электронная
18
печатная A5
234
18+
Избранные

Бесплатный фрагмент - Избранные


Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5167-7
электронная
от 18
печатная A5
от 234

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Избранные

Поезд-вагон на магнитной подушке, а проще говоря — маглев, мчался на огромной скорости над водами океана. Я сидела, прижавшись виском к прохладному стеклу окна, и смотрела на то, как брызги воды разлетаются в разные стороны.

— Тебя как зовут?

Повернув голову, я наткнулась на взгляд светловолосого накаченного парня, руки которого украшали многочисленные татуировки.

— Марта, — равнодушно ответила я.

— А меня Пол, — светловолосый парень придвинулся ближе. — Ты откуда?

— Какая разница.

— Не хочешь говорить — не надо. Я из Штатов. Тебя куда определили?

— Не знаю.

Пол взъерошил волосы:

— А меня в отдел контроля и безопасности.

— Надо же. Сам напросился?

— Предложили, — светловолосый парень оглянулся по сторонам и, придвинувшись еще ближе, спросил шепотом. — Как ты думаешь, те, к кому мы едем, на самом деле боги? Ну, эти — избранные.

— Ты бы для начала отодвинулся — я тебе не подружка и вряд ли ею стану.

— Подумаешь, — хмыкнул Пол. — Ты все равно не в моем вкусе… Я просто поинтересовался.

Сложив руки на груди, я закрыла глаза.

— Не переигрывай. Актриса из тебя никудышная, — прямо в ухо прошептал Пол и тут же переключил свое внимание на что-то другое.

Я снова прижалась виском к окну и задумалась над вопросом этого парня.

Об избранных было известно не так много. Они появились на Земле еще до моего рождения — лет пятьдесят назад, прилетев на огромном корабле из созвездия Лира.

Чужаки быстро расположили к себе землян, тем более, что отличались от них необычайной красотой, умом и здоровьем. Ходили слухи, что они очень медленно стареют.

Получив разрешение обосноваться посреди Тихого океана, чужаки в кратчайшие сроки возвели на его поверхности огромный Город. Этот шедевр архитектуры привел в восторг практически всех жителей Земли. Чужаки, в свою очередь, были рады любому, кто появлялся у них в гостях и окружали небывалым радушием.

Довольно быстро поездки в Город стали считать обыденным делом. В нем лечились, проводили отпуска, праздновали юбилеи и свадьбы, посещали рестораны и увеселительные заведения. Многие земляне с удовольствием нанимались на работу в Город, тем более, что чужаки, которых со временем нарекли «избранные», платили хорошие деньги.

Постепенно избранные начали проявлять большую активность почти во всех сферах жизни, и наступил момент, когда они, то ли предложили, то ли потребовали уничтожить все оружие, имеющееся у землян. Им решительно отказали. Тогда избранные заявили, что в случае инопланетного вторжения земное оружие будет абсолютно бесполезным, но им доставит удовольствие не только охранять внешние границы планеты, но и предотвращать любые конфликты между народами.

Споры велись около года. Были те, кто считал избранных единственными, кому можно доверить безопасность людей, но были и сомневающиеся. Точку в этом вопросе поставили некие злобные твари, напавшие на Землю. Правда, кроме чужаков их никто не видел, но избранные устроили в небе такое светопреставление, что вопрос о их роли по защите Земли был решен моментально.

Лет двадцать назад поползли слухи, что из Города перестали возвращаться люди. Разъяренные родственники, не знающие, что произошло с их близкими, попытались поднять мятеж, но их горячие головы остудили, объяснив, что воевать с чужаками, держа в руках вилы и палки — смешно. От избранных потребовали объяснений, но те заверили, что понятия не имеют, о чем идет речь и выступили с инициативой установить контроль за всеми, кто прибывает и покидает Город…

Почувствовав, как маглев снижает скорость, я открыла глаза.

— Проснулась? — раздался насмешливый голос соседа. — А я, пока ты делала вид, что спишь, с двумя девчонками познакомился!

— И как они? — спросила я, наблюдая в окно за тем, как маглев, покидая просторы океана, въезжает в туннель, освещенный тусклыми лампами.

— Классные, — ответил Пол, — из отдела обслуги.

Маглев плавно остановился и двери открылись. Народ высыпал на причал, где их уже дожидался офицер по безопасности.

Убедившись, что все покинули транспорт, он громко сказал:

— Слушайте внимательно, повторять дважды не буду. Сейчас вы проследуете в распределительный центр через специальный портал. С собой запрещается брать такие предметы как зажигалки, сигареты, наркотики, ножи, кастеты, баллончики с любой едкой или ядовитой хренью. Пока вы не переступили черту Города, просьба передать запрещенные вещи одному из офицеров. Если при прохождении портала у кого-то из вас будут обнаружены перечисленные предметы — вы незамедлительно покинете территорию Города без права посещать его когда-либо. Вам под кожу введут чип, который будет записывать любое ваше перемещение и передавать эту информацию в центр безопасности. Не пытайтесь его удалить самостоятельно, так как это опасно для жизни. Все понятно? Если вопросов нет, то проходите через портал.

Толпа молча выстроилась в очередь. Вскоре у нескольких человек изъяли предметы из запрещенного списка. Их тут же сопроводили в маглев, остальные проследовали за офицером в довольно просторное помещение, где за несколькими стойками ожидали операторы.

Минут через сорок меня вызвал освободившийся оператор. Не отрывая глаз от планшета, он произнес:

— Добро пожаловать в Город. Вы прикреплены к отделу заявок. Есть возражения?

— Нет, — ответила я.

— Очень хорошо. Ваш рабочий день будет начинаться в одиннадцать часов утра и заканчиваться в девять часов вечера. Есть возражения?

— Нет.

— Очень хорошо. Вам будет предоставлено два выходных. В какие дни недели вы хотели бы отдыхать?

— Мне все равно.

— Вы обязаны самостоятельно выбрать эти два дня.

— Среда и воскресенье.

— Очень хорошо. Жить вы будете на минус девятом уровне. Вам будет выделена комната с кроватью, столом, креслом, туалетом, кондиционером, комплектом одежды и прочими, необходимыми для вас предметами. Есть возражения?

— Да нет у меня возражений! — я начала злиться.

— Очень хорошо. Свободное время вы можете проводить по собственному усмотрению, в пределах нижних уровней. Не возбраняется работать в свои выходные, однако, оплачиваться эти часы не будут. Есть возражения?

Закатив глаза, я выдохнула:

— А если у меня есть возражения?

Оператор поднял на меня глаза и ответил:

— Мы будем вынуждены отказать вам в работе. Так у вас есть возражения?

Махнув рукой, я ответила:

— У меня нет возражений.

— Очень хорошо. Закатайте рукав и протяните руку, запястьем наружу.

Я послушно вытянула руку.

Вынув из ящика стойки какой-то небольшой предмет, оператор приложил его к моему запястью, и я почувствовала нечто, похожее на укус комара.

— Спасибо, — сказал оператор, выбрасывая использованный предмет в боковое отделение стойки. — Я только что ввел вам чип. В течение ближайших суток вы можете ощущать жжение в области чипирования. Еще оно может покраснеть. Это нормально. У вас с собой имеются гаджеты?

Я достала телефон и протянула его оператору. Он аккуратно взял гаджет в руку и быстрым движением провел над черной полосой стойки, после чего положил его рядом со мной.

— Можете забрать, — сказал он.

Я взяла телефон и, повертев его в руках, спросила:

— А что вы сделали с моим телефоном?

Оператор снова посмотрел на меня и не выражая никаких эмоций, отчеканил:

— Подключил к нашей системе безопасности.

— Что это значит?

— Первое — все ваши звонки будут записываться.

— С какой стати? — возмутилась я.

— Ради вашей безопасности. Второе, в Городе запрещено хождение денег. Все расчеты ведутся через ваш чип, и информация будет передаваться на ваш гаджет. Когда закончится срок вашего пребывания в Городе, банк переведет деньги туда, куда вы пожелаете. Инструкция находится в вашей комнате. Мы надеемся, что вы с пользой проведете ваше время в Городе.


Комната, в которой мне предстояло провести несколько месяцев, оказалась довольно милой. Она была небольшой, но в ней достаточно компактно разместились: узкая кровать, стол, на котором лежала инструкция и вращающееся кресло с высокой спинкой. Два служебных брючных костюма из мягкой ткани и две светло-бежевые блузки висели на вешалках настенного модуля.

Заглянув в ванную, я даже присвистнула — она сияла чистотой. На столешнице около небольшой раковины лежали запечатанные зубная щетка, паста и расческа. На крышке унитаза стояли несколько рулонов туалетной бумаги, а в стенном шкафу около душевой находилась стопка разноцветных полотенец.

Изучив инструкцию, я включила телевизионную панель, служившую еще и иллюзией окна. Посмотрев немного новостной канал, я решила, что впечатлений для одного дня достаточно и стоит лечь спать. Выключив панель, на которой тут же отобразилась картинка летнего сада, я юркнула под одеяло.

Проснувшись около шести утра, я быстро привела себя в порядок и принялась изучать схему Города. Судя по ней, минусовых уровней было два десятка. На самых нижних располагались кладовые, затем шли уровни, где жил и работал персонал. Также в Городе существовал так называемый нулевой уровень, где были построены три причала: один для избранных, второй для гостей Города и третий, служивший не только для поставок продуктов и товаров, но и для прибывающих на работу. Далее шли верхние уровни с жилыми кварталами, увеселительными заведениями и лечебными учреждениями. Их было всего лишь три. Невольно сравнив Город с айсбергом, я решила, что стоит подкрепиться и, покинув комнату, направилась к ближайшим лифтам.

До начала рабочего дня оставалось несколько часов. Офис, к которому я была прикреплена, находился на минус первом уровне. Поднявшись, я вышла из лифта и застыла на месте. В отличие от жилого уровня, представлявшего собой широкий коридор с идущими вдоль стен комнатами, этот произвел на меня ошеломляющее впечатление. Я оказалась на улице самого настоящего города, с пешеходными переходами, офисными зданиями, барами и небольшим парком, где легкий ветерок шевелил листву на деревьях. Мимо меня проезжали мини автомобили и по своим делам спешили люди. Открыв рот, я смотрела на всю эту красоту, не понимая, как можно было создать иллюзию открытого пространства, если все минусовые уровни находились под водами океана?

Увидав бар, я устремилась в него и, усевшись на высокий табурет, попыталась осознать увиденное.

Ко мне подошел бармен. Оперевшись о стойку, он спросил:

— Что будем заказывать?

— Черный кофе и что-нибудь пожевать.

Бармен улыбнулся:

— Новенькая?

— Очень заметно?

Бармен состроил смешную рожицу:

— Конечно, заметно. По обалдевшему виду. Он у всех такой в первый день. Все думают, что будут ходить по унылым коридорам, а тут — бац! — настоящий городок. Я, когда сюда попал, два дня не мог в себя прийти. Хотите один совет?

— Хочу.

— Не стоит ломать голову над технологиями избранных — мы все равно не поймем. Как насчет поджаренного хлеба с клубничным джемом?

— Самое оно, — согласилась я, кивнув головой. — Спасибо за совет…

Минут через пять бармен принес на белой бумажной тарелке хлеб, намазанный джемом и большую чашку крепкого кофе. Поставив все это передо мной, он принялся вытирать пивные кружки.

— Давно здесь? — жуя, спросила я.

— Уже третий год и, если честно, возвращаться пока не собираюсь.

Я хотела задать ему еще пару вопросов, но в бар вошли несколько посетителей и мой новый знакомый, которого, судя по бейджику, звали Джон, занялся ими.

Когда подошло время расплатиться, я растерялась. Джон тут же пришел мне на выручку. Оказалось, что новеньким предоставлялся кредит, который позднее вычитался из их заработка. Приложив запястье к сканирующему прибору, я рассчиталась и вышла на улицу.


Поиск офиса занял минут сорок, и ровно в одиннадцать я была на месте. Меня встретила довольно высокая женщина лет сорока в таком же брючном костюме, как и у меня.

— Привет. Если не ошибаюсь, Марта? — спросила она.

— Да, — ответила я.

— Меня зовут Петра, и я возглавляю этот отдел. Сразу предлагаю перейти на «ты», весь этот политес внутри команды не по мне.

— Как скажите, — произнесла я и тут же поправилась, — скажешь.

— Думаю, мы сработаемся, — улыбнулась начальница.

Она подошла к одному из столов и села за него.

— Твой стол около окна, — подсказала она, включая свой планшет, — очень хорошее место. Я имею в виду сам вид.

Усевшись за стол, я спросила:

— В чем будет состоять моя работа?

— Принимать заказы у некоторых гостей Города.

— Надеюсь, это не сложней похода по магазинам?

Петра внимательно посмотрела на меня:

— Марта, ты не будешь принимать заказы на доставку товаров повседневного потребления. Ты не будешь принимать заказы на бронь в рестораны и прочую ерунду. Ты будешь принимать заказы на похороны. Вернее, сначала ты будешь выяснять, как клиент желает уйти в мир иной, затем контролировать ответственных за сценарий ухода и, разумеется, его осуществление.

На минуту мне показалось, что Петра шутит, но она говорила абсолютно серьезно. Такого я не ожидала. Откинувшись на спинку стула, я произнесла:

— Но я никогда не занималась похоронами.

— Многие не занимались, — сухо ответила Петра. — Но у тебя есть два варианта: помахать рукой Городу или тупо зарабатывать деньги. Выбирай. Сегодня есть два заказа. Поедешь со мной, и я покажу тебе, как в дальнейшем ты будешь работать.

— Что-то типа практики?

— Что-то типа…

Офис постепенно наполнялся сотрудниками. Пока Петра решала какие-то вопросы, я, включив планшет, решила ознакомиться с кое-какой информацией. Для начала я уточнила, где можно взять машину. Оказалось, что электромобилями пользуются лишь курьеры, развозящие заказы. Остальные работники передвигаются самостоятельно. Время от времени по улицам ездят мини автобусы и при наличии свободных мест на них можно добраться до нужного места.

Запросив информацию по нежилым уровням, я стала изучать их подразделения.

Наткнувшись на собственное подразделение «Заказов», я с удивлением узнала, что в нем работает около тысячи человек. Это были и менеджеры, и психологи, и врачи, и юристы, и модельеры, и специалисты по макияжу, и еще куча других специалистов. Погрузившись в информацию, я не сразу услышала, что меня зовет Петра. Когда же она тронула меня за плечо, я, вздрогнув, подскочила как ужаленная.

— Идем, — сказала Петра, — нас уже ждут. И запомни, когда ты поднимаешься на верхние уровни — ты идешь не веселиться, а работать.


Здание гостиницы, где нас ожидал клиент, располагалось на одной из улиц первого уровня. Отыскав нужный номер, Петра постучалась. Раздался щелчок и дверь открылась. Не успели мы переступить порог, как услышали мужской голос:

— Проходите в спальню!

Мы подошли к дверям спальни и Петра, открыв дверь, вошла первой. Шагнув следом за ней, я поморщилась — в затемненной комнате стоял удушливый смрад. Когда глаза привыкли к полумраку, я ужаснулась — повсюду валялись какие-то тряпки, бутылки и пустые коробки из-под еды. Посреди всего этого хлама стояла широченная кровать, на которой, прикрывшись грязной простыней, сидел обнаженный человек. Он был очень толстый, и его маленькая голова утопала в складках жира, растекшегося по кровати. Я даже не сразу сообразила, что делать дальше.

— Вы позволите зажечь свет? — мягко спросила Петра у мужчины.

— Нет! — истерично воскликнул он. — Достаточно света из гостиной!

— Но я не смогу в темноте заполнить необходимую информацию, — продолжала давить на него Петра.

— Значит, мы будем разговаривать с вами через порог! Идите в другую комнату и делайте там все, что хотите!

Мужчина тяжело задышал.

Мы с Петрой вышли из спальни, и присели на стулья. Петра, положив планшет на колени, включила запись разговора.

— Томаш, — обратилась она к мужчине. — Вас ведь так зовут? Во всяком случае, в заявке указано это имя. Томаш Морган.

— Да, — еле дыша, подтвердил мужчина. — Меня зовут Томаш.

И он закашлялся.

— Скажите, Томаш, почему вы решили уйти из жизни, и почему именно здесь — в Городе?

Мужчина глубоко вздохнул:

— Как вы думаете, сколько я вешу?

— Не имею ни малейшего представления.

— Триста пятьдесят килограмм.

— Вы пробовали обратиться за медицинской помощью?

Мужчина снова закашлял. Через пару минут он продолжил:

— Конечно. Но там — за чертой Города мне не смогли помочь. Я не мог справиться с пищевой зависимостью. Тогда моя невеста предложила обратиться к избранным. Всем известно, что их медицина сильнее, чем наша. Я провел здесь три месяца, но не только не похудел, но и поправился на сто десять килограмм. На мои жалобы никто не реагировал. Когда закончились деньги, меня переправили в этот номер. Я не могу двигаться и хожу под себя. Ко мне не приходят убираться. Невеста ушла от меня — ей надоело выносить из-под меня дерьмо. Я не могу, а главное — не хочу жить. Избранные предложили мне уйти из жизни так, как принято у них. К тому же они оплатят все расходы.

— Я поняла вас. Какой обряд вы хотите заказать?

Мужчина попробовал пошевелиться, но у него ничего не получилось.

— Я хочу перерезать себе вены в джакузи, в окружении молодых, обнаженных женщин. Хочу, чтобы они играли на небольших арфах, танцевали, пели, читали стихи. Хочу много шампанского. Пусть оно льется рекой.

— Вы хотели бы пригласить на это прощание родных?

— Нет. Они давно отказались от меня. Я хочу, чтобы после того, как меня кремируют, мой прах развеяли над океаном.

— Мы учтем ваши пожелания — сказала Петра.

— Скажите, когда все произойдет? — спросил мужчина, борясь с отдышкой.

— Достаточно быстро. Завтра к вам подъедет юрист, вы подпишите все необходимые документы, плюс дня два-три на подготовку…

— А можно быстрее? — умоляюще выдохнул Томаш.

— Мы постараемся. Всего хорошего.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 234