электронная
Бесплатно
печатная A5
359
16+
Когда происходит чудо

Бесплатный фрагмент - Когда происходит чудо

Сборник рассказов

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-2296-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 359
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Моя душа, я помню, с детских лет

Чудесного искала…

М. Ю. Лермонтов

Ибо нет одиночества больше, чем память о чуде

Иосиф Бродский

НАИВЫСШИЙ МИР

Чудеса и крылья в себе тая

На высоком берегу замер я.

И на сотни тысяч лет световых

Оторвался вдруг от минут земных

Кукрыниксы

1. Сделка

Кто на самом деле любил его в этой жизни? После смерти он об этом узнал.

Он стоял на воде на самом краю водопада и смотрел вниз. Живым он упал туда, в ту долину шумящей воды, в необъятную бездну пены и брызг — это было последнее и единственное, что он помнил о Мире Жизни. Почему он упал и погиб он не знал, он словно заново родился в другом мире, обрел новое тело, оно не тонуло, новые глаза, они легко смотрели сквозь солнце, новое сердце — оно почувствовало любовь.

Что стало объектом его любви? Казалось, он уже осознавал это, чувствуя, что стал существом другого, Наивысшего Мира.

И он увидел этот мир. Он летал возле дороги, ведущей к вратам манящего к себе мира, он понял, что полюбил именно его, хотел, чтобы и его приняли и полюбили, но, как ни пытался, он не мог ступить на притягивающую его к себе дорогу, словно ему недоставало сил преодолеть невидимую грань.

Странно, но раньше он любил совсем иначе: любя, он не стремился к тому, чтобы полюбили и его. Наверно, поэтому он так легко смог покинуть жизнь, сбросившись с водопада — тот, кого любят, так не делает. Но правда ли, что его никто не любил в Мире Жизни? Он пытался вспомнить себя живым, но не мог. Это мучило его даже больше, чем закрытые врата в Наивысший Мир.

— Я верну тебе память о Мире Жизни, — раздался тихий Вселенский Голос, — и ты будешь в Наивысшем Мире, в Мире Осмысленной Души. Но при одном условии: ты должен осчастливить тех, кто любил тебя. Я наделил тебя силой, дарующей счастье, дарующей то, что пожелаешь дать ты. Но она подействует только на тех, кто искренне любил тебя. Если ты попытаешься осветить ею жизнь других людей, тех, у кого не было к тебе любви, ты постепенно начнешь терять силу. Но она увеличится, если ты осчастливишь любившего тебя. Отблагодарив таким образом Мир Жизни за его любовь, ты сможешь попасть в Мир Осмысленной Души. Но учти: любивших тебя должно быть больше, чем не любивших. Будет наоборот — двери сюда закроются, и ты полетишь в другую часть Наивысшего Мира, в Мир Пустоты Духа. Напомню тебе твое имя — в Мире Жизни тебя звали Лестер. Открой глаза, Лестер, ты паришь над миром, в котором ты жил. Усилием воспоминаний — действуй!

2. Мама

Лестер открыл глаза и увидел перед собой Мир Жизни. Крошечный хорошо знакомый мирок, он помнил все, что в нем было. Но где же люди? Их не было видно в этом мире. Как же он найдет тех, кто его любил, если их здесь нет?

Лестер мысленно повторил последние слова Вселенского Голоса. Да! Надо попробовать кого-нибудь вспомнить.

Кого-нибудь, кто мог его любить.

Мама? Он подумал о ней и в то же мгновение увидел.

Мама находилась в больнице. Она медленно поднималась по лестнице, держась за перила. Что-то мешало ей, что-то болело внутри, отчего она через каждую ступеньку останавливалась и отдыхала. Наконец, она добралась до своей палаты, села на кровать и тяжело вздохнула. Несколько минут она сидела, не двигаясь, расслабив ноги и руки, глядя куда-то сквозь стену. Потом она легла и закрыла глаза. Лежала она тихо, не шелохнувшись.

Лестеру стало страшно, он пристально посмотрел ей в лицо — нет, она жива.

Как же ему осчастливить ее? Что может быть нужно его маме? Здоровье? В его ли это власти? Он решил попробовать.

Лестер глубоко вдохнул и медленно начал дуть на маму счастьем, закрыв глаза, чтобы сосредоточить все внимание на силе своей энергии.

Но что это с ним? Он почувствовал свои ноги, они болели, спину, руки, голову — все его тело затрещало, и ему стало трудно дышать.

Он открыл прослезившиеся, ничего не видящие глаза — мама сидела на кровати и удивленно двигала руками, глубоко вдыхала и выдыхала, крутила головой по сторонам, потом встала, медленно прошлась по комнате и засмеялась. И вдруг она начала крутиться, прыгать, бегать из стороны в сторону, ее громкий смех приятно звенел в плохо слышавших ушах Лестера.

Держась за сердце, он видел, как к вечеру маму выписали, за ней пришел его папа и трое его детей в сопровождении его жены. Папа, сгорбившийся печальный старик, увидев помолодевшую маму, оживился и поцеловал ее, как в молодости. Его младший восьмилетний сын Алан плакал от счастья, обнимая бабушку, быстро, часто запинаясь, он начал ей что-то рассказывать, они проговорили всю дорогу, пока ехали к дому. Остальные его сыновья, Ларри и Фред, просто подошли к бабушке и подарили ей цветы. Жена Берта обняла ее, подвела к машине и села за руль.

Лестеру становилось все хуже. Еле-еле он наблюдал за мамой, его глаза уже закрывались от изнеможения, но он все равно продолжал смотреть.

Наступила ночь, и мама легла спать.

— Боже, спасибо тебе, как я счастлива! — прошептала она в темноте и, закрыв глаза, сразу уснула.

Откуда-то издалека донесся тихий удар колокола.

И в то же мгновение вся боль у Лестера прошла, он почувствовал, как его тело расширяется, становится выше, больше, теперь он легко мог смотреть на весь мир, мог почти обнять его. Но не вернется ли к маме та жуткая боль? Лестер склонился к ней — мама по-прежнему тихо спала. О, спасибо тебе, Вселенский Голос!

3. Берта

Так, кто еще мог его любить? Лестер мгновенно сконцентрировался на своей семье и остановился глазами на жене и отце. Насчет отца он не был уверен, потому выбрал жену. Но что ей могло быть нужно? Лестер начал за ней наблюдать.

Берта встала утром, накормила детей и поехала на работу. Она пела в театральном хоре, хотя всю жизнь мечтала петь соло. У нее был красивый голос, по звучанию лучше, чем у многих солисток, но после того, как еще в самом начале своей карьеры она трижды провалила свои партии из-за сильного волнения, ей перестали доверять соло.

Началась репетиция. Берта вышла на сцену в составе труппы и с удивлением посмотрела на солистку с шерстяным шарфом, обмотанным вокруг шеи, — та пришла раньше всех и пыталась поднять высокие ноты. Когда зазвучала музыка, солистка не вступила, а неожиданно развернулась и ушла со сцены. Музыка затихла, и вместо нее застучали каблуки удаляющегося за кулисы руководителя. Тянулись долгие минуты, за которые Берта не могла найти себе места. Солистка не будет сегодня петь?

— Ну и кем мне теперь тебя заменить? — донесся голос из-за кулис. — Ведь зрители ходят только ради тебя!

Лестер мгновенно среагировал и почувствовал, как у него весело забилось сердце, отчего, кажется, он стал еще объемнее. Он сосредоточился, глубоко вдохнул и начал дуть на Берту счастьем, и глаза его медленно закрылись. А когда Лестер снова посмотрел на жену, она стояла посередине сцены и говорила:

— Я могу ее заменить. Я чувствую себя очень уверенно, я смогу не волноваться и во время концерта.

Руководитель недоверчиво на нее посмотрел, но, вспомнив приятный тембр ее голоса, разрешил попробовать.

Репетиция прошла удачно, и Берту допустили до партии. Лестер с легким волнением ожидал концерта — не репетиция, а именно концертное выступление вызывало в Берте панику, и теперь ему предстояло ее испытать. Ну, ему такие ощущения всегда очень даже нравились.

Задумавшись, Лестер перевел взгляд на поблескивавшие пылинки ветра, залюбовавшись их дружным веянием, как вдруг дрожащими руками схватился за голову — он вспотел и его начало трясти, чувство адреналина, которое он любил в жизни, сейчас было ему неприятно. Что же это?

Ах да, Берта поет на сцене. Разглядев ее умиротворенную улыбку, он немного успокоился, но вскоре, когда разразился гром аплодисментов, разволновался снова, но теперь серьезней прежнего, он как будто летел с парашюта, чувствуя, как у него отрывается один трос, и ветер начинает уносить его к горам. И вот он падает, оторвавшийся парашют отлетает от него, и скоро Лестер разобьется о горы. Приближаясь все ближе к земле, он неожиданно видит, что летит прямо в дно пламенного вулкана.

Концерт закончился. Берта шла в гримерную с опущенной головой — ей единственной никто не подарил цветов. Она успокаивала себя тем, что, возможно, ее просто еще никто не знал, но вот даже дебютантка из хора пронеслась мимо нее с радужным букетиком. Берта с силой захлопнула за собой дверь, быстро переоделась, смыла грим и самая первая покинула театр.

Наступила ночь. Берта, так и не рассказав никому о сегодняшнем выступлении, сразу уснула. Лестер, весь в поту, быстро дыша, смотрел на нее и ждал. Но чего ждать, когда и так все понятно… Не успел он осознать это, как вздрогнул от пронзившего всю его сущность звука.

Послышался тоскливый волчий вой.

Лестер почувствовал, что сильное волнение Берты прошло, но вместе с ним ушли и все его силы. В ужасе он осмотрел свое тело — оно стало меньше. Получается, что жена его не любила? И как она умудрялась всю жизнь так ловко его обманывать? Может, сейчас он просто сделал не то, что было нужно для ее счастья? Ах да, ведь если она его не любила, то он никак не смог бы ее осчастливить.

4. Отец

Лестер посмотрел на спящего в соседней комнате отца. Что, если и с ним получится как с женой? Лестер всю жизнь думал, что отец его не любит, а окажется наоборот? Но если Лестер ошибется, он потеряет свои последние силы.

Рискнуть? Привыкший к риску, Лестер не мог упустить такой приятной возможности и настроился на отца.

Среди ночи отец проснулся и сел на кровати: что-то взволновало его и никак не хотело отпускать. Он медленно, шаркая ногами, вышел из комнаты и вошел в спальню жены. Увидев ее соблазнительные очертания под тонким одеялом, он взбодрился, прилег рядом и начал ее целовать.

— Ну что ты, Роджер, мы уже стары для этого! — проснувшись, прошептала она.

— О, нет, Лесия, вчера, когда я увидел тебя, красивую, помолодевшую, я ощутил, что снова молод, что еще сильнее люблю тебя. Иди ко мне.

Лестер понял, что его время пришло. Он собрался и со всей оставшейся силой начал дуть на отца счастьем. Он догадывался о том, что его ожидает после, но не думал, что это будет настолько тяжело. Глаза Лестера закрылись от потери сил, он застонал от ощущения абсолютной беспомощности, неизменно присутствующее в нем нечто мужественное словно вырвали из него, оставив вместо этого дыру пустоты и боли.

У Лестера уже не было сил, чтобы открыть глаза и посмотреть на отца. Но он услышал слова мамы, которые причинили ему еще сильнейшую боль:

— Ничего страшного, дорогой, ведь нам не двадцать лет, мы свое уже отлюбили. Иди спать.

Лестер напрягся, приоткрыл глаза и разглядел отца. Тот вернулся в свою комнату и упал на кровать. Уткнувшись в подушку, он заплакал навзрыд.

— Папа! Ну как же так! — простонал Лестер, не в силах смотреть на плачущего отца. — И ты тоже меня не любил! Но почему же?! Если бы ты меня любил, то сейчас бы так не страдал!

Где-то совсем близко слезливо провыли волки.

Лестер вздохнул с облегчением, ощущение беспомощности прошло. Ничего ужаснее он еще не испытывал. Может, и к лучшему, что он не дожил до старости…

Ему не надо было себя осматривать, чтобы понять, что он стал настолько меньше, что не смог бы объять и четверть мира.

Он снова ошибся. Но все-таки всю свою жизнь он был прав: отец его не любил. И теперь Лестер в этом убедился. Но стоило ли так рисковать? Сможет ли он еще хоть раз вдохнуть счастье? Лестер не был в этом уверен, но понимал, что какие-то силы у него должны были остаться, раз Вселенский Голос молчит и он все еще витает над Миром Жизни.

Теперь ему надо хорошо поразмыслить, в третий раз ошибиться нельзя. Лестер закрыл глаза и начал вспоминать. В этом мире обязательно должен быть хоть кто-нибудь еще, кто любил его, иначе он не столкнулся бы с таким испытанием.

Ну конечно…

5. Алан

Лестер вспомнил крошку Алана и улыбнулся. И как это он сразу о нем не подумал. Маленький сынишка, любивший всех, кроме дедушки. Неужели он не любил дедушку из-за Лестера? Кто знает… Хотя он и был еще ребенком, он не мог не заметить недовольство дедушки профессией Лестера, ведь всякий раз, когда Лестер оставался с отцом наедине, тот не мог сдержаться от гнева.

Вспомнив их последний особенно неприятный разговор, Лестер впервые ощутил радость оттого, что умер — не будет больше этого непонимания. Хотя и всего остального тоже не будет.

Лестер замер расширившимися глазами на сгустившейся ночи, но к утру вдруг опомнился и сосредоточился на Алане. Сейчас важно лишь одно — понять, как осчастливить сына.

Алан встал рано утром по звонку будильника и начал собираться в школу. За завтраком он держал под столом шпаргалку с формулами и тихо, чтобы никому не мешать, их повторял. Старший брат Ларри заметил его и рассмеялся:

— Неужели наш тупоголовый братик начал учиться? Поздно, Алан, за пять минут во время завтрака не выучишь математику, если весь год валял дурака.

— Выучу! — запротестовал Алан. — Я вчера весь вечер учил.

— Правда? Смотри, Фред, в нашей семье появился гений! Может, тебя без контрольной работы сразу переведут в третий класс, раз ты такой умный? Давай, иди, а то опоздаешь, тупым тоже нельзя опаздывать.

— Я не тупой! Если бы папа был жив, он бы все это время занимался со мной, одному мне тяжело, я не могу сосредоточиться.

— Папенькин сынок! Давай, дуй отсюда, дай нам с Фредом спокойно поесть.

Алан, неумело сдерживая слезы, выбежал из дома.

Лестер почувствовал, как серебристая пелена заволокла ему глаза, и он перестал видеть сына. Нет, его нельзя упускать. Собрав оставшееся усилие воли, Лестер успокоился и продолжил наблюдать.

Алан зашел в класс и сел за парту в самом центре класса. Он не любил это место, даже сидя дома в уютном уголке, он на что-нибудь отвлекался, сконцентрироваться же в классе он не мог совсем.

Прозвенел звонок, в класс вбежали опоздавшие ребята, и учительница раздала контрольные работы. На парте Алана оказался листок с двадцатью заданиями разной сложности. Он с ужасом смотрел на них, буквы и цифры начали расплываться перед его глазами.

Учительница засекла время и села за свой стол. Алан пододвинул к себе листок, открыл тетрадку, написал «Контрольная работа», перечитал и тяжело вздохнул. Даже в написании простых слов он умудрился сделать несколько ошибок. Алан зачеркнул их и попробовал написать снова, но опять понаделал ошибок.

Лестер, продолжая бороться с наплывающей на него серебристо-слезной пеленой, пытался собраться с силами. Быстрей, а то он может не успеть помочь. Сколько длится урок? Он не помнил, но времени на концентрацию ему явно требовалось больше. Вселенский Голос, помоги! В ответ было только еле слышное поскрипывание ручек в классе. А что если не дожидаться того мощного прилива сил, а просто дуть? Алан маленький, да и не так много ему нужно.

Лестер решился, осознавая, что, если легкое дуновение не сработает, ни на что большее сил не останется. И, склонившись совсем близко к сыну, Лестер еле ощутимо подул прямо на его маленькую светленькую головку.

В тот же миг он почувствовал слабое головокружение. Неужели сработало? Он посмотрел на Алана, на класс — все расплывалось перед его глазами, словно он стал близоруким.

Вскоре он потерял из виду Алана, не в силах сосредоточиться и разглядеть, что происходит в классе. А маленький Алан, склонившись совсем близко к тетрадке, не прерываясь ни на секунду, вырисовывал четкие циферки. Лестер маялся вокруг него и, ни о чем не думая, ждал.

Наступил вечер, и Алан вернулся домой. Лестер сонно наблюдал за происходящим одним полуоткрытым глазом.

— Мама! Я написал контрольную на отлично! — вбежал на кухню радостный Алан.

— Неужели? — удивилась Берта. — А что, учительница прямо так сразу проверила все работы?

— Да, она сказала, что проверит их к четырем, мы пошли с ребятами погулять, а в четыре вернулись в школу и узнали оценки. Учительница похвалила меня, сказала, что теперь меня точно переведут в третий класс. Она сказала, что всегда знала, что я могу учиться, если сосредоточусь.

— Что-то мне не верится, пойду-ка ей позвоню, — сказала Берта и ушла в комнату.

— Слышь, Фред, — сказал брату Ларри, — Алан у нас гений! Гений вранья!

— Я не вру! — воскликнул Алан. — Сейчас мама придет и…

— И отшлепает тебя! — заржал Ларри.

Вернулась сияющая Берта и обняла Алана.

— Молодец, сынок, не зря с тобой папа занимался. Давай, садись за стол, поешь.

Алан помыл руки, сел за стол и начал кушать.

— Это мне папа помог! — сказал он.

— Ага, пришел с того света! — засмеялся Ларри. — Да ему наплевать на нас и на тебя тоже.

— Он любит меня, и он помог мне. И я люблю его.

— Слышь, Фред, он мертвеца любит! Ненавижу мертвецов. А отца я и живым не любил. А ты, Фред?

— Не знаю, наверно, я любил папу…

— За что? Ведь он ни разу так и не позволил тебе полетать с ним на парашюте!

— Не знаю. Да, не позволил, но…

— А я, когда вырасту, тоже стану каскадером, как и папа! — воскликнул маленький Алан. — И вместо него дам Фреду полетать на парашюте.

Наступила ночь. Берта с бабушкой посидели немного с засыпающим Аланом и тоже пошли спать.

Укрывшись мягким одеялом, Алан закрыл глаза и, улыбнувшись, прошептал:

— Спасибо тебе, папа, я так счастлив!

Прогремел торжественный звон колокола.

Пелена с глаз Лестера исчезла, и он разглядел милую детскую улыбку Алана. Что-то стало происходить с телом Лестера, но он не замечал этого, радуясь за своего любимого маленького сына.

И да, он сравнял счет — 2:2!

«Так держать, папа!» — сказал бы ему Алан.

6. Фред

Лестер задумался. Наблюдать за старшим семнадцатилетним Ларри нет смысла — он вслух высказал свою нелюбовь. А вот Фред, похоже, любил его. Лестер обернулся на своего среднего сына.

На следующий день вечером Ларри с Фредом перешептывались возле входной двери.

— Ты обязан стать ее парнем, — говорил Ларри, — это несложно. Девчонки любят разговорчивых — ты побольше говори, расспрашивай ее, девчонки любят мороженое — ты купи ей самое дорогое. И главное, ради чего ты все это делаешь — сегодня обязательно ее поцелуй.

— Я не умею, — прошептал Фред.

— Да в этом нет ничего сложного, ты начни, а там сам поймешь, да и она поможет, если ты ей понравишься. Но хороший поцелуй — это самое главное, это залог успеха. Так что не подкачай. Все, покеда, Фред!

Фред вышел на улицу и пошел к назначенному месту встречи — книжному ларьку возле метро. Через пять минут, опоздав, как и полагается, пришла она, милая девочка Изабелла. Они пошли гулять в вечерний парк, красиво освещенный фонарями.

Фред рассказывал о себе, о своем крутом отце-каскадере, о гениальном младшем братишке, о неожиданно ожившей бабушке, девчонка слушала его с восхищением. Он купил ей большой сливочный вафельный стаканчик, и они сели на скамейку, чтобы ей было удобнее кушать.

Когда она доела мороженое, Фред приблизился к ней и сказал, что у нее возле губы остался кусочек вафли. Она вытащила салфеточку и протерла губки. Фред вспомнил слова брата. Надо ее поцеловать, надо закрепить их отношения. Он начал волноваться. Если у него не получится, Изабелла просто уйдет, она уже так поступала с другими парнями.

Лестер улыбнулся. Здесь ему не предстоит испытать никаких трудностей. Он вдохнул и подул счастьем на замешкавшегося Фреда. Незнакомое ему ощущение собственного неведения — вот и все, что ощутил Лестер.

— О, как классно ты целуешься! — воскликнула Изабелла. — Хочешь быть моим парнем?

— Да, ты мне очень нравишься.

— А ты — мне! Проводишь меня до дома?

— Конечно!

Они побрели к ее дому, то и дело останавливаясь и целуясь.

Но не успели они выйти из парка, как к ним подошли трое взрослых парней и начали приставать к Изабелле. Фред хотел защитить ее, но только он замахнулся кулаком, как самый крупный парень ударил его, и Фред отлетел на газон.

— И что ты за парень такой, если не можешь защитить свою девушку! — крикнула Изабелла, смотря на него сверху вниз.

— Эт чё, твой хахль? — спросил ударивший Фреда парень.

— Теперь уже нет.

— Ну и молодца! Хошь быть со мной? Я тя в обиду не дам, я кого хошь уложу на месте!

— Хочу!

И Изабелла ушла вместе с тремя парнями.

Придя в себя, Фред встал, отряхнулся и вернулся домой через окно, чтобы мама не увидела его разбитой губы.

Недолго думая, он ворвался в комнату Ларри и прижал брата к стене:

— Почему ты не предупредил, что надо уметь драться!

Ночью Фред засыпал со слезами на глазах, он ненавидел Ларри, Изабеллу, себя и своего отца, который умер, так и не научив его драться.

Совсем близко заунывно провыл волк.

Лестер тяжело вздохнул. Он снова ослаб, но теперь ему было уже все равно. Даже не верилось, что из всей его семьи, из шести человек, его любили только двое — мама и младший сын. Ларри можно не проверять, и так все понятно. 2:3 не в его пользу.

7. Стелла

И кого теперь выбрать? Что еще у него было в жизни?

Лестер вспомнил о работе. Нет, там мало кто его любил с его свободолюбивым характером, всегда идущим наперекор всем правилам. Артисты, члены режиссерской группы, напарники — всем он умудрился чем-то не угодить, хотя он всегда на отлично выполнял все трюки, разве что модернизировал их, немного усложняя, чтобы ему было интереснее. Наверно, за это его и не любили, он никогда не прислушивался к чужим советам, несколько раз его даже увольняли, но потом звали обратно — таких, как он, было немного.

Что же ему делать? Будучи так близко к Миру Осмысленной Души, он не мог выкинуть его из сердца.

И вдруг Лестер вспомнил свою последнюю напарницу Стеллу. Они работали вместе над фильмом под названием «Над водопадом». Им хорошо работалось вместе, и она единственная всегда поддерживала его сумасшедшие замыслы. Они выполняли сложнейшие трюки, и, похоже, тогда, во время съемок этого фильма, Лестер и погиб. А Стелла в то время как раз забеременела, но все равно продолжала выполнять трюки. Лестер не знал, любила ли она его, но и поводов для нелюбви у нее, вроде, не должно было быть. Лестер решил снова рискнуть.

Он сосредоточился и увидел Стеллу. Она лежала с большим животом в больнице, а вокруг нее суетились врачи.

«Неужели с того дня как я умер, прошло столько времени?!» — с недоумением подумал Лестер.

Суетившиеся врачи вышли в коридор, и Лестер услышал разговор о том, что Стелла может не перенести роды. Он не очень разобрался в причине, но четко осознал, что от него требуется. Интересно, что же сейчас с ним будет. Неужели он узнает, что чувствуют женщины во время родов? Парашют, наверное, ерунда по сравнению с этим.

Начались роды. Как мог Лестер глубоко вдохнул, приблизился впритык к Стелле и начал дуть.

Что же это такое, его дыхание тянет кто-то еще! Вдруг он услышал громкий крик, слившийся с криком Стеллы, почувствовал невыносимую боль и упал замертво.

Тишина. Как хорошо, он снова умер.

Была глубокая ночь. Стелла, тихая и умиротворенная, лежала на кровати и улыбалась. К ней подошла медсестра и показала ей малыша, здорового крепкого мальчика.

— Вас спасло чудо, — сказала медсестра, — ваш малыш родился в рубашке.

— Спасибо вам… — слабо прошептала Стелла и провела рукой по крошечной лысой головке.

Когда медсестра унесла ребенка, Стелла повернула голову и посмотрела в окно на сверкающий белый месяц.

— Спасибо тебе, Господи, спасибо, что подарил жизнь моему ребенку и сохранил мою.

И громко-громко где-то далеко за месяцем изо всей силы весело ударил колокол.

Лестер ожил и радостно рассмеялся. Как здорово, что Стелла любила его! Теперь благодаря своей любви она и ее ребенок живы.

Его сила удвоилась, и Лестер радостно облетел вокруг земного шара.

3:3! Кто следующий, а?

8. Терри

Но кто же?

Лестер остановился и задумался. Соседи, ругавшиеся на шум его мотоцикла, когда он подъезжал на нем ночью к дому? Бывшие одноклассники, над которыми он всегда издевался? Продавщица в продуктовом, чей магазин он как-то спас от грабителя? С какой стати? Но кто же тогда? Неужели это все? Ведь мог же в его жизни быть друг, хотя бы один настоящий друг…

Терри. Как он мог забыть. Его самый первый друг. Лестер помнил, что Терри мечтал стать писателем, с детства он придумывал запутанные истории, всегда очень веселившие Лестера. Они учились в разных школах: Терри приняли в хорошую школу для талантливых детей, а Лестер учился в обычной, где мог хулиганить от души. Несколько раз они встречались, будучи уже взрослыми, Терри все чего-то писал, но его книги никому не нравились, кроме Лестера. Мог ли Терри любить его хотя бы из-за этого?

Лестер вздохнул, сосредоточился и тут же увидел друга.

Терри сидел за столом с ноутбуком и печатал, громко барабаня по клавиатуре и рассеянно смотря на появляющийся текст.

— Ах, нет, это тоже плохо! — откинулся он на спинку стула. — Скажут, что слишком сложно, что не довел до конца сюжет, оставил характеры героев нераскрытыми! Но ведь в недосказанности и сложности вся соль! Хотя нет, простота — вот признак всего лучшего. Как говорил мой друг Лестер: «Сложную вещь создать легко, а вот попробуй сделать простую!» Да, этого мне не хватает. Но как же придумать что-то простое? Если пробовать упростить сюжетную линию, то скажут, что она нераскрыта. А если начинаю раскрывать, говорят, что слишком сложно! О, голова кругом! И как же раньше работала моя голова, тогда, когда я писал свой самый первый роман? Тогда он вроде даже понравился… Помню, когда я писал его, я много думал, буквально видел каждую описываемую картину! Хотя и сейчас я все вижу, только так долго уже не размышляю, мне стало проще видеть и представлять. Почему же тогда все так плохо? Вот все умею, сюжет хороший, а ничего не получается. Как же его написать так, чтобы было просто и законченно? О, Боже, помоги мне! Может, удалить все и начать заново? Да! Так я и сделаю!

И Терри решительно все стер.

Лестер усмехнулся. Терри все такой же неисправимый сомневающийся гений. Что ж, мой друг, держись, сейчас ты ощутишь всю силу моей дружбы.

И Лестер, теперь могучий и сильный, глубоко вдохнул и подул на друга счастьем, умудрившись объять своим дыханием всю помятую фигурку Терри.

И вдруг Лестер замер. В его голове пошла мучительная работа мыслей, он видел сплетения противоположных образов, абсурдных сюжетов, тысячи картин, которые не сходились вместе, миллионы логических неувязок, хотелось выкинуть все это из головы, но не было возможности.

Лестер промучился так несколько дней: Терри даже не ложился спать, печатая строчку за строчкой.

Наконец, Терри закончил и просмотрел написанное.

— О Боже, невероятно, я смог уложиться всего в триста шестьдесят страниц! И как все лаконично получилось. И зачем я раньше так много писал всего ненужного? А надо было лишь собраться, хорошенько все обдумать и только тогда писать. Но и во время писания тоже нельзя расслабляться, чтобы не отойти в сторону. Эх, жалко, что Лестер не сможет это прочитать. Это мой самый лучший роман. Завтра же отнесу его в издательство, уверен, что они будут в восхищении. Такого ни они, ни я сам от себя не ожидал.

Он распечатал роман и пошел спать.

Перед самым сном, когда его несколько дней лишенные отдыха глаза начали неудержимо слипаться, Терри обнял подушку и пробормотал:

— Спасибо тебе, Лестер, моя муза, ведь я писал о тебе. Даже будучи на небесах, ты продолжаешь меня поддерживать. Надеюсь, что ты слышишь меня. Не покидай меня больше, без тебя я не справлюсь… А с тобой я так счастлив.

Лестер прислушался и с наслаждением расслышал тихий звон колокола.

Спасибо тебе, Терри, за любовь, ты награжден за свои чувства! Лестер вдруг начал расти, он становился все выше, и вскоре стал размером с земной шар.

Ха-ха! 4:3! И дважды подряд он сделал правильный выбор!

9. Грэйс

Стоп, но ведь есть же какой-нибудь предел? Или он должен так до бесконечности выискивать людей? Но ведь большинство из них, естественно, его не любят, ведь они с ним даже не были знакомы!

— Твой предел — число пять, — прозвучал где-то вдалеке Вселенский Голос. — Как только в твоем счете возникнет число пять, ты исчезнешь с земли и окажешься в том мире, который заслужил. Не ошибись в счете.

Лестер задумался. У него было два варианта. Первый: найти того, кто его любит, и победить. Второй: ошибиться, сравнять счет, и тогда останется всего одна попытка, последняя, которая все решит. Нет, надо пойти первым путем, второй слишком долгий и рискованный. И хотя он любит рисковать, но сейчас он должен сделать все, чтобы пойти по первому пути. Не стоит шутить с вечными мирами.

Лестер углубился в воспоминания. Любовь… любовь… да, его первая любовь? Кого он впервые серьезно полюбил?

Ее звали Грэйс. Они встретились случайно в магазине компьютеров, когда им было лет по пятнадцать. Они стояли возле одного и того же компьютера и вздыхали — денег на него ни у них, ни у их родителей не было. На следующей неделе они снова встретились в том же магазине и снова случайно — теперь они стояли возле игровых дисков и также вздыхали. Лестер сказал, что завтра он собирается купить один из дисков, и, если она хочет, может прийти к нему домой, и они поиграют вместе. Грэйс согласилась. Так они начали встречаться.

У них было много общего: компьютерные игры, любовь ко всему экстремальному, они вместе в первый раз в своей жизни спрыгнули с парашюта. Грейс тогда подвернула ногу, но не серьезно, через неделю она уже смогла ходить. После окончания школы Грэйс переехала жить в другую страну к родителям, она должна была, как и они, окончить медицинский университет и стать врачом. Несколько лет они переписывались, а потом ему стало некогда, и он перестал отвечать на ее письма. Вскоре он начал встречаться с другими девчонками, а о ней забыл. А потом…

Через год после того, как он перестал отвечать на ее письма, она приехала к нему и застала его на съемке фильма: он выполнял сложнейший трюк, в котором перепрыгивал на мотоцикле через скалы. После трюка он был так напряжен, что подошел к актрисе, игравшей главную роль, и поцеловал ее. Она не сопротивлялась, на протяжении всего трюка она восторженно наблюдала за Лестером.

После, отойдя в сторону, он случайно заметил Грэйс, ее прикованные к нему округлившиеся глаза. Вроде ничего страшного, он ведь только поцеловал ту женщину, да и Грэйс он ничем не был обязан, но девушка подошла к нему, изо всей силы ударила его по щеке и убежала. Лестеру это показалось забавным.

Возможно ли, что она его любила? Кто-то считает, что девушки не забывают свою первую любовь. Воодушевившись этой мыслью, Лестер сосредоточился на Грэйс.

И вскоре он увидел ее, хотя и не сразу узнал — если бы не ее от природы иссиня-черные волнистые волосы, он решил бы, что ошибся, настолько она изменилась. Она немного поправилась и стала носить платья с декольте и туфли на высоких каблуках, чего никогда не делала в юности, предпочитая быть, как и он, в кроссовках и джинсах.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 359
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: