электронная
Бесплатно
печатная A5
506
18+
Исповедь кочегара

Бесплатный фрагмент - Исповедь кочегара

Объем:
468 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2335-3
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 506
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

РАСЩЕПЛЕНИЕ

Я, Курыбеда Игорь Андреевич, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, решился на фундаментальное расщепление в своей жизни. Если Вы, дорогой читатель, читаете эти строки в написанной мною книге, значит, моя мечта сбылась и отныне в моём теле теплится две личности, два совершенно разных разума. Первый — это обычный парень, муж, отец двоих детей, а второй — скрытый

самородок, тёмная и мечтательная личность, которая преобладает во мне во время ярких творческих всплесков.

Я долго думал над псевдонимом, перебрал множество разных вариантов, но не смог выбрать достойного. Поэтому решил воспользоваться уже готовой мыслью гениального писателя Евгения Петровича Катаева, он же Евгений Петров из легендарного дуэта писателей Ильфа и Петрова. Евгений Петрович просто и изящно сгенерировал псевдоним из своего собственного отчества. Я решил не изобретать велосипед и воспользоваться таким же простым способом получения псевдонима.

Игорь Андреев

Моё настоящее Я так и продолжит себе мирно существовать в бренной реальности, будет тяжко работать, чтобы обеспечивать семью всем необходимым, воспитывать детей и радоваться жизни.

А моё вымышленное Я (он же Игорь Андреев) будет время от времени доминировать над моим телом и творить литературные шедевры местами жутковатого содержания.

Очень надеюсь, что данная затея не закончится в психдиспансере с завязанными за спиной рукавами смирительной рубашки.

И последнее: не судите строго, если Вам покажется, что в некоторых местах моей работы я перегибал палку и отвращение просто зашкаливало. Если литературное произведение не вызывает никаких эмоций, то это мёртвая, бесполезная трата времени, а я не настроен тратить Ваше время.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Он решил тихо и спокойно покончить с собой, чтобы любимая девушка поняла, что грубо ошиблась, изменив ему. Что она предала решительного, волевого человека, который не боится принять самостоятельное смелое решение. Глупец! Его поступок никто не оценит по достоинству, а позже он узнает, что показал себя слабым и трусливым слюнтяем, для которого петля была единственным выходом. Эту истину поможет понять ему ОН, и ОН же вернёт его обратно в мир живых, чтобы всё исправить. Но парень даже не мог представить, какой ценой ему достается этот шанс.

Часть 1

ЗАТВОРНИК

ГЛАВА 1
ТРУБА

Хлестал жуткий ливень. Чёрное небо разрывали молнии. Потоки воды стремительно неслись вниз по лесным тропинкам.

Каждый, кто находился в этом лесу, был обречён промокнуть до нитки. Отдыхающие, которые выехали на пикник именно в этот день, попрятались в своих автомобилях и с тоской наблюдали, как проливной дождь тушит их костры.

В это время по грунтовой дороге вдоль леса поднимался молодой человек. Он уже никуда не спешил, потому что насквозь промок.

За плечами он нёс рюкзак и чехол с небрежно сложенной и наспех упакованной палаткой, поэтому часть палатки вывалилась из рюкзака и волочилась по земле. В одной руке он сжимал две удочки, второй — придерживал капю­шон. Насквозь промокший, бедняга шёл очень медленно, еле переставляя ноги. Его голова раскалывалась от сильной боли. В ботинках хлюпала вода. Поскользнувшись, он не успел сгруппироваться и шлёпнулся лицом прямо в лужу и заскользил вниз по склону, где была лесная тропинка. Выругавшись, он не стал сразу подниматься на ноги. Лёжа в грязи, он завёл монолог внутри себя.

— Какого чёрта я здесь делаю?! На кой сдалась мне эта труба вместе с её чудаковатым кочегаром, который переводит запасы топлива! Почему я не пошёл на вокзал с друзьями, а пошёл совсем в противоположную сторону? Ну узнаю я причину, по которой он это делает, и что? Хотя вряд ли он станет отвечать человеку, который заявился к нему без приглашения и начинает задавать глупые вопросы. Да ещё и в таком виде!

Но стоило бедняге поднять глаза и через стену дождя увидеть ту самую трубу, из которой по-прежнему валил дым, как все вопросы тут же пропали, и им снова овладело необъяснимое желание утолить своё любопытство. А потом он выдохнул и с трудом поднялся. Свитер и штаны были безнадежно измазаны глиной, но это волновало парня

меньше всего. Он сошёл со скользкой дороги и далее пошёл по траве.

У него была только одна задача — добраться до кочегарки и узнать у кочегара, почему же горит огонь в печах.

В город Л. этот насквозь промокший юноша попал совершенно случайно. Два его друга, которые работают на частную кондитерскую фирму (один водителем, а второй экспедитором), сказали, что в городе Л. целая уйма водоёмов, на которых можно славно порыбачить и недурно отдохнуть. Так им сказал шустрый грузчик, который работает на одной из торговых точек в городе Л., на которую они поставляют товар. Один из этих прудов даже видно через листву старых дубов, если подъехать к этому магазинчику через задний двор. И с этим предложением они обратились к нашему, на данный момент, насквозь промокшему герою.

ГЛАВА 2
ТРИ ТОВАРИЩА

— Тим, поехали! — не унимался Алексей. — Посидим, отдохнем, закинем удочки в воду, поджарим какую-нибудь дрянь на костре к пиву, сосиски, например.

— Ну не знаю. Я не очень люблю чужие города, — промямлил Тимур.

— Да брось, старик, ты же сто лет уже никуда не выезжал отдыхать. Так смотри, помрешь завтра, тьфу-тьфу-тьфу, конечно, — сказал Стас, постучав себя по голове, машинально проговорив «голова-дерево», а с друзьями-то на рыбалку так и не съездишь.

— И вообще! Что тебя дурака застенчивого уговаривать ещё, — возмущённо фыркнул Алексей. — Боец, слушай мою команду! Отставить затворничать! В субботу утром чтоб был готов отправиться на отдых, — Алексей, сдвинув брови, мерил комнату шагами.

Одну руку он заложил за спину, а указательным пальцем другой руки, в такт своим словам, он оживлённо махал им вверх и вниз.

— При себе иметь рюкзак, в котором должны находиться…

Алексей стал загибать пальцы. Тимур улыбнулся, зная, какой Алексей искусный болтун. Он не стал ему мешать разыгрывать этот забавный спектакль. Он лишь скрестил руки на груди и молча, наблюдал за ситуацией.

— Первое. Свитер, штаны, носки и спрей от комаров, потому что мы едем с ночёвкой. Второе. Пиво, минимум четыре банки, обязательно алкогольное, потому что пора уже завязывать с поглощением этой безалкогольной «урины», — Алексей сделал соответствующий жест пальцами, который обозначал, что это слово он использовал

в переносном смысле, — государственного производства! К пиву разрешается взять сухпай в виде чипсов или сухарей. Далее. Средство связи брать с собой запрещается.

— Не согласен! — вскочил со своего места Тимур. — Как же я…

— Молчи, боец, тебе слова ещё не давали! — Алексей положил руку Тимуру на плечо и усадил его на место. — Как же ты что? Как же ты будешь держать связь со своей любимой пассией? Как же ты ей будешь строчить сообщения каждые две минуты, если вдруг телефон дома останется? Это ты хотел спросить? А? Так я тебе отвечу: никуда твоя суженая за два дня не денется! Потерпит! Как раз и телефон её от твоих сопливых сообщений просохнет. «Люблю…», «Целую…», «Скучаю…», «Места себе не нахожу…» Бгэх! Ужас какой! Убил бы тебя за твои сопли, не будь ты моим другом!

Стас заулыбался, наблюдая за неслабыми актёрскими способностями Алексея, которые он тут демонстрировал. А когда по лицу Алексея прокатилось наигранное отвращение во время последних слов, то Стас прыснул.

— Так, на чём мы остановились? Да! На телефоне. А точнее, на его отсутствии! Ты усвоил этот момент, боец?!

— Да, — еле слышно ответил Тимур.

— Не слышу!

— Да!

— Что «Да»?!

— Оставить телефон дома! — эта игра затягивала Тимура и внутренне он был уже согласен, так как и вправду давно не отдыхал как следует, но всё же разрешил Алексею продолжить.

— Во-от, уже лучше. Так держать. И ещё: к вышеперечисленному добавить в список палатку, спички, карманный нож и презервативы. — Глаза Тимура резко увеличились, а Алексей расплылся в ехидной улыбочке. — Ла-адно, не дергайся, я пошутил. Зная тебя, салага, ты слишком правильный для настоящих приключений, поэтому последний пункт можешь вычеркнуть. Хотя мне кажется, что именно этого тебе

и не хватает. Твоя-то грымза, наверное, до сих пор не подпускает тебя к себе, и где ты её только нашёл?

Сжав кулаки, Тимур сорвался с места и крикнул:

— Она не грымза, ясно?! Просто она…

Алексей перебил Тимура.

— Да-да-да, знаем. Ещё не готова.

Лицо Тимура залилось красной краской, и он стал хватать ртом воздух.

— Если ты не прекратишь так со мной разговаривать, то я никуда…

Алексей снова не дал закончить Тимуру.

— Но-но-но, полегче! — Алексей поднял вверх обе руки. — Заднюю включить уже не получится. Всё договорено. А до субботы у тебя будет время остыть. Так что соберись, тряпка! — Алексей снова включил командира. — И никаких мне тут пререканий. В субботу утром мы со Стасом зайдем к тебе. А от тебя все вместе держим курс на вокзал. Тебе всё ясно, солдат?

Тимур не ответил.

— Не слышу ответа!

— Да, — ответил Тимур.

— Что ты сказал?!

— Да пошёл ты… — у Тимура на глаза навернулись слёзы.

— Что за сопли, сынок?! — продолжал свой спектакль Алексей.

Тимур не ответил. Он опустил голову, и слёзы потекли по его лицу. В это время Стас подскочил к Алексею, отдёрнул его за плечо и сказал:

— Эй, кончай, ты снова перегибаешь. Прекращай измываться над пацаном, хватит с него на сегодня. — Алексей причмокнул языком сквозь зубы и посмотрел с недовольным видом на Тимура. — Ладно, пойдём домой, — Алексей сунул руки в карманы, развернулся к Тимуру спиной, собравшись было уходить, но сделав резкий поворот, обратился к нему вполголоса: — Как ты думаешь, Тим, я дождусь от тебя когда-нибудь нормальной мужской реакции? Когда уже наступит тот день, когда ты мне ответишь на моё хамство не эмоцией, а действием? Когда уже я дождусь от тебя удара в лицо? Я постоянно унижаю тебя, оскорбляю твою девушку, а тебе хоть бы хны… Что ты за тряпка такая, Тим?

— Хватит, — не выдержал Стас.

Тимур продолжал плакать.

— Тим, а ведь я твой друг и ты мне не можешь ответить. А что будет, если на тебя наедет какой-нибудь чужой человек, что ты сделаешь, тоже заплачешь? Или сразу убежишь, м?

— Я сказал «хорош»! — Стас повысил голос. — Он всё понял. В следующий раз он обязательно съездит тебе по физиономии.

Алексей ничего не ответил. Он развернулся и вышел.

Стас подошёл к Тимуру, присел перед ним и сказал:

— Эй, старичок, давай прекращай тут сырость разводить, всё хорошо. В субботу нормально отдохнём и всё нормализуется. — Стас встал, дружелюбно хлопнул Тимура по плечу и направился к выходу. — До субботы, Тим. Пока.


***

В субботу рано утром Тимур был уже на ногах. Он сидел на кухне, пил зелёный чай с печеньем и думал, всё ли он взял с собой в дорогу. Ему ужасно не хотелось ехать в незнакомый город в компании Алексея, но выслушивать новую порцию издевательств от дерзкого товарища, да ещё и с самого утра, он хотел ещё меньше, поэтому пришлось повиноваться.

Дорожный рюкзак и палатка были приготовлены ещё с вечера пятницы и стояли у входной двери. Тимур был аккуратным молодым человеком, и даже когда учился в школе, то всегда с вечера делал уроки и собирал портфель.

Но всё это было у Тимура в голове на втором плане. Главной мыслью был его сон, точнее ужасный ночной кошмар, от которого он проснулся задолго до будильника в холодном поту и с учащённым дыханием.

Ему приснилось, что он находится в пылающей печи и никак не может выбраться оттуда, что-то ему мешает. Услышав, что в ногах, где находилась дверца в печь, происходит какое-то движение, он начал кричать, взывая о помощи. Пламя вокруг него продолжало разгораться, высокая температура вызывала удушье, сухой кашель царапал горло. По ощущениям это напоминало колючую проволоку, которую

протягивают через глотку. Тимур продолжал звать на помощь, и когда дверца печи открылась, и чьи-то руки потянули его за ноги, то он безгранично обрадовался, он ликовал.

«Свободен! И жив,» — думал он про себя.

Но когда Тимур высунул ноги из дверцы печи, его освобождение было приостановлено и спаситель замешкался. Тимур не знал, что там происходит, но через мгновение он понял: чужие руки вытаскивают из его ботинок шнурки.

Тимур был в замешательстве: зачем чужаку понадобились шнурки, но думать об этом не было времени и, задыхаясь от кашля, парень предложил забрать шнурки вместе с ботинками, моля о спасении. Но ответом был толчок, который вернул его обратно в печь, и лязг металла закрытой дверцы.

Именно в этот момент Тимур проснулся со звоном в ушах от металлического хлопка. Его душил тот же кашель и запах дыма, которым пропитались его одежда и волосы.

И вот, сидя на кухне он размышлял о том, что произошло ночью в его голове. Была только одна мысль: «Сон слишком реален, чтобы быть просто сном…»

Звонок в дверь. Тимур обнаружил на пороге двоих друзей с рюкзаками и удочками.

— Здравствуйте, а зануда Тимур здесь живет? — изменив голос и ухмыляясь, кривлялся на пороге Алексей.

— И тебе привет, умник, — с достоинством принял вызов утреннего хамства Тимур.

— Ха! Красавчик! Вот видишь, можешь ведь нормально отвечать, без своих этих сюсипуси, — с сияющей улыбкой на лице Алексей похлопал Тимура по плечу, отодвинул его в сторону и направился в глубь квартиры.

— Эй, умник, ты куда? — крикнул Тимур вдогонку Алексею, надевая свой рюкзак. — Я уже готов!

— А я буду готов через пару минут! — голос Алексея донесся до ребят глухим эхом. — Можете подождать меня внизу!

Стас и Тимур поняли, что Алексей побежал в туалет, и ребята не стали его ждать. Они взяли свои вещи и спустились вниз. Алексей, как и обещал, вернулся через пару минут, довольный и жизнерадостный. После небольшой проверки, всё ли они взяли, друзья отправились прямо на вокзал. Там никаких происшествий не было, они купили билеты, сели в электричку и через 40 минут уже были на вокзале города Л…

Вокзал был чистеньким и ухоженным. Привокзальные здания выкрашены в нежно голубой цвет, перрон выложен разноцветной тротуарной плиткой. Главное здание вокзала украшали большие стрелочные часы. Территорию патрулировали сотрудники внутренних органов. По их лицам можно было увидеть, что им скучно. И с этим

выражением лиц, заложив руки за спину, они сосредоточенно продолжали измерять вокзал шагами. Ребята же, в свою очередь, зашли в ближайший магазин, чтобы купить воды, а заодно узнать дорогу к местным прудам.

Путь к прудам пролегал через парк, а потом через небольшой хвойно-дубовый лесок. Через 10 минут пешего хода они увидели, как солнечные лучи играют на водной глади. Это означало, что троица приближалась к конечному пункту своего пути. Выйдя из леса, путники остановились посреди дороги. Слева от них был пруд поменьше, но подходящего места, где они могли бы разбить лагерь, парни не увидели. Справа от них был ещё один пруд — по размерам он был больше. С трёх сторон этот пруд окружала грунтовая дорога, а с четвёртой, со стороны леса, была поляна. Увидев недалеко от берега пепелище, ребята решили, что здесь и будет их небольшой лагерь.

Прибыв на место, три товарища сбросили свои рюкзаки и присели на минутку, чтобы перевести дух после дороги. Во время отдыха они распределяли обязанности: кто и что будет делать. Алексей, недолго думая, поднялся, достал из сумки полотенце и набросил его на плечо.

— Не, ребят, я — пас. Мне нужно освежиться после дороги, а то сейчас засохну. Я пойду на пляж и проверю там обстановку, посмотрю, что к чему. Если вам будет легче, то можете считать, что моим заданием будет разведка местности.

Алексей надел солнцезащитные очки, развернулся и ушёл. Тимур со Стасом переглянулись, пожали плечами и решили, что пусть идёт, толку от него всё равно не много, так пусть хотя бы не мешает. Договорились, что Стас поставит палатку, а Тимур пойдёт собирать хворост для костра. С собой Тимур взял покрывало для дров

и пару яблок, чтоб было чем заняться по пути в лес.

Осмотревшись вокруг, чтобы выбрать в какую часть леса пойти, он обратил внимание на высокую трубу, которая виднелась за деревьями. Вроде бы ничего необычного в ней не было, но всё же он не мог оторвать от неё взгляда, потому что из трубы валил густой дым!

— Как такое может быть?! — подумал Тимур. — Какой идиот переводит топливные ресурсы в конце лета.

— Эй! Ты чего застыл? — Стас прервал размышления Тимура.

— Посмотри туда, — парень показал пальцем в нужном направлении, — ты не находишь странным, что до отопительного сезона ещё очень далеко, а какой-то идиот кочегарит в полный рост.

Стас, сидя на корточках, посмотрел на трубу, а потом на Тимура и, не вставая, сказал:

— Если ты и дальше будешь задавать дурные вопросы не по делу, то мы позовём к себе того кочегара. Он нам, видимо, быстрее костёр организует, чем ты! Какая тебе разница, кто, что, где и когда там палит?! Вариантов — масса! — И тут Стас поднялся на ноги и начал загибать пальцы в процессе перечисления. — Может быть, идут какие-

нибудь профилактические работы перед зимой, чтобы убедиться, что всё работает ис­правно и ничего не сломано, а если вдруг обнаружится неполадка, то её будет легче устранить в тёплое время года.

Может быть, приехала какая-нибудь проверка и хозяева дали кочегарам срочное задание сжечь всю чёрную документацию. Может быть, эта котельная давно уже заброшена и её совсем недавно выкупил какой-нибудь богатый дядя и сделал из неё крематорий для домашних животных. Может быть, печи растопили местные мафиози, а в печке там сейчас жарится живьём кто-нибудь любопытный. Кстати, можешь сходить узнать, может, они и тебя заодно сожгут, ну чтоб печку дважды не разжигать! Ты же у нас тоже обладатель пытливого ума.

Тимур не нашёлся что ответить, а просто развернулся и молча пошёл в сторону леса. Мысли о трубе не шли у него из головы. Он опомнился уже тогда, когда был среди деревьев и загадочную трубу отсюда уже не было видно. Собрав достаточно дров, парень отправился обратно. Тимур вышел из леска, в глаза снова бросилась

эта злополучная дымящаяся труба. Дыхание перехватило, и Тимур приостановился. Покрывало с дровами выскользнуло из рук и упало на землю. Глаза Тимура глядели на неё снова и снова, и он никак не мог наглядеться.

— Ну что, криворукий, ты там ещё долго будешь сопли жевать? — по голосу Тимур понял, что Алексей уже вернулся с так называемой разведки. — Давай дуй сюда! Костёр сам не разожжется, так что активизируйся, наконец, а то уже есть хочется!

Тимур ничего не ответил, а просто поднял свою ношу и понёс её к пепелищу, развязал узел и начал выбирать мелкие щепки, чтобы разжечь костёр.

— Что, вот так просто? — Алексей был немного удивлён поведением Тимура. — Ни пререканий, ни фырканья, просто берёшь и делаешь то, что тебе говорят?

— Да это всё из-за трубы, наверное, — пояснил Стас. — Целый день ходит и пялится на неё, никакой работы, только созерцание и глупые размышления.

— Что ещё за труба?

Стас показал в нужном направлении. Алексей посмотрел на трубу и ничего не понял, при чём же тут труба.

— Что вы мне тут голову морочите?! Ты, — Алексей ткнул пальцем в Тимура, — разжигай костёр, а ты, — Алексей развернулся к Стасу, — установи, нако­нец, эту чёртову палатку! А то развели тут самодеятельность! А я пока посмотрю, что тут у нас есть, — и после этих слов Алексей направился к вещам Тимура.

— Эй, это мой рюкзак! — Тимур бросился к Алексею, но тот просто оттолкнул его.

— Уймись, бездельник! Я всего лишь посмотрю, что ты там взял и всё. — И с ядовитой улыбочкой Алексей расстегнул змейку на рюкзаке, сунул туда руку и тут же достал мобильный телефон.

— Я так и знал… — улыбка на лице Алексея стала ещё шире.

Тимур рванулся к Алексею в надежде отобрать у него телефон, но ничего не вышло. Алек­сей поднял руку с телефоном вверх, а так как Тимур был ниже, то он просто безнадёжно прыгал вокруг обидчика, но так и не мог ничего сделать.

— Так, всё! Отстань от меня. Всё равно телефон назад не получишь. Держи свой рюкзак, ибо то, что я искал, я уже нашёл.

— Живо верни телефон! Вдруг Лена напишет, — у Тимура снова начиналась истерика, — я же ей ничего не сказал про сегодняшнюю поездку.

— Это же хорошо, боец, — Алексей продолжал издеваться, — значит, ты нарушил только один пункт нашего договора, а это очень хороший результат для первого раза.

— Верни телефон, кому говорят! — лицо Тимура начало приобретать багровый оттенок, а голос начал дрожать.

— Предлагаю сделку, — Алексей скрестил руки на груди, — ты наконец-то разжигаешь нам костёр, жаришь на всех сосиски, которые находятся в моём рюкзаке, и мы все дружно выпьем по банке пива. Вот только после этого я отдам тебе телефон. А пока, — Алексей зажал красную кнопку на телефоне, — мы его выключим, и он полежит

у меня в кармане.

Тимур напрягся, сжал кулаки с такой силой, что ногти впились ему в ладони. Сильно сцепив зубы, он услышал, как они скрипят, а в висках бешено коло­тился пульс.

— Та чего ты так напрягся, старичок, это же всего-навсего телефон. — Алексей подошел ближе, улыбнулся и хлопнул Тимура по плечу.

— Разожжешь костёр, поджаришь сосиски, выпьем пивка и всё — твой телефон у тебя в кармане. И только от тебя зависит, как быстро всё это случится.

Алексей ещё раз хлопнул Тимура по плечу, развернулся и пошёл к Стасу. Расстроенный парень постоял ещё немного и через пару минут, молча, пошёл и продолжил разжигать костёр. А через полтора часа три товарища сидели полукругом. На покрывале между ними стояла одноразовая тарелка с жареными сосисками и открытая пачка чипсов. Алексей достал из рюкзака три банки пива и, открыв каждую, раздал их ребятам.

— За нас! И за то, чтобы ты, Тимур, стал наконец-то настоящим пацаном!

— Верни телефон, — еле слышно промямлил Тимур. — Ты обещал.

— Да, обещал. И да, отдам, но только после того, как ты выпьешь

как минимум банку пива и немного расслабишься, — Алексей как обычно просиял дружелюбной улыбкой, поднял банку пива и сделал пару глотков.

Тимур взял банку пива и выпил её залпом. Пустая банка упала на землю.

— Телефон, — Тимур был краток.

Алексей был удивлён решительностью друга, но всё же решил играть свою роль дальше.

— О, уже лучше! Ты начинаешь исправляться, но вся беда в том, что ты не получил ника­кого удовольствия от процесса поглощения пива и только перевёл продукт. Теперь возьми ещё одну банку, постарайся расслабиться и выпить её с удовольствием, при этом не забывай о закусках к пиву и о своих друзьях, с которыми можно поговорить, пока пьешь пиво.

Тимур не сдвинулся с места. Он весь напрягся и был похож на кобру перед смертельным броском на врага. Его взгляд зло сверлил Алексея, кулаки были крепко сжаты, и он тихо повторил свою просьбу.

— Телефон. Ты обещал, — Тимур уже был готов броситься на Алексея с кулаками и силой получить своё.

— Ладно, ладно… держи свой телефон, только не скули.

Когда Алексей протянул руку с телефоном и ядовито улыбнулся, то Тимур сразу понял, что тут что-то не так, всё вышло слишком просто. Он попытался включить телефон, но ничего не вышло. И тут Алексей прыснул и начал громко хохотать. Открыв заднюю крышку телефона, Тимур увидел, что батарея отсутствует.

— Верни батарею! Ты! — у Тимура не хватало слов. — Верни сейчас же.

— Та не, тут ты не угадал. Мы договаривались только на телефон, а за батарею разговора не было.

Лицо Тимура приняло багровый оттенок, зубы заскрипели, а глаза плотно зажмурились. Он начал издавать нарастающий вопль гнева и бросился на провокатора. Алексей был захвачен врасплох, и первый удар кулаком в лицо прошёл с оглушительным успехом. Тимур залез верхом на обидчика и стал молотить его руками по голове. Удары были сильные и точные, чувство гнева ослепляло агрессора, он слепо

продолжал молотить друга. Тимур не знал, что именно придавало ему состояние высокой концентрации и контроля над ситуацией. Но когда Алексей закрывал руками лицо, то Тимур наносил боковые удары, попадая по ушам, вискам, щекам, а когда Алексей прикрывал голову по бокам — в его лицо летели прямые удары. Из носа ручьями шла кровь. Лицо Алексея превратилось в кровавое месиво.

И тут Алексей начал неистово хохотать, словно в истерике. Он заливался смехом, выпуская из лёгких весь воздух, а потом со странным звуком втягивал новую порцию воздуха. Тимур прекратил молотить кулаками и замер, не понимая, что происходит. Этот жуткий хохот отдавался эхом в голове Тимура, тем самым вводя его в какое-то задумчивое состояние.

— Эй, ты чего завис, истеричка, — спросил Алексей сквозь смех.

Внимание Тимура рассеялось, он закрыл глаза и зажмурился, а когда открыл их, то содрог­нулся. Алексей сидел на том же месте, что и прежде, его лицо было цело и всё так же продолжало выражать прежнюю наглую ухмылку. Оказалось, что вся эта ситуация была лишь плодом воображения. Эмоциональный всплеск, который был спровоцирован недостойным поведением Алексея и вызвал эту галлюциногенную вспышку ярости в голове Тимура.

— Если ты всё ещё хочешь свою батарею, — сказал Алексей, тем самым выводя Тимура из состояния задумчивости, — то именно сегодня у тебя есть отличный шанс получить её! Всего лишь две банки пива вовнутрь твоего организма и батарея — твоя!

Алексей проговорил всё это голосом человека, который проводит аукцион. Но Тимур был сыт по горло плутовством друга, он просто развернулся и ушёл не очень твёрдой походкой в свою палатку.

— Эу, товарищ, куда ты? Мы же ещё не закончили, — сказал Алексей.

— Оставь его, — вмешался Стас, — дай парню отдохнуть. Он сегодня и так натерпелся.

— О, защитник! Что-то давно тебя слышно не было. Ты дремал? — Алексей и дальше продолжал шутить.

Складывалось впечатление, что в этом человеке желчи хватило бы на всех, что запас его насмешек и колких глупых шуток был неисчерпаем. По своей натуре Алексей был очень скользкий и неприятный тип. Тот факт, что у него было только два друга (огромное количество знакомых, которые знали Алексея на уровне приветствия при встрече, были не в счёт), его ничуть не останавливал в неприятных изречениях

в их адрес, особенно в адрес Тимура. Демон на его плече явно доминировал над его светлой и доброй стороной, но это его не волновало. Словесно «опустить» человека для него ничего не стоило, а если всё же Алексей перегибал с издёвками, то оправдание на этот случай было одно: «Ничего не могу с собой поделать, характер у меня такой».

А ещё Алексей был далеко не дурак, потому что издевался только над теми, кто физически слабее его. Крепких и спортивных ребят он обходил стороной.

— Так что ты скажешь, ты дремал или нет? — допытывался Алексей. — Если ты не дремал, то почему раньше не заступился за эту плаксу?

Стас ничего не ответил, он просто встал и ушёл проверить удочки.

Алексей не стал и дальше доставать Стаса, он просто махнул на него рукой и принялся за уже остывшие сосиски.

Стас превосходил Алексея в физическом плане, но это не давало ему повода преподать обидчику воспитательную трёпку, потому что Стас доминировал ещё и в умственных способностях. Тем более он хорошо знал Алексея, который, получив от Стаса по шее, припомнил бы ему в искажённом виде, будто Стас его избил, когда тот был пьяный и был не в силах защититься и всё в том же духе. Поэтому Стас просто держал всё в себе, ссылаясь на то, что у Алексея, кроме него и Тимура, совсем нет друзей.

Тимур в своей палатке уже крепко спал. Стас тоже отправился отдыхать. А Алексей, подкинув в костёр пару поленьев, остался лежать на покрывале у костра, допивая остатки своего пива. Впоследствии Алексей так и уснул под открытым небом, но проспал он там недолго. Стоило костру прогореть, как парень тут же озяб и, пробудившись ото сна с ещё хмельной головой, увидел, что уже светает. Но так как

Алексей был груб и невоспитан, и не мог оценить всю эту естественную лепоту, то он просто отправился в палатку, закутался в одеяло и тут же засопел.

ГЛАВА 3
СОБЕСЕДНИК

За грубым столом, более похожим на верстак, чем на стол, сидел задумчивый человек с бородой. Он скрестил руки на груди и беспрерывно смотрел на старые часы, которые висели над столом.

Стекло циферблата было покрыто изрядным слоем сажи. Складывалось впечатление, что он их пытался загипнотизировать. Человек с бородой судорожно тряс ногой под столом. Терпение его было на пределе. Как бы он хотел знать способ, чтобы переступить через этот предел и с облегчением вздохнуть…

— Нет, ты, наверное, ошибся, — сказал он вслух, — он не придёт.

Взволнованный мужчина был одет в засаленную фуфайку. Слой грязи и сажи, особенно на рукавах, был настолько большой и плотный, что первоначальный цвет фуфайки распознать было уже невозможно. На локтях были пришиты латки из кожзаменителя. Из-под латок торчали куски ваты. Левый карман был наполовину оторван, и на том месте мате­рия была намного чище. Можно было предположить, что изначальный цвет был светло-коричневым, почти оранжевым. Фуфайка была застёгнута на две пуговицы. Между пуговицами были заткнуты грязные тряпчаные рукавицы. Под фуфайкой был тёмно-красный свитер с надписью «Canada». Также на нём были надеты ватные штаны, такие же грязные и засаленные, но целые. Картину довершали старые грязные ботинки с высокой шнуровкой. На голове должна была быть серая растянутая шапка, но в данное время она мирно лежала на столе. Бубон у шапки отсутствовал.

Лицо человека с бородой выражало тревогу. Брови были насуплены. Взгляд ясный и серьёзный. Такой взгляд не мог принадлежать взрослому человеку. В принципе, так и было: типу с бородой было примерно двадцать пять лет. И он работал кочегаром.

Юный кочегар всё так же держал руки скрещенными на груди, но уже не сидел. Он мерил котельное помещение шагами.

— Ты явно что-то перепутал. Ты где-то просчитался… — талдычил он вслух одно и то же. Если бы кто-то застал его в этот момент, то точно подумал бы, что парень сошёл с ума, так как в помещении больше никого не было.

— Как же я мог купиться на твою удочку, — всё не унимался кочегар и продолжал обвинять своего невидимого собеседника, — ты же не человек, ты сущее зло. Притащил меня чёрт знает куда и утверждаешь, что он придёт именно сюда и именно в этот час. Я уже неизвестно сколько здесь торчу, не бреюсь, не умываюсь (как ты и говорил), но мне кажется, что ты просто измываешься надо мной.

В ответ кочегару была тишина.

— Всё, я ухожу отсюда! — сказал кочегар и стал собирать свои

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 506
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: