16+
Истории в доме за Чертовым мостом

Бесплатный фрагмент - Истории в доме за Чертовым мостом

Объем: 110 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Путь в Светлое

Следы на густой росистой траве выглядели очень отчетливо. Новая тропинка появилась на большом лугу между массивных дубов, окаймляющих его с двух сторон. Четверо молодых людей — две девушки и двое парней — с городскими рюкзачками на плечах ступали друг за другом осторожно, покоряя неведомое зеленое пространство. Они слушали какой-то чудовищный южноамериканский трэш-метал на переносной колонке, громко подзадоривали друг друга страшилками, а сами озирались по сторонам в надежде увидеть кого-нибудь из местных жителей, чтобы спросить дорогу.

Решив сократить путь, ребята заблудились в пойме и уже плутали не меньше двух часов, пытаясь найти село Светлое. По карте, скаченной на смартфон, им так и не удалось понять, где они находятся. Конечно, можно было попробовать вернуться обратно. Но не факт, что удастся найти дорогу — сзади, поди, километров пять-шесть осталось, а то и больше.

Солнце яркими желтыми блестками уже переливалось ниже листвы деревьев и собиралось на отдых. Перспектива остаться ночью на улице никого не устраивала. Но все шло к тому. Мобильники почти стали бесполезны — интернет не ловился, связь тоже отсутствовала. Вот тебе и двадцать первый век. Попадешь в «слепую» зону — цивилизация позорно отступает, и тогда начинают действовать другие правила, установленные до эпохи андроида и сетей 5G.

С наступлением вечера движение воздуха застыло, неожиданно возникла звонкая тишина. Даже с заболоченных берегов озер и ериков перестали раздаваться раздражающие лягушечьи трели.

Впереди показался еще один луг, который в точности был похож на все уже пройденные. Казалось, если приглядеться повнимательней, то увидишь оставленные ранее свои же следы. У туристов возникло ощущение, что они бродят кругами.

— Доброго вечера! Что, не жалует вас хозяин? — послышался голос за их спинами. Это было так неожиданно, что девушки немного испугались и даже прижались к ребятам.

Невысокая бабка в темном сарафане и сером платочке с какой-то горькой усмешкой оглядела молодежь и перекинула с плеча за спину холщовую котомку.

— Ой, здравствуйте. Как хорошо, что мы вас встретили. Меня Ольгой зовут. Не подскажете, мы правильно идем в Светлое? — быстро спохватилась и начала расспрашивать одна из девушек.

— Кому светлое, а кому темное, — загадочно сказала пожилая женщина, попыталась обойти компанию, но приостановилась. — Здесь и дороги-то нет никакой. Занесло же вас сюда. Еще и дикий шум подняли! У нас этого не любят, — сделала она замечание.

— Да подождите, не бросайте нас здесь, — девушка слегка ухватила ее за рукав и тут же отпустила под грозным взглядом.

— Вот что я вам скажу, чужим эти места нужно обходить, — грубо отрезала бабка, глядя внимательно прямо в глаза Ольги.

— Теперь мы уже и сами поняли. Да, нужно было дождаться автобуса, который едет до самого села, а не высаживаться на трассе и топать к селу пешком. Да ладно бы еще не сворачивали с дороги, но нам хотелось добраться более коротким путем. Что поделать, подвел топографический кретинизм.

— Ага, понятно, схитрить хотели. И при этом ничегошеньки здесь не знаете. Ох, молодежь, все вам подавай быстро и сразу. А знаете, что короткий путь не всегда бывает верным?

— Слышь, бабка, сейчас твои нотации абсолютно никому не нужны! Тебя просто спросили, в нужную сторону идем или нет. Что, так трудно ответить? — презрительно сплюнул один из парней в бандане с веселыми черепушками.

— Андрей, перестань, — попытались успокоить его девушки.

— Не, ну в самом деле, в трех соснах заблудиться. Да как это возможно? Зло аж берет, — стал оправдываться Андрей. — Вон, и луна появилась. Какая огромная, кстати. Скоро стемнеет, а мы все по одним и тем же беспонтовым лугам скачем. Уже сомневаюсь, найдем ли сегодня свой пункт назначения.

Бабка выслушала его без тени сочувствия на своем землистом лице. Недобрый огонек промелькнул в глазах, пока он говорил.

— Найдете, — сказала она и уточнила, — если пойдете назад. Всегда нужно возвращаться к началу, когда что-то не получается. Но сделаете это утром. Здесь нельзя оставаться. Держите путь к тем деревьям, — бабка показала рукой на три огромных дуба, которые особо выделялись на краю луга. — Там через мосток перейдете и увидите дом. Попроситесь на ночлег — не откажут. Только не злоупотребляйте гостеприимством, рано утром, до восхода солнца, уходите, чтобы поскорее в свой привычный мир вернуться.

— Окей, так и сделаем. Извините, что побеспокоили, — поблагодарила Ольга и повернулась к друзьям. — Ну что, идем к мосту? — Те нехотя кивнули, хотя было видно, что предложенный вариант им не очень-то нравится.

Уставшая группа направилась к указанным дубам.

— Хорошо бы еще знать, кто там живет, — пробурчала идущая за Ольгой подруга и оглянулась, высматривая местную жительницу. Но спросить было некого. Бабки уже след простыл. — Куда она делась? Ничего себе, резвая старушка. Странная какая-то, да с гонором. А исчезла, словно призрак.

— Да ладно тебе, Царина, нагнетать. Ха, еще скажи, нечистая сила. Просто обычный сельский абориген. Видать, свои тайные пути-тропинки знает. А насчет предвзятого отношения деревенских к городским, так это было всегда, — пояснил другой парень из группы.

— Ну, конечно, Димон, посмейся, ты же у нас спец по сельской жизни, — уколола его Царина. — Не пойму только, чего ты поперся на эту фольклорно-диалектологическую практику. Тебе и так бы зачет поставили. Автоматом. Нет же, захотел тусоваться с нами глупыми.

— Да, захотел. Может, мне нравится, — беззлобно ответил Дмитрий, которого ребята называли Димоном, и прибавил шаг.


Огненно-рыжее солнечное пятно быстро исчезало за горизонтом. Молодые люди увидели за дубами почерневший от времени деревянный мост. На нем даже имелось подобие перил. И это не казалось лишним, учитывая подгнившие места на переходе. Внизу густо рос камыш, высохшие верхушки которого даже торчали из дыр в досках. Возможно, здесь протекал небольшой ручей, потому что слегка поднимался вечерний туман. На другой стороне лежала пожелтевшая листва, трава выглядела пожухлой, как будто там не июнь, а уже наступила осень.

— Ну-ка, постойте так немного, я сфоткаю вас, — попросил Андрей своих спутников, остановившихся на мосту. Полная луна создавала неповторимый фон, занимая обильную часть кадра. — Круто! Прямо как в «Зловещих мертвецах»!

В сумерках ребята заметили очертания одноэтажного дома с высоким чердаком. Это было старенькое здание с непропорционально маленьким входом, высота которого вряд ли была больше полутора метров

— Ничего себе, тут хоббиты живут, что ли? — улыбнулась Царина.

В окне горел свет. Молодые люди постучали. Прошло минут пять, прежде чем началось какое-то движение.

Послышались тяжелые шаги, и дверь открылась. На крыльцо вышел высокий косматый старик с седой бородой. Вероятно, хозяин. Он осветил лица путников старой керосиновой лампой и, выслушав сбивчивые объяснения про долгое блуждание по пойме, молча впустил нежданных гостей. Ребятам пришлось пригнуться, чтобы войти.

— Здравствуйте, мы студенты, приехали сюда на практику. Меня зовут Ольга, это вот Царина, Димка и Эндрю, то есть Андрей. Нам надо в Светлое. Понимаете, мы прибыли раньше основной группы и должны были сегодня с сельским начальством решить вопрос с расселением. Но, как видите, силы свои переоценили. Короче, заблудились мы, — объяснила за всех Ольга.

Хозяин внимательно слушал, поглаживая бороду, и молчал. Он прошелся глазами по каждому из студентов и остался доволен, словно увидел перед собой долгожданный приз.

— Нам пообещали, что вы нас пустите, — сделала жалобное лицо Ольга. — Вы не немой, надеюсь? Ответьте, скажите хоть слово.

— Могу даже два. Елисей Порфирьевич.

Студенты переглянулись и заулыбались.

— Да, зовут меня так. Чего лыбитесь? — старик не понял такой реакции.

— Что, в натуре так зовут? Сочувствую, — прыснул от смеха Андрей.

— А что не так-то? — повысил голос хозяин. — Тебя, норовистый, имя Елисей не устраивает?

— Да устраивает, устраивает, — продолжал ухмыляться студент.

— Вот и ладно! Самого-то величают по-басурмански. Эндрю? Тьфу! — не смог сдержаться от обиды Елисей Порфирьевич. — Ну, давайте, шуруйте в горницу. Можете побыть до утра. Но, чур, спать никто не будет — таков уговор. Перед восходом — в путь.

— Да мы и сами не собирались у вас задерживаться. Но условия ставите реально жесткие, — отметила Царина.

— А как вы хотели, у меня тоже есть дела, — Елисей Порфирьевич был непреклонен.

Спорить никто не стал. Измученные походом студенты покидали рюкзаки на «долгую» лавку, как ее назвал хозяин, и уселись возле печи. Настоящей, огнедышащей, которую видели только на картинках.

В это время старик собирал ужин для гостей. Никто не видел, откуда он брал продукты. Бытовая техника в этом доме, кажется, напрочь отсутствовала. На столе же появились молоко в глиняном кувшине, вареная картошка в чугунке и хлебный каравай с солонкой в серединке, как на лубочных картинках про село.

— Все свежее. Чем богаты. Угощайтесь, — предложил студентам хозяин дома, придвинув к ним поближе неказистый деревянный стол.

Хлеб и картошка оказались горячими, словно только что приготовленные. Молоко парное, без воды и магазинных примесей, тоже пришлось всем по вкусу. Нехитрая деревенская еда ушла быстро.

— А вы один здесь живете? И почему дом на отшибе? Вы часом не лесник? И как же живете без электричества? — закидала хозяина вопросами Ольга, самая активная из группы.

— Ишь, какая любопытная. Мне, старому бобылю, лучше быть одному и подальше от любопытных глаз. Чертов мост опять же помогает, не каждый решится его перейти — здешние люди суеверные, думают, что можно сгинуть здесь.

— Ну, мы же перешли мост — и ничего. Ерунда все это, — заявил Андрей, подключаясь к разговору.

— Вы просто ничего не знаете, потому спокойно и прошли, — пояснил отшельник. — Скажите, когда были на мосту, назад не оглядывались? А то он обратно вас не выпустит.

Молодежь разом замолчала, услышав такую информацию. Каждый стал напряженно вспоминать, как вел себя на Чертовом мосту.

— Смотри-ка, такие из себя современные, а как легко поверили. Это доказывает, что человек при любой опасности или в странной ситуации больше доверяет суевериям, чем знаниям, — заключил хозяин дома, победно взирая на своих гостей. — Да вы не волнуйтесь, это была шутка-проверка, — убедил их старик. При этом не было заметно, чтобы он хоть раз улыбнулся.

Студентам рассказанная про мост байка показалась забавной. Они повеселели, и вопрос, как скоротать время до утра, практически сам собой решился.

— А давайте страшилки рассказывать, как раньше в летнем лагере! — предложил Андрей.

— Точно, Эндрю, место и время как раз соответствуют, — поддержала Ольга.

— А мне эта идея не нравится. Особенно если учесть, как мы сюда попали, — неожиданно воспротивилась Царина.

— Ребята, ну ведь можно рассказывать просто необычные истории, которые когда-то слышали. Так сказать, народный фольклор. Это же вроде по нашей части, — оглядел друзей Димон.

— Это плеоназм, — заметила Ольга.

— Чего?

— Того. Разновидность тавтологии. Фольклор — и так уже народное творчество, — уязвила она Дмитрия, считавшегося на курсе ботаном.

— Тьфу ты, въедливая какая, — отвернулся от нее студент и уставился на заслонку печи, за которой все сильнее разгорались дрова.

— Не ссорься, молодежь! — скомандовал Елисей Порфирьевич. — Знаете, я сам хотел предложить вам рассказывать истории. Интересно же послушать что-то новое. Главное условие — фамилий не называем. И если вы не против, я могу начать. За кого-нибудь из вас, решайте.

— О, прекрасно. Расскажите тогда, плиз, за меня мою историю, — попросила Царина, обрадовавшись, что так легко отвертелась.

— А ты самая хитрая, смотрю, — прищурился старик, глядя на него

— Есть немного, ваша проницательность, — начала жеманничать девушка, правда, получалось не очень. — И вообще, после вуза устроюсь на работу, где все за меня делать будут — место такое мне уже держат.

— Так ты, барышня, не будешь раскаиваться, если расскажу твою историю? Есть одно давнее правило: будешь передавать другим все, что должен сделать сам, так и судьбу свою отдашь в чужие руки. Что, не боишься?

— Ой, боюсь, боюсь. Нет, конечно. Короче, рассказывайте уже. Сами же напросились.

— Да-да, мы вас с удовольствием послушаем, — обрадовалась Ольга в предвкушении интересной истории. — Может, про дом свой странный расскажете?

— Нет, история будет про другой дом, который тоже в наших местах находится, — сказал старик, подвязывая тесемкой свои седые космы.

Строительный ингредиент

Средневековый замок расположился в удачном месте: сзади — неприступные горы, спереди — большое озеро. Над каменным сооружением развевались черно-красные геральдические флаги с белой лошадью посередине герба. Стража приветствовала своего хозяина радостными криками. Молодой рыцарь прибыл с охоты, на которую отправлялся день назад вместе с невестой и со своими приближенными.

Под торжественный трубный звук мягко опустился подвесной мост через глубокий ров с кольями. Карина в зеленом охотничьем костюме грациозно соскочила со своего скакуна и подала руку рыцарю. Она не видела его лица, зато чувствовала крепкую хватку. Избранник повел ее в замок под восторженные взгляды слуг и попросил подождать в небольшой комнате. Ожидание затянулось на несколько часов.

Карину охватила тревога за будущего супруга. Ее предупреждали, что у графа есть враги. Но ведь в замке служат только проверенные люди. Она выглянула в окно. На улице было темно и ничего не видно. Попыталась открыть дверь и поняла, что заперта на ключ. Сначала осторожно постучала, потом сильнее, затем просто стала колотить, однако ее не слышали. В какой-то момент Карина ощутила нехватку воздуха и в тот же момент проснулась.

Смартфон разрывался мелодией из французского фильма «Эммануэль» вперемежку с вибросигналом. Карина, еще не отошедшая от странного сна, нащупала рукой аппарат на кровати. Звонила подруга.

— Ты еще спишь? Давай просыпайся скорее, на тебя запал такой красавец! Если, конечно, он свое фото прислал. А то ведь и подставы бывают, ты знаешь. Серьезно, он хочет с тобой встретиться как можно быстрее. Ты прикинь, ждать не хочет. Может, это судьба? Такой…

— Светка-а-а, прошу, не тараторь, а то я не могу воспринимать тебя спросонья, — устало ответила Карина, не поднимая голову с подушки.

— Эй, мать, ну-ка, руки в ноги — и ко мне бегом! Или, может, ноги в руки? Впрочем, какая разница. Тут дело срочное!

— Ты мне своим срочным делом такой прикольный сон испортила.

— Чего? Нет, ты явно не понимаешь, какой шанс тебе представился. Дуй ко мне бегом!.. А что за сон?

— Про рыцаря, с которым я ездила на охоту. Вернее, во сне он графом был…

— Какой граф? Ведешь себя так, будто женихи роем, нет, строем ходят за тобой. А ведь сама же попросила разместить анкету, — не унималась Светка.

Подруга только забыла упомянуть, что именно она уговорила зарегистрироваться на сайте знакомств. Горячо убеждала, что можно найти даже заграничного мужа. До импорта не дошло. А местный «рынок» оказался скудным. Пару раз страницу просмотрели какие-то наглые парни, которые искали развлечений на стороне. Им даже отвечать не стали. Теперь же, если верить Светке, на горизонте появился потенциальный жених, которого заинтересовала Карина. Ну и пусть не из-за рубежа, зато приятен внешне, учтив и грамотен, если судить по приветственному письму.

— Сейчас фотку скину — быстро примчишься, — заверила Светка.

Тут же мессенджер булькнул сообщением. На Карину с экрана смартфона смотрели добрые, немного грустные глаза. Едва уловимая улыбка делала привлекательным спортивного телосложения парня в синей рубашке-поло, который скрестив руки, спиной прислонился к дверце автомобиля, кажется, иностранного. От красавца исходило ощущение надежности.

— Неплохо. Действительно, неплохо, — оценила Карина. Подруга в телефоне ликовала.

Кофе они пили уже вместе, обсуждая стратегию общения с молодым человеком, назвавшимся Артуром. Правда, ничего разработать не получилось. Просто не успели, так как от него прилетело сообщение с пожеланием встретиться сегодня после обеда в городском парке.

— Опаньки, как все стремительно происходит, — взволнованно отметила Светка.

— Это плохо? — спросила Карина.

— Да нет. Просто немного странно, ведь ты даже еще не ответила ему, — задумалась подруга. — Резвый рыцарь — фальшивые доспехи. Где-то слышала такую фразу. Но ты не волнуйся, это к тебе не относится. У тебя наконец-то появится, нет, появился приличный парень.

— У тебя коньяк есть? Ну… в кофе добавить.

— Ты чего, мать, только десять утра.

— Вообще-то, я волнуюсь, поэтому мне можно.

Подруги решили, что для встречи в парке подойдут классические джинсы с зеленой льняной рубашкой. Все-таки не в ресторан пригласили. Карина сделал селфи и отправила снимок вместе с положительным ответом молодому человеку.

«Ок», — тут же прилетело сообщение. После первого изысканного письма с приглашением это выглядело как-то пренебрежительно. Впрочем, нужно было всего лишь подтверждение о встрече. И оно получено. Кратко, по-современному. Чего тут такого?

— Ну что, моя охотница, ни пуха, ни пера! Сразу не раскрывайся, приглядись, только потом действуй, — проинструктировала Светка, потребовав по возможности сообщать о всех передвижениях.


Через полчаса Карина стояла у входа в городской парк и высматривала Артура среди прохожих. Она опоздала на пять минут и переживала, что могла случайно разминуться с ним. А через четверть часа начала злиться: «Вот дура, это же натуральный развод. Неужели такой симпатяга всерьез бы обратил внимание на тебя. Наверное, сейчас смотрит через городскую камеру видеонаблюдения и укатывается со смеху».

Подруга трубку не брала, и Карина оставила голосовое сообщение, высказав все, что думает о свиданиях вслепую.

За воротами парка в это время шло возведение детского городка, стилизованного под средневековый замок. На подготовленной площадке рабочие монтировали стены и башенки. Грузовик подвозил очередную партию стройматериалов.

«Какого я тут забыла? Тоже мне, место для свидания», — возмущенно подумала Карина и уже собиралась уйти.

— Добрый день! Интересуетесь строительством? — спросил вежливо кто-то рядом.

— А вам-то что? — девушка развернулась к любопытному прохожему. Это был Артур. Такой же, как на снимке. Только живьем с широкой приветливой улыбкой он выглядел еще лучше. Но этот козырь била возникшая обида: кавалерам непростительно задерживаться, к тому же на первой встрече.

Карине пришлось проявить силу воли, чтобы перестать любоваться высоким, на голову выше ее, мускулистым молодым человеком, молча развернуться и зашагать прочь.

— Постойте. Я понимаю, что виноват. Умоляю простить за опоздание. Всему виной обстоятельства. Послушай, была уважительная причина.

— Какая? — девушка резко развернулась. — Бабушку через дорогу переводили, или автобус сломался? Ну?

— Давай перейдем на «ты» — так будет проще, — предложил Артур и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Бабушка и автобус ни при чем. Понимаешь, я отвечаю за строительство детского городка по контракту с мэрией. Сегодня принимал оборудование. Думал, успею до обеда. А пригласил сюда, чтобы сразу отвезти в более романтичное место. Да-да, хочу произвести впечатление. Сейчас готов добиться перемирия любым мороженым, которое продается в парке. Ну же, Карина. Тебя же так зовут, правильно? А я Артур. Имя, конечно, не такое яркое, как у тебя.

Детская открытость и напористый подкат беспроигрышно подействовали на Карину. В душе она почти сразу простила молодого бизнесмена (по ее мнению, на это явно указывало слово «контракт»). Но для приличия нарочито вымученно вздохнула, демонстрируя одновременно и обиду, и снисхождение.

Артур с лукавством глянул на девушку и виновато склонил голову:

— Обещаю, больше так не повторится. Поверь, я слов на ветер не бросаю.

— Ладно, верю, — окончательно смягчилась Карина. Устоять перед обворожительной улыбкой она не смогла.

Через час они уже мчались по загородной трассе на красном «Феррари». Артур мастерски управлял гоночной иномаркой. Карина впервые находилась в автомобиле стоимостью в целое состояние — пятнадцать миллионов, если верить водителю. В руках она держала подаренный букет пышных роз, которые почти сливались с цветом машины. В голове то и дело возникала мысль: «Неужели все это происходит со мной?» Ей казалось, что где-то наверху ошиблись, а когда это поймут, то сказка закончится неприятным образом, и придется вернуться в свою обычную серую жизнь.

Но сейчас она сидела на светлом кожаном сиденье «Феррари», рядом был молодой человек, симпатии к которому росли с каждой минутой, от роз исходил аромат счастья. Карина отвернула край непрозрачной упаковки, чтобы вдоволь насладиться запахом цветов, и насчитала… десять бутонов.

Неприятное открытие подпортило настроение. Это сразу же заметил Артур:

— Что-то не так?

— А ты знаешь, что в букете десять роз?

— Конечно, знаю. Хорошее число.

— Но оно же четное.

— И что?

— Так, ничего. Для покойников вполне нормально.

— Ого, какой поворот, — удивился Артур. — Я об этом даже не думал. Понимаешь, в магазине оставалось лишь два букета по пять роз. Пришло в голову сложить их вместе — так ведь больше и круче. Хотелось произвести впечатление. Ну, я уже об этом говорил. Надеюсь, у тебя хотя бы не будет претензий к моему основному сюрпризу?

— Посмотрим. Вообще-то, я люблю сюрпризы. Но если знаю о них заранее, — Карина выжидающе посмотрела на Артура. Тот изобразил показное разочарование.

— Хорошо, расскажу. Я архитектор и строю дома для богатых клиентов. В пойме, куда мы едем, находится самый лучший мой проект — коттедж-замок. Это вылитая копия одного из средневековых европейских дворцов. Лишь размером поменьше. Он уже практически готов. Думаю, когда увидишь его, тебе захочется в нем остаться. Теперь довольна? Ну все, сюрприз испорчен.

— Наоборот, теперь мне действительно захотелось увидеть его. Наверное, он прекрасен. Не дуйся на меня. Спасибо, что рассказал. Тебе вот есть чем похвалиться. Не то что мне. Практически каждый день проходит по одной и той же схеме: дом — проклятый офис — бумаги — споры с клиентами — дом. Иногда зависаем со Светкой в кафе, выбираемся в кино или на скалодром.

— А Светка — это подруга? Ты уже наверняка ей рассказала, куда мы едем, чтобы не беспокоилась?

— Нет, сообщу, когда приедем на место. Заодно фотки твоего замка сброшу — пусть обзавидуется, — довольно улыбнулась Карина. — Смотри, какое хорошее название, –прочитала она на дорожном указателе: «Светлое».

— Мы как раз в ту сторону едем, — сказал Артур, сворачивая с трассы на узкую бетонную дорогу, — но не в село, а намного дальше от мирской суеты.


Путь замысловато петлял. Не иначе те, кто его прокладывал, заранее издевались над водителями. Небольшие островки деревьев сменялись перелесками, за которыми виднелись ерики и небольшие речушки.

Карина поначалу пыталась считать повороты, но потом бросила это бессмысленное занятие. Наконец дорога выровнялась, проходя рядом с большим озером. Чуть ли не из-под колес машины взлетела стайка потревоженных диких уток. Вместе с клубами дорожной пыли в окно иномарки залетели перья. Одно легло на зеленую блузку девушки.

— Ого, как тебя местная природа встречает. Выглядишь, как после охоты на дичь, — пошутил Артур. — Уже подъезжаем, скоро сможешь привести себя в порядок.

Дом высотой три этажа с пятью вытянутыми башенками — четырьмя маленькими и одной большой — в самом деле был очень похож на средневековый замок. Он находился на высоком обрывистом берегу озера, куда поднималась грунтовка, накатанная строительной техникой. Ограждение отсутствовало. Видимо, из местных сюда никто не добирался. Часть коттеджа еще требовала внешней отделки. Но в целом здание было готово.

— Вижу, тебе нравится мое творение, — заметил Артур восхищение, с которым девушка рассматривала замок. — Давай-ка сфотографирую на фоне фасада.

— Конечно. А ты, оказывается, талантливый архитектор. Не удивлюсь, если дом и внутри такой же роскошный. Эх, хотелось бы в таком пожить.

— Думаю, внутри коттедж будет роскошным, когда придет время его обживать. Сейчас там рабочие инструменты и больше ничего.

— Ой, я со своими впечатлениями совсем забыла про Светку, — спохватилась Карина. Она достала смартфон, но не интернета, ни связи не было. — Блин, она же ждет моего звонка. Что же делать?

— Видимо, здесь «мертвая зона», вот и не ловится ничего, — предположил Артур. — Но это мелочи. Все решается спутниковой антенной с подключением к интернету. Есть другие, более важные проблемы.

— Какие?

— Да не заморачивайся, расслабься и отдыхай. Нас ждет развлекательная программа.

Артур предложил начать с катания на лодке по озеру. Водная гладь манила простором и вселяла умиротворение. Водоем дарил прохладу в безветренный, жаркий день, и Карина согласилась, посетовав при этом на отсутствие купальника.

Весла мягко погружались в воду и почти не производили всплеска. Лодка постепенно оказалась на середине озера в форме полумесяца. Там, где оно сужалось, рос камыш в тени крон деревьев, стоящих на самом берегу. Здесь же от дальнего перелета отдыхали несколько белых лебедей. Они слегка покачивались на воде, оставаясь на одном и том же месте, при этом выгнув шею и спрятав голову под крыло.

— Давай подплывем поближе, — предложила Карина, глядя на величавых птиц.

— Не, не стоит, а то вспугнем, — отказался Артур.

— Как красиво. Но ты погляди, лебеди совсем не двигаются, выглядят как неживые. Прикольно!

— Это они так спят.

Парень аккуратно развернул лодку в сторону коттеджа и спросил:

— Желание искупаться еще не пропало? А то я знаю одно место, где вода хорошо прогревается. Она там как парное молоко. Нельзя упускать такую возможность.

— Но мне не в чем, ты же знаешь. Хотя бы заранее предупредил, какой-нибудь намек дал.

— Тоже мне проблема. В древности наших прабабушек разве это останавливало? Тем более что у меня есть большое полотенце, в которое можно сразу завернуться. Даю слово, подсматривать не буду.

Карина, уставшая от палящего солнца, рукой провела по воде и демонстративно вздохнула.

— А ты убеждать умеешь, — решилась она. — Но знай, без тебя в воду не полезу. Будешь подстраховывать.

— Как изволите-с, госпожа, — услужливо поклонился Артур. — По правде, я и сам хотел окунуться — день уж больно жаркий.

Действительно, то место в озере оказалось интересным. В воде можно было нежиться вечно. При этом буквально через пять-шесть метров тело обдавал холодный поток из какого-то подземного источника. Артур предупредил:

— Далеко не отплывай, дальше — глубокие ямы и могут быть водовороты.

— Мне кажется, ты хотел еще что-то сказать, — поймала его пристальный взгляд Карина.

— От тебя ничего не скроешь. Хотел спросить… Да ладно, не стоит… Короче, можно тебя поцеловать?

— Ну… попробуй, — засмеялась девушка и подплыла поближе.

Их губы встретились, и для Карины все вокруг перестало существовать. Счастливое мгновение хотелось растянуть.

— А ты, наверное, впервые с парнем целуешься, я прав? — испортил романтический момент Артур, вогнав девушку в краску.

— Дурак, — буркнула она и забралась в лодку, где быстро закуталась в приготовленное полотенце.

Молодой человек следом занял свое место в лодке. Он не переставал извиняться, пока не добился, чтобы Карина его простила. Неожиданно появилось шампанское с одним фужером, которые Артур ловко достал из своей сумки.

— Это что, тоже часть программы? — приняла Карина из его рук наполненный фужер. — А как же ты?

— К сожалению, мне нельзя. Я же за рулем. Сегодня все лучшее — красавицам. На берегу нас ждет вкусный ужин. Между прочим, все блюда приготовлены в лучшем городском ресторане.

Шампанское своевременно появилось: сильно пить хотелось. Карина выпила фужер до дна. Возможно, спиртное так подействовало после прогулки по озеру, но уже через минуту у девушки закружилась голова и она прилегла на дно лодки.


Карина еще помнила, как за столом кавалер ее кормил какими-то вкусностями. С ложечки, как младенца, так как она не чувствовала своих рук. Затем он ее понес в сторону замка. По пути встретилась гоночная иномарка, на которой впереди красовалась эмблема с гарцующей лошадью.

— А я ведь эту лошадь видела. Во сне, — сказала заплетающимся языком девушка.

Артур молчал. Зайдя в коттедж, он направился куда-то вниз. Карина успела заметить отверстие в стене и металлическую заслонку. Через пару минут она погрузилась во тьму.

Девушка очнулась от резкой боли, когда наступила на что-то острое. Она без одежды находилась в узком проеме между двух кирпичных стен. В темноте осторожно проверила, что находится под ногами на бетонном полу. Внизу, по всей видимости, лежали розы. Те самые, которые ей были подарены сегодня и на стеблях которых имелись солидные шипы.

Сбоку проход закрывала железная заслонка. За ней велась какая-то работа. Карина постучала кулаком. Наступила тишина. Затем послышался голос Артура:

— Привет! Что, очухалась? У меня есть хорошая новость и плохая. Хорошая — ты все-таки останешься в этом замке. Причем навсегда, как и хотела. Плохая — тебя придется для этого замуровать в основание дома.

— Что? Ты что такое говоришь?! — закричала Карина. — Ты что, ненормальный? Маньяк?

— Ничего личного, дорогая, просто бизнес. Я деловой человек, мне нужно сдыхать здание неприлично богатому мудаку, который выбрал это место, а оно вообще не предназначено для строительства. Но, понимаешь, клиент с железными аргументами: поспоришь — получишь пулю в лоб. Пришлось согласиться.

— Зачем? Ты же обеспеченный человек, на «Феррари» гоняешь.

— Так это не моя тачка, а того клиента, — признался Артур. — Представляешь, сколько у него бабла, если он разрешает на ней гонять на работу в пойму почти по бездорожью. Я представился известным архитектором, но, если честно, это мой первый проект, все документы к которому нашел у одного спеца в интернете. Теперь мне нельзя ударить лицом в грязь. От этого зависит моя жизнь.

— А как же я? Что ты собираешься делать? — Карина заволновалась. Она начала понимать, что это не розыгрыш и не шутка.

— Хорошо, расскажу. Сейчас тройной кладкой кирпича я заложу этот склеп. Да-да, это — склеп, и ты присутствуешь на своих похоронах. Соболезную. Вот и цветы пришлись кстати. Ты умрешь и станешь демоном или духом, короче, частью дома, который защитишь от разрушения. И чем больше страданий испытаешь перед смертью, тем крепче будут стены. На одной из них повесят твою фотку. Или картину напишут. Ее предназначение будут знать лишь посвященные. Между прочим, клиент одобрил твою кандидатуру.

— Эй, какого хогвартса тут происходит! Ты, подонок, просто больной! Выпусти меня отсюда и занимайся своей фигней сколько влезет, только без меня! — потребовала Карина, чувствуя, что уже понемногу замерзает от холодных стен.

Ответ не последовал. Снаружи укладывали кирпичи. Видимо, пока первый слой, потому что было слышно, как падают излишки раствора. Через какое-то время Артур решил передохнуть и продолжил рассказывать о своем зловещем плане.

— Чтобы ты понимала, это называется жертвоприношение. После возведения первого этажа все было нормально. Проблемы начались со вторым — стены разваливались, словно после землетрясения. Я ничего не понимал, что происходит, пока мне не посоветовали обратиться к магу. По его словам, нужно откупиться от местного духа, который может покарать за любое самовольное строительство на его территории. Особенно жестоко мстят деревья. Требуется плата — жизнь ребенка или девушки. Тогда сооружение станет долговечным. Так зачастую делали в старые времена, так делают и сейчас. Для примера маг назвал мне несколько известных замков на Рублевке под Москвой. Представляешь, с ними вообще ничего не случается, их обитатели целы и невредимы, пока там живут. А роскошные дома в заповедных местах. Их ведь никто не сносит. Ни судьи, ни приставы ничего не могут поделать. Этим маг окончательно убедил меня. Можно вспомнить и про неприступную Кремлевскую стену, которую охраняют именитые покойники. Да что далеко ходить, думаю, и огромный мост через нашу ГЭС тоже долго простоит — зря что ли там люди пропадали.

— Бред какой-то! Так ты, сволочь, готов даже детей погубить ради своего сарая с башенками?

— Нет, что ты, я же не изверг, — возразил Артур и продолжил делать кладку, перейдя ко второму слою. — И насчет бреда. После того, как замуровали первую женщину, рабочие абсолютно спокойно достроили все здание. Проблема другая потом возникла. Дом стал как бы съезжать с обрыва в озеро. Будто что-то его стягивало. Пришлось срочно придумывать массивный якорь из бетонных плит на заднем дворе. Так что коттедж удерживают стальные канаты, а так быть не должно. Маг сказал, что я лох: в жертву нужно приносить не проститутку, а девственницу.

Голос Артура становился все более глухим. Карина не выдержала и разрыдалась.

— Прошу тебя, не бери грех на душу, выпусти меня. Я никому не расскажу, забуду про тебя, уеду в другой регион, — умоляла девушка, все еще надеясь на спасение.

— Забудешь? И это после того, что для тебя сделал? А я ведь напоследок постарался устроить романтическое свидание, которого у тебя никогда бы в жизни не было, — издевательски отреагировал на ее мольбы архитектор. — Кстати, лебеди искусственные. Десять тысяч за них пришлось отдать, это помимо других расходов. Так что дороговато ты мне обошлась. Но, с другой стороны, нынче такой строительный ингредиент не так-то легко найти.

— И ты меня чем-то опоил, чтобы я потеряла сознание?

— Какая ты догадливая. Да, так меньше проблем.

— Меня же будут искать.

— Если только в какой-нибудь реке, на берегу которой найдут твою одежду. Неизвестно, что на тебя могло найти. Помню, ты очень нервничала, когда звонила последний раз подруге из парка.

— Скотина, урод! Я тебя убью!

— А вот это вряд ли. Да, там чуть повыше приготовлена петля. Воспользуйся, если не захочешь долго мучиться. Предыдущая девушка сделала правильный выбор.

— То есть я тебе еще должна сказать спасибо? Чтоб ты сдох!

— Вот она, благодарность, — продолжал глумиться Артур, взявшись за третий слой кирпичной кладки. — Прощай. Можешь покричать вволю — пусть дом пропитается твоей психической энергией перед смертью.


Карина кричать не стала, чтобы экономить силы. При отсутствии света она на ощупь проверила длину проема — примерно два метра. Дальше была плотная кирпичная кладка, отделявшая другой самодельный склеп. Об этом девушка догадалась по трупному запаху — по соседству разлагались чьи-то кости. Скорее всего, там находилась первая жертва архитектора. А может и не первая.

С большим трудом удалось погасить начавшуюся панику. «Нужно выжить во чтобы то ни стало назло Артуру и его проклятому дому», — дала себе установку Карина. Злость к маньяку, бредившему черной магией, была настолько сильной, что она почти наяву видела, как душит его, а потом разрушает замок до основания. Желание мести разрывало ее изнутри и делало более безрассудной. Она поймала себя на мысли, что готова даже отдать душу ради этой цели. «А почему бы и нет? Меня бы устроил такой обмен. Только бы вырваться отсюда и наказать гада, — сжала в ярости кулаки девушка до хруста в пальцах. — Жаль, договариваться не с кем».

Она вздрогнула от неожиданности, когда что-то упало на плечо. Это оказалось перо птицы. Как оно сюда попало в замкнутое пространство, непонятно. Карина подняла голову вверх и увидела высоко над собой два горящих красных глаза. Они смотрели на нее, не мигая, а потом исчезли. Что это было? У девушки замерло сердце. Точно, не показалось. Кто-то пытался подсказать, что проем сверху ничем не заделан и уходит вверх — странная задумка архитектора.

Человек до поры до времени не знает, на что он способен. Известно, что в экстремальной ситуации могут включаться сверхспособности. Отсюда прыжки через двухметровый забор при бегстве от нападающего медведя, случаи выживания после долгого нахождения в ледяной воде, избавление от конечностей, которые мешают спасению. Например, альпинист Арон Ралстон тупым ножом отрезал себе кисть правой руки, зажатой валуном, вначале переломив кость, чтобы легче пилить. До этого на горе он пять дней пробыл в ловушке, надеясь на помощь.

Отчаяние Карины и безразличие к опасности были схожими. К тому же страх высоты отсутствовал — тренировки на скалодроме не прошли даром. Найдя крюк, где была «заботливо» приготовлена петля, и, уцепившись за него, девушка в одну стенку уперлась ногами, в другую — головой, затем руками. Полностью приняв горизонтальное положение, она начала восхождение мелкими «шажками» спиной вверх.

Через некоторое время она рукой нащупала край бетонного перекрытия — значит, один этаж позади. Важно, чтобы дальше пространство не расширилось, иначе неминуемы падение и мучения от полученных травм.

Небольшой отдых — и надо двигаться дальше. Карина заметила, если раньше ноги приходилось слегка подгибать, упираясь в стену, то теперь этого не требуется. Вроде даже немного легче стало, но поубавилось уверенности в том, что и дальше так пойдет.

Добравшись до второй плиты этажного перекрытия, Карина едва не вскрикнула от радости. И тут же себя одернула — рано торжествовать. Предстояло преодолеть последний один отрезок пути, а руки и ноги дрожали от перенапряжения. Действительно, дальше расстояние между стенами постепенно увеличивалось. Еще немного — и придется упираться лишь кончиками пальцев. Досадно будет сорваться в нескольких сантиметрах от спасения.

Девушку внезапно осенило, что архитектор тщательно выбирал свой особый «строительный ингредиент». Возможно, он заранее знал об увлечении альпинизмом, вот и придумал такую ловушку с расчетом, что жертва угробит себя как можно скорее, если не решит повеситься. Неужели он же подкинул перо-подсказку, похожее на то, что ранее залетело в машину? И что делать? Спускаться обратно сил уже нет, да и смысла тоже. Вверх — не добраться. Смириться с участью не позволяло клокочущее желание мести. Но слезы наворачивались на глаза от понимания бессилия.

— Артур, какая же ты мразь! Все что угодно отдала бы, даже душу, лишь бы выбраться отсюда и уничтожить тебя!

Немного успокоившись, Карина осторожно провела повыше по стене рукой и нащупала… ветку с листьями. Причем довольно крепкую. Непонятным образом оказавшись здесь, она свисала со стороны крыши. И это был единственный шанс. Девушка сильнее подтянула к себе ветку и схватилась за нее обеими руками. Представляя себя на канате, Карина с каждым усилием все ближе продвигалась к свободе.

В какой-то миг показалось, что ветка сама тянет ее вверх, к отверстию в стене, которое либо на заделали строители, либо каким-то образом было пробито. Вот и свежий воздух. А ветка стала еще толще. Выбравшись по ней наружу, Карина чуть не расплакалась от счастья.


На улице стемнело. Под усыпанным звездами небе мелодично и успокаивающе стрекотали сверчки. С озера доносились редкие всплески — щука вышла на охоту. Возле дома никакого движения не наблюдалось. На своем месте стояла «Феррари» — архитектор-душегуб находился в замке.

Спуститься по дереву не составило труда, благодаря необычному, но очень удобному расположению веток в виде живой лестницы. Искать одежду было некогда — Артур в любой момент мог выйти из дома. Зажегся свет в фойе на первом этаже, и у Карины от страха перехватило дыхание. Ничего другого она не придумала, как спрятаться на заднем дворе.

Она притаилась за какой-то конструкцией из бетонных плит с крупной лебедкой, от которой четыре стальных троса уходили в темноту. Явно к коттеджу. Тут Карина вспомнила про «якорь», что не дает дому сползти с обрыва. Архитектор не врал. Он точно боялся оползня.

«Ну вот я и нашла твое уязвимое место, гаденыш. Нужно было все-таки строить по правилам, двоечник», — злорадствовала девушка.

В голову пришла идея ослабить тросы. Пульт от лебедки нашелся быстро. Забыв про осторожность, Карина включила механизм. Натяжение не пропало. Возможно, было предусмотрено специальное ограничение для такого случая.

— Этого не может быть! Это неправильно! Как ты выбралась?! — послышались удивленные возгласы Артура.

Шаги приближались. Не выпуская пульт из рук, Карина затаилась. Сердце едва не выпрыгивало из груди от волнения.

— Ага попалась, выходи! — архитектор поймал фонариком ноги девушки. — Ты меня сильно подставила, ведь сегодня крайняя ночь для жертвоприношения. Ну почему ты не умерла? Ничего, сейчас все исправлю.

— Спасибо, что подсказал. Точно, все было неправильно, — теперь Карина включила механизм на сматывание. — И надо правильно говорить: последняя ночь.

Стальные канаты стремительно натянулись до такой степени, что стали срывать крепления со стены замка.

— Что ты наделала! — ужаснулся Артур. — Отдай пульт! — он бросился к Карине.

Воздух со свистом рассек оборвавшийся четвертый трос — и голова молодого архитектора упала к ногам девушки. Несколько секунд глаза внимательно смотрели на нее и иногда моргали, а губы вытянулись в страшном прощальном поцелуе. Крик Карины огласил округу.

На небе исчезли звезды, внезапно поднялся сильный ветер и раздался подозрительный шелестящий шум. Девушка подняла с земли фонарик архитектора и направила на замок. Он тихо двигался в темноту к обрыву. Карина могла бы поклясться, что дом кто-то обхватил огромными руками. Но это всего лишь были ветки деревьев, которые вытянулись вдоль стен и плотно их сжали. Грохот, громкие всплески и бурление, которые послышались с озера, говорили о том, что разрушенное здание с башенками будет покоиться на дне подводной ямы. На земле о нем напоминали только остатки фундамента.

«Ну все, насвидалась до самого гроба, пора убираться отсюда», — сказала сама себе ошеломленная всем увиденным Карина.

Дорогущая «Феррари» стояла на своем месте, двери были не закрыты, ключ торчал в замке зажигания. На пассажирском сиденье лежала одежда — джинсы, зеленая блузка и телефон с неотправленным сообщением Светке.

Одевшись, Карина села за руль. Прав у нее не было, но она решила, что дворовых уроков вождения ей хватит, чтобы уехать из этого жуткого места. Уверенности придавала мысль о безлюдной дороге. Немного освоившись, девушка повернула ключ зажигания и включила фары.

В это время заработал интернет, и фото сразу же ушло Светке. Через минуту булькнул ответ подруги: «Какая ты счастливая! Я так рада за тебя! Ой, забыла сказать, он, кажется, черной магией увлекается. Думаю, это несерьезно».


* * *


Елисей Порфирьевич подкинул дров в печь, оглядел заслушавшихся студентов и напомнил им условие ночлега:

— Не спать!

— Мы помним, — успокоила хозяина дома Ольга. — Да и с такими историями не поспишь. А хорошо все-таки, что девушка выбралась из такой передряги.

— А кто сказал, что выбралась? — удивился Елисей Порфирьевич. — Вы просто не дослушали. Вот что было дальше. Карина сначала с трудом съехала вниз, а потом как подменили — разогналась по дороге вдоль озера так, словно черти ее подгоняли. В таких случаях говорят: на тот свет опаздывала. Из грунтовки торчал невесть откуда взявшийся массивный корень дерева. Он и остановил иномарку. Навсегда. От удара машина улетела в озеро, где лежит и поныне.

— Ну вот зачем надо было все портить, — вздохнула Ольга.

— Блин, трагично. Лучше бы потерпела до утра и поехала в светлое время, — Царину больше остальных раздосадовала такая концовка.

— Нет, демон никогда не отпустит обещанную душу, — возразил ей старик и, заметив краем глаза, что девушка ежится и прижимает руки к груди, открыл заслонку и подкинул в печь немного дров. — Потерпи, сейчас пожарче сделаю, утром все пройдет, ты не волнуйся.

— Ну ты даешь! У тебя в роду часом не было Стивенов Кингов? — хохотнул Андрей. — И ведь как все логично! Оползень, ДТП — все вполне объяснимо. Думаю, мистикой здесь и не пахнет. А про альпиниста — прикольно. Читал, беда с ним такая приключилась давно, в начале двухтысячных. Интересно, что ты, дед, о нем знаешь.

— Ну, не вы первые здесь истории рассказываете. Ко мне с разных сторон приходят. Так что события всякие известны. Знаю и про коллективизацию, приватизацию, вакцинацию, радиацию. В общем, много чего.

— Елисей Порфирьевич, по-вашему получается, что в итоге Артур стал пострадавшим, так сказать, жертвой несчастного случая. А Карина, которая вообще ни при чем, проклята навек? Несправедливо же, — рассуждал Димон, переваривая историю у себя в голове.

— А разве в жизни бывает по-другому? — исподлобья глянул на него Елисей Порфирьевич.

— Бывает, дед, бывает. Сейчас докажу, — перехватил эстафету Андрей. Он достал из рюкзака фонарик, натянул пониже на лоб бандану с черепами, состроил страшную гримасу и для пущего эффекта осветил свое лицо.

Передай другому

Темнело все еще быстро, хотя был конец апреля. Холеный черный «Фольксваген» осветил фарами край лесополосы и проехал между деревьями, где позволяло пространство. Машина почти вслепую продиралась по бездорожью, иногда цепляясь кузовом за сухостой. При каждом сильном скрежете водитель ругался, но продолжал выруливать по суходолу. При этом мастерски избегал встреч с кустарниками и высохшими деревьями.

Внедорожник добрался до небольшой ложбинки и остановился с включенными фарами. Место ничем не примечательное, только удивляло среди небольшой растительности дерево высотой с шестиэтажный дом.

С водительского сиденья, пыхтя и вздыхая, выбрался полноватый мужчина в расстегнутой курточке и вразвалочку направился к дереву.

— Эй, Андрей, а ты уверен, что это осина? Похоже на тополь, — провел он рукой по гладкому стволу дерева. — Кажется, напрасно мы сюда приехали, зря только машину портил. А я на тебя так надеялся.

— Нет, не зря. Сергей Петрович, я вас уверяю, это самая настоящая осина. И листья от тополя отличаются, — стал доказывать молодой человек, захлопывая дверь «Фольксвагена» со стороны переднего пассажирского места. — Вот глядите, они кругловатые, сердцевидные. А ножка у листа длинная — можно завязать в узелок. У других деревья она короче. Кора выглядит с виду как березовая.

Сергей Петрович еще раз осмотрел дерево, перепроверив перечисленные приметы, и удовлетворительно хмыкнул.

— Ладно, убедил. Верю, — сказал он и хлопнул осину по стволу. — Да, как раз пойдет, то что надо.

— Поверьте, я раньше в пойме часто бывал. Знающие люди научили различать деревья. Вот и сейчас знания пригодились… Кстати, попрошу обещанное, — протянул Андрей ладонь и тут же получил купюру в пять тысяч рублей. — Премного благодарен, шеф.

Довольный парень убрал деньги в карман брюк. Наблюдая, как Сергей Петрович ножом раздирает ствол осины и вырезает щепки, он поинтересовался:

— Шеф, извините, а зачем вам осина? Кол, что ли, для кого-то понадобился?

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.