16+
Концлагерь мыслей
Введите сумму не менее null ₽, если хотите поддержать автора, или скачайте книгу бесплатно.Подробнее

Объем: 102 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости.

Книга Екклесиаста, Глава 9, стих 10


Зачерпни воду, и луна будет в твоей руке. Прикоснись к цветам, и их аромат пропитает твою одежду.

Чаньское изречение

Двери

Двери, двери…  Кто за ними?

Постучал, там тишина.

Приходил сюда вчера,

На мой стук сказали: ждите!


Вот, сегодня снова здесь,

Мне никто не открывает.

Адрес этот на бумаге,

Больше нет похожих мест.


Вход загадочно манящий.

Год за годом, день за днём

Думал я только о нём,

Брось надежду, всяк входящий.

Концлагерь мыслей

I

Вторгаются первые лучики,

Шагают бессмертные лучники,

Несут они солнечный свет

На кончиках белых стрел.

Мир манит своею помпезностью,

Но стены от сырости в плесени,

Сигнал на подъем прогудел.

II

В концлагере наших мыслей

Дурное проклятье повисло,

Бессмысленность ловим глазами,

Хоть истина ясной казалась.

Здесь думать о многом не надо,

Блокада, под током ограда.

Борьба чревата, охрана!

Где вечность, неведомы даты.

III

Морозно становится ночью,

Похоже, застужены почки,

Боимся, ведь скоро зима.

В бараках огромные щели,

Мы сделали всё, что сумели,

Сберечь чтоб немного тепла.

IV

В темницу посажены стражей,

Убийцами названы даже,

А лица испачканы сажей.

Встаём, надеваем одежду,

Берём для труда принадлежности

И ждём, поскорее бы ужин.

Но время на месте застыло,

Баланда в тарелке прокисла.

А после дождя кругом лужи,

И каждый невольник простужен.

V

Твердят, что у дальнего берега

Лежит территория нежити,

Творение подлого гения,

Земля там пропитана злом.

Несём на плечах коромысла,

Таскаем без всякого смысла

Огромные вёдра с песком.

Мы узники, странники, беженцы,

Идей несвободы приверженцы,

Идём по грязи босиком.

Не чувствуем ног от усталости,

И спины надорваны тяжестью,

Становится горько во рту.

Затянута дымом лощина,

Уехали днём три машины,

Живых предают там огню.

VI

Неспокойно у западных башен,

Яркой кровью закат окрашен,

Говорят, что поднялся мятеж:

Встали сотни под знамя невежд.

Всем известен исход этой битвы,

Остаётся нам только в молитвах

Попросить, чтобы нас не коснулась

Теплота электрических стульев,

Всё померкло, кроме надежд.

VII

Кровь в жилах от выстрелов стынет,

Мы должны что-то этому миру?

Заучить иллюзорную книгу,

Где вкушают плоды прошлых дел

Лицедеи разрушенных сцен.

Под закон кафкианских кошмаров

Был написан сумбурный сценарий.

Мне бы сбросить коварные чары,

Жаль, от голода я похудел.

VIII

Всё тело в ужасных шрамах,

Зияют душевные раны,

Распухли разбитые брови.

Колени истерты до крови

В молитвах Иисусу и Кришне.

Аллаху шепчу еле слышно

И Одину, Локи да Зевсу,

Осирису, Марсу, Аресу…

У Будды прошу просветления,

Концлагерь мой стал академией,

Душевных наук изучение.

Мне песни поют мертвецы

О толке безвестных вакцин,

И пользе от тайных лечений.

IX

Когда-нибудь стану звездой я,

Сейчас мне хотелось бы к морю,

Всё нужное бросить в рюкзак,

Отправиться на острова.

В горячем песке изваляться бы,

Не слыша шипения раций,

Ночную устроить прогулку

Без взглядов громил-караульных.

Но я прохожу свой катарсис

В темнице придуманных царствий,

Листаются жизни страницы

В концлагере моих мыслей.

X

Солнце упало за горизонт,

Стражник невольников соберёт,

Объявит желанный отбой.

Не все дотянули до вечера:

В условиях нечеловеческих

Не выжил десяток-другой.

XI

Меня разбудил тихий шорох,

Не вижу цепей и заборов,

Теперь всего этого нет.

Но слышу дыхание рядом,

Окинув всю комнату взглядом,

Я снова встречаю рассвет.

***

Повинуясь воле ветра,

Мчимся к дальним берегам.

Из бетона видим стены,

Кулаки сбиваем в кровь.


Были в трёх шагах от цели

И не ждали здесь преград.

Погибать во имя чести

Мало кто из нас готов.


Души тёмные, как сажа,

В головах звериный ад.

Были глупыми приказы,

Не надеть на вас оков.


Всё неистовство и ярость

Брызнет, словно горький яд.

Силы больше не осталось,

Павших в яму без гробов.

Добыча

На лезвии ножа

Блестят рубина капли,

И мутные глаза

Вновь смотрят на меня,

Язык во рту стал кляпом.


Я не забрал, а взял в кредит,

И всё придётся возвращать.

Но всё же сердце мне щемит,

Чуть вспомню, как она кричит,

Когда не сеял, стыдно жать.


Ты не простишь меня, не сможешь.

Свои мне руки не отмыть,

И холодок бежит по коже,

Ведь урожай сегодня скошен.

Ты умерла, чтоб я мог жить!

Опасное место

Анубис, угости таблеткой,

Осирис, строго не суди!

Я не хотел сюда идти,

Играя в русскую рулетку.

В костёр подбросишь ты монетки,

Что на глазах у мертвеца

Лежали платой за проезд.

Тяжелый деревянный крест —

Подарок от всея творца.

Следы тернового венца,

Стигматы снова кровоточат.

Закончены и дни, и ночи.

За Стиксом царствие Аида,

И тут же дивный сад Эдем,

И непонятно, что за чем.

Привратник мрачный и безликий

От всех дверей ключи держал,

И уксус льёт он в свой бокал.

Здесь Цербер на семи цепях

Покажет жуткий свой оскал.

Запутавшись в ночах и днях,

В перине, как начинка в тесте,

Закрылся от всего и всех,

И нет печалей, нет потех.

Перчатка брошена. Дуэль!

Противник весел, горд и дерзок.

Твой город серый, грязный, мерзкий.

Опасней нет на свете места,

Чем наша тёплая постель.

***

Я открою любые двери,

И заборы мне не страшны.

Пусть не скалят цепные звери

Свои заострённые клыки.


Не задержат меня легионы

И противотанковые ежи,

Железобетонные бастионы

Для меня совсем не страшны.


Не боюсь крокодилов в каналах,

Металлических острых витков,

Статных башен в обрывистых скалах

И как бритвы точеных клинков.


Не боюсь ваших дьявольских пушек,

Будто этой вселенной храним.

Сотни раз вы держали на мушке,

Каждый раз уходил я живым!

Великий путь

О, великий невидимый путь,

Умоляю, подай же мне знак.

Я мечтаю увидеть рассвет,

Опасаюсь даже моргнуть,

Очень мягок мой тихий шаг,

Чтобы вдруг не прослушать завет.


Расцветают деревья весной,

Ручейками становится снег.

Я опять по колено в грязи,

Далеко тишина и покой,

И за ними никак не успеть,

Остаётся себя мне казнить.


О, великий невидимый путь,

Я прощенья прошу у тебя,

Ведь понять был не в силах никак,

Что деревья и горная круть,

Холод снега и пламя огня, —

Это всё и заветы, и знак!

Конвейер

Минус,

Плюс,

Пошёл разряд!

Ну, что чувствуешь

Сейчас?

Ты не знал,

Когда писал

Стих про них,

А не про нас!


Уноси!

Теперь другой,

Как вас много,

И не счесть!

Прежде, чем

Ступить ногой,

Думай:

Стоит ль в это лезть?

Сон

Вчера приснился сон,

Я видел: в круге чёрном

Сидят седые мудрецы.

Рой злых колонн

С призывным горном,

Идут несчастные глупцы!


У них заряженные ружья,

А старцы истину хранят,

Всю мудрость прошлых лет.

И я проснулся от удушья,

В поту холодном я лежал,

А за окном уже рассвет.


Я не узнал, что было дальше,

Но всё же понял я одно:

С оружием правды не добыть.

А в мире лжи и наглой фальши,

Где звон поддельных голосов,

В пещере двери на засов,

Вся истина у мудрецов,

Ей только там и быть!

Дом среди деревьев

Я видел дом среди деревьев,

Вокруг не слышно даже птиц.

Ушёл из города отребья

И почерневших грустных лиц.


Я видел дом среди деревьев,

Там ровно выкошен газон,

И штабели сухих поленьев,

Чтобы в камине жечь огонь.


Я видел дом среди деревьев,

Вы оставайтесь в суете

И в мире мерзких лицедеев,

Я здесь с собой наедине.

Кольцо всезнания

Умнее сделаешь лицо,

Придут к тебе со всех концов.

Кольцо засело намертво

На пальце. Словно пламенем,

Сверкают длинные ножи,

Как никогда остры они.

Заточенные пилы, не хилы,

Много силы. В игре такие правила:

Свет выключай, без паники,

Глуши свои динамики,

Порезы станут шрамами.

Зачем кольцо всезнания

Надел на палец грязный ты?

Ведь знал же о последствиях,

Они в твоём сознании.

Кокарды, звёзды, звания…

Сам у себя под следствием,

Не скроешься и бегством ты.

Судьба твоя, как бестия,

Всё предрешила без тебя.

А бедствия неистовы,

Когда стоишь на пристани.

Закат сверкает искрами,

Твоя борьба бессмысленна?

Врагов ты видел крысами,

Но сколько можно вымыслов?

Воюешь не с нацистами!

Статистика пролистана,

И мысли твои есть враги.

Беги, не зная устали,

Но тянешь этот груз нулей.

Там, в месте безмятежности,

Остались все надежды те,

Что страхом искорёжены.

Одежды, маски сброшены,

Кусты и травы скошены,

В пустыне ржавой брошен ты.

Не знал своих возможностей,

А видел безнадежность, смерть,

И прожита на свет треть

Всего, что нам положено.

***

Кричащей толпе

Надо кричать:

«Свободу! Долой!

Хватит!»

Порочную власть

Со злостью в глазах

Топить будем

В огненном граде.


Кричащей толпе

Надо кричать.

О чем и зачем —

Неважно.

В назначенный день,

Когда пробьёт час,

Пойдём на Голгофу

Вальяжно.

Клад

Блеск зарытого металла,

Крики мертвого орла,

Мы — сгоревшие дотла,

Нас таких немало.


Колокольный звон затих,

Вязнет в жиже колесо,

Наш последний марш-бросок,

Жизни крайний штрих.


Всё исчезло, всё прошло,

Дым разгонит ветром,

Песни наши спеты,

Сброшено седло.

Царица брошенных земель

Рабыни кукольных домов,

Луна раскрасит ваши лица.

Пьянящим запахом духов

Затянет в омут жрица.


Запретный город дверь откроет,

Он шепчет, будто заведённый:

«Отдай мне каплю крови,

Нет, не противься доле!»


Там, в норках белых кроликов,

В пещерах горных королей,

Всё больше манит, как наркотик,

Царица брошенных земель.

Дзен

Решил стать дзен-буддистом,

Не разобравшись в сути.

Погряз в пути тернистом,

В смердящей тёмной мути.

Набрался «умных мыслей»,

Мудрейших изречений,

Что важное, что лишнее,

Понять не смог ученья.


А суть всегда проста,

Но не отыщешь в книгах.

В сиянии огня

И в шепоте дождя,

В морях и горных пиках,

В прощальных вздохах,

Детских криках,

Там жизни истинный устав.

Просветление

Узкая тропа

На краю ущелья,

Я прошу прощенья,

Длинная тропа.


Горная река,

Быстрое течение,

Я прошу прощенья,

Дикая река.


В небе облака,

Грозное движение,

Я прошу прощенья,

Седые облака.


Горе от ума,

Напрасные волнения,

Я прошу прощенья,

Дурная голова.


Смотришь чуть дыша,

Сила пробуждения,

Мира отражение,

Светлая душа.

Выстрел

Тикают стрелки часов,

Каждый удар бьёт по нервам.

На старте стою, я готов!

Хочу быть на финише первым.


Я долго к этому шёл,

Мой дух укреплён в тренировках.

Большую решимость обрёл,

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Введите сумму не менее null ₽, если хотите поддержать автора, или скачайте книгу бесплатно.Подробнее