электронная
Бесплатно
печатная A5
258
18+
КСандра

Бесплатный фрагмент - КСандра

Безумный душевный коктейль

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3806-9
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 258
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

История Волка

Век наш опасен, истеричен и жесток.

Это для нас! А что же до волков?

О них не думает бездушный человек!

И убивают люди их из века в век…

Хочу я рассказать историю одну

Про малого волчонка. Не пойму

Сама ее придумала, иль нет..

Короче, слушай, человек!

1.

В Тайге просторной, близ домов,

Волчица родила щенков.

Три малых серых сорванцов,

Из дома частых беглецов.

Только открылись их глаза —

Проказам не видать конца!

То убегут, то пропадут,

Поранятся, иль упадут!

Волчица-мать за ними всюду и везде

Все бегала по той Тайге.

Но вот щенкам уж наступило

Три месяца, или четыре…

И тут как раз настало время

Щенков из норок доставать,

Сажать в мешок. Под настроенье

Их продавать иль убивать.

Волчата наши так брыкались!

И ждали мамку, но она

В кусты, подальше, убежала,

И, притаившись, там ждала.

В мешок волчаток посадили

И долго там их так несли.

От дома, мамы и от детства,

От игр, шалостей, Тайги…

И рвали зубки их до боли

Ткань плотную того мешка.

Они рвались, рвались на волю!

К волчице, что следит издалека…

И вот земля под лапами родная.

Но что это им выйти не дает?

Ах, это клетка жестяная

Срывает волчий бешеный полет!

Ну что ж, пора узнать волчатам —

Не все перегрызает зуб!

Не всю копает землю лапа,

И что бывает смерти груз…

И почему твердила мама,

Что человек — их злейший враг.

И если пуля, вдруг попала —

Помочь уже нельзя никак…

2.

Уже через неделю, или две,

Остался наш волчонок одинок.

Сестра покоилась в земле,

А брат исчез, попавши снова в тот мешок.

Еще не знал малыш тогда,

Что человек решил мальца

Домашней пищею кормить,

К рукам своим же приручить.

Волчонок рос. Пол года миновало.

От леса, серый, вроде бы, отвык.

Но дума о свободе не давала

Ему спокойно спать. И он привык…

Привык смотреть вглубь леса по ночам,

Привык скулить, не воя.

Привык, что средь собак — чужак.

Привык только мечтать о воле.

Он дрался много раз за право жить.

Он много убивал тупых дворняжек.

Он получал то право быть

Среди собак. И пусть от крови во рту вяжет…

И к году маленький щенок уже

Стал опытным и взрослым волком.

Снаружи прируче`н, но вот в душе

Он был таким же злым и колким.

И много раз наш волк мечтал о том,

Как побежит на встречу лесу!

Как он уйдет туда, где родной дом,

Что снился ему в дымной занавесе.

Но это были только сны…

На утро подходил он к миске.

Иль забивался в дальние углы,

На всех рыча: Не подходите близко!

И жизнь, когда-то, малого вочонка,

Теперь вся состояла из борьбы.

Борьбы за жизнь среди собак поселка,

Борьбы за миску, за спокойствие борьбы…

Кто знает, может так и продолжалась

Вся жизнь нашего волка, если бы

На шее хватка не разжалась,

И не было бы грохота цепи!

3.

Волк понял сразу — Он свободен!

Не будет больше слышно лая!

И, вмиг забыв свои невзгоды,

Он побежал, душой желая,

Чтоб его люди не поймали.

Бежал весь день, и ночь бежал,

Бежал чрез боль, без остановки.

До крови зубы он сжимал,

Но мчался в лес — где братья-волки.

Тогда не знал еще наш волк,

Пропах он сильно человеком…

И стая, знающая толк,

Прогонит так, что только бе`гом

Придется волку уходить

И одиночкою бродить…

Но этого не знал пока

Наш волк. Еще издалека,

На дневке стаю увидал

И к ней, сейчас же, побежал.

Тут волки подняли тревогу!

Завыли, ощетинив шерсть свою.

И перекрыли серому дорогу,

Тем говоря: Не подходи! Убью!

Чужак, поджавши хвост, остановился.

На брюхо сразу же упал.

Хотел он к стае той прибиться,

Но волк-вожак ему не уступал.

Вожак рычал и гнал в леса чужого.

А тот скулил, смотря прямо в глаза.

Но не осталось ничего другого,

Как уходить неведомо куда.

Так стал наш серый одиночкой.

Учился быстро он в лесах Тайги.

И вот однажды, лунной ночкой,

Решил к селу людей он подойти.

Была зима и пищи не хватало.

А у людей овец полно и кур.

От голода все тело серого дрожало,

Решил поймать волк хоть немного «дур».

Охота удалась ему отлично.

И голод утолил, да и поймать

В деревне не смогли его. Логично,

Ведь он деревню знал на «пять»!

С тех пор волк приходил туда нередко.

И резал овец, кур и собак.

Охотники, что, вроде бы, стреляли метко,

Его поймать уж не могли никак…

Теперь, недавний «цепной пес»

Стал настоящим волком и подрос.

И люди, что над ним раньше смеялись,

Теперь уж ненавидили его, боялись…

4.

Наверное, знает каждый, у волков

Одна любовь на тысячу веков.

И, встретив ее раз, уж никогда

Не бросит. До смерти — навсегда.

Так и случилось в этот раз.

Не отводя влюбленных глаз,

Следил за ней волк из засады.

И чуть дрожали его лапы…

Она шла в лунном свете,

Переливаясь серебром.

И не испытывал наш волк еще на свете

Тех чувств, что бушевали сейчас в нем.

Он не хотел скрываться от нее.

И сразу вышел из засады.

Она, спокойно глядя на него,

Лизала свои тоненькие лапы.

Волчица была серой, словно серебро.

И тощей, видимо давно не ела.

Но, впринципе, зимой не суждено

Волкам поесть, сколько хотелось.

Она влюбилась сразу, поняла —

Ей без него и жизнь не в радость.

Судьба, возможно, им дала

Понять любви всю сладость!

С тех пор они всегда вдвоем

Ходили, дневали, играли.

Им страшно не было. Ни днем,

Ни ночью. Хоть в чужие дали

Готовы были бы пойти!

Главное — вдвоем в пути.

А людям стало тяжелее.

Два волка — хуже, чем один.

И появилась как-то раз затея

Поймать волков среди равнин.

Устроить там огромную облаву!

И истребить, чтоб серых не бывало…

Но волки этого не знали.

Им было, в общем, все равно.

Бок о бок по лесу бежали;

Искали логово давно!..

Ведь скоро у его волчицы

Появятся волчата-малыши…

Им суждено, наверное, родиться

В таежной радостной глуши!

5. Заключительная.

В тот день ушел он на охоту,

Осавивши ее одну.

Чуть-чуть осталось им до родов!

Нельзя ей покидать нору.

А он ушел далековато;

Ей нужно мясо, много сил.

Она лежала, как внезапно

Шагов звук тишину пронзил.

Остаться в логове — опасно.

Бежать — опасней раза в два!

Ей стало тамодной так страшно!…

И только след ее хвоста

Мелькнул вдали, она бежала!

Она бежала без конца…

Шаги давно уже утихли,

Но был сверепен ее бег!

Щенят спасать ее учили —

Ты не догонишь, человек!

Она рванула на равнину.

Ей добежать бы до реки!

Но взгляд ловил неумолимо

Кроваво-красные флажки!…

Везде горели огоньками,

Справа, слева, впереди.

Она сверкнула желтыми глазами

И обножила белоснежные клыки.

Остановилась и завыла громко,

Прося любимого скорей Уйти!

Волчица знала — осталось ей недолго…

Лишь смерть ее ждет впереди…

Услышав зов своей волчицы

Волк бросил зайца, побежал.

Летел туда, все напрягая мышцы.

Успеть спасти — Луну он умолял!

Он видел силуэт в конце равнины,

Но выстрел… Силуэт упал…

И через миг увидел человек картину:

Волчицу волк собою закрывал!

Охотник усмехнулся и промолвил:

«Я отомстил тебе, браток!

Живи теперь один и помни —

За все платить приходит срок.»

И он ушел, оставив волка.

Охотник знал — тот хочет умереть!

Но в смерти серого не видел больше толка.

Уж лучше на страданья посмотреть.

Ведь люди злы, как будто бы не знают

Как больно, потерявши, жить.

А волк сидел над ней, не понимая,

За что такое можно сотворить?!

С тех пор, из ночи в ночь, в поселке

Был слышен волчий грустный вой.

И знали все уже о волке —

Он был для них, как дух лесной…

Волк все сидел на той равнине,

Лишь изредка он спал в кустах…

И жизнье его, будто трясина,

Изо дня в день неспешно шла…

Но вот однажды вой затих…

На этом и закончу стих.

Ушел иль умер он тогда —

Мы не узнаем Никогда…

2012г.

А она жила в зеленом лесу…

А она жила в зеленом

лесу.

Пела песни, сидя на

ветке.

Собирала с деревьев росу.

Да и плакала лишь очень

редко.

А она звала песнею птиц.

Собирала смехом

животных.

И не знала она грустных

лиц.

И не знала тех лиц

благородных.

А она веселилась всю

ночь,

До падения в пляске

кружилась.

И хотела себе она дочь,

Чтоб и та с диким лесом

сдружилась.

А она не любила огня.

Она знала — тот враг ее

лесу!

И тушила день изо дня

Пламя. Поливая потом его

место.

А она боялась людей.

Ей нравилось жить

одиноко.

И ее небывало милей

Средь других, а знавала

я много.

Ее люди прозвали

ведьмой.

Ее люди боялись всегда.

Обходили другою дорогой

Места, где появлялась

она.

Ее люди чертовкой звали

И хотели ей отомстить.

А за что? Они сами не

знали…

Просто легче им было

убить…

А она ничего не знала.

А в деревне горел костер.

Она просто не понимала —

За что ей такая боль…

Зачем ее там ловили,

Средь лесной молодой

листвы?

За что ее отводили,

Туда, где пылают костры?

А людям было спокойней.

Они дома сидели, в

тепле..

Ведь сегодня они,

деревней,

Сожгли девушку на

костре…

29.11.2013г.

Ведьма

Тихо-тихо все вокруг.

Звери, птицы — все молчат.

Уходи мой милый друг!

Не горит в окне свеча…

Видишь, не хотят тебя

Видеть здесь. Незваный гость…

Не заметишь ты меня.

Не сорвешь на мне всю злость.

Слышал? Шорох во дворе!

Извини, не подняла

Полы платья, по листве

Когда тихо я прошла…

Ты заметил? Обернись!

Правда? Нету никого..

Лучше ты поберегись.

Мы не знаем ничего…

Знаем лишь — приносят зло

Люди, коих здесь не ждут.

Волк сгубил не одного…

Знаешь как меня зовут?

Уходи. Оставь избу.

Не открою. Уходи!

Пока не поздно, я молю,

Ты жизнь свою побереги..

Я ведьма. Нелюдима я!

И не хочу тебя видать!

Но что ж горит душа моя?

И не хочу я убивать?

Уходишь… Нет, родной, вернись!

Я заберу назад слова…

И ты, дверь в избу, отворись!

Я буду нежна и мила…

Вернулся.. Ну же, заходи.

Садись за стол, передохни!

Смотри, сегодня я твоя…

Я ведьма. Но я влюбленна.

Оставь дорогу на потом.

Ты рядом — закипает кровь…

И пусть ты грезишь о ином…

А у меня одна любовь…

Я знаю, ведьма не нужна

Тебе. Моих замерзших губ

Ты не коснешься никогда.

Но ты мне дорог… Ты мне люб…

Настало утро. Ранний час.

Тебя я взглядом провожаю…

Ты не вернешься милый друг.

А я о счастье не мечтаю…

Такая ведьмина судьба.

Людское счастье не известно.

Мы одиноки навсегда.

И знаешь, милый, это честно…

За все приходится платить.

В конце, в начале, в середине…

И неизбежен этот миг.

А мне собой платить отныне…

Ходить одною по лесам.

Природы слушать звуки…

И молча греть по вечерам

Замерзшие сухие руки…

Ноябрь 2013г.

Вечереет

Разыгралась буря над холмами.

Жаль, что жизнь придумана не нами.

Может быть мы и решаем сами,

Но та партия давно отыграна Богами!

Хоть борись, хоть не борись, веками

Думали, гадали, узнавали…

Жизнь, как игра в шахматы. Едва ли

Из пешек в короли кого-либо подняли…

Давно решили Те, над нами,

За нас. И голоса, уж право, не давали!

Только лишь мысль, будто мы решали —

Кого любили, а кого и предавали.

Апрель 2014г.

А ему нравился её взгляд…

Она приходила однажды. Она приходила вновь. Раз за разом вторгаясь в его мысли, в его желания, в его кровь, в его плоть — становясь его жаждой. Вновь, вновь и вновь.

Ему нравился её голос. Нежный, с вибрацией, милой сердцу. И никто из тех, кто жил по-соседству (или чуть дальше — это не суть) никто не был похож на неё голосом. Ни капли. Ничуть.

А ему нравилось открывать ей окно. Нет, она никогда в него не войдёт — ещё чего, она ведь свободная! Но все равно… Сделает шаг навстречу (вокруг словно разойдется вечер), тихо поманит глазами (он все забудет на свете!) и уйдёт обратно — в неизвестность. А он останется ждать (что же ещё остаётся?), вспоминать, мечтать и желать — может она скоро вернётся?..

А ему нравилось чувствовать ее власть над собой. Она была его госпожой, но только безмолвной. Зачем лишний раз делать что-то условным? Люди, один чёрт, не поймут…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 258
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: