в ней, в Софии, что-то как будто умирало. Так, словно любовь — это море крошечных пузырьков, которые лопались от укола острой иглой. И с каждым разом этих пузырьков становилось всё меньше и меньше. Одни пузырьки лопались, а другие, из ярких и красочных, превращались в серые, а потом и вовсе в чёрные и уже не доставляли никакой радости. Но ей, все же хотелось верить в то, что всё вдруг наладится. Что это всего лишь сон. Ведь когда-то она любила этого человека больше всех на свете. Она ведь выходила за него замуж навсегда. «И даже смерть не разлучит нас!» — когда-то сказал ей Джейк… Смерть?!… Нет! А вот нечто иное… «Может дело вовсе не во мне?» — прозвучали слова мужа в голове Софии. «Но и не во мне», — подумала она. Поразмыслив немного, девушка убеждала себя в том, что всё ещё по-прежнему любит своего мужа. И что она ни в чем не виновата. Это он, он отдалился от неё. Он стал вести себя как будто чужой, совершенно незнакомый ей человек. А она, София, какая была такая и осталась. И ничего в ней не изменилось. Это её муж стал таким, что она даже перестала узнавать в нём того человека, за которого она когда-то вышла замуж. «Но что же происходит? Неужели он разлюбил меня?!» — с ужасом думала она.

— Нет… Нет! Так ведь не бывает! — успокаивая себя, она тихо заговорила сама с собой. — Наверно, он просто устал! Да, он просто устал! Сколько раз он говорил мне об этом! А я не слушала его! Всегда навязывалась тогда, когда он просто хотел отдохнуть. Побыть один. А он ведь просто устал! Боже, мой! — обрадовалась она, — Какая же я дура! Он же ясно сказал мне только что, что у него никого нет кроме меня! И он же не мог просто так взять и разлюбить меня?! Ведь так?!

София подняла голову и уставилась в потолок.

— Может дело и правда во мне? — задумалась она. — Конечно… Конечно… Дело не в тебе… Дело во мне! Это я перестала тебя слышать! … Ну ничего, теперь, когда я всё поняла, всё будет хорошо! Всё обязательно наладится! — окончательно успокоила она сама себя.

София убрала со стола. Подошла к раковине и, включив воду, принялась мыть грязную посуду, уже не забивая себе голову дурными мыслями.

Когда София пришла в спальню, Джейк уже крепко спал. Чтобы случайно не разбудить его, она тихо вышла из комнаты и пошла в гостиную. Устроившись поудобнее на диване, она включила телевизор и стала бессмысленно переключать с одного канала на другой до тех пор, пока ей это не надоело. На том канале, где она остановилась, шёл какой-то романтический фильм. Фильм про влюбленных. София, заинтересовавшись событиями, происходившими на экране, сама не заметила, как досмотрела его до конца. «Неужели правда бывает такая любовь?» — немного завидуя несуществующим людям в выдуманной кем-то истории, подумала она, когда закончились титры. Всю ночь девушка смотрела телевизор и уснула только под утро. Ей снились какие-то странные сны, которые проснувшись, она тут же забыла.


***

София проснулась только днем. Джейка уже не было дома. Взглянув на часы, девушка увидела, что стрелки показывали час дня.

— Уже ушёл, — сказала она вслух и выключила работавший всё это время телевизор, который её муж, уходя на работу, даже и не подумал отключить.

По обыкновению, посетив ванную комнату и выпив на кухне чашку чая, она занялась уборкой. И вскоре, впрочем, как и всегда, в её доме был идеальный порядок и чистота. София еще раз обошла квартиру и села в кресло в гостиной. Она окинула взглядом комнату. Часы на стене показывали три часа дня.

— Господи! Мне даже не чем заняться! — выдохнула девушка, — И почему я только ушла с работы?! Ах! Да! Мой дорогой муж… — улыбнулась она.

«Моя жена не должна работать!» — вспомнив, повторила София слова Джейка, которые он сказал ей практически после их свадьбы, тем самым просто повергнув её шок.

— Как это? Не должна работать? — возмущенно спросила тогда София.

— Вот так! Не должна и все! — улыбаясь, ответил ей он.

— Но чем же я тогда буду заниматься? — спросила тогда она.

— Как это чем? Милая, не волнуйся! У тебя обязательно будет чем заняться! — ответил он.

— Да? Например? — уперев в бока кулаки, спросила она.

— Например… — задумчиво произнес он, — Заботой обо мне, а потом и о наших детях!

— Но… — хотела что-то сказать ему София, но сама не знала, что именно.

И после недолгого молчания она покорно согласилась с его предложением, если его это высказывание можно было назвать таковым. Скорее это было уже решение, а вовсе не предложение. Ведь говоря ей о том, что она отныне будет сидеть дома и заниматься домашними делами, он уже всё решил за неё. Но, по правде сказать, она была совсем не против. Ведь то, что было приятно её мужу, доставляло и ей радость. Но и тогда, если бы она не ушла со своей любимой работы, у неё всё равно бы оставалась ещё куча времени и на уборку, и на готовку, и на всё остальное. А что ей делать сейчас? Когда муж не спешит возвращаться с работы домой, когда в доме идеальный порядок… И детей они так и не завели. Почему? София и сама удивлялась. Почему Бог до сих пор не подарил им такого счастья? Неужели они не заслужили этого? И не было у Софии ни друзей, ни подруг. Ведь после встречи с Джейком, она забыла практически всех вокруг. Не считая, конечно, людей, которые были ей близки и ею очень любимы. Такие, как её отец и сестра. И, конечно же, несомненно, её мать. Нет, конечно, она не отреклась от мира, и у них с Джейком было много знакомых и друзей. Но это были скорее его друзья, нежели её.

— Может позвонить маме? Съездить к ней? Но я была у неё неделю назад… Она, наверно, решит, что что-то случилось! Да… Ты у меня такая! Мама! — улыбалась София, вспоминая лицо матери, — То возмущаешься, что я редко тебе звоню, то беспокоишься, что я делаю это слишком часто! Как будто это признак того, что что-то случилось… — говорила девушка, как будто обращаясь к матери, которая, даже если бы очень захотела, всё равно не услышала бы сейчас свою дочь, находясь на другом конце города. Закончив разговаривать сама с собой, София вдруг вспомнила, что давно не была в одной, очень любимой ею комнате в квартире. Уже несколько недель она не заходила в неё, даже когда убиралась в доме, как будто просто забыла о том, что в её маленьком мирке существует ещё одно местечко, которое всегда приносило ей радость и успокоение. И, довольная, как будто нашла она что-то ценное, девушка направилась туда, где её ждало нечто хорошее, про что она не так давно почему-то просто забыла.

София открыла дверь в просторную светлую комнату и, оглядевшись вокруг, улыбнулась.

— Привет! — как-то мило и нежно сказала она.

— Привет… — как будто ответил ей кто-то у неё в голове.

— Здесь пыльно, — вздохнула она, войдя внутрь.

— Конечно! Ведь тебя давно не было здесь! — в своей голове отвечала девушка сама себе.

— Сейчас я всё уберу! — сказала она и удалилась из комнаты.

Уже через минуту девушка вернулась обратно в одной руке держа тряпки, а в другой ведро с водой. Надев резиновые перчатки, София принялась за уборку.

В просторной комнате стояло много деревянных стеллажей, на которых разместилось множество глиняных изделий. Кувшинов, горшков, ваз… Под большим вытянутым окном, которое находилось практически под потолком комнаты, разместился гончарный круг. Недалеко от которого стояла и небольшая печь, в которой София обжигала свои работы. На стене над дверью висели часы. Слева от двери, в углу, расположился двустворчатый шкаф с полками. И в общем то больше в этой комнате ничего и не было. Но эта комната, которая и раньше приносила ей радость, теперь стала как будто её спасением. От чего? Наверно от самой себя. Ведь занимаясь чем-то, что приносило ей удовольствие, она могла хоть на какое-то время отвлечься от проблем. Любимое занятие, как таблетка обезболивающего, на какое-то время могла спасти от боли в душе и роя мыслей в голове.

Уже заканчивая уборку, София вдруг услышала, как в коридоре зазвонил телефон. Бросив тряпку и быстро сняв с рук перчатки, она выбежала из комнаты и через мгновенье уже снимала трубку.

— Алло! — сказала она в надежде, что это звонил Джейк.

— Привет, дорогая! Это мама! — ответил ей женский голос.

— А-а-а… — как-то разочарованно протянула София.

— Что значит это твоё «а-а-а»?! — вкрадчиво произнесла женщина.

— Ничего, мам. Ничего, — улыбнулась София.

— Ты не рада меня слышать? Или я не вовремя? — возмущенно поинтересовалась женщина.

— Нет! Нет! Что ты! Я просто хотела сказать: Привет, мам!

— Я точно не помешала? — ещё раз спросила женщина.

— Точно! Точно! Не беспокойся!

— Ну ладно! Тогда рассказывай, как у тебя дела? Почему ты не звонишь мне?

— Почему не звоню? Я была у тебя совсем недавно! И раза два звонила тебе!

— И ты думаешь, что этого достаточно? — снова возмутилась женщина.

— Ну… В общем… — хотела было оправдаться София.

— Не мямли! — оборвала её мать.

— Я не мямлю! Мам! — возразила девушка, — Просто тебя не поймешь!

— Ты о чём это?

— Да так! Неважно! Лучше расскажи ты, как у вас дела? Всё в порядке? Есть какие-нибудь новости? Как там папа? Что-то случилось? Почему ты звонишь?

— Ой! Столько вопросов сразу! — сказала женщина и тут же продолжила, — Почему я звоню? А я что же не могу позвонить собственной дочери?!

— Но ты обычно ждешь моего звонка?! Не так ли?

— Ну… Да… — протянула женщина, — Обычно…

— Так что случилось? — забеспокоилась София, — Не пугай меня!

— А ты не пугайся! Ничего не случилось! У нас всё в порядке! Можешь не беспокоится! Всё так, как было вчера, и позавчера, и поза-позавчера… А вот ты какая-то странная! — заметила женщина.

— Странная? — переспросила её София.

— Да! Задаешь какие-то дурацкие вопросы…

— Ничего дурацкого в моих вопросах нет!

— Это ты так думаешь.

— Нет, я не думаю. Я в этом уверена! — сказала девушка и на минуту вокруг воцарилась тишина.

— У тебя какой-то подавленный голос, — уверенно сказала женщина, — Вы что поссорились с мужем?

— Нет, — немного помолчав, ответила София. — С чего ты это взяла? — поинтересовалась она.

— Я что не знаю собственной дочери?!

— Знаешь, но…

— Никаких но! Давай выкладывай, что там у вас произошло?!

— Да ничего особенного не произошло… — неуверенно произнесла София. — Да и не ссорились мы…

— Не лги матери! Я же чувствую, что что-то случилось! И когда ты приезжала к нам, я это тоже заметила. Просто ждала, когда ты сама заведёшь разговор. Не дождалась…

— Ты поэтому позвонила?

— Честно говоря… Да!

— В общем… Мы с ним не ссорились, но… Знаешь, мне кажется, что он в последнее время делает для этого всё!

— Как это понимать? Почему?

— Понятия не имею… Последнее время, он ведёт себя странно! Честно говоря, я уже перестала узнавать в нём того человека, которого когда-то полюбила и за которого вышла замуж. Он стал очень раздражительный и… В общем мне кажется, что он как-то отдалился от меня… Сейчас мы с ним больше похожи не на мужа и жену, а на двух прохожих, случайно столкнувшихся на улице. И один из этих прохожих случайно наступил другому на ногу. И тот человек, которому наступили на ногу, очень зол на другого человека, потому что тот испачкал ему его новые туфли. А тот, другой, который наступил ему на эту самую ногу, постоянно перед ним извиняется за свою неуклюжесть и никак не может понять, что такого страшного и ужасного он совершил… Ведь он ему ничего не сломал! И уж конечно не убил его! Просто немного запачкал ботинок! Вот и всё… — закончила, наконец, София.

— Ничего себе! — выдохнула на другом конце провода её мать, — Ну и тирада! Но… Смысл я уловила.

— Извини, — виновато произнесла девушка.

— Не нужно извиняться, девочка моя, — сказала женщина. — Значит, ты наступила ему на ногу?

— Не знаю. У меня иногда складывается такое впечатление, что он сам себе на эту ногу и наступил, — призналась София.

— А виновата ты?

— Конечно! Кто же ещё! Но… Я же сказала, что мне только иногда так кажется. Может быть он просто устал? Может быть я правда виновата… Не знаю…

— Всё ясно. И давно это у вас началось? — поинтересовалась мать.

— Да, наверно… Наверно уже давно, — не уверенно ответила девушка. — Потому что я не могу вспомнить, когда это началось. И не могу понять, как и почему!

— Дорогая моя девочка, а я вот не могу понять, почему ты говоришь мне об этом только сейчас?!

— Не знаю. Наверно я была слепа. Наверно, я не хотела осознавать, что что-то не так. Наверно, я просто не хотела тебя беспокоить. И думала, что сама с этим справлюсь. Что всё у нас скоро наладиться. Винила его. Винила себя. Я не знаю, что и думать… Мама! Мне так одиноко! — сдавленным голосом произнесла София и разрыдалась.

— Ну, ну! Милая! Перестань! — начала успокаивать её женщина, — Всё будет хорошо! Вот увидишь!

— Нет, не будет, — сквозь слезы еле слышно произнесла София. — Мне кажется, что сегодня я окончательно перестала на это надеяться, — выдавила она. — Джейк слишком отдалился от меня! — через мгновение, всхлипывая, добавила она.

После этих слов вокруг снова воцарилась тишина. София перестала плакать, точнее плакать она не перестала, а перестала издавать эти звуки, которые сопутствовали её слезам. Она ещё раз попыталась вспомнить, когда они с мужем стали чужими друг другу. Когда они стали теми самыми прохожими, про которых она только что говорила своей матери. А её мать, как она думала, понимая из-за чего у её дочери начались проблемы с мужем, размышляла над тем, с чего ей лучше начать разговор, чтобы как можно меньше ранить дочь своими предположениями. И после нескольких минут молчания, так ничего толком и не придумав, женщина спросила:

— Может мне приехать сегодня к тебе?

— Нет. Спасибо, мам. Не нужно. Я не хочу тебя беспокоить.

— Приехать к дочери — для меня это не беспокойство! — с ноткой возмущения сказала женщина.

— Нет, мам. Не надо, — смахнув с лица слёзы сказала София.

— Тогда приезжай ты! — предложила ей мать.

— Не хочу. Я сейчас ничего не хочу, — призналась девушка, которая уже долгое время находилась в смятении.

София не понимала, что происходит в её жизни. И, то успокаивала себя, то снова впадала в депрессию.

— Извини меня, мам, — сказала она.

— Но почему ты не хочешь приехать? Приезжай! Поговорим с тобой по душам! Помнишь, как в детстве?! — уговаривала её мать. — Ты положишь голову мне на колени и…

— Мам! — оборвала её речь София. — Я уже не маленькая девочка! И я не приеду! Не настаивай, пожалуйста! Мне сейчас абсолютно ничего не хочется! Правда! Нет, я конечно приеду к вам, но только не сегодня! Хорошо?

— Хорошо, хорошо милая. Как хочешь, — согласилась женщина.

— Спасибо тебе, мам.

— Да, в общем-то, не за что. Ты успокоилась?

— Да. Всё хорошо. Просто сорвалась, — глубоко вздохнув, ответила София. — Мам! — позвала она.

— Да, милая?!

— Можно тебя спросить?

— Конечно!

— Что ты об этом думаешь? Что ты думаешь о наших с ним отношениях?

— Доченька, — выдохнула женщина. — Ты правда хочешь знать моё мнение?

— Конечно! Иначе бы я тебя не спрашивала!

— Тогда извини меня, может я, конечно, не права… Я не знаю… Да и потом… Я не знаю всего, что между вами происходит… Ты же ничего мне не рассказываешь, но… Но из того, что я могла заметить в его поведении, когда вы приезжали и…

— Мам, не тяни! Говори же! — с нетерпением перебила её София.

— Я… Не могу утверждать на сто процентов, но… Мне кажется, что у твоего Джейка есть другая женщина.

— Другая? Какая другая? — возмутилась София.

Сердце её заколотилось так сильно, что девушке на мгновение стало дурно. Хотя эти мысли она гнала от себя, но они всё чаще посещали её голову. «У него есть другая женщина» — громом прогремели слова матери в голове Софии.

— Дорогая, перестань! Ты ведь сама сказала, что уже не маленькая! Хотя лично я в этом очень сомневаюсь… Ты ведь прекрасно понимаешь, о чем я говорю! — сказала женщина.

— Понимаю, — согласилась с ней дочь. — Но… Я не хочу в это верить! Понимаешь?! Да и потом с чего ты это взяла?! С чего такие предположения?!

— С того, что я уже давно заметила, что вы с ним как-то странно себя ведёте! Как-то не так общаетесь… Ну-у-у… Не так, как общаются влюбленные, или муж с женой. Вы показались мне какими-то… Не такими, как раньше! Я заметила это ещё несколько месяцев назад, когда ты приезжала к нам вместе с ним. Вы больше походили на брата и сестру, нежели на любящих друг друга мужчину и женщину!

— И ты ничего мне не сказала?! — возмутилась девушка.

— Так же, как и ты мне. Да и потом, я тогда подумала, что вы просто поругались, поссорились, обиделись друг на друга или, что там ещё может быть?! И я подумала, что это ведь не смертельно! Да и отец твой запретил мне тогда вмешиваться в ваши отношения!

— На брата и сестру говоришь?! Мам! Но мы же не первый день живем с ним вместе! Конечно давно уже нет той романтики, которая была поначалу…

— Значит, он стал раздражительным? — перебила женщина свою дочь.

— Да.

— Вам не о чем поговорить?

— Да, мы уже давно не разговаривали, — призналась София.

— И… Ну ладно! Не важно! Скажи, он вовремя приходит домой?

— Что значит вовремя?

— Ну-у-у, после работы он сразу приходит?

— В общем-то да. Хотя… — София на минуту замолчала. — Он всё чаще стал задерживаться, — призналась она, — У него так много дел! И вообще, что это за допрос такой?

— Дел… — протянула женщина. — Глупышка моя! Ты хоть знаешь, что это за дела?

— Нет! Ты же знаешь, я никогда не вмешивалась в его работу! И, приходя домой, он вообще не любит говорить о своей работе! Дом — это дом, а работа — это работа!

— Нет, дорогая, я не об этом!

— А о чём?

— Как о чём? Ты действительно ничего не понимаешь?

— А что я должна понять?

— Всё же очевидно! У нас с твоим отцом было то же самое!

— Что тоже самое? Он тоже вёл себя так, как сейчас ведёт себя со мной Джейк? — удивилась София.

— Практически… Но сначала я, как и ты, верила в то, что у него много дел на работе! Верила, что он устает там и что именно поэтому он, возвращаясь домой, уже ничего не хотел! Ни разговаривать… Ничего…

— А на самом деле это было не так?

— Конечно, нет! Просто в течение какого-то времени, а если быть точнее, то около года у него была ещё и другая женщина! — призналась Софии мать.

— Мама! Что ты такое говоришь? Ты, наверно, придумала всё это! Папа не мог! Как ты можешь так говорить? Он же любит тебя! И всегда любил! — не веря своим ушам, говорила девушка.

— Да, любит! И любил тогда! Но он, наверно, просто запутался… — женщина начала оправдывать своего мужа, — Оступился… Понимаешь? Такое бывает. Конечно, это ужасно неприятно, но всё же…

— Нет… Нет! — замотала головой София, — Ты всё это придумала! Он не мог так с тобой поступить!

— Мог, милая, ещё как мог! И когда у меня, наконец, открылись глаза, я решила с ним поговорить! Он признался мне в своей измене! И даже сказал с кем он встречался после работы! А иногда и даже в то время, когда я думала, что он работает!

— И с кем же?

— Ты не поверишь… С нашей соседкой! Розой! Помнишь её?

— Конечно, помню! Она всегда была так мила со мной… — сказала София и тут же добавила, — Подлая тварь! Как она могла?!

— Не говори так! Она же не виновата в том, что полюбила твоего отца и моего мужа!

— В этом, может быть и нет! Но в том, как подло она поступила!!! И что же случилось? Папа же не ушёл от нас!

— Ушёл! Помнишь, его не было где-то около месяца? — спросила женщина и София задумалась.

— Помню, — после непродолжительной паузы сказала она. — Я помню, как мы с Миланой скучали по нему. Ты тогда сказала, что он уехал куда-то по работе…

— Да… — протянула мать, — Никакой работы не было. Этот месяц он провел с ней. А потом понял, что всё-таки любит меня и свою семью. Он вернулся домой. Умолял простить его! Падал передо мной на колени… Чуть ли не плакал!

— И ты простила его… — выдохнула София.

— А что я, по-твоему, должна была сделать? Я ведь тоже его любила! И потом, у нас были дети…

— Ну и что? Ты что простила его только из-за нас?! — возмутилась девушка.

Конечно, она очень любила своего отца и не хотела верить в то, что рассказала ей мать. Но и не верить ей она не могла. Так же, как не могла представить себе то, как можно простить предательство.

— Нет. Я же сказала, что тоже любила его. И до сих пор люблю. Так же, как и он меня.

— Но почему ты никогда об этом не рассказывала? — поинтересовалась София.

— А зачем? Всё же хорошо! Зачем я должна была об этом рассказывать? Тем более своим детям! Да и потом, пока ты не сказала про своего мужа, я вовсе и забыла об этом. Я и сама хотела забыть и твой отец, ещё тогда сказал, что если я, хоть раз упрекну его в том, что случилось, он уйдет от меня!

— Нет! Вы посмотрите! Он ещё ставил тебе условия?! — выкрикнула девушка.

— Просто он сам очень мучился из-за того, что сделал. Чувство вины грызло его, как собаки грызут кости. Понимаешь? И я видела это…

София тяжело вздохнула.

— Лучше бы ты не рассказывала мне об этом, — сказала она, — Я не могу понять, как он мог так с тобой поступить?!

— Ну… Ничего ведь страшного не случилось! После этого мы уже столько лет прожили вместе! Столько счастливых лет! И столько счастливых воспоминаний! — сказала женщина и на минуту задумалась о чём-то.

— Но у нас с Джейком всё не так! У него нет никого кроме меня!

— Откуда вдруг такая уверенность? Кажется, ты только недавно сомневалась в этом.

— Я не сомневалась! — возразила София.

— Если ты об этом не говоришь, это не значит, что ты не сомневаешься. Я же не дура. И я твоя мать!

— Он сам сказал мне! Я спрашивала!

— Ну-ну… Надеюсь, что это так, — тихо произнесла женщина. — А если нет?! — спросила она так, будто готовила свою дочь к худшему.

Она знала Софию лучше, чем та знала сама себя. И прекрасно понимала, как тяжело будет её дочери, если окажется, что у её мужа действительно есть любовница.

— Тогда… — выдохнула девушка, — Тогда я никогда не смогу простить его предательство! Никогда! Даже если он вдруг одумается и приползет ко мне на коленях! Даже если слёзно будет вымаливать у меня прощения! Я никогда не смогу его простить!

— Не говори так! Ты ведь любишь его?!

— Люблю! Но я не хочу быть преданной! Мам, я боюсь этого больше всего на свете!

— А если он не придет к тебе? — спросила женщина.

— Тогда я просто отпущу его! Вот и всё! Забуду о нём так, как будто его никогда и не было!

«Это будет не просто…» — хотела сказать Софии мать, но промолчала. Девушка и сама это прекрасно понимала. Да и женщина больше не хотела продолжать этот разговор.

Они немного помолчали. Мать Софии в душе жалела свою дочь, понимая, что та после её слов переживает ещё больше. А София просто злилась. Злилась на саму себя. Злилась на своего мужа, на своего отца и даже на свою мать.

— Он любит меня! — вдруг сказала она, — Просто у него много работы и он очень устает!

— Надеюсь, что так и есть… — многозначительно произнесла ее мать и после непродолжительной паузы спросила, — Ты точно не хочешь, чтобы я приехала?

— Нет, мам. Всё в порядке. Не утруждай себя. — как-то холодно произнесла София.

— Но мне совсем не трудно!

— Да, я знаю! Но не стоит!

— Ну, если ты вдруг передумаешь… — начала женщина, но София перебила её.

— Я обязательно позвоню или сама приеду! — сказала она.

— Ладно, дорогая, что-то мы с тобой заболтались! — вздохнула женщина, понимая, что бессмысленно продолжать разговор о чём-либо, — Мне пора идти!

— Хорошо, — ответила ей София.

— Можно я позвоню тебе вечерком?

— Что за вопрос?! Конечно, мам!

— А лучше позвони мне сама! Договорились?

— Договорились! — согласилась девушка.

После разговора с матерью, София вновь принялась за уборку которую не успела закончить, в надежде отвлечься от этих ужасных мыслей, которые причиняли ей столько боли. От мыслей о том, что её любимый муж, может так подло предать её. Так жестоко растоптать её чувства. Лгать ей. Той, которой он клялся в вечной любви. Той, которая никогда не лгала ему. София пыталась прогнать от себя дурные мысли. Но к её сожалению, у неё ничего не получалось. Эти мысли не покидали её голову ни на минуту. Одно только радовало девушку, если, конечно, можно так сказать: «радовало». Она больше не плакала. Она не плакала, а просто злилась. Не обижалась, не рыдала, не жалела себя… Она просто злилась.


***

Несколько часов София просидела за гончарным кругом пытаясь сделать хоть что-то. Вазу, горшок, чашку… Хотя бы что-нибудь. Но у нее ничего не получалось. Руки словно не слушались ее.

— Хватит! — вдруг выкрикнула она и схватив с круга кусок глины швырнула его на пол. — Хватит, — тихо выдохнула она.

Только сейчас София заметила, что в комнате уже было темно. Лишь свет уличных фонарей и соседних окон тускло освещал ее сквозь длинное окно под потолком. Девушка взглянула на часы над дверью. Было почти восемь вечера.

— Восемь, — тихо сказала она и вдруг почувствовала, как сильно она проголодалась.


***

После легкого ужина, который она приготовила минут за тридцать, София сидела за столом с чашкой горячего какао и смотрела на часы. Начало девятого, а Джейка все еще не было дома. «Он даже не позвонил мне» — подумала она и вдруг в квартире раздался телефонный звонок. Девушка вскочила со стула невольно смахнув со стола чашку с какао. Та с грохотом упала на кафельный пол и разлетелась на куски залив пол своим содержимым.

Подбежав к телефону София схватила трубку и, еще не успев поднести ее к лицу, громко выдохнула:

— Джейк?!

Но ответа не последовало.

— Джейк! — позвала она.

— Привет, — раздался в телефонной трубке знакомый женский голос. — Это Милана.

— Привет, сестричка, — разочарованно ответила ей София.

— Как ты? Он еще не пришел домой? Даже не позвонил тебе? Мама мне всё рассказала!

— Рассказала? Зачем? — удивленно и в тоже время возмущенно произнесла София. — И что значит «всё»?

— Всё — значит всё. Как зачем?! Я твоя сестра! А не посторонний человек! Я ведь тоже за тебя переживаю!

— В том-то и дело! Я не хочу, чтобы кто-то страдал из-за меня!

— Ну… Страдание — это слишком громко сказано! — возразила Милана. — Ты ведь, слава Богу, не умерла! И ничего такого ужасного с тобой не случилось!

— Лучше бы я умерла! Честное слово! — пытаясь сдержать слезы, покачала головой София и села на пол рядом с комодом, на котором стоял телефон.

— Ой, не говори так! Из-за какой-то ерунды…

— Это не ерунда! Я не знаю, что мне делать! Вообще даже не представляю, как быть!

— Быть с чем? А! Ладно! Давай лучше встретимся! — предложила Милана.

— Зачем?

— Сестричка! Ну ты даешь! Как это зачем?! Во-первых, мы с тобой уже давно не виделись!

— А во-вторых?

— А во-вторых, поговорим с тобой. Тебе же надо выговориться. Я знаю! Даже не пытайся отрицать это!

— Я уже выговорилась маме… А она тебе! — с упреком сказала София.

— Только не обижайся на неё, — умоляюще произнесла Милана.

— Да я и не обижаюсь…

— Ну так? Как ты смотришь на то, чтобы сходить куда-нибудь?

— Куда например?

— Ну-у-у, — протянула Милана, — Например, в кино. Или куда-нибудь ещё…

— Не знаю. Честно, не знаю. Мне не хочется никуда выходить.

— У тебя что депрессия? Ой! Да перестань! Из-за чего? Точнее из-за кого? Из-за этого идиота? — усмехнулась Милана.

— Не называй его так! — разозлилась София, — Он не идиот!

— Ладно, ладно! Только не ори!

— А я и не орала!

— Ах, это просто пустой разговор и лишняя трата времени! — сказала Милана. — Давай собирайся! Я заеду за тобой через час! — быстро проговорила девушка и, не дожидаясь ответа, бросила трубку.

— Мила… — только успела произнести София, но было уже поздно. Из телефонной трубки были слышны только короткие гудки.

— Ах, сестричка! Ну вот всегда ты так делаешь! Терпеть этого не могу! Неужели нельзя было хотя бы попрощаться?! — сказала София, смотря на телефонную трубку, как будто именно к ней и обращалась.

Девушка поднялась с пола и, положив трубку на место, взглянула на себя в зеркало. Бледное, усталое лицо, немного покрасневшие глаза… Софии совершенно не понравилась та девушка которую она увидела в зеркале.

«Милана права… — подумала София, — Не могу же я вечно сидеть в четырех стенах! Я же не узник какой-нибудь! Хотя… Так не хочется куда-то идти… Ужасно не хочется! Но… Если я уйду… Придет Джейк, а меня нет! Он должно быть забеспокоится! Конечно! Ведь когда он приходит я всегда дома! А сегодня меня не будет! Нет, я, конечно, приду, но гораздо позже него! Может это и к лучшему? Пусть побеспокоится!» — подумала девушка и с этими мыслями пошла готовится к приезду сестры.

София долго выбирала, что ей надеть. Но, несмотря на то, что настроение её немного улучшилось, в руках у неё всё время оказывались вещи траурно-чёрного цвета. И, перебрав весь гардероб, она надела то, что с самого начала попалось ей в руки. Это было длинное чёрное вечернее платье. София только успела его надеть, как вдруг раздался звонок в дверь.

— Милана?! Так быстро? — сказала она вслух и направилась к входной двери.

София посмотрела в глазок. На лестничной площадке действительно стояла её сестра. Девушка быстро открыла дверь.

— Привет, сестричка! — сказала Милана и, как обычно, не дожидаясь приглашения, протиснулась в щель между своей сестрой и дверным косяком.

— Привет! Ты же сказала, что через час будешь!

— Да, извини! Я чуть-чуть задержалась! — оглядывая холл сказала темноволосая женщина лет тридцати, — А твой идиот… Ой… — Милана поднесла руку у губам и улыбнулась. — Прости! Правда, вырвалось! Муж твой пришел? Он дома?

— Нет, его ещё нет, — опустив глаза, ответила ей София.

— Ну и ладно! — махнула рукой Милана.

София посмотрела на сестру.

— Ты сказала, что ты задержалась? — спросила она

— Да. А чего это ты на меня так уставилась?!

— Да нет, ничего! Просто я совсем не заметила, как пролетело время!

— Отлично! А чем ты здесь занималась? И… Тебе, как я посмотрю, больше часа на то, чтобы одеться, не хватило?! — оглядев сестру с ног до головы, пробубнила Милана.

— Хватило. Я готова. Куда пойдем? — поинтересовалась София.

— Ну явно не в театр! И не на светский приём! — ответила ей сестра.

— Ну да! Ты ведь собиралась в кино? Или куда ты там собиралась?! — прищурившись спросила ее София.

— Уже не важно! Такими темпами мы уже не попадем на тот фильм, на который я хотела тебя сводить!

— Что за фильм?

— Говорю же это уже не важно! Давай переодевайся! — приказным тоном сказала Милана сестре.

— Зачем? — непонимающе спросила София, сделав пару шагов к большому зеркалу, которое очень удачно разместилось в коридоре.

— Затем, что в таком виде я с тобой никуда не пойду!

— А какой у меня вид? — оглядев себя в зеркале с ног до головы, непонимающе спросила София и посмотрела на сестру. — По-моему, всё нормально! — ещё раз взглянув на своё отражение, заключила она и снова повернулась к сестре.

— Ну да! — усмехнулась Милана, — Ты только посмотри на себя! — сказала она и повернула сестру обратно к зеркалу, — Бледная, как смерть! И в таком платье… — Милана покачала головой. — Ты еще шляпку с вуалью надень и точно вдова получиться!

— Фу! Что ты такое говоришь?! — возмутилась София и, стряхнув руки сестры со своих плеч, посмотрела ей прямо в глаза. — С ума сошла?!

— Нет, — замотала головой Милана.

— Типун тебе на язык! — злилась София.

— Типун твоему муженьку на одно место! — приподняв брови, ответила ей Милана.

— Слушай, сестрёнка, — скрестив на груди руки, позвала София, — Скажи, ты зачем приехала? Просто меня позлить? Если так, то, извини, конечно, но тебе придется уйти! — пригрозила она.

— Хорошо, хорошо! Молчу! — сказала Милана, приложив указательный палец к губам, но тут же добавила, — Но ведь лучше злиться, чем плакать! Правда ведь?! Лично я предпочитаю злиться…

— А я нет! И с чего ты вообще решила, что я плакала?!

— Да так, ни с чего… Давай переодевайся! Пойдем в клуб! У вас тут неподалеку есть отличное местечко! Выпьем, потанцуем… Может, познакомимся с кем-нибудь…

— Ты же знаешь, что я не пью. И не танцую. И, в конце концов, я замужем!

— Ой, да перестань! Замужем она! И где же твой ненаглядный муж? Время видела? Ночь на дворе! Где он?! Развлекается с кем-то?! А ты что же? Будешь здесь одна, как истинная дура, сидя у окна ждать его возвращения? — выпалила Милана и потолкала сестру в сторону гардеробной.

— Не хочешь переодеваться? — сказала Милана, — Так я сама тебя переодену! Не хочешь никуда идти? Так тебе придётся! Иначе я сегодня же перевезу к тебе все свои вещи и поселюсь у тебя! И устрою вам тут сладкую жизнь! Я думаю, твой муженёк вряд ли этому обрадуется! — пригрозила девушка.

София, отреагировав на угрозы своей старшей сестры, которая сейчас явно не шутила, спешно пошла переодеваться. Не то что бы она испугалась, что её сестра вдруг и вправду переедет на какое-то время к ним. Даже наоборот, если бы это произошло, София только была бы рада. Пусть пару дней или даже недель, да хоть сколько-нибудь, рядом с ней всегда находился бы любящий её и любимый ею человек. Пусть и такой неугомонный, с ядовитым язычком. Но любимый… Её родная сестрёнка, с которой она всегда может поговорить по душам. Обсудить насущные проблемы. Если бы Милана находилась рядом с Софией в тот момент, когда ей было плохо, физически или душевно, она, Милана, обязательно бы это заметила. И, конечно же, поинтересовалась бы её состоянием и собственно причиной, по которой София неважно себя чувствует. Нет, София вовсе не испугалась «угроз» своей сестры. Просто до неё вдруг, наконец, дошло, что только с ней, со своей любимой сестрой, она может хоть на какое-то время забыть о своих переживаниях. Ведь Милана, зная всю сложившуюся ситуацию, не станет больше говорить ей о Джейке. По крайней мере, София надеялась на это. Не станет ничего расспрашивать. Да и о чём спрашивать? Она и так уже всё прекрасно знала, и понимала. И ничего, кроме как отвлечь свою сестру от всяких мыслей о нём, что Милана и собиралась сделать, больше ничего не хотела.

Минут через пятнадцать София стояла рядом с Миланой, которая в ожидании своей сестры устроилась поудобнее на диване в гостиной и, включив телевизор, уставилась в него так, как будто увидела там что-то необыкновенное.

— Милана, — окликнула София сестру, которая, казалось, кроме телевизора, вообще больше не видела ничего вокруг.

— Сейчас… Секунду… — сказала девушка, даже не взглянув на Софию.

София повернула голову в сторону большого ящика, который так заинтересовал её сестру.

— Ага! Понятно! — улыбаясь, сказала она, — Твой любимый актёр!

— Ага… Правда он красавчик? Мой идеал! — довольно сказала Милана и вдруг вспомнила, зачем она здесь.

Быстро встав с дивана, девушка выключила телевизор и, виновато отпустив голову, повернулась к своей сестре. Она хотела извиниться, но увидев Софию тут же об этом забыла. Легкое тёмно-синее платье до колен и рукавом в три-четверти очень подходило её сестре, как она думала.

— Ну вот! — радостно сказала Милана. — Совсем другое дело! А то была похожа на старуху в трауре…

— Я почти в трауре, — ухмыльнулась София.

— Ну что мы идем или нет? — спросила Милана.

— Конечно, идем! — ответила ей сестра.

София накинула на себя пиджак и уже через несколько минут девушки садились в такси, на котором приехала Милана, и которое до сих пор стояло возле дома Софии.


***

Отлично проведя время со своей сестрой, которая больше ни слова ни говорила ей о её муже, София довольная вернулась домой только часам к шести утра. Милана проводила её до самых дверей.

— Сестрёнка, — сказала София посмотрев на свою, такую симпатичную и довольную, сестру. — Оставайся у меня!

— Нет, — протянула Милана, –Спасибо, сестричка, но нет. Я лучше поеду к себе!

— Куда ты сейчас поедешь? Уже ночь! Давай оставайся! И не выдумывай тут мне! К себе она поедет…

— Во-первых, уже утро. А во-вторых, да, поеду! И не уговаривай! Всё равно не останусь!

— Почему? — поинтересовалась София.

— У меня появились кое-какие дела. — как-то загадочно ответила ей сестра.

— Какие такие дела в шесть часов утра?

София скрестила на груди руки и пристально посмотрела на Милану.

— София… — умоляюще протянула девушка.

— Ох, ладно! — закатив глаза и покачав головой, сказала София, — Как-нибудь всё мне расскажешь!

— Обязательно, — улыбнулась Милана. — Ну всё, сестричка! Мне пора!

— Хорошо. Позвони мне, когда проснёшься.

— Обязательно, — ответила Милана и уже повернулась чтобы уйти, но вдруг остановилась и резко повернулась обратно к сестре.

— Что? — приподняв брови спросила София.

— У меня есть жених! — широко улыбаясь сказала девушка.

— Жених? — удивилась София, — Какой жених? Ты мне ничего не рассказывала! А мама знает?

— Нет, — покачав головой, ответила Милана. — Никто не знает! Пока не знает! Ну… Только ты теперь знаешь.

— Я?! Я ничего не знаю! А ну-ка рассказывай!

— А-а-а! Интересно?! — засмеялась Милана.

— Ещё бы! Не знала, что ты у меня такая скрытная! — развела руками София.

— Я не скрытная, — как-то виновато опустив глаза, пробубнила Милана. — Просто хотела сделать вам сюрприз!

— И давно вы с ним встречаетесь?

— Уже полтора года!

— Полтора года?! — воскликнула от удивления София, — И ты столько времени молчала?!

— Да! И ещё какое-то время помолчу! Если ты не возражаешь…

— Возражаю! Но… — София замолчала и, улыбнувшись спросила: — Он красивый?

— Очень! — закивала головой Милана. — Красив как бог!

— Хороший?

— Самый замечательный на свете! Ну всё! Хватит вопросов! Я скоро обязательно всё тебе расскажу!

— Когда?

— Скоро! Скоро! — заверяла Милана.

— Но я уже сегодня умру от любопытства! Вот, прямо сейчас! — настаивала София.

— О, нет! Пожалуйста! Только не умирай! Ты всё скоро узнаешь!

— Но когда? Скажи мне конкретно! Ну пожалуйста!

— Через пару недель!

— И это по-твоему скоро? Я точно умру!

— Не умрешь!

— А почему именно через две недели? — поинтересовалась София.

— Ну ладно! Это скажу! Но только больше ни о чём не спрашивай! Договорились? — спросила Милана.

— Договорились! — согласилась сестра.

— Через две недели ты получишь приглашение!

— Какое ещё приглашение?

— На нашу свадьбу! — ответила Милана, и вся засияла от счастья.

— Свадьбу?! — глаза Софии округлились от удивления.

— Да, именно! Только, пожалуйста, не говори маме! Хорошо? — Милана умоляюще посмотрела на сестру.

— Хорошо, как скажешь, сестрёнка. Только мне кажется две недели я всё-таки не выдержу! Тем более что ты собираешься выходить за него замуж!

— Выдержишь! Куда ты денешься?! Даже и не заметишь, как они пролетят! Ну ладно, он уже ждет меня! Я пойду?

— Иди! Конечно иди! Позвони мне, как только сможешь, — сказала София обнимая сестру.

— Конечно позвоню! — ответила Милана и, поцеловав ее в щеку, нажала кнопку вызова лифта.

Двери лифта сразу открылись, и девушка зашла внутрь.

— Пока, — нажав на кнопку сказала Милана и через мгновение её скрыли закрывающиеся двери.

София опять осталась одна.

— Как здорово! — улыбаясь сказала она вслух и достала из сумки ключи от своей квартиры.

«Я так за тебя рада, сестричка!» — думала девушка, вставляя ключ в замочную скважину и открывая дверь. «Я так за тебя рада!».

София улыбаясь зашла внутрь тёмного коридора. Но включив свет улыбка вдруг исчезла с её лица. Она поняла, что Джейка ещё не было дома. Не было ни его куртки, ни ботинок, ни ключей на привычном ей месте.

— И где же ты? — произнесла она, закрывая за собой дверь. — Неужели у тебя и правда кто-то есть? — София глубоко вздохнула.

Она прислонилась спиной к двери и медленно сползла на пол.

— Нет… Этого не может быть… Ты не можешь так со мной поступить… Не можешь меня предать… — закрыв лицо руками, тихо шептала она.

«А может… Может он пришёл и увидев, что меня нет и тоже решил уйти? Отомстить мне? Да, наверно! Наверно так и есть!» — вдруг подумала София и как-то с облегчением выдохнула. «Может не всё потеряно?! Да! И откуда они могут знать есть у него кто-нибудь кроме меня или нет?! Это ведь всего лишь их глупые предположения! И ничего более!» — снова успокаивала себя девушка.

Но как бы она себя ни успокаивала, всё было очевидно. И она это понимала. Наверно, самое страшное было то, что пытаясь успокоить саму себя, она лгала самой же себе.

«А может что-то случилось?» — пронеслось у нее в голове. «Нет… Нет! С ним не могло ничего плохого случиться! Ведь так? Нет… Это не с ним случилось что-то плохое… А со мной… Со мной происходит… Сейчас… Прямо сейчас… Он… Всё таки он…» — София уже не находила слов для самой себя.

Она поднялась с пола и, подойдя к большому зеркалу, посмотрела на свое отражение. Невысокая, стройная, двадцатисемилетняя девушка с длинными, каштановыми, вьющимися волосами, бледная, как смерть, с большими, карими, почти чёрными, грустными глазами казалась ей очень печальной и одинокой. А тёмно-синее платье, как ей сейчас показалось, придавало её виду какую-то траурность даже больше, чем то, чёрное, которая сестра заставила её снять. Девушка в зеркале показалась Софии мрачной и какой-то безжизненной. Уже не имея никаких сил жалеть себя и жалеть о прошлом, думать о том, что она предана своим самым близким человеком, она попыталась улыбнуться. Но улыбка на лице отражающейся в зеркале девушки вышла какой-то натянутой, грустной и очень глупой.

Зазвонил телефон. София не хотела отвечать. Она просто смотрела на себя в зеркало и ждала, когда же он замолчит. Но телефон всё не умолкал. София заткнула уши, чтобы не слышать этих звуков, но это ей не помогло. Через пару минут телефон замолчал. Но как только девушка убрала руки от ушей он снова зазвонил.

— Алло! — наконец сняв трубку, сказала София.

— Ах, милая! Ну наконец-то! Ты видела который час?

— Около семи утра, — ответила девушка.

— Где ты была? Я не могла до тебя дозвониться! — обеспокоенно и в то же время возмущённо сказала женщина на том конце провода.

— А зачем ты звонила мне ночью? Что-то случилось, мам? — испугалась София.

— Нет, нет. Ничего не случилось, — успокоила ее женщина. — Я звонила вечером, но никто не ответил. Я беспокоилась! Поэтому стала звонить тебе каждый час!

— Не беспокойся, мам, — тяжело выдохнула София, — Мы с Миланой ходили в клуб.

— В клуб? В какой клуб? Она к тебе приезжала? Она у тебя?

— Нет, она уехала.

— Уехала? Когда?

— Где-то около получаса назад.

— Так поздно?! Почему ты её отпустила? Ты вызвала ей такси?

— Поздно? — переспросила София. — Мам, уже утро.

— Ты вызвала ей такси? — переспросила женщина.

— Нет! За ней приехал её… — девушка замолчала.

— Кто её? Кто за ней приехал? Я до неё тоже не могу дозвониться! Девочки! Что происходит? Вы решили меня до сердечного приступа довести?! — говорила женщина.

— Мам, — перебила её дочь, — Обещай мне, что не скажешь Милане, что я проболталась!

— Проболталась? — непонимающе произнесла женщина и, после непродолжительной паузы, тихо добавила:

— Но ты ещё ничего мне не сказала…

— Но ведь хотела! И собираюсь сказать, чтобы ты не беспокоилась! Обещай, что ничего ей не скажешь и не о чём не будешь её спрашивать! — молила София.

— Хорошо, хорошо. Обещаю, — уверила ее женщина.

— Даже намёками?!

— Даже ими.

— У Миланы есть жених! — выдохнула София. — Они уже полтора года вместе и скоро собираются пожениться.

— Что? — удивлённо протянула мать. — Жених?! Полтора года?! А почему она мне ничего не рассказывала?! Я даже не подозревала, что…

— Мам, я не знаю. Я и сама узнала об этом только сегодня!

— Расскажи поподробнее!

— Я больше ничего не знаю. Честно! Но Милана сказала, что недели через две мы все всё узнаем!

— С ней точно всё в порядке? — спросила женщина.

— Ага! — ответила София. — Наша милая Милана такая счастливая! Ты бы видела её лицо! Она прямо светилась от счастья! Я так за неё рада!

— А я вот пока не знаю чему радоваться… — обиженно произнесла женщина. — Родная дочь скрывает от меня что-то…

— Мам, я тоже удивилась. Мы всегда обо всём с ней разговаривали. Всегда всем делились. А тут… Ну ладно, главное, что наша Милана счастлива. Правда мам?

— Да, солнышко, — согласилась женщина.

На мгновение наступила тишина.

— И почему твой муж ни разу не взял трубку? — нарушив эту тишину, возмущённо спросила женщина. — Я уже пальцы стёрла набирать ваш номер!

— Не знаю, — солгала София. — Мам! Ну хватит вопросов! Со мной всё в порядке! Я дома и собираюсь лечь спать! И ты тоже иди! Уже утро, а ты, как я понимаю, ещё не ложилась.

— Да уж, спасибо вам девочки…

— Не ругайся на нас, мамочка.

— Ладно, ладно милая, — вздохнула женщина. — Просто я очень волновалась. Ждала твоего звонка, но ты так и не позвонила. Я уж подумала, что что-то случилось!

— Ничего не случилось. Да и что могло случиться?!

— Да мало-ли что! Ты моя дочь! Я имею право беспокоиться о тебе?!

— Конечно имеешь.

— Ну спасибо!

— Мам, Милана сказала, что заедет к тебе завтра. Только ничего ей не говори! Помни, ты обещала!

— Хорошо, хорошо! А что у тебя с Джейком? Как дела? — поинтересовалась женщина.

— Ничего… Ничего хорошего, мам, — с грустью ответила София.

— Он обидел тебя? Что он сказал тебе? Вы поругались?

— Нет, нет… Мы не ругались… Он… Он…

— Что он?

— Он не брал трубку, когда ты звонила потому что его, как я понимаю, не было дома. Он просто не пришёл домой!

— Как это не пришел?

— Вот так, — с грустью выдохнула София, — Не пришел…

— А с ним всё в порядке?

— Не знаю…

Взгляд Софии упал на флакон с духами, стоявший на комоде. Флакон стоял на бумажке. Это была записка от Джейка.

— Что значит не знаешь? — спросила женщина.

— Я не видела его со вчерашнего вечера, — призналась София.

— Что? — протянула мать.

Девушка взяла записку и быстро прочитала ее.

— Да, мам, — сказала она. — С ним всё в порядке. Он оставил мне записку. Только что нашла её. Пишет, что бы я не ждала его до завтрашнего вечера! И что ему что-то надо мне сказать. Что-то важное…

— Вот сволочь, — прошипела женщина, — Я так и знала!

— Знала? Знала что?

— Ты и сама прекрасно понимаешь о чем я!

— Ах, мам! Я даже думать об этом не хочу! Тем более разговаривать! Я так устала от всего этого! У меня уже нет сил!

— Ладно, извини, милая! Я молчу. Иди спать! Только обязательно позвони мне сразу после того, как поговоришь с этим подонком!

— Он не подонок! — возразила София.

— Посмотрим, — сказала женщина так, как будто всё знала наперёд.

— Ладно, мам, я так устала. Я пойду спать, — сказала София.

— Сладких снов, девочка моя. Сладких снов, — ответила ей женщина и, немного помедлив повесила трубку.

София отправилась на кухню. Открыв холодильник, она вынула из него бутылочку холодного пива и, устало плюхнувшись на стул, сделала пару глотков. Вообще она редко пила спиртное. Только если шампанское или вино по каким-нибудь праздникам. Пиво она вообще терпеть не могла. Но сейчас ей просто захотелось расслабиться. И за не имением лучшего, так как в её доме из алкогольных напитков, было только пиво, которое иногда по вечерам пил её муж, она взяла то что было. Осушив бутылку, София принялась за другую. Сидеть одной на кухне ей не хотелось, и она пошла в спальню. В комнате было темно. Из-за задвинутых плотных тёмных штор свет с улицы не мог проникнуть в комнату. София села на кровать. Опёрлась спиной о её спинку и просто смотрела в темноту медленно потягивая из холодной бутылки такой невкусный для неё напиток, который теперь казался ни таким уж и противным, как она всегда думала. В комнате было так тихо и мрачно, что ей иногда становилось страшно из-за доносящихся откуда-то непонятных звуков. За окном уже было утро. А в её спальне будто царила глубокая ночь. Иногда девушке казалось, что кто-то тихо ходит по квартире. По её комнате. Порой она даже слышала чьё-то дыхание. Но никого, кроме неё самой, в квартире не было. Да и быть не могло. София была одна. Наедине сама с собой. Наедите с тишиной, которую изредка нарушал какой-то тихий шум.

Она сидела на кровати поверх одеяла и смотрела то вперед себя, то на потолок, то на стены, которых в темноте почти не было видно. И не было у неё в голове уже никаких мыслей. Ни хороших, ни плохих. Она не думала ни о чем. Казалось бы, это странно. Ведь человек же не может ни о чем не думать?! Наверно… Но она смогла. Смогла на какое-то короткое время отрешиться от всего мира оставшись наедине с темнотой и с бутылкой, которую она уже согрела в руках. За окном раздался чей-то крик, который к её сожалению, а может и к счастью, привел её в чувства. И София, оглядевшись вокруг и не увидев ничего кроме темноты, снова загрустила. Не в силах уже допить последние несколько глотков тёплого пива, София поставила бутылку на тумбочку и легла. Она прижала к себе подушку Джейка и крепко обняла ее. Ещё вчера ночью он был здесь. А сейчас его нет. Будто он умер. Вчера он был здесь. Пусть и какой-то злой и далекий, но всё-таки, несмотря на это, любимый ею. Или, может быть, это уже просто привычка… Девушка уткнулась носом в эту самую подушку, от которой пахло её мужем и тихо заплакала.

— Знаешь, если ты всё таки предал меня… Я… Думаю, я смогу тебя простить… Если, конечно, ты этого захочешь… — прошептала София и закрыла глаза.

В голове ее стали возникать разные картинки. Она вспоминала, как они познакомились с Джейком. Ей было тогда тринадцать лет. А ему четырнадцать. Они познакомились на празднике в честь дня рождения одной из её подруг-одноклассниц. Прежде она никогда не видела Джейка. Хотя и учились они с ним в одной школе. И жили практически по соседству. «Странно! Почему я раньше не замечала его? Он ведь такой красивый!» — подумала она тогда. Тринадцатилетняя девочка с первого взгляда влюбилась в четырнадцатилетнего мальчишку. Она, как дурочка, как она сама же по прошествии какого-то времени думала, всюду ходила за ним по пятам. Но он не обращал на неё никакого внимания. Эти её «мучения» длились около двух лет. И она уже почти перестала на что-то надеяться. Но он вдруг сам подошел к ней. И не просто подошёл, а пригласил её на свидание! Где, наконец, признался ей в своей симпатии, которую, кстати говоря, испытывал к ней тоже с того самого дня, но почему-то боялся в этом признаться. Более того, всячески старался избегать понравившуюся ему девчонку. Но спустя два года он всё-таки рассказал ей о своих чувствах. Боже! Сколько же тогда радости было в её сердце! Придя домой после прогулки с Джейком, София на секунду даже испугалась, что может умереть от разрыва сердца, потому что ей казалось, что оно вот-вот разорвётся от переполняемых его чувств. Но этого, конечно же, не произошло. Хотя сейчас она жалела об этом. «Уж лучше бы оно разорвалось тогда от любви, чем сейчас обливалось кровью от боли и разочарования…» — думала она, прижимая к груди подушку. Тринадцать лет они вместе. Тринадцать лет… Большой срок. Тринадцать лет счастья… Хотя… Нет! Счастья было немного меньше… София перестала думать о плохом. И просто вспоминала, какие-то счастливые и наиболее выдающиеся моменты из их жизни. И так, с нежной улыбкой на губах она уснула.


***

Весь следующий день София, впрочем, как всегда, провела дома. Съездила только в магазин, чтобы купить кое-что для своей работы в мастерской. В которой она и провела весь день и весь вечер в попытках слепить что-то из глины. Что она лепила София и сама уже не знала. Знала только то, что это что-то у неё никак не выходило. Весь день девушка ждала звонка матери или сестры, но как ни странно так и не дождалась. Сама она не хотела никому из них звонить. «Опять начнутся эти пустые бессмысленные разговоры, которые в итоге кроме расстройства больше ни к чему не приведут!» — думала она. Хотя при всём этом, ждала их звонка и хотела поговорить. Просто она уже и сама не понимала, что именно она хочет. София периодически поглядывала на часы, висевшие на стене в мастерской. Она ждала вечера. Ждала прихода мужа. Ждала того, что он, наконец, скажет ей то, что он так долго не решался ей сказать. То, о чём говорили ей и её мать, и сестра. То, что она и сама уже прекрасно понимала. И то, чего так сильно боялась. София ждала. Ждала его прихода, как заключенный смертного приговора. То мысленно торопя время, то прося какие-то неведанные силы вовсе его остановить. Но время шло. Не медленно и не быстро. Как обычно. Ей иногда казалось, что ожидание её вечно. А иногда наоборот, время бежало вперёд как сумасшедшее.

Наступил вечер. Устав от тщетных попыток что-то сделать из кусков глины она вышла из мастерской и, вымыв руки, пошла в гостиную. Взяв в руки какой-то журнал София устроилась на диване и стала бессмысленно перелистывать страницы, разглядывая картинки.

Джейк пришёл около девяти часов вечера. София не слышала, как он вошёл в квартиру и даже не заметила того, как он прошёл через гостиную, прямо мимо неё, в спальню. Оторвавшись от журнала, она взглянула на часы. Было десять минут десятого. «Когда же он придет?!» — подумала она и вдруг услышала какие-то звуки из спальни. Поначалу девушка испугалась. Но когда прислушалась звук пропал.

— Господи, — выдохнула она. — Показалось, наверно, — тихо произнесла София, но в этот момент заметила, что в той комнате, из-за закрытой двери которой только что доносились какие-то звуки, горел свет.

— Разве я включала его там? — прошептала она и отложив в сторону журнал поднялась с дивана.

София тихо подошла к двери и приложила к ней ухо. И через мгновение она вздрогнула от страха снова услышав какой-то шорох.

— Джейк? Это ты? — спросила она, осторожно приоткрыв дверь и заглянула внутрь. — Джейк… — увидев мужа, с облегчением выдохнула София. — Я не слышала, как ты пришёл…

— Ты и не заметила, как я прошёл мимо тебя, — грубо сказал он.

— Да… Странно… — согласилась девушка.

— Ничего странного! Ведь тот журнал, который был у тебя в руках, по всей видимости, был жутко интересным! — сказал мужчина ни разу даже не взглянув на жену.

София прислонилась плечом к дверному косяку и смотрела, как её муж собирал в чемодан ту часть своих вещей, которая находилась в шкафу в спальне. София молчала. Она ждала, когда муж первый заговорит с ней. Ведь в той записке, которую он оставил ей, было написано, что ему нужно сказать ей что-то важное. Но Джейк тоже молчал. Молчал и даже не смотрел на неё. Девушка уже и без слов всё понимала. А её муж, казалось, только и ждал этого. Что бы она всё поняла так, без слов. Но прошло несколько минут и София уже больше не могла молчать.

— Ты что-то хотел сказать мне? — холодно спросила она.

Джейк на мгновение замер. Как будто его жена была нема, а тут вдруг заговорила. И не просто заговорила, а сказала что-то на что ему нужно было ответить, но он не знал как.

— Я думаю, что ты и так все поняла, — наконец сухо произнёс он и стал запихивать в чемодан последние вещи.

— Поняла что? — спросила девушка.

— София! — громко сказал Джейк и, наконец, посмотрел на жену. — Перестань строить из себя дуру! Ты ведь далеко не такая!

— Не такая? — приподняв брови переспросила девушка. — А я думала, что ты считаешь меня именно такой! Я и сама стала задумываться над этим! Ведь только дура могла поверить тебе! И только дура могла выйти за тебя замуж!

— Ты жалеешь об этом? — с усмешкой спросил Джейк.

— Нет! Жалею только о том, что когда-то встретила тебя! А остальное… Ну, что было то было.

— Значит ты всё поняла?! Так к чему тогда какие-то вопросы и разговоры?

— Извини, милый… Поняла что? — спросила София словно действительно ничего не понимала.

На удивление Джейка она не нервничала, не кричала и даже не плакала. Она была спокойной. Даже какой-то холодной и безразличной. И будто пыталась вывести его из себя.

— Ты издеваешься? — разозлился мужчина. — Или ты хочешь, чтобы я сам тебе об этом сказал?

— Нет, — покачала головой София, — Я не хочу. Я не хочу слышать ничего, что может причинить мне боль.

— Боль… Но это неизбежно, — сделав шаг в её сторону, произнёс Джейк.

Он посмотрел в большие, карие глаза своей жены и, наконец, сказал:

— Я ухожу!

— Уходишь… — выдохнула София, которая изо всех сил старалась достойно и хладнокровно, по крайней мере при нём, пережить, перенести эту новость. — Уходишь… — ещё раз произнесла она. — Значит оставляешь меня? У тебя есть другая, — утвердительно сказала она.

— Неужели?! Милая, на тебя снизошло озарение?! — наигранно обрадовавшись, выкрикнул Джейк.

— Нет. Я уже давно подозревала об этом. И… Помнишь наш разговор? Когда ты сказал мне, что у тебя кроме меня никого нет…

— Не помню, — соврал мужчина.

— Помнишь, — сказала София, — Значит ты врал мне.

В комнате воцарилась тишина. София ждала пока её, теперь уже почти бывший муж, скажет что-нибудь едкое. Ведь последнее время он только так с ней и разговаривал. А Джейк ждал пока София разрыдается и начнет умолять его остаться с ней. Он был уверен, что всё именно так и будет. Тогда он бы обвинил её в слабости. Сказал бы, что именно поэтому он от неё уходит. Сказал бы, что ему надоели эти вечные слёзы и депрессии. Хотя и знал прекрасно, что ставшие у нее почти ежедневными, приступы грусти были вызваны только его поведением, его отношением к ней. Он, конечно, понимал это. Но также он не хотел чувствовать себя виноватым в чем-либо. Не хотел чувствовать себя обманщиком и предателем. Хотел как-то обелить себя в своих собственных глазах. А для того, чтобы не чувствовать себя предателем и лжецом ему просто необходимо было обвинить во всем происходящем только её. Только её одну. «Трус» — иногда проскакивало у него в голове. Но он никогда не развивал эту тему внутри себя. Он бежал даже от разговора с самим собой.

К удивлению Джейка, после нескольких минут молчания, София холодно и даже как-то равнодушно спросила:

— Кто она?

— Кто? — непонимающе спросил он.

— Эта женщина, ради которой ты меня бросаешь.

— Какое тебе дело?

— Да так… Просто интересно. Так ты мне скажешь кто она?! Это кто-то с твоей работы или ты познакомился с ней где-то ещё?

— А что есть какая-то разница?

— Нет. Нет никакой разницы. Абсолютно никакой…

— Так зачем тогда спрашивать?

— Я же сказала, просто интересно и всё.

— Она работает у нас в бухгалтерии, — сам не зная зачем, сказал Джейк.

— Значит работаете вместе… И давно ты изменяешь мне с ней?

— Я тебе не изменял! — у Джейка сработала привычка строить из себя святого. Даже выражение лица у него было такое что, если бы София ничего не понимала и не знала, то поверила бы ему.

— Да?! Неужели! А как по-твоему называется то, что ты делал? — поинтересовалась девушка.

Джейк, не зная что ей можно ответить, так ничего и не сказал.

— Так вы давно знакомы? — настаивала София.

— Лет пять, — отведя взгляд в сторону, признался Джейк.

Сердце Софии заколотилось так сильно, что ей показалось оно вот-вот разорвет ей грудь. На глаза стали наворачиваться слёзы. Она была готова разрыдаться. Но София, собрав все свои последние силы и чувство собственного достоинства, сдержалась. Глубоко вдохнув, девушка с насмешкой сказала:

— О! Пять лет! А давно ЭТО у вас?

— Что ЭТО? — спросил мужчина.

— Ну ЭТО! Ты ведь понимаешь, о чем я спрашиваю! Не так ли?!

— Мы вместе полтора года.

— Полтора года?!

— Именно!

— Значит ты предал меня ещё полтора года назад! И ты всё это время… Фу! Да как ты так мог?! — повысив голос от возмущения и злости, сказала София.

— Не знаю… — опустив глаза, как будто ему вдруг стало стыдно, сказал Джейк.

— Ах, не знаешь, — спокойно продолжила София. — Прекрасно… Ты любишь её?

— Да! — без колебаний ответил мужчина.

— Меня ты тоже когда-то любил… — горько улыбнулась девушка.

— Любил, — согласился Джейк.

— Сильно?

— Очень.

Первый раз за долгое время София с Джейком разговаривал. Без слёз, без особого раздражения.

— Можешь ответить мне ещё на один вопрос? — спросила София.

— Может отвечу…

— Самый главный вопрос в моей жизни. Который интересует меня даже больше, чем… — девушка замолчала, — А! Не важно! — махнула рукой она, — Значит ты любишь её?!

— Люблю.

— И вы вместе полтора года? Я правильно поняла?

— Правильно.

— Скажи мне, почему ты не ушёл тогда, когда у вас началось всё это?! Тогда, когда вы с ней стали встречаться…

— Раньше? Раньше я не любил её.

— Серьёзно? Ты встречался с этой женщиной, ты предал меня и даже не любил её?!

— Нет, не любил. И потом, мне было жаль тебя! Несмотря ни на что, ты мне очень дорога. И я люблю тебя. Пусть это уже не та любовь, которой хотела бы ты и которой, наверно, хотел бы я. Не та любовь, что была раньше… Это, скорее, просто какая-то родственная любовь, чем… И тогда я думал, что это будет неправильно по отношению к тебе. Мы ведь столько лет вместе…

— Не правильно? — горько улыбнулась София, — Не правильно было прийти ко мне и во всем честно признаться?! А то, что ты делал это по-твоему правильно?!

— Нет! Я этого не сказал! Но я и сам не хотел уходить от тебя! И что я должен был тебе сказать?! «Знаешь, дорогая! Тут такое дело… В общем… У меня есть любовница!» Так что ли?

— Надо было просто уйти и всё! Это ведь так просто! Тем более для тебя!

— Ты не права! Для меня это очень сложно! Ты даже и представить себе не можешь, как это сложно!

— Да! Конечно! Куда уж мне! Страдалец несчастный! Так что же, тогда ты её не любил, а сейчас? Сейчас полюбил? Да?

— Я же уже говорил, что да! Да, я её люблю!

— И давно ты это понял?

— Несколько месяцев назад!

— И все равно не ушёл…

— Я не был уверен, что это правильно!

— А сейчас ты уверен?

— Да! И потом, обстоятельства изменились!

— Какие ещё обстоятельства? — поинтересовалась София.

— Она беременна! — после минутной паузы ответил й муж.

— Беременна?! — в отчаянии переспросила София, которая где-то в глубине души, ещё надеялась, что её муж всё-таки одумается и останется с ней.

— Да! У нас будет ребёнок! Я только вчера об этом узнал! Так что ты теперь понимаешь?! Я не могу поступить иначе! У нас будет малыш!

— А если бы она не забеременела?

— Рано или поздно, но я бы всё равно ушёл, — ответил ей Джейк, — Ты ведь понимаешь! Это был всего лишь вопрос времени…

— И твоей решительности, — с ноткой злости произнесла София, — Ну что же, — выдохнула она, — Поздравляю!

София попыталась улыбнуться. Но сердце её разрывалось от боли. Внутри неё всё как будто умирало.

— Спасибо, — ответил ей Джейк.

— За что?

— За поздравление… И за то, что ты спокойно это восприняла. Честно признаться, я даже удивлен! Ты такая холодная и сдержанная сейчас! Я никогда не видел тебя такой!

— Может это всё потому, что я тоже уже не люблю тебя?! И меня почти не волнует то, что ты сделал и то, что ты уходишь?! — посмотрев в карие глаза мужа, солгала девушка.

— Может… Может быть… Тем лучше для нас обоих, — ответил Джейк и София, больше не говоря ни слова, вышла из спальни.


***

София сидела в гостиной бессмысленно листая тот самый журнал, который она разглядывала до того, как услышала какие-то звуки в спальне, кода Джейк, уже собрав все свои вещи, подошёл к ней.

— София, — тихо позвал он.

— Да? — сказала она, подняв глаза и посмотрев на него.

— Я хотел сказать тебе… — начал он.

— Что? — спросила она, когда поняла, что пауза несколько затянулась.

— Я хотел сказать… — Джейк глубоко вздохнул. — Прости меня…

— Простить? — усмехнулась София. — Если бы ты только знал, как бы мне хотелось сказать, что мне не за что тебя прощать, — покачала головой она.

— Но ты не можешь так сказать.

— Не могу.

— Так ты простишь меня?

— За что? За то, что ты уходишь? Или за твоё предательство? Или за то, что ты так мучал меня всё это время? За то, что я каждый день плакала из-за того, что не понимала, что происходит?! За то, что ты обижал меня…

— Давай не будем ссориться. — перебил ее мужчина, — Ты ведь умная, благородная женщина! Добрая и милая! Я просто хочу, чтобы ты простила меня за всё это! Я знаю, что очень виноват перед тобой! Я всё понимаю! Сейчас я всё понимаю! Я просто хочу, чтобы ты простила меня! Если, конечно, сможешь… А если нет, я пойму это.

— Конечно, я прощаю тебя, — с трудом выдавила из себя девушка. — Ну как я могу не простить тебя?! — горько улыбнулась она.

— Спасибо, милая, — сказал Джейк и, нагнувшись, поцеловал Софию в лоб. — Надеюсь мы останемся с тобой друзьями?!

— Друзьями? — переспросила София, — Ну если ты так хочешь…

— Хочу.

— Тогда будем друзьями. Но только при одном условии!

— При каком?

— Ты пригласишь меня на свадьбу.

— Если ты так хочешь, конечно! Я буду рад тебя видеть!

— И еще одно…

— Что?

— Я буду крёстной твоего малыша!

— Обязательно! Я буду счастлив, если у него будет такая крёстная, как ты!

— Тогда договорились?

— Договорились, — сказал Джейк и протянул Софии ключи от квартиры.

— Что это? — спросила она.

— Ключи. Квартира твоя. И всё что в ней, тоже твоё, — сказал он.

София взяла ключи. Она сжала их в своей руке так, что чуть ли не проткнула её насквозь.

— Я перечислил на твой счёт некоторую сумму денег. На первое время, пока ты не найдешь себе работу, тебе хватит. А если не хватит, я перечислю ещё. Так что не о чём не беспокойся!

— Спасибо. Но не стоит. У меня уже есть работа.

— Какая работа? — поинтересовался Джейк.

— Я продолжу лепить.

— Лепить? Перестань! На твоих горшках много не заработаешь!

— Посмотрим… — многозначительно сказала девушка. — И… Спасибо.

— Спасибо тебе. Ну ладно, я пойду? — спросил Джейк.

— Иди. — ответила София и, отложив в сторону журнал, встала с дивана.

Девушка проводила мужа до двери. Поставив чемоданы в коридоре, он крепко обнял её. И ещё раз сказал:

— Прости меня и… Еще раз спасибо!

— Не за что, — ответила София, — Надеюсь, что вы будите счастливы! Я искренне хотела бы этого!

Джейк ещё раз поцеловал её в лоб.

— Мы будем счастливы!

— Не сомневаюсь…

— А я не сомневаюсь в том, что ты скоро встретишь того, кто сделает счастливой тебя! — сказал Джейк.

Он засунул руку в карман, чтобы достань ключи от машины. И вместе с ключами случайно вытянул из кармана свой бумажник. Тот упал на пол.

— Твой бумажник, — сказала София нагнувшись чтобы поднять его.

— Да, спасибо, — сказал Джейк протягивая руку чтобы забрать его.

Но София подняв его с пола не спешила вернуть его владельцу. Упав на пол бумажник открылся и, поднимая его, девушка увидела, что на том месте где когда-то была её фотография, красовалось чьё-то другое, чужое и не знакомое ей лицо. С фото на неё смотрела белокурая голубоглазая девушка. Конечно, София ни капли этому не удивилась. И сразу поняла, что это за особа, так нагло смотревшая со снимка ей прямо в глаза. Конечно это была та, из-за которой рухнула её жизнь. Софии, несомненно, стало очень обидно. Но она, решившая с достоинством пережить то, что должна была пережить, не подала никакого вида, что ей было неприятно и больно.

— Это она? — спросила девушка, посмотрев в глаза мужа.

— Да, — ответил ей Джейк.

— Красивая, — сказала София, ещё раз взглянув на фото и протянула бумажник мужу. Мужчина взял его в руки и тоже посмотрел на фото белокурой женщины.

— Да, очень красивая! — согласился он, засовывая бумажник в карман. — И ты тоже очень, очень красивая! Жаль, что у нас с тобой всё закончилось вот так…

— Да… Мне тоже жаль… Жаль, что вообще закончилось…

— Ты ещё любишь меня? — спросил Джейк жену.

— Наверно, — ответила она, — Но можешь не переживать из-за этого. Скоро это пройдет… — как-то холодно произнесла она.

— Ладно, — вздохнул он, — мне пора.

— Тебе уже давно пора, — сказала София.

Джейк открыл входную дверь и взяв в руки чемоданы вышел из квартиры.

— Пока! До встречи! — нажав кнопку вызова лифта сказал он.

— До встречи, — печально улыбнувшись ответила София, когда Джейк уже зашёл в лифт. Двери закрылись.

Девушка стояла в дверях своей квартиры и тихо плакала, смотря куда-то в пустоту. В коридоре зазвони телефон. София вытерла слёзы, глубоко вздохнула и, подойдя к комоду, сняла трубку.

— Алло! — сказала она наигранно спокойным голосом.

— Алло! Привет, сестричка! — раздался в трубке, как всегда громкий и весёлый, голос Миланы.

— Привет! — сказала София.

Последовало короткое молчание.

— Ой, я, наверно, ошиблась! — сказала Милана.

— Нет… Ты не ошиблась… Это я…

— София?! Что у тебя с голосом? Ты не заболела? — обеспокоенно спросила Милана.

— Нет. Все в порядке.

— В порядке? Ты что плакала?

— Нет! С чего ты это взяла?

— А то я не слышу! Что случилось?

— Ничего особенного…

— Так, — протянула Милана, — Милая моя, давай рассказывай!

— Он… Он… — только и выдавила из себя София и из её глаз снова потекли слёзы.

— Что он? — выкрикнула Милана, — Что сделала эта сволочь? Он всё-таки бросил тебя! Вот гад! После твоих рассказов, я так и знала, что этим закончиться!

— Сестрёнка, — умоляюще произнесла София.

— Ой, прости! Я просто не могу сдержаться! А казался таким хорошим, честным, порядочным! Ну кто бы мог подумать, что он окажется такой тварью! Тебе, наверно, сейчас очень тяжело?! Хочешь я приеду к тебе? Да, я сейчас приеду!

— Нет, нет! Не надо! Спасибо! Я сейчас хочу побыть одна. Собраться с мыслями. Привести свои чувства в порядок. Подумать…

— Подумать? О чём тут можно думать! Об этом гаде?

— Прекрати! Ты же ничего не знаешь!

— Того, что он гад мне вполне достаточно! Я через час буду у тебя!

— Не надо! Я же сказала, что хочу побыть одна! Пожалуйста, пойми меня! Пожалуйста, — умоляла София.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 402