электронная
7
печатная A5
239
12+
Хайп vs Классика

Бесплатный фрагмент - Хайп vs Классика


5
Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-4796-2
электронная
от 7
печатная A5
от 239

Глава 1. Артём Африканцев и Матрёна Ледоколова

Как-то на исходе лета в офисе компании N состоялся переезд: семь департаментов поменялись местами чтобы стряхнуть лишнюю документо-макулатуру, а заодно и самим встряхнуться. Кто составлял план переезда история умалчивает, но результат оказался любопытным.

Едва улеглась пыль после встряски ящиков и шкафов, сотрудники занялись регулированием микроклимата своих рабочих мест. Теплолюбивые настраивали близлежащие кондиционеры на «по-тише единички», хладолюбивые — на «по-громче троечки». Благо офис был современным open-space, где все сотрудники сидят в одном общем помещении, теплолюбивый Артём Африканцев из департамента бакалеи оказался неподалёку от морозостойкой Матрёны Ледоколовой из бухгалтерии. Так что смена зимы и лета между бакалеей и бухгалтерией происходила мгновенно, стоило Артёму или Матрёне отлучиться в комнату для релаксаций. Договориться на компромиссную «двоечку» у коллег не получалось, другие сотрудники, включая руководство, предпочитали не вмешиваться в ход природы и натягивали свитера когда наступала зима, или засучивали рукава когда приходило лето.

Больше всего от этих войн страдал кондиционер, который время от времени выходил из строя, и из него начинал капать конденсат, похожий на слёзы…

………………………………………………..

В конце года Артём должен был ехать в командировку на Ямал, на консервный завод. Забронировав заранее через интернет место подальше от окна, Артём сел в самолёт, отключил вентилятор-кондиционер, внимательно выслушал инструкцию бортпроводника о способах экстренной эвакуации на случай аварийной посадки в открытом океане и погрузился в чтение бортового журнала. Несмотря на теплолюбивый нрав Артёму больше всего нравились рассказы о полярниках, горных вершинах и холодных странах. Зачитавшись статьёй о турах на Чукотку и круизах по Берингову проливу Африканцев задремал. Снились ему белые медведи, ныряющие за рыбой, моржи, нежащиеся на снегу, синие кораллы айсбергов, Матрёна Ледоколова с вентилятором…

Самолёт резко тряхнуло, капитан объявил по громкой связи о вхождении в зону турбулентности и попросил всех пристегнуть ремни безопасности. Вихревые потоки раскачивали самолёт, окончательно укачав Африканцева. Теперь ему приснилось, будто летит он на воздушном шаре, внизу расстилаются холмы, равнины изрезанные реками, стада коров, казавшиеся всё ближе и ближе. Вскоре Африканцев мог ясно различать окраску животных, одежду пастухов и начал понимать, что самолёт стремительно теряет высоту… От глухого удара Артём проснулся в холодном поту. Самолёт благополучно приземлился в аэропорту г. Салехарда.

Поправив галстук и вытерев пот со лба Африканцев отправился в гостиницу. Перед сном он написал эсэмэску Ледоколовой чтоб не сильно морозила коллег в его отсутствие и лёг спасть. Как ни силился он заснуть, ночью его не оставляли кошмарные сны про айсберги и снежных монстров, так что часа в два он встал и пошёл в казино на цокольном этаже гостиницы. У Артёма была своя тактика игры в рулетку, которую он в студенческие времена вычитал из «Игрока» Достоевского, поэтому в 6—7 розыгрышах он выиграл около 5 тысяч рублей. Скоротав время, он решил доспать остаток ночи, благо усталость начала его одолевать.

Утреннюю встречу на консервном заводе он провёл успешно и отправился в краеведческий музей, где главным экспонатом считается единственная в мире цельно сохранившаяся мумия мамонта Матильды. Фильм о мамонтах и раскопках их останков произвёл на Африканцева глубокое впечатление. Особенно его поразил поступок самой Матильды, которая почуяв приближение старости и не желая чтоб её останки были съедены волками намеренно ушла в болото, где её затянула трясина и таким образом сохранила собственную мумию в целости и сохранности для потомков.

После музея, приехав в аэропорт, Африканцев стал свидетелем забавного случая: диктор объявила, что кто-то из пассажиров потерял зонт, и все, находившиеся в аэропорту люди полезли в сумки проверять свои зонты. С улыбкой Артём представил, что было бы если бы такое объявление дали в каком-нибудь московском аэропорту с десятками тысяч пассажиров.

В самолёте Артём старался не засыпать, разгадывая ребусы и шахматные задачи. Пушистые облака провожали его в окне иллюминатора.

……………………………………………..

Ледоколова, напротив, любила читать и мечтать о жарких странах. В обществе российско-кенийской дружбы ей дали адрес одной студентки из университета Найроби и вот уже как два года Матрёна с ней переписывалась. Как оказалось, и старший брат Матрёны, Спиридон, и двоюродный брат Салли (так звали кенийскую подругу по переписке), играли за свои национальные сборные по регби. И сборная России и сборная Кении попали на финальный турнир чемпионата мира, который должен был проходить в Окленде, Новая Зеландия. Сёстры решили поддержать братьев, заодно и пообщаться друг с другом «вживую».

Матрёна летела рейсом Москва-Окленд через Токио, 25 часов, а Салли рейсом Найроби-Окленд через Хониару, тоже 25 часов! После таких перелётов у подруг хватило сил только нарисовать на щеках флаги своих стран (на правых они нарисовали российский, на левых — кенийский флаг, так что непонятно было кто за кого болеет).

Матч закончился вничью 21:21, оба брата отличились в составах своих команд, хотя Спиридон повредил ногу и ему срочно наложили гипс.

На следующий день все вместе игроки и болельщики посетили местный национальный музей, центральным экспонатом которого является японский трофейный истребитель типа «Зеро», который новозеландский экспедиционный корпус вывез на авианосце после окончания сражения за остров Окинаву в апреле 1945-го. Благодаря реставраторам истребитель починили, восстановили оригинальную окраску и даже нашли пилота, который на нём летал. В книге отзывов посетителей сохранилась запись этого пилота, приезжавшего в Окленд со своим внуком на празднование 65 лет окончания второй мировой войны. Хотя почему-то все стремились сфотографироваться именно со Спиридоном в гипсе и на костылях.

В перерывах между играми подруги успели ещё съездить в Хокитику — порт в западной части Новой Зеландии, где в середине 19-го века авантюристы со всего мира старались разжиться на золотых приисках. Музей золотой лихорадки их потряс до глубины души — фотографии с первых фотоаппаратов передавали историю удачных взлётов и обидных падений человеческих судеб, суровый быт золотоискателей.

Турнир в итоге выиграла команда хозяев, в составе которой играли несколько маори, особенно агрессивно танцевавших танец хака перед играми. Психологически надломленные такими танцами соперники лишний раз теряли мяч или уклонялись от столкновений.

Тем не менее, поездка в Окленд насытила Ледоколову эмоциями и знаниями, первый раз за свою недолгую карьеру она вовремя посчитала и перечислила сотрудникам зарплату.

…………………………………………………..

Руководство поручило Африканцеву организовать филиал компании N в Самаре. У Артёма не было опыта создания компании с нуля, но он всегда с энтузиазмом брался за новые дела.

Прибыв в Самару, первым делом он пошёл посмотреть бункер Сталина. Из учебника по истории Артём знал, что строили бункер в 1941 году по ночам, дабы не быть замеченным немецкими самолётами-разведчиками, землю вывозили в неизвестном направлении. Самаре была уготована участь столицы на случай захвата Москвы гитлеровцами, многие посольства переехали туда из Москвы уже в первые дни войны. Особенно поразил Артёма кабинет Сталина на третьем подземном этаже: обитый деревом со специальным покрытием интерьер должен был создать условия для комфортной работы человеку, страдающему клаустрофобией. Интересно было узнать от экскурсовода, что Сталин никогда ничего не записывал — держал в голове сотни имён и номеров телефонов.

Африканцев решил снять офис в бизнес центре недалеко от бункера — ему нравилось смотреть из окна на непрекращающиеся потоки туристов и просторная площадь перед входом.

Вечером Артём решил сходить на уникальный спектакль местного ТЮЗа «Гамлет». Уникальный, потому, что зрители участвовали в спектакле в качестве актёров, — на каждом была одета туника времён Шекспира, по ходу спектакля действие перемещалось из одного помещения театра в другое. Последнее действие — дуэль Гамлета с Лаэртом, происходило в подвале театра, оформленном как развалины старого замка. Во время сцены пира, когда все зрители сели за большой стол и могли выпить по бокалу вина Артём познакомился с парой самарцев-молодожёнов — Нафанаилом и Зиной. После спектакля они обменялись номерами телефонов. Нафанаил был юристом, мог помочь с регистрацией филиала, а Зина только что окончила курсы бухгалтеров и искала работу.

После регистрации филиала и найма первого сотрудника (ей стала Зина) Артём вызвал Ледоколову обучить новую сотрудницу. Матрёна, ещё под впечатлением от поездки в Новую Зеландию, немного сумбурно обучала Зину, так что Артём решил пригласить обоих бухгалтеров на музыкотерапию — концерт самарской филармонии, оркестра под управлением молодого, но уже очень известного дирижёра и музыканта Максима Емельянычева. Сюрпризом вечера стало выступление первой скрипки России Айлена Притчина.

Во время антракта проголодавшиеся коллеги пошли в буфет перекусить, где случайно разговорились с кампанией сверстников. Новые знакомые, узнав о создании филиала компании N, обещали помочь с поиском подходящего склада и порекомендовать 2—3 своих друзей на позиции продавцов.

…………………………………………………………………………

Африканцев строго следил за дисциплиной в филиале. Опоздания, отсутствие на рабочем месте без уведомления или уважительной причины, занятие посторонними делами — замечались и отмечались. Некоторые сотрудники не выдерживали и уходили, но начальник был неумолим: в борьбе за прибыльность вольность равнялась поражению.

В свободное от работы время Артём старался изучать город, посещать музеи. Подыскал он себе и клуб — любителей-реставраторов сражений. Каждый месяц участники клуба назначали к проработке какую-то историческую битву, распределяли роли и готовились: шили форму, мастерили муляжи оружия, договаривались с местной администрацией об оцеплении участка местности.

В этот же клуб записалось и несколько сотрудников филиала. Общее хобби сближало коллег, они начинали понимать друг друга с полуслова. Съёмная квартира Артёма напоминала мастерскую слесаря — там было всё для токарно-слесарных работ по изготовлению муляжей винтовок, пулемётов и гранатомётов. Хозяйка квартиры проживала в загородном домике, особо не возражала, покуда несущие конструкции оставались целыми.

Клуб реставраторов поддерживал связь с секцией конного спорта, так что некоторые сражения проводили с участием кавалерии. Директор конного клуба сам лично любил выступать в роли Чапаева или Будённого, но за глаза все его называли «Капут», наверное, потому, что имя его было Рудольф Адольфович.

……………………………………………………………………………….

Очередной битвой для реставрации члены клуба решили подобрать одну из битв войска Емельяна Пугачёва. Родом великий бунтарь был из Самаркой области, как и другой великий бунтарь — Степан Разин. В интернете про детали этих сражений ничего не удалось найти, поэтому реставраторы договорились поспрашивать старожилов.

Предварительно позвонив, Артём заехал в деревню к хозяйке съёмной квартиры. Расплатившись за жильё, он поинтересовался у Ефросинии Гавриловны о былых временах, рассказав о планах реставрации пугачевских сражений.

Отец Ефросинии Гавриловны до войны работал в колхозе, потом воевал в Прибалтике и Польше, после серьёзного ранения в авгуcте 1944-го под польским городом Родом попал в госпиталь. От отца она узнала, что его прапрадед был конюхом у атамана Хлопуши, который в пугачевском войске отвечал за укрепление и оборону занятых крепостей. На чердаке дома даже хранился какой-то старый сундук с рухлядью незапамятных времён.

Артём попросил хозяйку разрешения взглянуть на содержимое сундучка. Забравшись на чердак, Африканцев нашёл среди пыли и паутины небольшой саквояж. В нём лежал какой-то деревянный мусор, куски выцветшей ткани, стекляшки. Артём развернул более-менее сохранившийся кусок ткани. На нём просматривалось подобие карты — река, лес, с трудом, но читалось название реки — Иргиз! В лесном массиве чётко было отмечено три звёздочки.

Пересняв карту на смартфон Африканцев поделился новостью с Капутом. Было решено выехать на выходные в места на карте, с металлоискателем, и попытаться разгадать загадочные отметки.

Прибыв на место реставраторы разделились на три группы по 6—7 человек, каждая группа занялась своей «звёздочкой». После часа прогулок по лесу металлоискатель наконец издал звук, на краю опушки, под двумя сросшимися стволами деревьями. Достаточно быстро лопаты ударились о деревянную крышку чего-то. Еще через какое-то время на поверхность извлекли сундук. В нём были монеты екатерининской эпохи, растлевшие от времени ассигнации, серебряная и золотая посуда и украшения.

Капут немедленно позвонил главе самарской администрации и сообщил о находке. Не прошло и часа как подъехал сам мэр в сопровождении главы МВД и пары экспертов-археологов. На месте был составлен протокол, ценности описаны и вывезены для дальнейшей оценки экспертами. По закону реставраторам полагалось вознаграждение в размере 25% стоимости найденного клада, но их больше радовала мысль о том, что они близки к разгадке тайны старой карты.

На местах, отмеченных двумя другими звёздочками, металлоискатель молчал. Возможно там могли быть либо схроны с одеждой и едой, либо укрытия для лазутчиков-пластунов. Реставраторы логически прикинули как могли быть связаны между собой эти два места. Предположив, что их мог соединять тоннель, они решили копнуть посередине между двумя точками. Прокопав часа два лопата наконец ударила в пустоту! Сделав отверстие пошире, они выбрали самого невысокого и худенького, Артёма Африканцева, обвязали его по поясу верёвкой и стали медленно спускать в зияющую дыру. Артём быстро почувствовал почву под ногами и включил фонарик. Тоннель был метра полтора в высоту, стенки местами укреплены брёвнами, местами обвалились. Продвигаться вглубь было опасно из-за ветхости сооружения. Артём погладил деревянные стены катакомбы и полез наружу.

Теперь назначение тоннеля было понятно: по нему небольшие отряды пугачевцев проникали в тыл правительственных войск, возможно ночью, брали языка, или ещё что-нибудь, что плохо лежало, и уходили. Возможно, что лазом пользовались пластуны-одиночки, проникавшие ближе к позиции неприятеля и чтобы подслушать о чём ведутся разговоры. Единовременно в тоннеле могло бы укрыться человек 200 с полным вооружением, для полноценного удара в тыл нападавшим.

Говорят, граф Суворов целую неделю лично охранял пленённого Пугачёва по дороге в Москву и всё время напролёт задавал ему вопросы о тактических приёмах бунтарского казачьего войска. Но вряд ли великий бунтарь рассказал ему о тоннеле. Может и сам про него не знал — обороной-то занимался Хлопуша.

……

На вырученные от пугачёвского клада 25% реставраторы первым делом купили новый сруб для бани Ефросинии Гавриловне, и бурёнку. Оставшиеся средства решили потратить на покупку небольшого вертолёта, с которого можно было бы подыскивать места для реставрационных сражений и имитировать десантирование или преследование.

…………………………………………………………………..

Как в бочке мёда не без ложки дёгтя, во время одного из вертолётных преследований Капут, управлявший «вертушкой», неудачно приземлил машину повредив ногу и сильно ударившись головой. Всё может обошлось бы просто гипсом и парой недель отлёжки дома, но у Рудольфа Адольфовича начались какие-то галлюцинации, сопровождавшиеся лихорадкой. Он постоянно руководил каким-то боем, который происходил явно даже не в ближайших столетиях, а явно за пределами нашей эры: собирал центурионов на совет, вёл легион в атаку, подгонял прицел стенобитных катапульт и т. д.

В общем оказался «Чапаев-Будённый» в соматопсихиатрическом отделении местной Самарской больницы. День на третий-четвёртый, когда врачи разрешили посещение, Африканцев проведал товарища.

— Тёма, все реставраторы рано или поздно заканчивают в психушке, — скулил Капут, к которому едва-едва вернулось чувство реальности.

Артём молча насупился представив себе такую перспективу.

— Колбасы не принёс?

— Нет, только воды, вас же тут кормят, говорят, как на убой.

— Сгоняй, а? Докторской ужас как хочется. Дуй!

Африканцев сходил в ближайший магазин, купил батон докторской.

— Весёлый у вас тут охранник — анекдоты травит, — сказал Артём отрезая ломоть колбасы и помещая на кусок белого хлеба.

— С ума сошёл в дурдоме анекдоты рассказывать, — фыркнул Рудольф Адольфович жадно откусывая бутерброд.

— Да правда прикольный анекдот — про нюхательного хомячка…

— Тёма, не надо про хомячка, а то тебя тут тоже оставят — видишь кровать свободная.

— Ладно, не буду. Давай хоть памперс помогу поменять.

— Доем колбасу — сам поменяю. А ты заходи почаще, тогда меня и выпишут пораньше.

По пути из больницы домой Артём нервно грыз стаканчик мороженого озадаченный мыслью о возможности попасть в соседи Капута по палате за анекдот про хомячка.

…………………………………………………………………..

Пятница 31 октября как-то с утра не задалось для Матрёны Ледоколовой. Встав с постели и направившись в ванную она включила свет, который оказался последней вспышкой для перегоревшей лампочки. В темноте выворачивая плафон она неловко ударила его о кран, отколов кусок стекла по краю. Кое как заклеив плафон изолентой и поставив новую лампочку, Матрёна умылась, приготовила завтрак, привела себя в порядок.

После обеда, часа в три, прямо недалеко от бухгалтерии с потолка начала капать какая-то жидкость. Пришедшие техники сообщили, что это течь в системе охлаждения, вскрыли потолок, поставили на пол тазик и ушли. Капавший с потолка в тазик конденсат немного тревожил Ледоколову, но она всё-таки посчитала и перечислила сотрудникам зарплату за октябрь.

Вечером после работы Матрёна заглянула в магазин «Свет» подобрать замену треснувшему плафону. Ей приглянулся один абажурчик с зеленоватым оттенком, который оказался последним образцом. Девушка-продавец выяснила, что грузчик, выполнявший все мужские функции в магазине, отсутствует по неясным причинам, сама пошла за стремянкой и отвёрткой. Стремянка была в порядке, а единственная обнаруженная отвёртка — сломанной. В ход пошли дамские ножнички Матрёны, которыми она сама открутила образец. Спросив о возможной скидке и получив отказ девушка расплатилась и вышла на улицу.

Матрёне хотелось узнать хоть одну хорошую новость за эту пятницу и она стала рассматривать заголовки газет и журналов на витрине киоска. На самой верхней полке она заметила журнал «Военные истории», где на обложке просматривалась лошадиная голова. Свежий номер был посвящен коням известных людей — Чапаева, Будённого, Жукова. Матрёне была близка тема лошадей, тем более потом эту статью можно отсканировать и переслать Африканцеву для Капута.

Из статьи Матрёна узнала на сколько важно взаимопонимание коня и наездника в решительные моменты боя или торжества. Сколько раз любимый конь Чапаева Орлик спасал ему жизнь, как подбирали коня Жукову для парада победы и почему выбор остановился именно на Кумире. Читая материал девушка всё время думала о своей лошадке — без породы, без наград, просто верной подружке, катавшей её по выходным.

……

Под впечатлением статьи Матрёна решила во время ближайшего отпуска съездить в Чебоксары, посетить музей Чапаева.

В начале ноября как раз было четыре выходных подряд, удобный случай прокатиться до Чувашии. Через интернет Матрёна забронировала гостиницу «Ажуръ» и билеты на поезд, так что уже утром в субботу прибыла на станцию Чебоксары. Оказалось, что её номер занял какой-то иностранец, и взамен ей предложили номер более высокого класса по той же цене. Ледоколова от такого подарка отказаться не могла. В номере было три комнаты, 2 больших зеркала, два холодильника и даже радиомагнитола. Единственное, что насторожило девушку — слой пыли на подоконнике и кое-где на шкафах. Видимо последнее время этот номер пустовал. Больше всего Матрёну порадовала ванна-джакузи — вечер предвещал приятный водный массаж.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 239