Ridero

Исповедь «иностранного агента»

Как я строил гражданское общество


автор книги

ISBN 978-5-4485-3664-9

О книге

Эта книга писалась долго. Почти всю жизнь. А жизнь началась со времен хрущевской оттепели, активная, нестандартная. Такой же оказалась она и в застойные годы загнивания «зрелого социализма», когда, казалось, и пальцем шевельнуть было нельзя. Оказывается, можно было. А в 90-е все и началось. По-настоящему. И не в бизнесе и политике, а в недрах гражданского общества. История, полная драматизма, не о «лихих», а прекрасных, великих 90-х. Читайте: здесь говорят правду!

Об авторе

Игорь Кокарев

Игорь Евгеньевич Кокарев, родился в Одессе в 1940 году. Окончил ОВИМУ. Работал в Горкоме комсомола. Плавал. Потом ударная комсомольская стройка в Казахстане. ВГИК, аспирантура, Академия общественных наук, защита диссертации, Институт США. Первые книги по социологии и кино. В Перестройку — депутат, инициатор реформ в Союзе кинематографистов, в 90-х — активный участник гражданских инициатив, президент Народного Фонда, главный редактор газеты «СК-Новости», член Московского Общественного совета…

IgorKokarev.com
Ефим Тульчинский
5

О новой книге друга

Первая часть книги это для автора и меня - молодость, часть которой мы-идеалисты 60-х прошли вместе у "самого синего в мире Черного моря". Прекрасно, с болью в сердце написана вся книга-исповедь. Спасибо, Игорь!

Владимир Алеников, писатель, кинорежиссер

Я прочитал книгу Игоря Кокарев, как говорится, на одном дыхании, не отрываясь, настолько увлекательно описывает автор и свои яркую юность, и вою бурную зрелость, плотно переплетенную практически со всеми значимыми событиями, произошедшими в России за последние полвека. Я по-хорошему позавидовал ему — какую удивительную интересную жизнь человек сумел себе придумать и осуществить!

0 ответов
Павел Меньшуткин, Экс-глава Пинежского района Архангельской области, бывший советник министра сельского хозяйства Архангельской области

Первый раз я держал в руках книгу Игоря Кокарева о соседских сообществах где-то в первой половине двухтысячных. На ее основе у меня сложился образ человека, который занимается всю жизнь местным самоуправлением. Поэтому испытал настоящий шок, читая «Исповедь…», потому что редко кому выпадает судьба поработать в столь разных сферах и постоянно (!) с выдающимися удивительными людьми. Подкупает «летящая» легкость слога «Исповеди…», которая, надеюсь, не исчезнет при переводе на другие языки. Рекомендую всем к прочтению, потому что хотя и пунктиром, но очень емко, в этих «тире» и умолчаниях между ними, показана жизнь как в СССР периода застоя, так и в перестроечный период, «лихие», но живые 90-е, и уныло стабильные двухтысячные.

0 ответов
Нодар Хананшвили, к.ю. н. Вице-президент фонда «Нет наркомании и алкоголизму», Вице-президент Национальной Ассоциации благотворительных организаций, Член Общественного совета г. Москвы

Эта книга в общественной своей части очень важна для понимания свинской сущности постсоветской и, следовательно, нынешней власти (и пусть свиньи на меня не обижаются). Власть продолжает оставаться глухой — пока не чует явного для себя кошта и административно-политических преимуществ, манипулятивной — в части выставления общественников в качестве своего знамени, без реального их участия в вопросах управления сферой общественного развития, паразитической — постоянно пользующейся добровольческими и экспертными ресурсами III сектора и злоупотребляющей ими, высокомерной — считающей общественность каким-то любительским приложением к её великим управленческим качествам. Ну и, конечно, жуликоватой, регулярно подгребающей поближе к себе общественные и бюджетные ресурсы — вне зависимости от того, даёт ли это какой-то социальный эффект или же только греет близкородственные и дружеские карманы.. До тех пор, пока это будет оставаться, взаимодействие с этой властью будет приводить к новым разочарованиям. И в этом смысле «Исповедь…» — очень важный пример описания точечного (в личном и организационном плане) опыта со столичной привластной камарильей. Каждому, берущемуся за взаимодействие с органами российской власти, наверное — любого уровня, важно иметь ввиду этот опыт. И она была важна для меня, в этот момент жизни, для переосмысления и своих собственных попыток и их результатов. Спасибо.

0 ответов
Игорь клямкин, вице-президент фонда «Либеральная миссия», Москва

Знаю Игоря с 1966 года. После первой встречи второй раз увиделись уже в 2000-х. Теперь вот прочитал его книжку. С огромным интересом и нарастающей симпатией к человеку, пронесшему через времена и эпохи воодушевившую его в молодости идею и желание ее в меру сил осуществлять. Идея эта — содействовать самоорганизции людей. Тому, к чему они не расположены, во что не верят, а начальство их в этом нерасположении и в этом неверии поощряет. Но без этого, понимал Игорь, ничего путного в стране не получится, без этого все перестройки и реформы будут воспроизводить то, что было и есть. И он энтузиастически пробовал своей идеей увлечь, пробовал проводить ее в повседневность, но на всех уровнях находил только препятствия, а не содействие. И в СССР, и в постсоветской России. Так что книжка его — об опыте неудачи. Неудачи, проявляющей в судьбе одного неудачу всех. И кто склонен о ней и ее причинах размышлять, прочитайте книгу Кокарева. Она не только о том, что не получилось у него лично. Она о том, что без низовой самоорганизации не может быть общества, а без общества не может быть ничего другого, кроме всевластия и произвола начальства.

0 ответов
Евгений Женин, Журналист, Член Союза журналистов Украины, телеведущий, Одесса

Когда хочется, по названию пьесы Жуховицкого, «Остановиться-оглянуться» — почти наверняка окажется, что согреют душу и подпитают энергией на предстоящие годы воспоминания. Встречи. Города. Люди. Игорь Кокарев — одессит. Одесса — это не место проживания, а образ мышления. Ростропович-Коган-Плисецкая-Спиваков… (далее везде!) — подобный круг повседневного и будничного общения не нуждается в расшифровках и поименных сносках. Игорь Кокарев не был диссидентом в ранней юности. Но интеллигент и шестидесятник — если и не абсолютные синонимы, то все же, наверное, достаточно связанные между собой понятия. Можно — и он тому живое подтверждение! — общаться с владельцами высоких кабинетов, но остаться при этом интеллигентом-шестидесятником, а значит, перво-наперво — Человеком. Даже при том, что, понятно, как у каждого из нас, так и у него не исключены свои «скелеты в шкафу». Для меня и многих моих коллег и друзей он — Гуру. Гуру в киноведении и Гуру в кинобизнесе. А книга жизни Игоря Евгеньевича оказалась (уж да простят мне ревнители аскетизма в оценках) и впрямь сродни эренбурговским хроникам «Люди. Годы. Жизнь». Автобиография Кокарева стала голографическим сколом Времени. Именно Времени, а не просто эпохи: тут сплелись сразу несколько эпох, и потому успешного ВГИКовца, чьими однокашниками по прошлым годам были моряки, заносило то в ЦК КПСС, то в арбатовский Институт США и Канады, то еще куда… и доходило даже до нашлепывания картинок на футболки: это ведь тоже бизнес, как-никак, и куда ж денешься! Для кого-то за океаном «загадочная русская душа» — это бородатый сибирский алкаш с медведем на веревке. Для кого-то — бесшабашный путиноидальный отморозок-«крымнашевец». К счастью, остается истинная культура. Культура Пушкина и Толстого. Культура Чайковского и Шаляпина. И культура тех, для кого духовность только что названных титанов стала непременной составляющей впитанного с младенчества материнского молока. Кокарев — из их числа. Спасибо Вам, Игорь Евгеньевич!

0 ответов
Ричард Пайпс, Почетный профессор Русской истории Гарвардского университета

Для человека, рожденного на Западе, трудно понять, что значило жить в Советском Союзе и сразу после его коллапса. Книга Игоря Кокарева хорошо показывает это на основе его активной собственной жизни и представляет большую ценность именно в такой исторический момент, когда возникает опасность забыть о прошлом.

0 ответов

Рассказать друзьям

Ваши друзья поделятся этой книгой в соцсетях,
потому что им не трудно и вам приятно