электронная
40
печатная A5
349
18+
Избранное

Избранное

Я не был на Майдане


4.9
Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-9481-2
электронная
от 40
печатная A5
от 349

О книге

Лель Карпенко не принял принципов и общественно-националистических устоев, насаждавшихся властью Майдана. Стихи поэта преисполнены любви к украинцам и русскому народу. Почтение к Отечеству и наследию Российской Империи отражены в гражданской и философской лирике поэта. Отрицание революции Майдана также широко отображено в стихах, некоторые из которых изложены автором с использованием родного для него суржика. Ценности традиционной семьи также отражены в произведениях Леля Карпенко.

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

September 26, 2020, в 9:15 PM

Книга очень понравилась!

September 26, 2020, в 9:15 PM
Десантник

Классная книга! Стихи правдивые. Проза замечательная! Спасибо, Лель Карпенко!

August 29, 2019, в 3:36 AM
Алексей Дронов

Рассказ в конце книги меня просто поразил. Русские стихи замечательные. На украинском тоже пытался читать, многое понятно, но не всё. А вообще впечатление очень хорошее. Автору- браво!

July 14, 2019, в 8:34 AM
Светлана Кобуз

Стихи честные. Проза — до слёз правдивая. Очень понравилось. Мне все стихи Леля Карпенко очень нравятся. Давно у нас не был столь жёстких, но правдивых авторов. Советую читать. Спасибо — автору.

July 3, 2019, в 1:52 AM

Автор

Лель Карпенко
Лель Карпенко
https://stihi.ru/avtor/lelkarpenko
Лель Карпенко — русский украинский поэт, родился в славянской семье на территории Слобожанщины в украинском Полесье. Родина поэта, которой он всегда считал Советский Союз, во второй половине XX века как Государство претерпевала радикальные преобразования. Вырос поэт в семье, разделявшей интернациональные взгляды и православные традиции, но воспитывался в духе советского атеизма, свойственного молодёжи в СССР тех лет. Автор ряда сборников стихов, опубликованных на русском и украинском языках, Лель Карпенко после распада государства остался верным своему Отечеству и со скепсисом, присущим советской интеллигенции, не изменил своих гражданских позиций.