электронная
108
печатная A5
435
16+
Кадук

Бесплатный фрагмент - Кадук

Объем:
284 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-4103-6
электронная
от 108
печатная A5
от 435

Пролог

Молодая луна на чёрном, усеянном звёздами небе едва освещала верхушки деревьев. Густой болотный туман окутывал фигуру жреца, который стоял на возвышенности, окруженной воткнутыми в вязкую землю факелами. Тусклые огни бросали отблески на десятки людей с вымазанными грязью лицами. Их глаза горели диким безумием. Лицо мужчины было полностью закрыто огромной рогатой маской, напоминавшей морду козла. Маска доходила до плеч, обрамлявшие её клочки шерсти свисали на голый худощавый торс, практически полностью покрытый символами. Жрец был одет в мешковатые штаны, на поясе висело несколько пузырьков с разноцветными жидкостями. В кулаке он сжимал острый ритуальный нож.

Прямо под ноги жрецу бросили немолодого мужчину со связанными за спиной руками. Всё лицо его было покрыто кровоподтёками и ссадинами, он выглядел измождённым и то и дело вертел головой, будто пытаясь понять, что с ним происходит.

Жрец неторопливо склонился над мужчиной и уверенным движением руки сделал глубокий надрез на его плече. Всё произошло так быстро, что тот лишь слегка поморщился от боли. Жрец снял с пояса пузырёк, плеснул жидкость на ладонь и начал втирать в свежую рану, монотонно повторяя не то молитву, не то заклинание. Когда он выпрямился и сделал шаг назад, в глазах немолодого мужчины появился страх, словно он увидел перед собой нечто ужасное. Лицо его исказилось от боли.

— Нет! Прошу вас! Остановите его! Я не хочу!.. — крики жертвы таяли в ночной тишине. Через мгновенье на теле мужчины появилось несколько глубоких ран — будто невидимое животное рвало его когтями. Тело дёрнулось и повисло в воздухе почти в метре от земли. Кровь лилась ручьём, но мужчина был всё ещё жив — его взгляд застыл на чём-то невидимом.

Никто из собравшихся не издавал ни звука. Жрец поднял руки к небу, а следом за ним жест стали повторять все вокруг. Очередная пара рук взмывала в небо и каждый раз кто-то невидимый отрывал кусок плоти от парящего тела и отбрасывал в сторону толпы. Когда все собравшиеся подняли руки, тело было полностью растерзано.

Жрец поднял с земли кусок мяса и впился в него зубами. Остальные последовали его примеру. В какой-то момент в свете факелов появился огромный бесформенный силуэт, напоминавший демона с большими рогами и без шеи.

— Кадук, — тихо сказал жрец.


Глава 1

Марина проснулась, встряхнула головой и испуганно потёрла глаза, но, окинув взглядом кабинет, поняла, что всё ещё одна.

— Надо же было так задремать! Называется — пришла пораньше поработать, — усмехнулась девушка и сладко потянулась.

Было всего около восьми, начало обычного рабочего дня. Марина — молодой лейтенант уголовного розыска — принялась раскладывать бумаги и наводить порядок на рабочем месте.

Дверь скрипнула, и в кабинет вошёл майор Белов, её начальник. Это был видный мужчина средних лет, любитель заигрывать с женщинами. Несмотря на то, что по жизни майор был шутник и балагур, к работе он относился очень серьёзно и был строг к себе и подчинённым.

Майор не обратил внимания на Марину и даже не взглянул в её сторону. Он лениво бросил толстую кожаную папку на свой рабочий стол, взял с полки банку кофе и насыпал несколько ложек в большую синюю чашку, на которой красовались герб Республики Беларусь и ярко-красная надпись «За службу!». Чашку ему подарили коллеги на десятилетие службы в органах. Марина очень хорошо помнила этот день своей первой рабочей недели, когда она перевелась в отделение после стажировки, закончив академию милиции.

Майор взял электрический чайник, взвесил его, ругнулся и направился к водопроводному крану. Он повернул вентиль — послышалось урчание воды, но из крана даже не капнуло. Пожав плечами и что-то пробормотав, майор крутанул другой вентиль — результат был тот же.

— Вчера трубы чинили, Денис Владимирович, — сказала Марина.

— Ой! Марина, прости. Зашёл и даже не поздоровался. Так замотался, что ночь не спал, теперь вот хожу, как зомби, подпитки ищу.

— Ничего страшного, Денис Владимирович, я пришла раньше обычного, вы и не привыкли видеть меня в такую рань… А разве у вас вчера не выходной был?

— Ай, Мариша, тут такое дело… Да, такое дело, — хмыкнул майор. — Новое. Недавно начал изучать, а там всё так странно, никак мне покоя это дело не даёт. Чёрт, даже язык заплетается! «Дело-дело». Вот что значит с утра кофе не попить.

Майор посмотрел на пустой чайник, потом на кран и выругался. Марина нырнула под стол и достала пластиковую бутылку:

— Вот, этого как раз хватит, чтобы заварить кофе.

— Ой, Мариша, ты моя спасительница! — Белов вылил воду в чайник.

— А вообще, товарищ майор, раз такая нештатная ситуация, можно было кофе где-нибудь в кафе выпить, и я даже могла бы составить вам компанию, чтобы вы не сидели в одиночку, — улыбнулась Марина.

— Идея хорошая, но некоторые могут расценить неправильно, если нас заметят попивающими кофе в соседнем кафе, тем более воду я уже благодаря тебе раздобыл. Так что мы с тобой тут кофе попьем, — улыбнулся он в ответ.

— Ладно вам, товарищ майор, разве коллеги не могут попить кофе? Да и меня не волнуют сплетни, если я решу вас пригласить — так и сделаю, — серьёзно ответила Марина.

— Надеюсь, электропроводку у нас не меняли, — заметил Белов, подключая чайник к сети. — Конечно, ты права, с начальством надо дружить, кофе поить, водой спонсировать. Только вот всякие любовные треугольники на работе нам точно не нужны, — майор кивнул на букет на столе Марины.

— Денис Владимирович, я вас умоляю, какой треугольник… Вы прекрасно знаете, как я к нему отношусь, — Марина равнодушно посмотрела на подвянувшие розы, подарок старшего лейтенанта Петренко.

— Устав есть устав. Я не поощряю такого…

— Но и не возражаете, — Марина бросила игривый взгляд на майора.

Белов ничего не ответил на её выпад и перевёл тему:

— Мне нужно будет съездить по этому новому делу, хочу лично опросить свидетелей.

— Что в нём такого особенного? Последний раз я вас видела таким озабоченным, когда мы «вампира» из квартиры выкуривали.

— Ну, ты вспомнила! Там был обычный обколотый нарк, который дружка своего угрохал.

— Да, но чем угрохал! Я этот вызов на всю жизнь запомнила. Мы заходим, а этот псих забился в угол и за шею держится. И на полу труп его приятеля с деревянной лопаткой в сердце, причём деревяшка торчит тупой стороной вверх, а на ней жирные потеки — видно, картошку жареную помешивали, а потом что-то не так пошло, поругались, приятель этот его за шею укусил, а в ответ получил удар лопаткой.

— Ага, неслабый такой. Это какую надо иметь силу, чтобы пробить тело человека едва заточенной плоской палкой.

— А вы помните, как этот нарик доказывал что его друг — вампир, потому он и использовал осиновый кол, чтобы его «упокоить». А сам прятался от солнца, так как его укусили и он сам должен был превратиться в вампира!

— Сейчас забавно вспоминать, но тогда было совсем не весело. Особенно когда пришлось выводить этого психа из подъезда на солнце и запихивать в машину, — майор налил кипяток в чашку.

— Это сейчас я усмехаюсь, а тогда очень испугалась. Ну, и да — ничего смешного, что у людей от наркотиков крыша поехала. Жуть жуткая. Кровь, крики… И было видно, что он по-настоящему напуган и искренне верит, что его друг вампир. Помните, когда его из подъезда вывели, он ведь чуть не вырвался, хотя его держали двое наших крепких ребят. Вы ещё тогда были очень озабочены, когда писали рапорт. Прямо как сейчас с этим делом.

— Да уж. Я, если честно, не припомню, чтобы был так уж озабочен, может, тебе, как молодому сотруднику, показалось. Но насчёт сегодняшнего дела ты права — целый выходной проторчал за материалами…

— Товарищ майор, заинтриговали. Что там за дело, расскажите! Может, я смогу вам чем-то помочь? — спросила Марина.

— Бредовое дело, никак концы с концами не сходятся. Может, и правда ты со своей светлой головой мне поможешь.

— Ну, насчёт светлой головы я бы поспорила, в ней периодически ветер гуляет и тараканы концерты устраивают, — засмеялась Марина. — Но менее полезной от этого не буду, тем более, сама предложила.

Глава 2

Майор достал из папки дела аккуратно сложенные листы бумаги и фотографии. Разложив всё перед лейтенантом и быстро пробежавшись по ним глазами, он заговорил.

— Трое энтузиастов-любителей решили организовать этнографическую экспедицию и подались поглубже в болота и леса родины, чтобы получше изучить местные обряды. По моим данным, предполагаемый руководитель группы — Никита Петрович Громыко, — майор протянул Марине фото мужчины чуть старше шестидесяти, седовласого, с аккуратной бородкой. Взгляд у него был холодный и жёсткий.

— Фактурный дяденька, но не похож на человека науки, — сказала Марина, внимательно разглядывая снимок.

— Почему ты так решила? — с интересом спросил майор.

— Интуиция, женская и профессиональная, выработанная за годы службы, — чётко отрапортовала Марина.

— Конечно, за годы, — усмехнулся майор. — Но ты молодец, что обратила внимание, интуиция тебя не подвела. Я проверил данные этого Громыко. В девяностые он не раз попадал в поле зрения милиции за грабежи и нападения, но никак не удавалось поймать его с поличным, пока однажды в пьяной драке он не ударил своего подельника ножом пятнадцать раз.

Майор показал Марине фотографии с места преступления: разгромленная квартира, пол в крови и тело мужчины с ножевыми ранениями.

— Естественно, как порядочный преступник, наш «этнограф» сбежал, а милицию вызвали соседи, услышав крики и шум. Но то ли Громыко сильно перебрал тогда, то ли куда-то спешил, поэтому не заметил, что его приятель выжил. Представляешь? Этот второй сукин сын выжил после пятнадцати ножевых, а когда пришёл в себя, то сдал своего кореша с потрохами.

— То есть бывший преступник и рецидивист вдруг перековался в знатока фольклора и собирает узкоспециализированную экспедицию?..

— В эпоху интернета каждый может быть, кем захочет. Вот и гражданин Громыко создал некое сообщество по изучению национальной традиционной культуры. По моим данным, группа состоит из почти тысячи человек — не так и мало.

— Может, он действительно «перековался» за решёткой? Тюрьма меняет людей, и не всегда в худшую сторону. Некоторые, например, становятся очень религиозными. Возможно, это как раз наш случай: человек осознал, что жил неправильно, захотел вернуться к истокам…

— Не исключаю такого поворота, но я внимательно изучил активность группы в социальных сетях и обратил внимание, что наш «этнограф» в своих постах очень часто упоминает обряды с человеческими жертвоприношениями.

— Я и не знала, что на наших территориях такие обряды проводились. Может быть, в языческие времена что-то подобное и происходило, — задумчиво сказала Марина.

— Громыко уже организовывал экспедиции раньше, они искали места проведения ритуалов и находили редкие артефакты, а все трофеи передавали музеям и научным институтам для дальнейшего изучения.

— Они ничего не продавали, а отдавали безвозмездно? — удивилась Марина. — Хм. Пока не вижу никакого криминала. Немолодой человек с богатым, пусть и специфическим опытом увлёкся историческим наследием своей родины и даже помогает в изысканиях…

— Я не уверен, что они передавали все свои находки. Возможно, что-то да уплывало на чёрный рынок, иначе он вряд ли смог все эти экспедиции организовывать и финансировать. Но вопрос сейчас не в этом. Интересна последняя публикация Громыко: он искал добровольцев для похода в место, где, по его сведениям, проводились некие тёмные ритуалы. На его пост откликнулось около десятка человек, обычно он никому не отказывал, а тут выбрал всего двоих, — майор достал фото. — Глашкова Виктория Николаевна, двадцать два года, заканчивает филологический факультет, отличница, в плохих компаниях замечена не была.

Майор передал лейтенанту фото молодой светловолосой девушки.

— Симпатичная, но есть в ней что-то такое… Я бы сказала: в тихом омуте черти водятся, — пожала плечами Марина.

— Опять интуиция, наработанная за годы? — поинтересовался майор.

— Скорее, женская проницательность.

— Следующий — Большаков Дмитрий Николаевич, двадцать семь лет, окончил строительное училище, работал экскаваторщиком, в последние полгода числится безработным, жил один, отец неизвестен, мать умерла около трёх лет назад. Кстати, на группу Громыко он подписан не был. Никогда не попадал в поле зрения милиции.

— Итак, у нас трое пропавших. Первый — бывший преступник, который превратился в этнографа-альтруиста. Вторая — милая студентка филфака, — а их, кстати, часто отправляют в такие экспедиции охотиться с диктофоном на бабушек и записывать старинные песни и предания. Третий — безработный, который непонятным образом попал в эту маленькую экспедицию для избранных.

— Да, этот парень очень любопытный персонаж. Никаких личных данных в его аккаунтах. Да и в те он год не заходил.

— Возможно, у него были фейковые профили, — предположила Марина. — А примерные координаты места, где они пропали, есть? — спросила она, перебирая фотографии.

— Примерные имеются. По оперативным сведениям, в последний раз их видели в этом районе, — майор подошёл к карте страны на cтене и обвёл предполагаемый участок. — Местные сказали, что видели троих на иномарке темно-синего цвета, они искали безопасную дорогу через болота. По показаниям очевидцев, троица вела себя очень дружелюбно. Они переночевали в деревне, а после их уже никто не видел. Первыми хватились родители Виктории, забили тревогу спустя несколько дней, когда их дочь не вышла на связь. Она откуда-то из-под Гомеля приехала учиться, и, как послушная дочка, каждый день звонила родителям. Местные милиционеры опросили свидетелей и нашли данные всех участников экспедиции, потом дело передали в наш отдел, и теперь это моя головная боль — выяснить, что с ними произошло.

— Очень странно, девочка-паинька уехала невесть куда, на болота и в глухие леса, с двумя почти незнакомыми мужиками и никому ничего не сказала. Я не хочу делать поспешных выводов, но разве эти два товарища не могли напасть на нее и даже убить, а сами скрыться?

— Теория имеет право на существование, я тоже об этом думал. Но тебе не кажется, что это слишком хитрая схема, чтобы заманить девушку в лес? Сама посуди, бывший уголовник организует поход на болота и открыто пишет об этом в сети — уже не похоже, что он планировал кого-то убить. Такой человек, как Громыко, точно нашёл бы способ не светиться. Да и зачем ехать так далеко? Не проще ли свернуть где-нибудь по дороге, сделать своё грязное дело и закопать тело? А тут видели всех троих, вели они себя спокойно, помощи никто не просил… Короче, никак у меня в голове не сходится, почему бывший зэк вдруг стал этнографом, почему симпатичная отличница, не предупредив родных, едет с двумя незнакомцами, и зачем в этой компании безработный строитель.

— И больше никаких зацепок? — спросила Марина.

— Девушка очень замкнутая, друзей и молодого человека у неё не было. Про строителя говорят, что он парень спокойный и добросовестный, почему уволился — никто не знает, просто позвонил и сказал, что на работу больше не выйдет, а после увольнения практически ни с кем не общался. Громыко после отсидки в поле зрения милиции не попадал, его часто видели в Национальной библиотеке и архивах Академии наук. Круг знакомств он сменил радикально — общался с университетскими профессорами и учёными. Умный, интеллигентный, начитанный — никто и не догадывался о его криминальном прошлом.

— Святая троица! — хмыкнула Марина.

— Что-то мы с тобой заболтались, лейтенант. Уже почти десять, а ещё никого, кроме нас, нет.

— У Петренко выходной, а Николаев и Васильев сегодня на курсах, так что только вы и я, товарищ майор…

— Как это я всем разрешил разбежаться?.. Значит, теперь ты тут главная, а мне надо ехать в деревню, где нашу троицу видели в последний раз, и разведать всё на месте. Посмотри в сети, может, что-нибудь ещё накопаешь про наших пропавших, вот тебе имена и название группы, которую вёл Громыко, — майор достал из папки с делом исписанный лист бумаги и передал Марине.

— Да, конечно, Денис Владимирович, если кто-то будет спрашивать, вы когда вернётесь? — спросила она, пробегая взглядом по списку.

— Думаю, ненадолго, это недалеко, завтра буду на работе. Если найдёшь что-то интересное — конспектируй, обсудим, когда вернусь. А если найдёшь что-то очень интересное или кому-то срочно понадобится меня увидеть — звони, — Белов остановился на пороге кабинета. — Если вдруг задержусь, деревень-то там много. А в деревнях, сама понимаешь, люди гостеприимные — и накормить, и налить могут. Ты же в такой непреме… Лучше сказать, непредвиденной ситуации прикроешь своего блудного начальника? — подмигнул он Марине.

— Есть прикрыть своего блудного начальника, товарищ майор! — с улыбкой отрапортовала девушка уже в спину уходящему Белову.

Глава 3

Марина включила ноутбук и некоторое время задумчиво смотрела на загрузочный экран «Виндоус». Потом её взгляд упал на увядшие розы. Она взяла подсохший букет, переломила стебли пополам и засунула в мусорное ведро под столом. А когда выглянула, вздрогнула от неожиданности. Возле входной двери переминался с ноги на ногу необычный старичок. Седая борода свисала почти до пояса, одет дедушка был в кафтан, подпоясанный грубой верёвкой, а на босых ногах у него были настоящие лапти!

— Здравствуйте! Вы так тихо вошли, я и не заметила. Вам помочь? — спросила Марина, с интересом разглядывая забавного старика.

— Добры дзень! — тот внимательно осматривал кабинет, словно кого-то искал.

— Дедушка, у вас что-то случилось?

— Здарылася! — только и ответил старик и несколько раз глубоко вдохнул, будто пытаясь учуять что-то в воздухе. — Чыста, усё чыста! Мужчына тут быў, мужчына сярэдняга росту, стомлены, ён недалёка…

— А-а, вам нужен Денис Владимирович? Он вышел буквально несколько минут назад. У вас…

— Так, недалёка, — перебил старик и почти вплотную подошёл к Марине.

Она привстала, чтобы рассмотреть гостя, который оказался совсем крохотным — его макушка была на одном уровне с крышкой стола.

— Дедушка, вы хотите что-то сообщить Денису Владимировичу по поводу пропавших людей?

— Так, саабшчыць… перадаць…

— Минутку, я позвоню ему. Надеюсь, он ещё недалеко ушёл. Если что, вы можете мне сказать. Вы, вижу, чем-то взволнованы. Не волнуйтесь, присядьте, давайте я налью вам воды, — Марина побежала к крану со стаканом, прижимая мобильный телефон плечом к уху.

— Странно, абонент недоступен… — сказала она растерянно. — Чёрт, совсем забыла, воды нет! Но вы никуда не уходите, я сейчас принесу из соседнего кабинета бутылку с водой.

Марина уже шла к двери, всё пытаясь дозвониться до Белова, и вдруг заметила, как старик достал свёрнутый в трубку лист бумаги и положил на стол.

— Гэта вам. Трэба спяшацца, гэта важна, вельмі важна!

Марина попыталась ещё раз набрать майора: что-то подсказывало ей — Белов должен обязательно узнать о странном госте. Набирая номер, она подошла к столу и взяла свёрток. Абонент по-прежнему был недоступен. Марина развернула бумагу — это оказалась карта.

— Дедушка, кто просил мне это передать? — спросила она, поворачиваясь к старику, но в кабинете никого не было.

Марина с недоумением осмотрела комнату, схватила было телефон, но отложила его и решила внимательнее изучить карту. Как только она взяла лист бумаги, то почувствовала сильный шлепок по щеке. Перед глазами всё поплыло, стены кабинета начали искажаться, предметы текли, плавились и меняли очертания, и вдруг прямо перед девушкой появилась рогатая морда, напоминавшая козлиную. Марина пыталась сфокусировать взгляд, но напрасно. Морда отпрянула назад, и на её месте возник человек в козлиной маске, покрытый татуировками. В руке у него был пузырёк с мутной зеленоватой жидкостью.

Запах гнили ударил девушке в нос, и перед глазами опять всё поплыло. Марина попыталась пошевелить руками, но не смогла. Она лишь чувствовала, что её руки были подняты вверх, запястья связаны верёвкой, а предплечья упирались во что-то широкое, похожее на деревянную балку. Вдруг поток холодной воды окатил Марину с ног до головы. Рядом с человеком в козлиной маске стояло человекоподобное существо, больше напоминавшее демона. Кожа его была покрыта отвратительными пятнами — такие Марина видела на телах залежавшихся трупов, — а на руках были острые когти, измазанные грязью и кровью. Демон был одет в разорванные рубашку и брюки, в когтистых лапах он держал пустое ведро.

— Что происходит? Где я, что вам надо? — спросила Марина слабым голосом.

Ничего не ответив, человек в маске выплеснул жидкость из пузырька на ладонь и втёр в плечо Марины. Девушка почувствовала странное жжение. Человек в маске взглянул на демона и кивнул. Тот отбросил ведро и схватил что-то с пола. Присмотревшись, Марина поняла, откуда шёл гнилой запах: по всему помещению были разбросаны останки людей, а демон жадно обгладывал человеческую кисть. Марине стало дурно, она чувствовала, как её мутит, но краем глаза успела заметить ещё одно тело, только никак не могла разобрать, кто это и жив ли человек рядом с ней.

Человек в маске подошёл к девушке очень близко и посмотрел прямо в глаза.

— Волхалово остриё, — услышала она и потеряла сознание.

Глава 4

Времени, чтобы добраться до нужной ему деревни, майор потратил гораздо больше, чем рассчитывал изначально. Когда он наконец прибыл в пункт назначения, солнце уже не светило так ярко и дело к шло к вечеру. Белов спустился по металлическим ступенькам пригородной электрички, захлопнув папку с документами, которые просматривал в дороге, глубоко вдохнул свежий воздух и улыбнулся. Каким бы странным не казалось это дело, в конце концов оно дало майору возможность выбраться из пыльного, шумного города и оторваться от кабинетной рутины. Нащупав в кармане пошарпанный кнопочный мобильник, он посмотрел на индикатор сотовой «вышки» и выругался — связи не было. А всё потому, что вчера засиделся допоздна, перечитывая материалы дела, и случайно столкнул телефон со стола, пытаясь не заснуть за очередной чашкой кофе. Вероятно, от падения в телефоне что-то повредилось, а предупредить Марину о поломке он совсем забыл.

— Давно надо было поменять эту развалюху. Где это видано, чтобы телефон был старше виски. Вернусь и сразу новый куплю!.. — ворчал майор, шагая по просёлочной дороге к деревне.

Во дворе одного из домов он заметил крепкого старика, который лихо колол дрова.

— Добрый день! Не подскажете, как добраться вот до этих мест? — окликнул старика Белов и помахал запиской с названиями нескольких болотных деревень.

Старик подошёл к майору, не выпуская топор из рук. Взглянув на листок, он бросил: «Недалеко это», вернулся к колодке и мощным ударом расколол полено.

— Мне бы туда до темноты успеть, а через часа два-три уже начнёт солнце садиться. Не подскажете дорогу? — спросил Денис.

Старик разрубил очередное полено, воткнул топор в колодку и вновь подошёл к Белову.

— Леонид Степанович. Или просто Степаныч, — протянул руку старик.

— Денис, — представился майор. Рукопожатие было крепким.

— Вижу, ты пешком собрался, — старик почесал затылок, взглянув на солнце. Ну только если в обход идти, а по лесу напрямик не советую. По лесу оно, конечно, быстрее, но заблудиться легко, если не местный. Сразу можешь след потерять. А ежели в обход, то это долго, остаток дня и ночь потратишь, пока дойдёшь, — старик говорил быстро и чётко, казалось, тяжёлая работа совсем его не утомила.

— Степаныч, я не понимаю, а почему не напрямик? Дорога, я вижу, через лес широкая, хорошая, если поспешу, то…

— Так-то оно так, только как ни спеши, лес у нас большой, солнце, вон, скоро сядет, а после заката в лес лучше не соваться. Зазывку увидишь — и всё, нет обратной дороги. В глушь лесную она тебя заманит да погубит, — мрачно сказал старик.

— Зазывка? Это кто, какая-то местная байка? — улыбнулся было Белов, но, наткнувшись на суровый взгляд старика, осёкся.

— Вы, городские, смотрю, шибко умные. Думаете, раз у вас технологии да мобильные телефоны, то вы хозяева жизни, а мы, деревенские, сидим в глуши и ничего не понимаем. А если мы рассказываем что-то, то сразу — «байки», ишь. Сами-то вы по телевизору что за байки смотрите? Про суперлюдей в масках, обтягивающих цветастых костюмах или трусах поверх трико, которые мир спасают! Тьфу, прости господи. У меня внук есть, он мне этих героев показал, так я два часа плевался. Разве это мужики?! А главное, вы думаете, что в каменных стенах вам ничего не угрожает. А окажись такой городской в лесу или на болоте, где нет ни связи, ни интернета, ни карт с навигаторами, что будет? А я тебе скажу, что. Страх, суета, паника! А всё почему? Да потому, что не знаете ничего, ничего про это не говорили вам по телевизору, и в интернетах ваших этого нет. И суперцветастый мужик в маске вас тут не спасёт, — сердито сказал старик. — Так и с духами природы. Люди давно про них не говорят, а доведётся встретить на пустой дороге или в густом лесу, не знают, что делать и как себя вести, и при встрече погубят сами себя. Зазывка — девка красивая, волосы длинные, наготу её скрывают, и не всякий путник найдёт в себе силы идти по своим делам, обязательно за ней в лес увяжется. А ежели остался бы, то и дошёл целым и невредимым, — старик отчаянно махнул рукой.

— Хорошо, — сказал Денис. — Убедили. Пойду по дороге и не буду сворачивать. Спасибо, Степаныч, постараюсь не поддаться чарам лесной красавицы, чем бы она меня там не заманивала.

Майор подал было руку старику, но тот вдруг сказал:

— Всё равно вижу, что не веришь мне. Жалко тебя. Знаю же, что заманит нечистая в лес, так и пропадёшь… Если работы не боишься, помоги поленья в воз побросать, я их повезу в соседнее село, как раз нужно свояку в деревню за лесом доставить. Думал, завтра отправлюсь, но как доброму человеку не помочь?

Белов кивнул. Старик ободряюще улыбнулся:

— Я быстро дрова доколю, а ты свои вещи возле дома на лавку положи, чтобы не мешали работать. Телега вон там стоит, в неё бруски и скидывай, сам разберёшься, что к чему. Видно, что не дурак, хоть и из города приехал.

Денис усердно принялся за работу.

— Степаныч, заметил я, что у вас много домов пустует, — полувопросительно сказал он, забирая очередную партию поленьев у старика.

— Мало людей осталось, одни старики век доживают, а молодёжь уезжает. В деревне работать много надо, дрова колоть, огород сажать, скотину обихаживать — не модно это сейчас. Да ты сам увидишь, как по деревне поедем, — почти все дома заброшены и заколочены, буквально несколько осталось, где ещё старики или старухи навроде меня живут. И так не только здесь. В соседних деревнях такая же ситуация, так что помогаем друг другу, как можем. Я вот, слава богу, физически крепок. Дрова поколю, свояку отвожу… А если не помогать, то совсем деревни опустеют, старикам-то одним тяжело, — с грустью ответил Леонид Степанович.

Дальше они работали молча и почти не разговаривали, старик изредка подбадривал и хвалил Дениса за сноровку. Когда воз был наполнен, Степаныч сбегал в хату за бутылкой самогона и рюмками. Денис хотел было отказаться, но понимал, что обидит хозяина. Выпив по стопке, они закусили бочковыми огруцами. Усталость у Дениса будто рукой сняло, а старик, казалось, и не устал совсем, даже испарины на лбу не видно было.

Выпив ещё рюмку, старик вывел из конюшни лошадь. Пока он запрягал, Белов умылся у жестяного рукомойника.

— И сантехнику менять не надо, и с трубами никаких вопросов, — усмехнулся он про себя.

— А зачем тебе туда, за лес-то, на ночь глядя? Если бы родня там жила, то знал бы дорогу, явно по другим делам едешь? — спросил старик, когда они отъехали от дома.

— Из милиции я. Люди пропали, найти надо. Кстати, — Денис достал из папки фотографии. — Может, вы видели кого-нибудь из них?

Он протянул фото старику. Тот глянул снимки и вернул майору.

— У нас раньше часто люди пропадали, да и в соседних деревнях. Находили их в лесу или на болоте, но уже мертвыми… А этих, что на картинках, — нет, не видел. Может, другой дорогой они ехали, — он слегка прищёлкнул поводьями.

— Погоди, как — пропадали? И что, вы никуда не сообщали о пропавших? — удивился Белов.

— А куда ты сообщишь? Тут все знают: коли пропал, так нечистые забрали… Это у вас в городе власть, у вас и ищут… Ты вот скажи мне, власть, — старик глянул на майора и усмехнулся. — Что вы против духов можете? Ты его не арестуешь и в клетку не посадишь. А у нас пропал человек, значит, потом знающие люди идут его искать. Главное, время подгадать, когда можно по нашим лесам да болотам ходить, а когда — гиблое это дело, потому как пойдёшь искать — и пропажу не найдёшь, и сам пропадёшь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 435