электронная
200
печатная A5
308
16+
Иванов и его окрестности

Иванов и его окрестности

городская сюита для трёх голосов, одного чердака и одного подвала с философическими отступлениями, блеском Янтарной комнаты и тайнами взыскующего ума

Объем:
104 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-4299-6
электронная
от 200
печатная A5
от 308

О книге

Автор предупреждает, что данное повествование предназначено для медленного чтения, а все персонажи его, имеющие имена, существуют реально, за исключением духов и призраков. Реальны даже кот Ясень и кот Невопрос, поющие фальцетом майскими ночами. Проплывает по небу в это время луна, а в её тени встаёт тень Королевского замка, к которому, как известно, тянутся со всех окрестностей подземные ходы и тоннели…

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации

Отзывы

Александр Попадин

IlyaVorobyev: Лёгкая, при этом духоподъёмная повесть о трёх друзьях, пытавшихся найти Янтарную комнату в советском Калининграде. Художественная ткань повествования сплетена из лоскутков магического реализма, городских легенд и бытовых зарисовок условных 60-70-х годов, с поправкой на калининградскую специфику. Попадин в своей излюбленной манере, хорошо знакомой его постоянному читателю, превращает освоенные уголки городской ойкумены в пространства, населённые забытыми секретами, новыми смыслами, многочисленными "гениями места", призраками и силлогизмами. Так, подвал старого немецкого дома превращается в настоящее хтоническое царство, его же чердак становится преддверием мира горнего и вместилищем не только забытых вещей, но также теней прошлого и гостей из тонких миров. Стоит ли удивляться, что сюжет, который можно пересказать в одном-двух коротких предложениях, разрастается под пером Попадина пышностью эпического цветения, наподобие греческому мифу об аргонавтах. И золотым руном для трёх калининградских мальчиков становится не столько даже Янтарная комната, сгинувшая чёрт знает куда после войны. В конечном итоге их помыслы устремлены к тайне, которая притаилась в тенях старого Кёнигсбергу - но её не увидеть, пока не подберёшь язык, внятный этому оглушённому, искалеченному городу. Только так можно подружиться с "гениями места"; только так возможно сделать город своим. Цитата: "Мне никогда не нравились миры, в которых для меня нет места. Мне никогда не нравились города, не имеющие загадок; дома, не имеющие дворов; люди, не имеющие тайны". Подробнее на livelib.ru: https://www.livelib.ru/review/1054587-ivanov-iego-okrestnosti-aleksandr-popadin?fbclid=IwAR3qe8M9ZZvraXlhaqRPMPaSz25evTe1867UyekGx80IWs7AeDchKdQT1qc

January 4, 2019, в 6:54 PM
Александр Попадин

"«Культурные руины» – ключевой для Блейкера образ, вокруг которого строится его исследование. Именно разрушение, создание нового на основе старого, многослойности человеческого опыта и памяти – стержень литературного анализа Блейкера. Он говорит о четырех авторах: Иосифе Бродском, Зиновии Зинике, Александре Попадине и Юрие Буйде. Использование этими авторами Калининграда как литературного топоса во многом сходно. Андреас Шенле говорил об образе послевоенного Петербурга у Бродского, что это место перехода меду временем и пространством. То же, по мнению Блейкера, для Бродского значит и Калининград. В стихотворении «Einem Alten Architekten in Rom» он выделяет параллель между руинами Рима и Калининграда, а также строки, где сам город и его отражения в водах реки сливаются воедино. Отсылки к немецкому прошлому и отражение послевоенного европейского ландшафта видится в картине, где бюст Суворова оказывается водруженным на пьедестал, предназначавшийся когда-то Бисмарку. Тему фрагментации, многоуровневости истории продолжает автобиографическая новелла Зиновия Зиника «Нога моего отца», в которой сводятся воедино образы реального Калининграда и Калининграда из детских воспоминаний, рассказов отца. Для Зиника Калининград – это одновременно Россия – и не совсем Россия, часть страны, отделенная от самой себя, – что пересекается с темой ссылки как самостоятельного творческого пространства. Тема города с «потерянным прошлым» звучит и у Александра Попадина, калининградского писателя и активиста, автора книг «Местное время: прогулки по Калининграду», «Местное время: 20.10», «Иванов и его окрестности». Трое друзей детства ищут мифическую янтарную комнату, которая вырастает в метафору немецкого прошлого города. Юрий Буйда говорит о Калининграде в серии рассказов «Прусская невеста» (действие которых происходит в городе Знаменске Калининградской области) и новелле «Кенигсберг». Блейкер указывает на очень удачный образ, который передает суть идентичности Калининграда – персонажа «Рита Шмидт кто угодно». Только такие «кто-угодно-герои», считает исследователь, – передают ощущение жизни в пространстве расколотых воспоминаний, фрагментарной памяти, нарушенной идентичности. И только такие герои могут заполнить новой жизнью пустое пространство, возникшее в результате «стирания» первоначального слоя истории, создать тот самый «гибридный мир», который возникает на страницах Юрия Буйды. Блейкер отмечает разницу в использовании образа Калининграда у Бродского и Зиника, с одной стороны, и Попадина и Буйды, с другой. Для Бродского и Зиника, как считает автор, Калининград – это метафора, отправная точка для размышлений о мировой культуре, о России и Европе и о том, как вписать русскую культуру в мировой контекст. Попадина и Буйду интересует частное, повседневное: какую роль историческая многослойность Калининграда играет для каждого из их героев, что значит для них – находить следы и объекты другой эпохи и другого мира в пространстве, которое они считали родным, принадлежащим только им. Семиотическая динамика города рассматривается, таким образом, на уровне частного, а не универсального, что возвращает Блейкера к размышлениям о культурной гибридности города, и о корнях этого феномена, уходящих в далекое прошлое Европы". Ольга Брейнингер, - отсюда: http://literratura.org/issue_reviews/1590-obzor-zapadnoy-literatury-o-rossii-ot-10216.html Английский оригинал исследования: http://www.academia.edu/17302229/Writing_from_the_Ruins_of_Europe_Representing_Kaliningrad_in_Russian_Literature_from_Brodsky_to_Buida

March 22, 2016, в 12:00 PM

Автор

Александр Попадин
Александр Попадин
https://popadin39.livejournal.com/
Александр Попадин родился в Калининграде в бывшем немецком районе Ратсхоф. Школа, в которой учился Александр, имела самые толстые колонны входного портика — толще, чем в областном драмтеатре — о коем факте Александр неизменно упоминал во всех своих биографиях как о факте парадоксальном, но почти бесполезном.