электронная
36
печатная A5
308
18+
Избранное

Бесплатный фрагмент - Избранное

Я не был на Майдане


4.8
Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-9481-2
электронная
от 36
печатная A5
от 308

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЛЕЛЬ КАРПЕНКО

Я счастлив жить… Достойно — Честно жить!

Не пресмыкаясь перед подлостью и фарсом!!!

Пусть даже нелюбимым Государством…

Народу и Отечеству служить!

А не трястись над славой и богатством.

ПОЭТ и ГОЛУБЬ

Поэт — ни маг, ни ангел, ни пророк…
Не тот, кто вхож в божественные выси,
И свято верит в праведный итог.

Он тот, кто, не пугаясь спорных строк,

Публично права слова взять решился.

Поэт и голубь

По воле тонкой, творческой натуры

Поэт на берег вывел мыслей рать.

Вдруг, рядом голубь рябенько-каурый

Присел, и не желает улетать.


На жухлой травке пляжной кромки луга,

Познавшие и волю, и полет,

Они смотрели долго друг на друга,

Крылатый знал: поэт его поймет.


С тем Голубь Мира на закате лета

Так прозаично ходит по стране,

Чтоб командиры, матери, поэты

Сказали дружным хором: Нет-войне!


Не хочет он парить в гнетущих тучах!

Молящим взглядом спрашивает нас:

Кто небесам и душам, в них живущим,

Вернет лазурный — радостный окрас?

Суржик

Суржик — мова батьків моїх.

Ним написана пам'ять родинна.

Он дороже любых других,

И родной, как сама Украина!

Я — украинец русский по судьбе…

Я-украинец русский по судьбе.

Така спадкова, i щаслива доля.

Моє життя — любов і гідна воля!

Чего же больше пожелать себе?


Моё Отечество — вне времени и Власти.

Оно по-прежнему и дышит, и поёт.

В СССР я молод был и счастлив!

И пусть планету раздирают страсти,

Всегда в душе Отечество моё!

Я с гордостью его останусь частью!


***

Гражданство можно поменять

хоть сотню раз…

Сменить Отечество и мать

никто из нас

еще не умудрился!

Легко страну переименовать,

исправить пол, и в паспорте печать…

Но вотчину, в которой ты родился,

Из естества и духа не изъять.

…… Лель Карпенко

Любить и верить

Я счастлив жить достойно — честно жить,

Не пресмыкаясь перед подлостью и фарсом,

Пусть даже нелюбимым Государством,

Народу и Отечеству служить,

А не трястись над славой и богатством.


Любить, и верить Родине-Отчизне

Не может быть безбожно или стыдно.

Ее, как девушку, и как больную мать,

Завещано беречь и уважать!

Как суть блаженства и источник жизни.

Когда ты счастлив, и когда обидно.

Мы только ей — опричники и рать.

И даже в час, когда уже не видно,

Она в тебе, как Дух Отца и Сына.

Пока едины, нам — не умирать.

Украинский триколор

Украинец! Мы в России — не чужие!

Мы в России — дома у себя!

Пусть считают, будто разлучили

Нас в одном Отечестве «князья».

И когда враги толкают в спор,

Посмотри на флага триколор!

В нем с великих предков славных пор

Для славян запечатлен ответ:

Пусть Манхетен спорят с Пикадили

И на биржах делят наций цвет…

А у нас к корням вопросов нет!

Свят для нас родительский завет,

Чтобы мы одной семьею жили

И хранили веру в Божий Свет!

Чтобы не теряли кровных уз:

Русский, Украинец, Белорус.

Я честен перед Украиной и Россией

Не знаю, есть ли место мне в раю?

Мне даль Отечества — во все часы красивая!

Я честен перед Украиной и Россией,

И свято верю в Родину свою.

Признаюсь вслух: Судьба моя — счастливая!

Как научили в храме и в строю,

Я не противлюсь злу физическим насилием,

Но лжи духовной силой противостою!

…… Лель Карпенко

Нас не развести!

Слобожанщина, Житомир, Новороссия!

Нас — ни запугать, ни развести!

Мы — потомки гордых запорожцев

Православной Киевской Руси!


И тоска, и удаль в наших песнях

Оттого, что в сердце навсегда

Красота славянского Полесья,

Украинской степи широта!


Нас не раз пытались басурмане

То на силу, то на хитрость взять.

Вешали, стреляли на майдане,

Села жгли! И снова… и опять…


Шрамами борьбы за волю вышиты

Бабий Яр, Путивль и Краснодон!

Их из нашей памяти не выжжет

Никакой оранжевый пижон.


Может только тать нечеловеческий

Про безродность нашу подло врать!

Помнит крепость в Новгороде-Северском

Игореву княжескую рать!


В лаврах наша летопись дописана

Кобзарем и Гоголем вчера,

Как славянской кровушкой напитана

Мощь святого Дедушки-Днепра.


Нет другого места на планете,

Где тепло отеческих домов.

Пусть растут достойно наши дети,

И хранят покой родных холмов.


Слобожанщина, Полтава, Новороссия!

Нас — не победить! Не развести!

Мы- потомки гордых запорожцев,

Внуки славной Киевской Руси!

Наша — Родина Ленина и Есенина

В агитпроп-агентствах и МИДе…

В институтах, и в думских залах

оптом списками избранным сидням…

Даже тем, кто лично увидел

то, как Солнце восходит с Запада

в австралийской Аделаиде…

Тем, кто помня Россию лапотной,

не боясь Отчизну обидеть,

смело клеит ее же лидеру

ярлыки, типа «демон» — «идол»…

Мудрецам, читавшим Конфуция,

разложившим «Анну Каренину» —

этим интеллигентам куцым

надо очень желать революции,

чтоб осмыслить идеи Ленина.


Идеологи ценностей модных

по премьерам и репетициям

(Слава — Богу, что столь свободны),

с видом умным и благородным

критиканы — нравов патриции

излагали и разносили…

То, как лирики пели и пили!

Тесно им на просторах России.

Потому в бесконечности Родины,

возведенные в ранг традиции,

романтичность и хамство бродят…

По Руси, гламуром засеянной!

В церкви, в армии, на заводе

русским надо быть по природе,

чтоб простить и понять Есенина.

Завещанный стих

Наши внуки порою капризны.

Привилегии есть и у них.

Мы, когда удостоимся Тризны,

Возродимся в потомках своих!

В их натуре и буднях мирских,

В славной сути Великой Отчизны…

Бесконечен завещанный стих.

Проклинаю и славлю тебя, Революция!

Революции — злоба и пафос веков.

В них походы за Гробом Господним

властолюбцев — еретиков!

Октябрю исполняется сотня,

Хоть денек и ноябрьский сегодня.

Жив Октябрь, и не знает оков,

если жжет его образы блотня

на майданах, где дух крепаков.

Там, где топчет Закон прокурор,

революции — валят устои и сферы!

В них свободны кураж и террор.

Так надменному миру укор

предъявляют блюстители веры,

что готовы на муки и мор,

не желая отеческой доли!!!

Не бывает рожденья без боли!

Инквизиторов экзекуция —

Самый Новый Завет — Конституция?!

И, как сгусток из крови и воли,

проклинаю тебя, Революция!

Прославляю тебя, Революция!

Ибо ты — часть Святого Отечества

чья решимость, и дерзкая стать

изменила судьбу Человечества!!!

Мы не властны отцов выбирать…

Можем только, как данность, признать

факт рождения и лоно младенчества

в благодарность за жизнь и за мать-

то, чему не дано изменять!

Естеству оппонировать нечем

радикальным и гуттаперчевым.

Революция… Прямо скажу о ней:

Карнавал свобод и оков!

В революциях — злоба дней!

Революции — пафос веков!

Русь — страна олигарх-колония

Земли бывшей Российской империи

превращены в лагеря — колонии.

Дух стяжательства и безверия

приватизаторами посеян.

По инструкциям Вашингтонии,

под личиной реформ-идеи

олигархов гвардиям с семьями

страны переданы в кормление.


Русь Великую с населением

в чашку супа, да визг гармони

оценили при отчуждении

всех богатств, что вбирали-строили

предыдущие поколения.

Выгодно им, чтобы мы не помнили

нашей общей страны агонии.


Хищно-алчные просто без меры,

и уже без родства Иваны —

эти собственники — акционеры

дивиденды стригут исправно.

Правят из Испании-Греции…

А в Кремле — их офис — Дирекция!


В древнем Киеве, Минске, Тирасполе

только на руку им наши распри!

В Астане или Кишиневе

кровь людская — им сок вишневый!

Нам с высоких трибун-помостов

их наемники лгут цинично.

А народу — лишь телик и кости

из раздавленной Зимней Вишни.

Доживем до понедельника

Там, где чтут заветы и законы,

Любят, и с достоинством живут,

Школьные звонки и церкви звоны

Не опошлить барабанам смут.


Как урок?! Усвоен? Или сорван?

Ужас, гвалт, восторг на все лады…

С головешкой в клюве черный ворон

Прорывался в тесные ряды…

Ну а тот, кто лидером назвался,

И орал в луженой глотки ширь,

Ряженым Петрушкой оказался…

Никакой не добрый богатырь,

А слепой и алчный поводырь!


Стоя в центре зимнего майдана,

Складно мыслил, ясно излагал,

С видом заводского капеллана…

И, как оказалось, нагло лгал

По мотивам варварского плана.

А Майдан безудержно скакал!

Хуже, чем продажная путана,

Что завез приезжий генерал

Для потехи из-за океана.


Да… Синица — журавлю не пара.

Зимовать им вместе — не дано…

И гнездо не могут вить одно…

Тут, как говорится в притче старой,

Не лакать им клювами вино…

Если ж сядет ворон на окно,

Станет, как голубка ворковать,

И на поле брани призывать.

Это может значить лишь одно:

Ждет он плоти, где поляжет рать…

Падальщика в шею надо гнать!


Такова простая арифметика:

Различать порнуху и интим!

Даже если пышет энергетика,

Сдерживать воинственный экстрим…

У вражды губительна эстетика!

А поймем друг друга, и простим,

Значит: доживем до понедельника

Силой воли — разумом своим.

И на счастье право защитим.

Сталь Донбасса

Среди степных курганов тропы-

Земля — сплошной мемориал.

Здесь сталь уже вросла в окопы!

Донбасс — для Штатов не вассал,

Не побирушка для Европы!

Пусть бандерлоги лижут стопы…

А домны будут лить металл.

ПОЭТ на войне

Поэт за шумной славой не спешит,

Когда его Отечество в огне.

А на войне, увы, как на войне.

Поэт — лишь тот, кто честью дорожит.

Когда прижаты граждане к стерне!

Где пушки бьют, там совесть не молчит.

Поэт и журналист — солдат вдвойне!

Победы не приходят в тишине

К уставшей, но воюющей стране.

Памяти Олеся Бузины

Доныне ты пером своим

Дарил нам образы и думы…

Теперь: Житомир, Харьков, Сумы

Скорбим

Над образом твоим!


Ты шел под пули сил нечистых,

Но зря беснуются нацисты!

Мы не забудем! Не простим!!!

Подлючий их контрольный выстрел-

Не цензор нам!

Нас дух свободы не покинет.

Мы непременно победим!

И словно храм

Мы в вольной, новой Украине

Героям СЛАВУ воздадим.

Героям истинным — святым,

И кобзарям таким, как Ты —

Признание, память и цветы!


Любов до Неньки в нас одна.

І марно бреше сатана,

Бо кожне знатиме малятко:

Хто був Олесь — Великий Дядько!

А Київ — там, де Бузина!

Я НЕ БЫЛ НА МАЙДАНЕ

Рога Небесной сотни

Когда-нибудь нам всем понятно станет,

Что за кусок сухого пирога

Порядочные люди — христиане

Козлами не скакали на Майдане,

Когда заморский дьявола слуга

Гремел в цепях, соборы поджигал,

И вечный рай активным обещал.


Устроившись на консульском балконе,

Он снайперам назначил номера,

И роковое изрыгнул «Пора!»

А хлопцы из Жулян, и с Оболони

На Банковой и в каждой подворотне

Метались с визгом в поисках врага!

И методично, как хозяева учили,

Там Парубии Нэньку порубили,

И ангелам наставили рога!


Раскаются все те, кто с ними были!

Где оболваненной под ноль Небесной сотне

На место указали в Преисподней.

Мы ужаснемся от того, что сотворили,

Когда под импортные вопли о Свободе

Лишь для тирана трон освободили.

И лживым патриотам скажем: «Годi!

У украинцев варварство не в моде!»

Я не был на Майдане

Я не был на Майдане

В прошлый раз!

И не имею к этой рвани

Ни зависти, ни жалости сейчас!

А счастлив тем, что я конкретно в частности

К ним не имею никакой причастности!

А это важно в мире прав и гласности.


Я им — не волонтер, и не ботва,

Не шлюха-журналист, не доброволец,

Для них не я титушка, и братва,

Не гопник я из хуторских околиц!

Я с ними не братался за бутылкой.

Я — даже не статист майданных масс!

Они меня не сделали подстилкой

И шухерным, чтобы кричать «Атас!»

Одноклассники

Вот так-то, одноклассники-славяне,

евреи, атеисты, мусульмане!

Мы думали, что хорошо сидим

за теми партами, которыми хотим.

По парам, в группах, целыми дворами,

жизнь обсуждая: сплетни и интим,

делясь печалями, надеждами, мечтами,

а иногда и творчеством своим!

Былое вспоминая, и стремясь

найти друг в друге юности секреты;

врагов прощая, внуками гордясь,

поддержку получали и советы…

И вдруг: Раздайся, море! Тухни свет!

Для нас — ни друг, ни брат, и ни сосед

явился царь в пожеванном «Армани».

Он гордо властью, данной на Майдане,

так хлестко, как оглоблю рубит плеть,

нам заявил: «Ну, все! Хорош триндеть!

Забудьте про Соборность, христиане!»,

и дал команду вырубить Соцсеть.

Ему в эфире не хватало лайков,

хоть телевизор есть в любом дому.

Царь?! А ведет себя, как попрошайка.

Указ издал — ни сердцу, ни уму.

Он, вроде, не Герасим из «Муму»?!

И все-таки я, братцы, не пойму:

Мы для него — придурки, или дети?

Он говорит: нельзя ходить в соцсети,

пока вокруг гибридная война…

А в соцсетях — мохнатые медведи!

Там — ведьмы, вурдалаки, сатана…

И не понять — страшилки или бредит???

Хотя молчит про черный пианино,

про череп на колесах, и про то,

как выходил скелет из магазина,

И, как рука… — без тела, но в пальто…?

Ой, до чего же жалко и нелепо

Он попытался рушить нашу крепость?

Для правды ни преград, ни клеток нет!

Во что бы ни рядился этот шкет,

хоть в камуфляж, хоть в импортный «Армани»,

Не с ним я ремонтировал мопед…

Своим для нас он не был, и не станет!

Не с ним мы лихо в «классики» скакали,

Не с ним играли в шахматы и в карты,

Не с ним макулатуру собирали,

Не он шептал подсказки с дальней парты!

Не с ним за девками подглядывали в бане!

И пели «Буду гнать велосипед!»

Не он добавил денег на билет!

Не с ним гуляли свадьбы в ресторане!

И не сойдется клином Белый Свет,

Хоть у него и скипетр в кармане!

Пусть он себе в дупло засунет сетку.

Пусть разжует похмельную таблетку.

На голову свою напялит сеть,

но пусть не учит: с кем, и как «триндеть»

девчонкам нашим или пацанам!

И пусть оно еще усвоит впредь:

Мы для него реальная стена!

Не надо двигать, стукать, и переть!

Мы — есть и будем до конца СВОИ

тем, с кем делили пряники-гостинцы,

варили батники, и притирали джинсы!

Все это — Одноклассники мои!

А не его (козла) однопартийцы!

Напрасной сотне

Февраль. 20-е сегодня.

Соцсети воют и скулят

В помпезной пляске за ребят,

Что полегли в Напрасной Сотне,

Но защитили гей-парад…

Теперь они — лишь экспонат —

Пример тупой закланной скотни.

Развеян дым и трупный смрад,

И снова, как и год назад,

На фото-сессиях майданных

Министров сытый хоровод,

Как Санта Клаус в Новый год,

Под телекамеры тюльпаны

Возложит банковый народ.

Опять барыги жирной блотни

В лужено-пафосные жерла

Споют дежурно «Ще не вмерла…»

Про жизнь свою Напрасной Сотне.

Европейской весны миражи

Сколь ни пой заунывные гимны,

Сколько руку на грудь ни ложи…

Украина моя, Украина,

Мы погрязли в изменах и лжи!

Не сменили майданную зиму

Европейской весны миражи.


Стало даже незрячему видно

Нам достались объедки — шиши,

Хоть сиди, и затылок чеши!

Украина! Моя Украина…

Но и мы же с тобой хороши:

В душу плюнули Третьему Риму,

И в бессилии жалком дрожим…

Позу приняли вечно гонимых,

Ждем тепла и кредитов гроши,

Да клянем олигарший режим…


В Мире силу и честь уважают,

Ценят опыт, и вклад в старину.

Нас, как нацию, в Мире не знают!

Презирают, как псевдо-страну,

Где меняют болезнь на заразу,

Возводя на престол сатану,

Где и пляска и бунт — по заказу!

А из пафоса лепят казну…


Украина моя… Украина…

Ни к чему тебе слава такая!

Я по-прежнему голосом сына

Откровенно тебе заявляю:

Лучше быть у переднего края,

Но в едином и ровном строю,

Чем на паперть у мнимого рая

Сесть, признав третьесортность свою.

Ты прости меня, я постою…

Постепенно слова вспоминая,

«Отче наш» с «Марсельезой» спою.

Барыгу раскусил не Сукашвили

Суть Барыги, пастора, Кроля

Первым распознал не Сукашвили,

А Донбасс и «сепары Кремля»!

Их за то врагами объявили,

Что не ждали дойки, как теля!

Лишь за то страдает их земля,

Гибнут дети и учителя,

Что барыжью зграю не пустили

На родные степи и поля!

Еврей — бандеровцу не друг

Актив из Древних Укров-лицедеев

в Правительстве наместников и слуг,

когда возник отчаяния испуг,

союзниками видеть захотели

израильтян — потомков Иудеи…

Мол, Киев — Иерусалиму друг,

где Тору чтить и Библию умеют.

Что вместе, дескать, шли за Моисеем,

а на Привозе — сплошь еврейский дух!

Взывали хитро именем Иисуса,

мол, как Отчизна христиан,

Израиль должен отвернуться

от Мира русичей-славян.

Но не сработал злой обман.

Ведь, не учли Свобод и геев

сыны из укро-басурман

то, что евреи — не пигмеи…

Они не только ювелиры,

акулы слова и пера,

эксперты-физики, банкиры,

но не плохие доктора.

А потому врачи-евреи

бойцам тризубым прописали

покой, и рекомендовали

лечить Бандеро-гонорею!

Спасать страну от наци-швали.

Таков израильский ответ

тем, для кого «Майн Кампф» — завет,

Гопак скакавшим на гробах!

Спасения, и прощения нет,

и манны в облачных столпах

без искупления в сорок лет!

Евреи бред нести не станут.

Они — не моря копачи.

Не зря в Земле Обетованной

хранятся мудрости ключи.

Не будут с собственным Уставом

переть в славянский монастырь!.

И в душах ухарскую ширь

мирить с горячим, буйным нравом

сыны Израиля не станут.

Шимшон -судья и богатырь,

увы, искать не будет правых

в безумной драке братьев пьяной.

Делить Галицию, Сибирь —

Охочих тьма за океаном.

Подорожники

Больших дорог романтика манила

Немытую бандеровскую шваль.

И вот они воткнули в землю вилы!

Под банки и стальную магистраль

Бесстрашно вышли, лихо забузили,

И возвели редуты тут, и там,

Чтоб под шумок забылся дикий срам.

То, как в степях Донбасса получили

По редким неухоженным зубам,


Но отсиделись в будках, поскулили,

Поплакались народу и властям,

И смертный бой отважно объявили

Гниющим шпалам, рельсам, фонарям!

Приятно этим Бениным шнырям

За скудные пайки и евро- центы

Толкать страну в навоз и экскременты,

Пугать ворон по сохнущим полям,

И дули гнуть Майдана Президенту.


Теперь «Флеш-мобом» пафосно зовется

Сброд гопоты у Родины в тылу.

Пусть враг поднимет руки, и сдается!

Сороке не сидится на колу,

Когда вокруг незримые агенты.

Не дело парубкам шататься по селу,

И вновь в патриотическом пылу

Они палатки строят, тянут тенты

И мнят себя у черта на балу.

Армия бандерлогов

Рагулей-грантожеров войско,

Под чужую дудку скакавшее,

Бене с Вальцманом присягавшее,

За вонючую тряпку польскую

Украину ляхам продавшее…


Это стадо тупых майдаунов

Без Отчизны и национальности

Не желает признать реальности!

И впервые отмывшись в саунах,

Убедили себя в брутальности.


Евро-геям подставить задницу

Маршируют — шествуют гулко.

С перегаром сала и лука,

От Галичины до Днепра и Дарницы

По майданам и переулкам


Эта армия бандерлогов

Вперемежку с дерьмом нацистским,

Кровь людскую лакает из миски,

Но в агонии ищет предлоги

Называть себя украинской…

Борцы за Европейский Мир

Нам светят наши патриоты.

Они согреют наших жен.

Но мы в страну, как идиоты,

с углем не пустим эшелон.

Нас в строй поставили герои —

Борцы за европейский мир.

Им, Яценюк, как командир,

сказал, что мы с тобой изгои,

а весь наш дом -большой сортир,

где жизнь детей гроша не стоит.

Мы — скот полезный для убоя,

жующий гасла и эфир,

да восхваляющий «героев».

Не долго музыка играла

По-прежнему изменчива судьба!

И даже для, убогих, как ни странно,

Как не минует ломка наркомана,

Для зомби и презренного раба

Все станет явью поздно или рано…

Казалось бы: еще совсем недавно

Тупая, бесноватая толпа,

Азартно восхвалявшая УПА,

По площади безудержно скакала…

Увы, не долго музыка играла…

Свободу раздавили, как клопа!

И вот теперь прозрение настало…

Ведь нет ни справедливости, ни мира,

Обещанных майданною элитой.

И только принцип: «Каждому-свое»,

Как научили дохлые кумиры!!!

По-прежнему куражится ворье!

Зато премьер и депутаты сыты!

Заря надежды больше не встает

Над краем, где чудесные долины!

Лишь ПСы голодные из-под заборов лают,

Да вдовы над могилами рыдают!

Спустился мрак на степи Украины.

Спасения сам Бог не принесет

Тому, кто быть свободным не желает,

Пока узду смиренно принимает,

И сгорбленно безмолвствует народ,

Да ропотом вандалов проклинает.

Согласны сами

Давайте будем честными, славяне!

Все те, кто пели гимны о Майдане,

А нынче обездоленно скулят…

Вы — ровно те, кто восхваляли: «Сталин-

отец народов — друг для октябрят!»,

А позже, будто только что узнали,

вдруг завизжали «Сталин — супостат!»

Все очень просто! Словно «Отче наш»,

Ведь те, кто вас вели «на абордаж» —

Любители халявы и карьер

Хоть Порошенко — бывший пионер,

Хоть Яйценюх, и Беня Коломойский,

Турчинов-пастор — лидер комсомольский

любой ценой мечтали Властью стать!

Хоть хитрыми, хоть подлыми путями.

Им по большому было — наплевать

и на страну, и на ее народ…

А многие за грант согласны сами

служить на бойне, гнать на эшафот!

Резерв у подлой власти

Резерв у подлой власти на кону!

Когда-то все цвело и закалялось!

Но воинов здесь больше не осталось,

А гопота возносит Сатану!

Нацисты кличут в Сумщину войну.

Когда иссякли мужество и сталь,

Здесь воскресает Гитлер-югенд шваль

Тупым тинейджерам в строю еще не жаль

Самих себя, и всех своих домашних.

Пока под взрывами не ползали по пашне,

И культи не заматывали в шаль.

Грантожерская забава

Узок круг репертуара.

Дирижер — хамло и плут!

Прет межсекторная свара!

Стадо, свора и отара

Не хотят признать Устава,

И народу нагло врут!

В час реформ, войны, и смут

Грантожерская забава:

Сектор левый — Сектор Правый…

Друг на друга давят-жмут

С силой дохлого удава,

Но из общей миски жрут!

А страдает баба Клава.

Ой, скорей бы Божий Суд!

Салют над прахом мужества

Вот уже не первый год, а — третий

За бульон из импортных спагетти

Со времен Майдана и поныне

По донецким матерям и детям

Бандерлоги бьют не холостыми

Под «Зиг-Хайль!» и «Слава-Украине!»

Киев салютует на Днепре

В память о запроданной душе,

Из просрочки списанный «Рошен»

Раздавая местной детворе…

И у Мира больше нет причин

Верить в мужество украинских мужчин…

Бьют безоружных

Бьют безоружных, и обычно сзади!

Герои Парася и прочей швали,

Которая сидит в Верховной Раде,

Бандеры только так и «воевали»,

Когда жгли села, храмы разоряли.

Когда по детским садикам стреляли.

Они от дикой тупости и лени

Скакали на Майданах, как олени.

И лишь в котлах пощады умоляли,

Стирая камуфляжные колени.

Бьют по своим из пушек и тарифов,

И ложью наспех выдуманных мифов

Но век не долог у позорных сук

Таких, как Фарион и Парасюк.

Базар-майдан-титушки

Титушки Бени, Тягнибока и Ляшка

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 308