электронная
Бесплатно
печатная A5
310
16+
Избранное: О театре

Бесплатный фрагмент - Избранное: О театре

Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-2971-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 310
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Литературно-публицистический журнал «КЛАУЗУРА»
Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506, от 09.09.2011
Главный редактор — Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726—25—04
Адрес редакции: г. Москва, ул. Академика Королева, дом 28

В этом выпуске

Собраны статьи, рецензии и репортажи, посвященные современному театру, кино и немного телевидению


1.Елена Зевельт. «Великая тайна бельканто» (О новом оперном театре)

2.Дмитрий Лисин. «Ботаника». (спектакль американской труппы «Момикс»)

3.Сергей Калабухин. «Загадки Твин Пикса»

4.Вадим Виноградов. «РАСКОЛЪ»

5.Дмитрий Лисин. «Мамон». (ред. — К 60-летию Петра Мамонова, октябрь 2011 г.).

6.Игорь Каплан. «Вся жизнь — сериал»

7.Александр Фитц. «Российские немцы и кино. Советское…»

8.Современный традиционный Иранский театр

9.Татьяна Терещенко. «Театр и выборы»

10.Нина Турицына. «Несерьезные намерения» в РДТ (Республиканском Драмтеатре) Республики Башкортостан

11.Юлия Михайлина. «Работа на ТВ: мечта или реальность? История моей победы или как я искала себя»

12.Анатолий Казаков. «Прощание с Ангарой». (О фильме Сергея Мирошниченко «Река жизни»)

13.Вадим Виноградов. «ИДIОТЪ»

14.Анастасия Мариенгоф. «Реквием российскому кино» (рецензия на фильм Василия Сигарева «Жить»)

15.Евгений Чебалин. «Нет «ШУКШИНОВ», …ОБЗИРАТЕЛЬ! (Как это начиналось)

16.Дмитрий Плынов. «СИНЕМАНИЯ» поставила «ДОКТОРУ» диагноз. Репортаж-размышление

17.Анастасия Паршагина. «Танец как антропология»

18.Катя Чековска. Говорящие на «других языках». О спектаклях «Свадебка» и «Весна Священная» на музыку И. Стравинского в театре Балет Москва.

19.Валерий Бегунов. «Исповеди вблизи морского берега»

20.Борис Кунин. «И не сказка, и не быль…». (Ред. — Российский сериал в Германии)

21.Екатерина Асмус. «Мотор, хлопушка!»

22.Петр Куликов. «ИРМОС. ПЕРСОНАЛЬНОЕ НАЧАЛО». (По материалам Третьей международной лаборатории «Спас», проводившейся в апреле-мае 2013 г. Театральным художественно-исследовательским центром «Слово и голос» в г. Львов)

23.Александра Никитина. «Игры с другими детьми». Проект «Человеческие истории» — начинающие журналисты 6 — 11 классов знакомились с детьми-инвалидами.

Елена Зевельт. «Великая тайна бельканто» (О новом оперном театре)

Работай, как будто тебе не надо денег.

Люби, как будто тебе никто никогда не причинял боль.

Живи, как будто на земле рай!

Вопрос???

А как же тогда надо петь, чтобы своим голосом оставить незримый след на земле?

I. Школа Эверарди

Бельканто переводится с итальянского языка как прекрасное пение. Великим преподавателем бельканто в России стал в 19 веке бельгийский певец, баритон Камилл Эверарди, сумевший силой своего педагогического таланта и созданием уникальной школы бельканто поднять русское вокальное искусство на небывалую высоту. Эверарди наглядно показал всему музыкальному сообществу, какое важное значение в творчестве певца-вокалиста играет школа. Учеников маэстро, посвятивших себя педагогической деятельности, безусловно, уже нет в живых. Ушли из жизни и те, кому в сердце и в душу вложили бесценное знание и ученики учеников мастера. Но цепь времен не прервалась. Вокальный педагог Рода Зарецкая была ученицей профессора петербургской консерватории Бриан, которая будучи еще молодой девушкой, имела счастье пройти курс обучения у самого Эверарди. И свои знания, и опыт Рода Зарецкая сумела предать в свою очередь таким мастерам вокала как театра солист Кировского тенор Юрий Сабуров и заслуженный артист России солист Большого театра Алексей Касьяненко, да еще и многим другим, чьи голоса, как бриллианты сверкали на оперных сценах России. Например, Юрий Сабуров в свое время был приглашен в Кировский театр главным дирижером Юрием Темиркановым на ведущие партии и пел так Фауста так, что зрительный зал взрывался шквалом аплодисментов.

II. Рождение нового профессионального «Театра-студии оперных миниатюр имени Роды Зарецкой»

Алексей Касьяненко уже в наше время приступил к созданию своего музыкального театра — театра-студии имени Роды Зарецкой, отдавая дань памяти своей учительнице. Он поставил себе труднейшую задачу самостоятельно подготовить для этого центра вокалистов. И непросто вокалистов, а артистов, которые умеют играть и петь на сцене, в совершенстве владея высоким оперным искусством. И театр-студия был создан на базе клуба общественной организации «Санкт-Петербургский региональный центр XXI века по работе с детьми». Президент этой общественной организации Свобода Павловна Иванова-Залужская оказывала всяческую административную помощь и моральную поддержку Касьяненко в организации занятий, репетиций и выступлений вокалистов. За несколько лет существования театр дал множество благотворительных концертов во дворцах, клубах и молодежных центах Санкт-Петербурга. По решению Совета общественных организаций Москвы и Санкт-Петербурга Алексей Петрович Касьяненко, Свобода Павловна Иванова-Залужская и солист театра Дмитрий Каляка за плодотворную общественную деятельность были награждены общественной наградой орденом «Сердце Данко».

III. Проблемы и беды русского вокала

Ни для кого не является секретом, что, несмотря на свои громадные размеры и обилие разнообразных талантов у россиян наша страна сегодня наряду с нехваткой многих первостепенно важных вещей начала ощущать и некий «вокальный голод». Как однажды заметила испанская певческая дива Монсерат Кобалье — в мире стало мало ярких оперных певцов, а почему?

А потому, что нет хороших педагогов!

Начало утрачиваться само понятие русской школы вокала. И если у педагога все баритоны, хотя и хорошо поют, но все поют одним голосом — утрачивается само понятие таланта. Потому что талант — это в первую очередь индивидуальность тембра! Но самое страшное, что со временем у таких вокалистов садиться голос «на бронхиальные мышцы», «запирается» грудь и они начинают преодолевать свою тисетуру, певец вынужден форсировать голос — возникает «кач», голос становится рыхлым и неуправляемым. Так начинается процесс деградации певца. Это — неизбежное последствие неправильной школы педагога.

Очень часто, педагог изначально неправильно определяет голос певца — и, например, баритона ведут как бас, а меццо сопрано принимают за сопрано. В таких случаях начинается тремоляция голоса, то есть мышечное преодоление и голос начинает звучать как бы кусками и гаснуть. Педагог-вокалист должен и обязан «слышать» все мышцы, которые мешают пению, а также уметь ликвидировать все зажимы.

Продолжительность жизни певческого голоса у вокалиста зависит только от правильной школы. И это основа из основ.

IV. Успешное решение вокальных проблем учеников Касьяненко и первые шаги молодых вокалистов на оперной сцене

Рассмотрим певческие судьбы некоторых учеников маэстро.

Вот, например, Артем Эмирян, сменил уже несколько педагогов, и никто не сказал ему, что он вовсе не бас, а прекрасный баритон. А почему? Вероятно, с музыкальным слухом у его педагогов были проблемы! На одной из последних репетиций он так великолепно исполнил арию графа Орловского, что такому баритону могли бы позавидовать известные европейские исполнители. Просто в жизни молодого вокалиста наступил момент полного раскрытия его настоящего великолепного природного баритона.

Аня Плужнова занималась вокалом 10 лет, пока ей не вынесли приговор, что для оперы она не годиться. После нескольких лет занятий у Касьяненко у ее сопрано появились верхи, а на последнем концерте после исполнения «Застольной» Верди зал не отпускал ее в течение 20 минут. Сегодня она сама не может понять, где истоки чуда происшедшего с ней. А чудо заключено в школе Эверарди и педагогическом таланте Алексея Петровича.

Еще один показательный пример — певица Наталья Кривенок, окончившая музыкальное училище и консерваторию как сопрано. Ее ария из оперы «Царская невеста» на выпускном экзамене звучала ужасно, ей поставили тройку, зачеркнув все годы учебы, и практически выкинули молодую вокалистку из профессии. Наталье помог счастливый случай, который свел ее с Алексеем Петровичем, определившим ее голос как меццо-сопрано. Пять лет упорных занятий по его методике и Кривенок на конкурсе вокалистов в Италии заняла второе место, естественно, как меццо-сопрано. Сегодня Кривенок — одна лучших солисток Петербург-концерта и солистка «Театра-студии оперных миниатюр»

Как утверждает Касьяненко, 90 процентов педагогов очень плохо знают механику голоса (в это понятие входит много компонентов). Многие певцы, окончившие консерваторию, как профессиональный навык, получают некое «вокальное удобство». То есть голос певца имеет верхи и низы и с музыкальными и тембральными составляющими у него все замечательно, но главное, вокалист не должен каждую минуту думать в какое место он должен вставить ту или иную ноту, потому, что процесс пения — это процесс радости, красоты и очарования. Пение — процесс естественный и свободный. Пение должно приносить удовольствие певцу. И это одна из главных заповедей всех учеников Косьяненко.

V. Немного из истории вокала

Маэстро Бара, величайший преподаватель вокала из театра ля Скала, у которого в 70—80 годы проходили стажировку очень многие советские оперные певцы: Атлантов, Соловьяненко, Магомаев и многие другие, говорил, что дыхание — это все, что превращено в звук. Но здесь необходимо обратить внимание на следующее…

То, что вокалисты называют «звучкизмом» и то, что иногда требуют от своих учеников некоторые педагоги, на самом деле является их грубейшей ошибкой! Часто вокальные педагоги делят своих учеников на музыкальных и немузыкальных, что в корне неверно. Таких учеников не существует — есть плохие педагоги! Музыкальность у певца возникает только тогда, когда у него появляется возможность реализовать свой голос и ему ничего не мешает петь. Вот именно тогда голос певца раскрывается как цветок под лучами солнца. И здесь начинается работа педагога над фразировкой, словами и свободой исполнения вокалиста.

И вот еще что хочется сказать несколько слов о таком техническом приеме как «горячая картошечка во рту или яблочко во рту». Этот прием дает раздвижение небной занавески, происходит процесс поднятия неба, раскрытие гортани, но при этом, там же на небе «остается слово, которое уже вытащить оттуда невозможно», и голос в результате «садиться на грудь» и начинается весь вышеописанный процесс. Технический прием «картошечки и яблочка» — процесс физиологический, а не естественный. У певца существует головной резонатор, грудной резонатор и затылочный резонатор. И слово надо выводить из резонаторов, из гортани и всех мышц щечных, носовых, гортанных. Когда певец поет, то создается объем голоса и этот объем должен быть естественным. Школа Роды Зарецкой — это школа Эверарди, это школа правильного естественного дыхания при пении. Вытаскивание слова при естественном дыхании и есть, пользуясь терминологией Роды Зарецкой — начать петь «с чубика!» … Это выражение неоднократно можно услышать на уроках Касьяненко.

VI. Дмитрий Каляка — любимый ученик маэстро

Любимый ученик Алексея Касьяненко — Дмитрий Каляка родился 1979 году на Украине. И как утверждал великий Эверарди — люди, рожденные в теплой Италии или на Украине наиболее склонны к пению. В семье Димы никогда не было не только профессиональных певцов или музыкантов, но и кого-либо с начальным музыкальным образованием. Может быть поэтому, он и поступил в Медицинский университет имени Павлова, страстно желая стать нейрохирургом. Но он пел дома для родных и близких, на студенческих вечеринках, и только, перешагнув 20-летний рубеж, стал серьезно воспринимать советы окружающих и задумываться серьезно над вопросом: «А не пора бы заняться пением профессионально»? Но созрел он для такого серьезного шага только к моменту вручения диплома врача и, получив его — решился на прослушивание в музыкальном училище при консерватории, робея и боясь услышать от профессионалов приговор его вокальным способностям. Да и в 23 года начинать новое дело с нуля было страшновато. Будучи большим поклонником Муслима Магомаева, Каляка был хорошо знаком с его репертуаром, и свой голос привык считать баритоном, и поэтому пел, подражая своему кумиру. И был удивлен результатом прослушивания, что он — тенор и даже очень неплохой, и что ему надо начинать заниматься вокалом. Но надо было работать, зарабатывая себе на жизнь и на уроки вокала.

Поэтому пришлось сразу отвергнуть предложение о четырехлетнем обучении в училище, и с 5-летним продолжением в консерватории. И начались поиски вокального педагога! Чтобы у Дмитрия была возможность оплачивать эти уроки, он сначала работал врачом, а позже, прекрасно владея английским языком, устроился на работу в Гранд-отель Европа, расставаясь навсегда с медицинской специальностью.

Не будем называть фамилии звезд, у которых Каляка учился петь — пусть этот печальный период в жизни молодого тенора останется темным пятном на их совести, тем более среди них сегодня есть некоторые, уже покойные.

После года занятий с первым педагогом, прекрасным человеком и звездным певцом Малого оперного, Дмитрий понял, что как педагог, он, увы, никакой. Потом его учила оперная дива-сопрано, из того же театра. После двух с половиной лет обучения у нее и посещения мастер-классов оперных звезд (обоих полов) Санкт-Петербурга и других городов России — от его природного красивого голоса остались «одни воспоминания»!

Но жить без оперного пения Дмитрий уже не мог, хотя хорошо понимал, что с таким голосом оперная сцена ему «не светит». И он долго тешил себя мыслью, что все не так страшно, и через 2—3 года все образуется. Но после провала в конкурсе у Елены Образцовой и мнения одной из членов жюри, венгерской оперной дивы Эвы Мартон, что для оперы он не годится и ему надо бросать пение — он бы в смятении и даже на несколько месяцев прекратил занятие вокалом. Но Дмитрий не сломался под грузом разочарований и неудач, и продолжил поиски «своего» педагога, который смог бы его вылечить (в вокальном смысле этого слова). И полтора года назад концертмейстер театра музыкальной комедии посоветовала Дмитрию обратиться к тенору Алексею Петровичу Касьяненко, который, по ее словам, мог исправить «любой вокальный дефект». Правда, предупредив Диму о непростом характере маэстро, о его крутом нраве и о бескомпромиссности в вопросах вокала. И уже первый урок, сумел сломать и полностью уничтожить все сомнения в душе молодого тенора и весь его годами накопленный в душе скептицизм, Дима понял — Касьяненко передавал ученикам выдающуюся вокальную школу своих великих предшественников — Роды Львовны Зарецкой и Эверарди.

На сегодняшний день все благоприобретенные проблемы в голосе Дмитрия ушли в небытие. И Каляка уже избавлен от дефектов, навязанных ему предыдущими педагогами. Голос звучит замечательно на всем протяжение диапазона, с особенно прекрасно звучащими верхами.

В ноябре 2009 года на концерте, посвященном памяти Арно Бабаджаняна зал был просто загипнотизирован голосом молодого тенора Каляки, исполняющего неаполитанские песни. Песни, которые так вдохновенно пел его кумир, Муслим Магомаев.

Буря аплодисментов молодому тенору и сияющий блеск сотен глаз зрителей, среди которых было невозможно увидеть ни одного равнодушного лица — это лучшая награда для педагога, воспитавшего певца, раскрывшего его голос и талант зрителям.

VII. Какие существуют пути создания современного оперного театра?

Каковы же пути создания современного оперного театра?

Главное необходимо создать репертуар. И при этом необходимо сосредоточить свое творческое внимание на красоте и полётности голосов вокалистов, а не придумывать авангардные режиссерские находки при постановке опер 17—19 веков: типа, одевать артистов в белогвардейские шинели и ставить на стол банки с солеными огурцами тем самым, превращая в искусстве все святое и сокровенное в обыденное…

Касьяненко, как режиссер, оперный певец и художественный руководитель театра, делает ставку на другое — все вокалисты его театра поют молодыми красивыми голосами, в которых есть и оркестровость, и театральность, и полетность. Их слова в пение ярки и доступны всем…

А что касается голосовых диапазонов, то это вещи, безусловно, само собой разумеющиеся для любых оперных певцов…

Кроме того, что не менее важно для оперного театра, чтобы все вокалисты труппы умеют петь арии на любом иностранном языке.

Сегодня в театре 10 вокалистов, из них пятеро ведущие солисты. Это Дмитрий Каляка — тенор, Артем Эмирян — баритон, Анна Плужнова — сопрано, Наталья Кривенок — меццо-сопрано и Полина Мильченко — сопрано.

После нескольких лет занятий вокалом по уникальной методике Касьяненко они все обрели новые певческие голоса, словно судьба, что бывает в жизни чрезвычайно редко, дала им шанс начать вторую жизнь в оперном искусстве. И в этих голосовых волшебных метаморфозах главная заслуга, безусловно, принадлежит их педагогу.

VIII. Что же такое театр-студия оперных миниатюр?

Это абсолютно новый вид оперного искусства! Такого нет не только в России, но и за границей. Во всех произведениях строго соблюден стиль времени и эпохи, заложенный в музыку самим композитором. Композитор в клавире все уже рассказал, и спеть надо только так — как написано у композитора. И еще, певец должен иметь «стоячие ноты». Что это значит? Часто в клавирах у композиторов над некоторыми нотами, чаще всего над высокими, стоит знак ферматы. Это значит, что певец должен взять эту ноту и «стоять на ней» — чего в реальной певческой жизни сегодня встретить сложно — оперные певцы бояться высоких нот. Это результат плохой работы их педагогов. У ведущих солистов театра-студии стоячие ноты есть, для них брать высокие ноты — это также просто и естественно, как и сам процесс пения, приносящий радость и удовольствие. Оркестра в зале нет — а есть чередование фонограммы оперной музыки и музыкального сопровождения фортепьяно. Вы в опере, но внимание зала приковано только к исполнителю. Музыкой создается некая картина, а певец своим голосом украшает эту картину! Певец своим вокальным талантом начинает втягивать в этот водоворот высокого искусства весь зрительный зал. И зал взрывается шквалом аплодисментов, потому что музыка и голос певца начинают проникать не только в уши, но и в сердца и души зрителей! И если искусство не вызывает восторга и удивления у зрителей, то им и заниматься не стоит! Характер Касьяненко, как педагога — сложен и очень требователен, то здесь следует заметить, что великий Эверарди был также очень непрост и принципиален, если вопрос касался бельканто, он требовал от своих учеников полного подчинения и доверия своим указаниям, его авторитет бы непререкаем. А МОЖЕТ БЫТЬ В ЭТОМ, И ЗАКЛЮЧЕНА ВЕЛИКАЯ ТАЙНА БЕЛЬКАНТО!

Июль 2011 г.

Дмитрий Лисин. «Ботаника». (спектакль американской труппы «Момикс»)

«Ботаника», спектакль американской труппы «Момикс», под управлением Мозеса Пендлтона, вызвал восторг публики и скепсис журналистов. Если на Чеховском фестивале аншлаг, значит, показали то, что нравится даже эстетствующим критикессам, брезгливо пожимающими плечиком после первого действия «Ботаники». Ещё бы не нравилось, ведь там цветочная феерия, антидарвинистское превращение форм. Там — попытка сделать наглядным метаморфоз, не смотря на психологический театр, но делая шоу — кабаре. И — удалось в заявленном формате сорвать аплодисменты. И критикессы остались на второе действие, и мои глаза питались цветом, и… Эротика ботаники, как и было сказано Блоком: «И перья страуса склоненные в моем качаются мозгу, и очи синие бездонные цветут на дальнем берегу».

Сцена из спектакля. Фото предоставлено автором статьи

Мозес Пендлтон родился и вырос в Северном Вермонте, на ярмарке графства Каледония выставлял коров. Так с тех пор и пошло — он берётся за любую работу, превращает её в балаган, цирк, цветомузыку и главное — вносит в сценические образы бесконечную фантазию. Настоящая фантазия именно такая, бесконечная, её невозможно замкнуть и спрятать раз и навсегда. Рано или поздно фантазия приносит мировую известность, так что труппа MOMIX, придуманная Пендлтоном в 1981 году, известна во всём мире, да и к нам приезжала, раз пять за пятнадцать лет. Человек с фантазией всегда интересен другим деятелям искусства, размах творчества Мозеса Пендлтона впечатляет. Он ставил «Тутугури» по произведениям Антонена Арто на сцене Немецкой Оперы, создавал пластику образа Юродивого в опере «Хованщина», в постановке Юрия Любимова в театре «Ла Скала», создавал программу «Аэрос» для сборной Румынии по спортивной гимнастике, для церемонии закрытия зимних Олимпийских игр в Лейк-Плесиде, ставил видеоклипы для Принца и Джулиан Леннон, много работал в кино и на телевидении. Труппе MOMIX удаются пластические этюды, иллюстрации метаморфических идей Пендлтона. Они — пять девушек и пять юношей, хорошо представляют собственную эротичность и доносят это представление до зрителей. Донести безбрежный эротикон без ущерба для понимания позволяет идеально выверенный свет, который в «Ботанике» особенно важен. Проекция розы на экран, в супер HD качестве, намертво привязывает глаз — но работа со светом, подсветка тел актёров всё — таки сильнее действует. MOMIX это не IMAX.

После «Ботаники» на Чеховском все девушки превращаются в цветы, страшно ходить по раскалённому городу, ведь он наполнен голоногими цветами. Огромные хризантемы, пеоны и гвоздики олицетворяют человеческие тела. Растительный метаморфоз спектакля не выстраивается в последовательную сюжетную форму, но зачем оно надо? Ведь благодарный московский зритель хлопает безудержно после каждого этюда. На подоконниках зрительниц ещё и не такие цветы обитают, но не хватает в жизни городской смелых превращений. Метаморфизируют актёры с размахом теорий Гёте. Огромные прозрачные, белотканные пестики вырастают из колыхания покрывшей сцену материи, тычинки превращаются в девушек, одна из которых, на пару со спящим Адамом, вдруг исполняет неизбежное библейское творение — ведь пока адамы спят, евы всегда проглатываются, поглощаются скелетом бронтозавра, чтобы наделить плотскими смертоносными костями финальную стадию космического метаморфоза цветов. Самое интересное было то, что додумано Пендлтоном поверх, из — под книги Бытия. Адам блаженно спал себе на свинцовом камне, а Ева была нераздельна от багрового лишайника, но пришло время стать Еве (Жизни) смертным ребром и ожили камни — лишайники, вцепились намертво в выдирающих себя из допотопной природы человеков. Конечно, это лишь одна десятиминутная сцена, но Гёте бы позавидовал, ведь в конце мелькнул сильный образ недоморфоза, недомутации: если Ева какая не встроится в кости, дарованные бронтозавром — кощеем, останется с живым растительным духом, то не видать ей освобожденья в перспективе истории. Она будет страшно содрогаться в вечных конвульсиях, в вечных объятиях вцепившегося мёртвой хваткой бордового царя мхов и камней.

Вполне может быть, что создатели «Ботаники» не думали, ни о библейском метаморфозе, ни о кощее бессмертном, ни о катастрофе вочеловечевания во впечатлившей меня сцене, но — благое дело, фантазия режиссёра разрешает каждому дать себе своё, отдельное, своеобразное объяснение танцев. Всё — таки танцев? Это такие же танцы, что мы видели на Чеховском у Матюрена Боулза в «Смоле и перьях» и «Неподвижных пассажирах» Филиппа Жанти, — если сравнивать не по технике и способе движений, они совершенно разные, — но по склонности выразить смысл через свет, музыку, сценографию и владение телом, обойдясь без слов. Жанти использовал кукол, у Боулза настоящие акробаты превращали подкидную доску в летучего голландца, бесприютный корабль Земли, а в «Ботанике» этюды «покажи мне страуса» дошли до стадии череды ярких световых шоу, вспышек танцев с предметами, символизирующими связь с миром мифа и природы. Действительно, это даже детям можно смотреть — универсальное вожделение пчёл — мужчин к девочкам — цветам, под попсовую, но позитивную world — музыку. Заключительный танец с оранжевыми змеями — тычинками — языками — усами — антеннами затронул, зрительно, очень простые и древние ощущения, каковые почти не поддаются схватыванию рассудком, хотя бы и эстетствующим. Когда пышный подол женского платья логически и зрительно выводится из скручивания, сверху вниз, огромного алого цветка, то сам рассудок холодно отстраняется, остраняется, сторонится странной тайны допотопной, добытийной жизни человеков — цветов, человеков — насекомых. Но то, чего чурается рассудок, жаждут глаза — не оторвать глаз от удвоенных зеркалом паукообразных форм танцующей лёжа — на — зеркале, в луче света. Не оторваться от танцующих в темноте, светящихся рук и ног, не отрешиться от мысли — хищные формы человека, хоть и красивы остатками растениевидности, но вожделенье правит ими, цветами ж правит света мир.

Август 2011 г.

Сергей Калабухин. «Загадки Твин Пикса»

Знаменитому культовому сериалу «Твин Пикс» исполнилось двадцать лет. Помню, какое ошеломляющее впечатление этот фильм произвёл на меня тогда, в начале девяностых. Ныне, когда я заново пересмотрел оба сезона сразу, «Твин Пикс» меня сильно разочаровал. Откуда-то выплыло множество нестыковок, оборванных сюжетных линий, откровенных «роялей в кустах» и явных противоречий. Мутным остался образ Джоди Паккард. Не ясен смысл интриги вокруг лесопилки. Смешна «ужасная китайская мафия», которую не боится никто, кроме её представителя в Твин Пикс, той самой Джоди Паккард. И ещё более нелепа «наркомафия», килограммы кокаина которой, видимо, потребляла одна только Лора Палмер.

Специального агента ФБР Дейла Купера совершенно не интересуют ни китайцы, ни наркотрафик. Собственно, этого знаменитого спецагента в начале фильма вообще ничего не интересует, кроме жратвы. Он ходит с застывшей, как у робота, физиономией и постоянно наговаривает в диктофон для своей секретарши Дайаны совершенно лишние для его расследования подробности о том, где, когда и что он съел, какие при этом испытал ощущения и сколько заплатил за удовольствие.

Но больше всего меня поразило то, что основной вопрос фильма, вокруг которого крутится весь сюжет первого сезона и немалая часть второго, оказывается, так и остался без ответа: специальный агент ФБР Дейл Купер не нашёл убийцу Лоры Палмер! Нет, нам, конечно, показали бурное раскаяние отца Лоры — Лиланда Палмера. Все дружно решили: вот настоящий убийца! И успокоились. В том числе и специальный агент Дейл Купер.

Он вообще очень странный, этот Дейл Купер. В Твин Пикс практически нет людей без явных или скрытых странностей, но приезжий специальный агент ФБР перещеголял в этом смысле их всех. Это, ведь, Купер ввёл в расследование убийства Лоры Палмер мистику. Спецагент вместо поиска улик и свидетелей бросает камешки в бутылку, дабы угадать имя человека, причастного к смерти Лоры. Он регулярно видит вещие сны, его периодически посещают видения и т. п. Практически вся присутствующая в фильме мистика крутится вокруг специального агента ФБР Дейла Купера.

Разумеется, все подсказки потусторонних сил ни в малейшей степени не помогают расследованию. Да и с какой стати злые духи, обитатели «Чёрного вигвама», будут кому-либо помогать? Вот и Дейл Купер либо не понимает подсказок, либо немедленно забывает их. Когда же спецагент действует в полной уверенности, что понял «видение» правильно, то немедленно делает ошибочный ход, как это, например, произошло с обвинением и арестом Бена Хорна.

Авторы фильма изначально поставили специального агента ФБР Дейла Купера выше местных полицейских и по уму, и по опыту. Шериф Гарри Трумэн, полицейские и все жители городка Твин Пикс безоговорочно признают его интеллектуальное превосходство и правоту всех его указаний и действий, даже если те и вызывают у них явное недоумение. Даже майор Бригз всячески старается помочь Куперу, нарушая при этом инструкции своей секретной службы. И при всём при этом высокоумный специальный агент либо не делает того, что должен делать, либо делает ошибочные шаги. И поэтому расследование он заканчивает именно тогда и убийцу ловит именно того, когда и на кого ему прямо и недвусмысленно указывают «потусторонние силы». И почему же в таком случае мы должны верить, что Лору Палмер убил её отец? Ведь этому нет никаких доказательств!

— Нужны улики, — прямо говорит спецагенту Дейлу Куперу шериф Гарри Трумэн, не верящий, как и все полицейские Твин Пикс, в существование злого духа по имени Боб.

— А как насчёт признания? — отвечает шерифу специальный агент ФБР.

И, разумеется, немедленно получает столь необходимое ему признание в убийстве от Лиланда Палмера, находящегося под властью злого духа Боба. У ФБР есть образец крови убийцы, но Купер даже не делает попыток проверить кровь Лиланда Палмера! Он ограничивается безапелляционным утверждением, что раз кровь Бена Хорна не совпала с образцом крови убийцы, а Лиланд сам признался, то и делу конец. Убийца — Лиланд Палмер! Вот и все доказательства, которым мы обязаны верить. А должны ли?

Лиланд Палмер перед смертью находится явно не в своём уме. Когда злой дух Боб у нас на глазах руками Лиланда убивает Мэдди Фергюсон, тот в краткие моменты «просветления» явно принимает умирающую племянницу за дочь и постоянно называет её Лорой! Ведь Лора и Мэдди похожи, как две капли воды. Так что, когда Лиланд умирает в камере на руках шерифа Гарри Трумэна и спецагента ФБР Дейла Купера, невозможно точно сказать, в убийстве какой из двух девушек он кается. Тем более, что Палмер ни словом не упоминает о бедной Мэдди! И он ли кается? И кается ли? Что если это Боб продолжает говорить его устами, давая спецагенту Куперу то «признание», которого тот столь жаждет? С какой стати неуловимый злой дух Боб столь разоткровенничался?

Кроме того, мы практически точно знаем, когда Боб завладел телом Лиланда Палмера. Это было уже после убийства Лоры! Именно тогда несчастный отец, постоянно обливающийся слезами о погибшей дочери, вдруг резко меняется и внешне, и внутренне. Он полностью поседел, стал весел и доволен жизнью. Его больше совершенно не волновали смерть Лоры и болезнь жены, смешили попытки агента Купера найти убийцу. Если настоящий Лиланд, узнав об аресте наркоторговца Жака Рено, пошёл и убил, как он думал, предполагаемого убийцу своей дочери, то Лиланд во власти Боба весело смеётся и танцует, узнав об аресте Бена Хорна. В краткий миг избавления от Боба, перед самой своей смертью, Лиланд становится самим собой и снова горько оплакивает свою дочь. Только свою Лору! А как же ранее убитая девушка и Мэдди Фергюсон? Об их смерти настоящему Лиланду неизвестно! Обо всех своих жертвах известно только Бобу. Кроме того, все всегда видели Боба в образе мерзкого длинноволосого тощего старика в джинсовой куртке. Точно так же обрисовала убийцу Лоры её подруга — свидетельница убийства. Уж она бы наверняка опознала Лиланда, если б это он убил свою дочь. А в камере Лиланд остаётся Лиландом! Боб — дух. Он вселяется в чужое тело, но не изменяет его внешне. В сове он — сова, в Лиланде — Лиланд. Значит, настоящий убийца Лоры Палмер — тощий длинноволосый старик! Именно его видела подруга Лоры. Мелькание образов во время убийства Мэдди Фергюсон — просто приём, призванный показать нам, кто на самом деле убивает несчастную девушку. Тому же служат и отражения в зеркале захваченных Бобом тел. Отражение отражением, но сами-то люди, как мы видим, остаются внешне такими же, как и были. И тут мы вновь должны вспомнить портрет старика, а не Лиланда, опознанный в качестве убийцы уцелевшей свидетельницей смерти Лоры Палмер!

Исходя из вышесказанного, я уверен, что специальный агент ФБР Дейл Купер так и не нашёл настоящего убийцу Лоры Палмер. Конечно, нет сомнений, что вдохновителем и исполнителем убийства был бесплотный злой дух Боб. Но вот в чьём теле, чьими руками он это сделал, так и осталось неизвестно. Слёзы Лиланда — не доказательство, как и его признание. Он точно также оплакивал бы свою дочь, кто бы её ни убил. А признание, как я сказал ранее, ничего не стоит, т.к. сделано под воздействием злого духа. И я не знаю, что это было двадцать лет назад:

— намеренный обман зрителей Дэвидом Линчем, изначально не желавшим раскрытия личности убийцы;

— дурость высокоумного специального агента ФБР Дейла Купера, кстати, тоже, в конце концов, плохо кончившего,

— или обычное головотяпство режиссёров и сценаристов, часто забывающих в конце сериалов, с чего те начинались?

Но, как я уже сказал ранее, это хоть и главная, но отнюдь не единственная загадка сериала «Твин Пикс». Тем не менее, фильм и ныне смотрится с большим интересом и удовольствием.

Сентябрь 2011 г.

Вадим Виноградов. «Расколъ»

Юный Петр прошагал со своим войском в ХVIII век, появились слова «конец фильма», и душу объяла печаль от расставания со ставшими близкими людьми, которые 10 дней делились с нами своим сокровенным, раскрывали нам свои метящиеся, страждущие, иные до крайности жестокие, но всё ещё красивые христианские души, ещё не впустившие в себя всепоглощающего лукавства ХХI века, когда почти уже окончательно охладела любовь, началом охлаждения которой и был тот самый раскол 17-го века, вбросивший в русскую жизнь вроде бы незначительное и малое лукавство — двуперстие дома, а при людно трёх, о чём и поведал нам фильм «Раскол».

Но только несколько секунд продолжалась эта светлая печаль от расставания с героями талантливейших мастеров кинематографа, Николая Николаевича Досталя и Михаила Николаевича Кураева. Сразу же после слов «Конец фильма» канал Культура врубил продолжение обсуждения фильма, начатое ещё после 8-ой серии, создав, таким образом, 21-ю серию, целью которой было сделать всё, чтобы картину о современности, сделанную на материале ХVII века, зритель бы воспринимал исключительно, как историческую, да, притом, во многом несоответствующую исторической правде. Но серия-то эта 21-я, обсуждение фильма, и показала, что фильм «Раскол», сделанный на историческом материале, помогает раскрытию духа нашего времени, пожалуй, лучше, чем сам показ нашего времени, ибо всё познаётся в сравнении.

За столом в студии сидели видно, что образованные и воспитанные люди. Но когда они говорили, невольно возникал чеховский образ Ревунова-Караулова. Милого, доброго, душевного капитана первого ранга, способного говорить только о своих бомбрамселях, фалах и шкотах, за что незаслуженно и получил характеристику: — Они хочут свою учёность показать! Но Ревунов-то-Караулов, как раз не имел никакого намерения преподносить себя. А вот у мудрых мужей, пришедших на обсуждение фильма, желание показать свою учёность было очевидным. Перед ними сидел режиссёр, только что завершивший титанический 4-летний труд, человек, совершивший подвиг — в век спецэффектов и компьютерного обмана не побоявшийся раскрыть глубину человеческих душ методами классического кинематографа.

Но ничего этого не увидели Ревуновы-Карауловы и занимались только показом своей учености. Новые русские образы, только что увиденные в фильме, — их не волновали. Они пришли обсуждать фильм, а стали обсуждать ХVII век, о котором имели свое суждение. И потому для одного из них важным было «непопадание в Алексея Михайловича». Другой тянул на себя одеяло и требовал, чтобы ему объяснили, почему это Янукович Польшу назвал другом Украины, а Россию только партнёром. Третий, оцеживая комара, заметил, что однажды кто-то вошел в комнату и не перекрестился, и что у одного инока подрясник оказался не подпоясанным… Словом, о чём фильм сим мудрым мужам так и не открылось. И то, что представители так называемой, нашей интеллигенции так и не приметили слона, что они не поняли, о чем фильм «Раскол», показало, как плохое Бог обращает в хорошее. Благодаря приглашенным и стало ясно, что фильм «Раскол» стал индикатором падшей нашей жизни.

А фильм «Раскол» не о действиях и характерах людей ХVII века, что обсуждали наши мудрецы. Он о некогда бывшей русской душе, хранившей ещё дух Святой Руси. О душах того времени, когда постоянно памятовали о своем Спасении, имели абсолютную веру в Царство Небесное. Когда даже палач, поджигая на костре осужденных, молился об упокоении их душ. Когда Царь или воевода, принимая решение о жестокой каре, соотносил это свое действо с возможной карой своей души на Страшном Суде.

Почему же дела Веры, необыкновенно полно отраженные в фильме, не нашли отзвука у наших мудрецов, обсуждавших фильм и 8-го и 16-го сентября? А ведь, мудрецами этими в те дни были ни какие-то там откровенные атеисты. Один из них, например, заведует кафедрой в Московской Духовной Академии. Другой — руководитель Патриаршего отдела и, вовсе, священник. Третий — доктор исторических наук. Почему же не поняли эти передовые люди нашего времени, о чем фильм «Раскол»?

10 дней с экрана ТВ к нам от верующих русских людей ХVII века, постоянно повторяясь, летело главное их исповедание: — Христос посреди нас! — с крепким восклицательным знаком. А за ним следовало подтверждение, такое же твёрдое и ясное: — Есть и будет!

А вся атмосфера обсуждения фильма невидимо и неслышно, но явно, постоянно повторяла: — Зачем это Он будет нам мешать? Мы и без Него знаем, что такое ХVII век.

— Христос посреди нас? — этот вопрос из тумана бомов, брамсов, фалов и шкотов наших говорунов, как дамоклов меч, невидимый и неслышимый, но очень явный, нависал над столом Ревуновых-Карауловых.

— Не хватает ещё, чтобы Он пришел нам мешать! — был сокрушительный ответ.

Возлившись друг на друга в ХVII веке русские люди постепенно Христа стали забывать. Уже Петр вывел русского человека из ограды Церкви. И вот, ХХI век! Ещё великий сербский святитель Николай спрашивал интеллигенцию: — Кто васъ такъ прельстилъ, что оттеснили вы Христа в конецъ стола?

Или, как говорил протоиерей Всеволод Шпиллер: Подвергает опасности долг для всех нас обязательного свидетельства о Христе. Вот, и мудрецы, приглашенные обсудить фильм о Вере в Христа, Христа ни 8-го, ни 16-го сентября даже не вспомнили.

В эти же дни, когда на телевизионном экране показывали фильм «Раскол», в Венеции известнейший наш кинорежиссёр Александр Сокуров за свой новый фильм «Фауст» получал «Золотого льва». Репортёры всех стран с видеокамерами и микрофонами облепили Александра Николаича с нетерпением ожидая, что он с «Золотым львом» в руках произнесёт. И Александр Николаич, без пяти минут, возможно, и оскароносец, на весь мiр изрекъ:

— Никакого диавола… нет! Только человек! Всё зависит только от человека!

Так элитнейшая звезда нынешней культуры совершила очередной донос на свою братию — интеллигенцию. Очередной потому, что признание своего безбожия «русские» интеллигенты не очень-то уж и скрывают.

Вот, любимейший наш учёный, милейший Сергей Петрович Капица, который через телевизионный экран уже десятки лет входит в наш дом, как самый дорогой гость, будучи искренним человеком, свидетельствует:

— Наука — это некий круг, и задача учёных его расширять.

Корреспондент с восторгом прибавляет:

— А в центре этого круга Бог?

— Человек, — поправляет его Сергей Петрович. И увидев в глазах корреспондента недоумение, добавляет:

— Если вы о моих религиозных взглядах, то я русский православный атеист.

Бедные наши православные атеисты, сидящие сегодня на всех телевизионных седалищах, своими ухищрениями, заботой, якобы о России, прельщающие остаток нашего верующего народа, пытаясь обратить его в свою веру, в веру в… человека, возможно, и не ведают, что всем своим страстным подвигом служат они… преисподней.

И народ наш сегодня расколот! Не пристрастием к тем или иным партиям: я за Путина, а я за Жириновского, а я за Зюганова… Нет! Главный раскол нашего народа состоит в том, что абсолютное большинство его верят в человека. И только его Малое русское Христово стадо остаётся верным Христу. И Бог — со своим Малым стадом. Что же будет с теми, у которых в центре… человек?

Сентябрь 2011 г.

Дмитрий Лисин. «Мамон». (ред. — К 60-летию Петра Мамонова, октябрь 2011 г.).

По случаю своего шестидесятилетия Пётр Мамонов начал серию выступлений, в ЦДХ был показан документальный фильм «Мамон» Сергея Лобана, а Пётр Николаевич два часа отвечал на вопросы зрителей. На выступлении побывал наш собкор Дмитрий Лисин.

Пётр Мамонов. Фото автора Дмитрия Лисина

Конечно, жаль, что в других городах Мамонов даст концерты, а в ЦДХ был фильм и стандартная встреча с зрителями. «Как легко представить зиму, если холод внутри» — начинается первая песня «Блюз одиноких отцов» на новом двойном диске Петра Мамонова. Все песни под три струны, предельный минимализм. Произведение приурочено к широкой серии выступлений Петра Николаевича в городах и весях, состоит из DVD («Мамон + Лобан») и CD («Одно и тоже») дисков. Выступления эти непростые, потому что, кроме фильма Сергея Лобана «Мамон», смонтированного из речей и прогулок 2007—2008 года, Мамонов выходит к людям и отвечает на любые вопросы. Всё ж таки ему шестьдесят стукнуло. Зритель, естественно, кричит — Петя отец родной! — и требует «звуков МУ», то есть песен. Но Пётр Николаевич холоден, любой вопрос сводит к Добротолюбию и проповедует смирение и покаяние. Постепенно «отец родной» разогревается, пропевает несколько своих минималистических стихов, вспоминает Джеймса Брауна и фанк пятидесятых, зритель кричит — Петя спой! Где гитара?

Константин Леонтьев в 80-х годах 19 века говорил, что христианство на Руси ещё не проповедовано. Пётр Мамонов, хотя и не священник, проповедует. Теперь уже нечего скрывать, он как на ладони, эту ладонь он называет Божьей. В фильме он открывает свою муку и упоение жизнью, показывает, бродя по Москве, памятные места своей буйной юности.

Если смешать речи пустынника Мамона из док-фильма и выступления в ЦДХ, получится вот такое:

Здесь рюмочная открывалась в семь утра, а здесь я падал, у фонтана на Пушкинской, меня оттаскивали в кусты ребята. Мы вот тут сидели на бордюре у Пушкина, центровые, все дела, главные всегда мы двое, Солнце и Мамон, но один раз меня сделали. Выходит, чувак из Пушкинской в пальто, опля — достал свою причёску из-под воротника, а она до пояса! Мы отпали, у нас ведь до плеч было, сто раз менты и комсомольцы догоняли и стригли, а тут человек вышел — и до пояса. Я-то как ходил? Белое полотенце вместо шарфа, штанишки белые из простыни и кожан сверху, а очки на цепочке от бачка унитазного. Народ просыпался, увидев меня. Но всегда есть кто-то лучше нас. Знаете, что такое пятнадцать суток? Стоишь у котла, месишь вонючие кожи в кожевенном цеху, а сзади мент с дубинкой, хрясь по голове! Вот на этом углу всегда была «столичная» с белой этикеткой, по три ноль семь, представляете? Первый стакан примешь, эх! Кайф неимоверный, потом ад начинается. Как бросить пить? Тяжеленько это, но есть техника — наливайте полный стакан, но не сразу пейте, подумайте минут десять о последствиях, это дело! Меньше на треть выпьете, для начала. С себя надо начинать, никому не навязывайтесь. Когда меня спросил парень один, ну и чего они всё говорят — казанская, казанская? Я в ответ только одно слово — икона, и всё. Не навязывайтесь. В церкви кайф и немота, на бабок церковных суетливых не надо злиться, надо о главном, о покаянии. Всё с семьи идёт. Она его не считает мужчиной, бабушка говорит внучке — не слушай мамку. Меня в детстве звали Мамон — чугунная башка, с разбегу разбивал лбом дверцу шкафчика. На Большом Каретном два человека жили, я и Высоцкий, неспроста это. Цоя, Шевчука и Васю Шумова нежно люблю, оценки творчества не даю, я не оценщик. Любите людей, хотя бы как самих себя, большего не требуется, большее не по силам, но любите себя, для начала. Наше дело — прорваться в вечность, просочиться в благодать, это битва и война с самим собой. Другой цели в нашей жизни нет. Никогда я праведником не был и не буду, только стараюсь быть нормальным человеком. Серафим Саровский про себя говорил, что самый большой грешник он, куда уж нам-то? Сверлить двадцать пять дырок под зубы? Никогда, вы только вслушайтесь в это отвратное слово — имплантанты, это чужое, нечеловеческое, клонирование меня, чувств и мыслей, микрочипы в каждой голове — клац по кнопке и все тихие, послушные. Я пять лет не смотрю телевизор, я лучше фильмы 50-х посмотрю. Вот увидите, ещё пять лет и начнут отпадать нормальные люди от кнопок и пикселей, начнут обратно на природу пробираться. У меня всё отлично в деревне, мы с женой такой дом отгрохали, красный кирпич, огромный, спасибо Паше (Лунгину), в следующем году, даст Бог, достроим. Но деньги мира всего в нескольких руках, а потом перейдут в одни, князя мира сего, он всех соблазнит, этот один. Всё предсказано.

«За нашей спиной никого, у нас за спиной пустота. Улыбки кривые, взгляды косые. Какие-то другие существа заняли всё место, вынули все деньги маленькой рукой. Но мы печальны и немы, мы молчаливы, мы другого теста. За нашей спиной чистота», это не только слова из «блюза отцов», для Мамонова это констатация факта, красной ниткой, прошивающей весь фильм и весь его разговор в ЦДХ. Он не желает участвовать в безумии общественной жизни, он сам по себе, он серый голубь. Зато он умеет летать.

В Мамонове — единственное, уникальное сочетание молитвенного подвига с даром прирождённого лицедея. Когда его спрашивают, искренние ли его молитвы в «Острове», он отвечает просто — а что, незаметно? Феномен фильма «Остров», с его миллионной аудиторией, в отличие от фильма «Царь» — именно в нездешней искренности Мамонова, это очевидно, несмотря на его же могучее лицедейство. Его юмор подобен обэриутскому, свои спектакли он называл мистериями. А фильм посвящён воспоминаниям, нераздельным с назиданиями, проповедью к смотрящим. Потому что жизнь Мамонова — одинокая, но мощная песня восстающего из ада обыденных соблазнов человека. Он так и говорит, в кадре и на сцене, — я только потому говорю о вере в Христа, что сам много раз был на самом дне алкогольной и человеческой бездны, но каждый раз спасало чудо. «В 2003 –м, после комы в отделении реанимации, врачи сказали — полмозга отказало, а через три месяца — бац! Вся голова как новая, это божья помощь, я не причём. Надо открыться Христу, любой ценой открыться, тогда энергия огромная, космическая придёт. Не я, но Он во мне».

А я вспомнил, как десять лет назад психолог с мировым именем Китаев-Смык рассказывал о своей попытке исследовать Мамонова, которым он сильно увлёкся после посещения квартирника в начале 80-х, считал воздействие Мамонова-танцора на зрителей ошеломительным и глубинным. Несколько студентов даже писали диссертации по Мамонову, потому что профессор заметил в нём уникальный метод новой музыки, эту музыку доктор наук назвал «рокделирий», а метод состоит в использовании собственного алкоголизма для мощного влияния на подсознание зрителей. Когда доктор попросил Петра помочь исследованию, разрешить себя снимать большой камерой для детализации деллириумных движений мамоновского танца, Пётр Николаевич согласился, но поступил непредвиденно, «антиимплантантно» — он вышел на следующий концерт в мешке, завязав его на шее.

Скоро, уже третьего ноября, выйдет на экраны большой фильм Сергея Лобана «Шапито — шоу», где снимался Мамонов. Этот фильм наделал шуму на последнем Московском кинофестивале, но что удивительного? «Игла», «Такси — блюз», «Пыль», «Остров», «Царь» — все эти фильмы останутся в истории кино, потому что в них есть огромная доза искренности и лицедейства Петра Николаевича Мамонова.

Октябрь 2011 г.

Игорь Каплан. «Вся жизнь — сериал»

«Условия контракта», «Понять простить», «Участковый детектив», «Каменская», «Вера, надежда, любовь», «На углу у Патриарших», «След», «Физика или химия», «Обручальное кольцо», «Тайны следствия», «Чокнутая», «Слово женщине», «Ефросинья», «Маршрут милосердия», «Даешь молодежь», «Ранетки», «Закрытая школа», «Папины дочки», «Эра стрельца», «6 кадров», «Воронины», «Мосгорсмех»…

Нет-нет, вы не угадали. Это не записки пациента палаты номер шесть и не бред наркомана. Это всего лишь перечисление сериалов, название которых я выписал из сегодняшней телевизионной программы. Справедливости ради замечу, что идут они не все по одному каналу, а более или менее равномерно разбросаны аж по четырем. По четырем из множества, доступных сегодня любителям голубого змия. Так что, само собой, список сериалов далеко не полон.

Когда-то Чехов написал: краткость — сестра таланта. Эта фраза с тех пор так часто нами употреблялась, что, как говорится, глаз замылился. Потом кто-то из современников к чеховской фразе добавил «…но теща гонорара» и появились сериалы. Раньше режиссерам вполне хватало и одной серии, чтобы выразить свою мысль и чего-то донести до зрителя. Теперь же серии отсчитываются десятками, а мысль все равно нужно с фонарем искать, и то, не факт, что отыщется. Сегодняшние сериалы очень напоминают акынов — что вижу, то пою. Причем нередко певец этот еще должен быть и изрядно выпившим параноиком под кайфом. Иначе просто не объяснить многое из того, что показывают нам с экранов.

И, все же, сериалы так прочно вошли в нашу с вами жизнь, что даже представить страшно, что случится, если все они, да хоть по щучьему велению, в мгновение ока исчезнут. Миллионы телезрителей так никогда и не смогут узнать, кто же настоящий отец Кармелиты. Все — жизнь окончена.

А что случится с самими телеканалами — боюсь даже предположить. Им же чем-то другим придется заполнять эфир. А чем? Концертов на всех желающих не хватает. Та сплоченная группа певцов, певиц и юмористов, что улыбается нам и так уже почти с каждого канала, на все не успеет, как бы не пыжилась. Ну, просто, дней рождений, круглых и не очень дат, уходов со сцены и тому подобных поводов, как ни крути, а конечное число. Зарубежные мыльные оперы денег стоят и приличных. Умных познавательных передач катастрофически мало. Ну, не считать же всерьез таковой цикл фильмов «Среда обитания», цель которых доказать, что все мы когда-нибудь умрем, и если не сразу после того, как съедим кусок мяса, то уж помыв руки мылом — точно. Новые художественные фильмы почти не снимаются. Можно, конечно, заполнить эфир добротным старым кино, но это, как говорят на первом канале, большая разница.

Вот и выходит, что без сериалов сегодня нам никуда. Вся наша жизнь — один сплошной сериал. Сериалы — это практически вершина, которой достигло телевидение в процессе дебилизации населения. С ними в этом плане способно соперничать разве только «Кривое зеркало», ну и еще несколько передач типа «Жить здорово».

К слову сказать, по мне, так лучшее в передаче «Жить здорово» — это пародия на нее в «Большой разнице». Так получилось, что пародию я увидел раньше самой передачи и долгое время считал, что актеры в пародии сильно утрируют и передергивают в своей игре. Увидев случайно оригинал, понял, что это не так. Даже слегка смягчают.

Да, мы немного отвлеклись. Итак — сериалы. Раз уж нам без них все равно не обойтись, неплохо бы иметь некую схему, пользуясь которой любой, желающий оставить свой след в этом пласте общественной жизни, смог бы без особого труда это сделать, написав сценарий для еще одной «нетленки». Для этого нам нужно попробовать понять, что же должно быть в сценарии, чтобы сериал имел успех. Сразу замечу, что последующие рекомендации основаны исключительно на личных наблюдениях в результате просмотра большого количества сериалов.

Для начала попробуем определиться с тематикой. Я бы остановился на такой градации:

0.Военные и исторические

0.Фантастика

1.Комедии

2.Боевики и детективы

3.Мелодрамы

Итак, рассмотрим все по порядку.

0. Военные и исторические

Я начал в этом случае отсчет с нуля неспроста. Во-первых, лично мне кажется, что сериалы на эти темы выглядят на экране наиболее достойно. Их даже трудно назвать сериалами. Просто многосерийные фильмы. Кому, например, придет в голову назвать сериалом «17 мгновений весны» или «Щит и меч»? Во-вторых, я не считаю для себя лично возможным ерничать на тему войны, даже с учетом достоверности и трактовки событий, предлагаемых нам с экранов.

0. Фантастические сериалы

Здесь порядковым номером тоже стоит ноль и это не ошибка. В данном случае причина такой нумерации в том, что этот жанр никак не представлен среди российских сериалов. Ну, то есть, абсолютно. А значит, и говорить не о чем.

Скорее всего, это можно объяснить недостаточным финансированием, как мне кажется. Ведь фантастика предполагает масштаб и зрелище, а на это нужны соответствующие средства. Ведь одно дело снять, допустим, «Ночной дозор» или там, прости господи, «Обитаемый остров» и совсем другое — аж целый сериал.

Еще, как мне кажется, несмотря на то, что полки книжных магазинов буквально ломятся от фантастических романов, и все новые и новые книги тоннами выходят из-под пера армии фантастов, нашей киноиндустрии ближе по духу не вампиры и инопланетяне, а Баба Яга с Кощеем Бессмертным. А из этого, опять же, сериал сделать достаточно проблематично.

1. Комедии

С ними тоже более-менее все понятно. Идея большинства сериалов этого жанра скопирована с заокеанских «шедевров». Как правило, за основу взят западный сериал и заменяются только диалоги, которые адаптируются к российскому фактическому материалу. Здесь даже количество и типажи главных героев копируются со скрупулезной точностью.

Для написания подобного сценария вам нет необходимости в какой бы то ни было схеме. Достаточно лишь иметь диск с оригинальным сериалом и англо-русский (как правило) словарь. Для более высокой производительности можно вместо словаря посадить рядом кого-нибудь, знающего английский язык. Ну а потом останется лишь исправить имена главных героев, названия населенных пунктов, слегка разбавить все это российским колоритом и сериал готов.

Исключением из этого правила служат, разве что, «Сваты» и «Солдаты», сюжеты которых высосаны исключительно из российских пальцев. Да и то, оба являются, по сути, подборкой житейских поговорок и прибауток в первом случае и армейских анекдотов во втором, объединенных нехитрым сюжетом.

Для создания сценария подобной комедии вам просто необходимо как можно большее количество сборников с анекдотами и КВН-овскими шутками. Остается придумать к ним связки и все — сценарий можно считать написанным.

Хочу сразу оговориться, что все, о чем я сейчас пишу, совершенно не относится к качеству самих сериалов или игре актеров в них. Так, тех же «Сватов» я смотрю с огромным удовольствием и готов низко поклониться тому, кто пишет диалоги для сериала «Интерны». Речь, еще раз повторюсь, не о том, а о сериалах вообще, как явлении.

Итак, что у нас дальше по списку?

2. Боевики и детективы

Поговорим вначале о боевиках. Здесь вам нужно перво-наперво определиться, кто у вас будет главным персонажем: герой-одиночка или команда. Если одиночка, то он должен быть в прошлом бывшим десантником или спецназовцем. Желательно офицером (так солиднее). Иначе просто не объяснить, как это он так ловко управляется со всем, что стреляет и двигается. А тут, как бы, офицер и всё само собой разумеется… М-да… Далее вы должны решить, как он дошел до жизни такой, то есть, выгнали ли его из армии или он продолжает тянуть лямку.

В первом случае он, как пить дать, должен непременно связаться с криминальными структурами, чтобы с головой увязнуть в их темных делишках. Но, в конце концов, офицерское начало должно взять в нем верх. Он обязательно всех разоблачит, кого надо перемочит, после чего у него есть лишь два варианта: остаться простым мирным гражданином, умиляющимся при виде каждой пролетающей мимо бабочки, либо возвратиться в армию таким мужественным из себя героем, так, как только с ней всегда и связывал свое будущее.

Если же он все еще служит, то наиболее возможное развитие событий лежит либо в области шантажа с целью выдать чего-нибудь важное, либо что-то, опять же важное, наоборот скрыть. Если в первом случае, скорее всего, действуют вражеские шпионы, то во втором — свои нечистые на руку оборотни в погонах. В обоих случаях дальнейшее развитие событий практически аналогично: главный герой выведет всех на чистую воду, опять же, перемочив уйму народа, и вернется в строй героем.

При работе над героем-одиночкой очень важно учесть несколько моментов. Во-первых, присутствие рядом красивой беззащитной женщины. Он может влюбиться в нее сразу или сначала вообще не замечать, и лишь потом проникнуться к ней чувством. Чаще всего скорость появления этого чувства прямо пропорционально формам спутницы. Во-вторых, периодически в него должны попадать пули, осколки гранат и тому подобная мелочь. Можно еще обрушивать ему на голову фрагменты зданий, но нечасто. Из всего этого он должен выбираться весь в крови и пыли, но заживать на нем все обязательно будет как на собаке, как настоящему герою и положено.

С группой в качестве главного героя все обстоит практически так же, что касается живучести. Только начинать вам следует с того, что нужно набрать человек пять — шесть суперпрофессионалов, каждого в своей области, а дальше все зависит от вашей фантазии. Они могут распутывать практически до бесконечности, в рамках бюджета фильма, одно дело за другим, убивая на своем пути все, что шевелится, всеми доступными им способами. Обязательно наличие в группе умного, чуткого командира, способного отстоять каждого члена группы перед недалеким начальством. Еще среди специалистов должна быть молодая красивая женщина с крупным бюстом. Наличие последней детали обязательно. Здесь я не уверен, но, очевидно считается, что так женщине удобнее стрелять.

В качестве разнообразия сюжета можно время от времени убивать членов группы, заменяя их новыми специалистами с совершенно другими навыками или же до тех пор, пока в живых не останется кто-то один. При таком развитии сюжета постепенно переходим к варианту героя-одиночки и далее по схеме.

Детективы отличаются от боевиков лишь в методах работы главных персонажей. Точно так же, как и в боевиках у нас могут действовать как одиночки, так и целые коллективы.

В случае одиночки — это супермозг. Как правило, невзрачный, неуклюжий в быту человек, но обладающий недюжинным интеллектом. Приветствуется наличие двух-трех помощников. Можно раздолбаев, но исполнительных и ставящих в ответственные моменты интересы дела выше личных.

В группе, опять же, как и в боевиках, вы вначале подбираете различных специалистов, с той лишь разницей, что способности членов группы лежат не в области боевых искусств, а, как правило, в области современных технологий, которыми они умело пользуются направо и налево. Иногда к этим способностям могут примешиваться и паранормальные, что добавляет сюжету некую пикантность, а поле деятельности сценариста расширяет практически до бесконечности.

3. Мелодрамы

Этот жанр представлен на экранах наших телевизоров наиболее полно. В производстве мелодрам российский сериалотограф шагнул далеко вперед, оставив позади Бразилию с Аргентиной.

Миллионы тещ, свекровей и, не побоюсь этого слова, жен сидят перед телевизорами, обложившись успокоительными и сердечнососудистыми, в ожидании очередной мелодрамы, количество которых уже превысило все разумные пределы.

Так с чего же необходимо начать работу над сериалом, если вы все же решили попытать счастья именно в жанре мелодрамы?

Для начала возьмите большой лист ватмана, на котором вы должны придумать и изобразить немыслимых размеров генеалогическое дерево. В нем должны присутствовать все возможные и невозможные родственные связи. Все, на что способна ваша фантазия. Не торопитесь. От основательности вашей работы будет зависеть в дальнейшем продолжительность сериала и количество неприятностей, выпавших на долю главного героя или героини. Хотя, о неприятностях мы поговорим немного позже.

Далее, когда с генеалогическим деревом будет покончено, возьмите в руки циркуль и закройте глаза. Воткните циркуль наугад в ватман и начертите средних размеров окружность. Все, теперь глаза можно открыть — треть работы над сериалом вы проделали.

Теперь объясню, как же всем этим пользоваться. Тот, в кого вы попали иголкой циркуля, и будет главным героем вашего сериала. В идеале, это должна быть молодая женщина. Если вдруг циркуль попал на пожилого мужчину — тоже не беда. Меняем его возраст с семидесяти на двадцать пять, имя с Миши на Машу и главный герой готов.

Не переживайте, что при подобном изменении нарушается структура генеалогического дерева. Кто его кроме вас видел? Да и вообще, кого в мелодраме интересует логика? Так даже интереснее. Вообще, если бы в мелодрамах персонажи не тупили и поступали логично, то сериал закончился бы серии на третьей.

Итак, с главным героем определились. Теперь, тех, кто попал в пределы очерченной вами окружности, будем считать родственниками, а обо всех остальных забываем. Нет-нет, не совсем забываем, а только о том, что все они имеют отношение к генеалогии главного героя. Они будут временно просто персонажами нашего сериала: соседями, друзьями, коллегами по работе, врагами и так далее.

Не нужно обращать внимание на то, что только одна из сестер оказалась в пределах окружности, или, что родители главного героя не вошли в число его родственников. Вы просто оставляете про запас место для интриги. Тем интереснее впоследствии может оказаться сюжет.

По ходу сериала можно будет какие-то из родственных связей постепенно выявлять по мере необходимости. Но не обязательно. Тут важна сама возможность — это сделать. Так, например, зайдет сюжет в тупик, а вы — оп, и выясняется, что Вера и Надя-то, оказывается — сестры. Да еще и близнецы.

Думаю, что с главными и не очень героями мы худо-бедно разобрались, теперь пора переходить непосредственно к сюжету. Перед этим вам необходимо проделать определенную подготовительную работу. Возьмите стопку разрезанной на небольшие полоски бумаги и на каждом из кусочков напишите какую-нибудь неприятность. Все, что вашей душе угодно, от поноса до авиакатастрофы. Так же на отдельных полосках напишите радостные события, типа, первая любовь, рождение ребенка, развод с нелюбимым мужем… Примерно в соотношении один к десяти по сравнению с количеством неприятностей. Сделали? Ну вот, еще треть работы позади.

Осталось сесть и написать сценарий. Для этого перемешайте все листики, которые вы только что заполнили и тяните по одному наугад. Так вы узнаете, что же выпало на долю вашего главного героя. Вам останется все это лишь записать и сценарий готов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 310
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: