электронная
Бесплатно
печатная A5
336
12+
Иркутская археология: газетный компендиум советского периода

Бесплатный фрагмент - Иркутская археология: газетный компендиум советского периода

Часть I. 1919—1941 гг.


Объем:
204 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8627-5
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 336
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

От составителя

В марте 2019 года иркутские археологи отметили 100-летие своей школы, ведя отсчёт от первого заседания студенческого кружка «Народоведение», действовавшего при историко-филологическом (позднее гуманитарном) факультете Иркутского государственного университета под руководством Бернгарда Эдуардовича Петри. Нить преемственности, протянутая от Петри к дню сегодняшнему, несмотря на достаточно очевидный разрыв, связанный с репрессиями 1930-х годов, вплетает в историю иркутской и шире — прибайкальской — археологии и этнографии, множество имён учёных, среди которых и всемирно известные А. П. Окладников и М. М. Герасимов.

История археологии и археологических исследований на территории Иркутской области на протяжении последнего столетия так или иначе связана с Иркутским государственным университетом, но все же не исчерпывается только этим. Она началась лет за 60 до его открытия (если отсчитывать от раскопок Черского и Чекановского на Верхоленской горе) и «делалась», если так можно выразиться, не только его выпускниками. Географическое общество, академические институты, музеи и самостийные краеведы внесли существенный вклад, если не в концептуальную и теоретическую части, то как минимум в накопление эмпирических данных и стирание «белых пятен» на картах распространения археологических местонахождений.

История иркутской археологии, если размышлять о ней с таких расширительных позиций демонстрирует как минимум три различных, хотя и тесно пересекающихся «плана». Это история археологического изучения Прибайкалья (раскопки, разведки, случайные находки), история развития одного из научно-исследовательских направлений в деятельности высших учебных заведений Иркутска и история судеб конкретных учёных (и не только учёных), целенаправленно занимавшихся этим изучением и развитием.

История эта пишется, пожалуй, с начала 80-х годов XX века и с разной степенью детализации для различных хронологических периодов раскрывает, а для времён не столь отдалённых скорее просто фиксирует, содержание всех указанных планов. Источниками для этого процесса служат как правило научные публикации об исследованиях, архивные материалы и немногочисленные мемуары участников событий, зачастую появляющиеся, как это ни печально, в форме некрологов.

В то же время существует и ещё, как минимум один аспект, без рассмотрения и анализа которого, вся эта зафиксированная история остаётся хотя и фактологически достоверной, но все же ограниченной в смысле интерпретаций, поскольку используемые для её написания материалы представляют взгляд «изнутри» научного сообщества. Причём, подчеркнем ещё раз, сообщества, которое никогда в полной мере не включало всех действующих лиц данной истории.

Речь идёт о репрезентации археологии, археологических материалов и самих археологов в публичном пространстве, не связанном с «чистой» наукой. Носителем для неё выступают средства массовой информации. Для большей части времени существования археологии это, конечно же, газеты. Что, когда, сколько, кем и как писалось по данной теме, может, при достаточной количественной выборке, дать пищу для некоторых умозаключений.

Предлагаемое вашему вниманию издание, как раз и является такой выборкой, и может послужить отправной точкой для серьёзного историографического исследования. Использованный в подзаголовке термин «компендиум», как раз и характеризует его в том смысле, что это «кратчайший путь», экономящий время и избавляющий от дополнительных усилий по поиску исходных текстов.

Содержание и структура издания

При подготовке издания использованы документы из открытой электронной библиотеки «Хроники Приангарья» (http://i.irklib.ru/hronp/), создаваемой и поддерживаемой Иркутской областной государственной универсальной научной библиотекой им. И. И. Молчанова-Сибирского. Таким образом, любой из материалов (при наличии подключения к сети Интернет) может быть просмотрен в оригинале.

Выборка материалов осуществлялась с использованием машинного поиска по текстам документов. Кроме того, использованы библиографические указатели «Литература об Иркутской области», выпускавшиеся Иркутской областной библиотекой в 1961—2000 годах, и работа В. Грищева «Хроника иркутского краеведения по материалам газеты „Власть труда“ (1920—1925)», также доступные в электронной библиотеке «Хроники Приангарья».

Всего в издание включено 785 документов различного характера и объёма. Это отдельные статьи, заметки и объявления, целиком посвящённые археологической тематике, а также фрагменты, которые содержат даже незначительные упоминания по теме.

При наличии иллюстраций к материалу они приводятся без учета привязки к конкретному месту в оригинальной газетной публикации, но с воспроизведением подписей, если они есть.

Отбор информации осуществлялся прежде всего по географическому признаку — описываемые события территориально привязаны к Иркутской области, либо их участники имеют к ней прямое отношение. Материалы археологической тематики не имеющие отношения к Иркутской области в выборку не включались, но хотелось бы отметить, что их количество и объем за указанный период не превышают и трети от статей и заметок написанных на местном материале и в подавляющем большинстве они представляют собой перепечатки новостей из центральной прессы.

Источниками для выборки послужили в основном две иркутские газеты: «Восточно-Сибирская правда» (до 1930 года — «Власть труда») и «Советская молодёжь» (до 1938 года — «Восточно-Сибирский комсомолец»). Являясь органами областных комитетов КПСС и ВЛКСМ соответственно, они были официальными и самыми тиражными изданиями и таким образом через их призму можно достаточно адекватно реконструировать то, как археология виделась и властью, и обществом. Общее число документов из этих газет — 681, то есть 86,8%. Оставшиеся 13,2% составляют материалы из газет высших учебных заведений г. Иркутска: «За научные кадры» и «Иркутский университет» (Иркутский государственный университет, 92), «Медик» (Иркутский медицинский институт, 2), «За кадры» (Иркутский политехнический институт, 1), «Путь к знанию» (Иркутский педагогический институт, 1) и «Экономист» (Иркутский институт народного хозяйства», 1). В статистическом смысле (относительное распределение материала по годам, сезонам и даже темам) они не меняют картины в целом, но добавляют ей глубины и красок. Это, конечно же, не исчерпывающий, но вполне представительный и достаточный для анализа и интерпретаций перечень источников, в которых публиковались материалы археологической тематики.

Хронологические рамки ограничены советским периодом, с небольшими исключениями, оправдываемыми тесной тематической связью с основным корпусом текстов. 1919 год содержит сведения о начале Иркутского университета и кружка «Народоведение», а две статьи 1991 года, опубликованные в октябре и декабре, по времени описываемых в них событий относятся к периоду до августовского путча. Выбор нижней границы определяется сравнительной малочисленностью материала и сложностью машинной обработки текстов в дореформенной орфографии. Верхняя граница установлена скорее по обратным основаниям — резкое увеличение числа источников подразумевает выработку какого-то методологического решения для определения наиболее представительных из них, а недоступность большинства газет в машиночитаемой форме требует слишком существенных ресурсов для выявления в них материалов. В то же время нужно отметить, что 1991 год и последовавшие за ним несколько лет характеризуются резким падением числа публикаций на темы археологии в газетах, использованных в качестве источников для периода 1920—1990 гг.

Расположение материалов — последовательно-хронологическое с разбивкой на главы, соответствующие году публикации. Сортировка в пределах года — по календарным датам публикации конкретного номера газеты-источника. Нумерация внутри глав — двухчастная раздельная (т. е. для каждой главы начинается заново) в виде « <Год>. <Порядковый номер внутри года>». При работе со вспомогательными указателями это позволяет даже визуально оценить временную привязку материалов и точки их концентрации на хронологической шкале.

Разбивка корпуса документов на части по десятилетиям в большей степени искусственна и осуществлена скорее из соображений удобства печати, так как общий объем материалов довольно велик. Тем не менее части 1-я (1919—1941 годы) и 2-я (1942—1954) имеют некоторые логические основания. Первая охватывает весь довоенный период, вторая — период от начала Великой Отечественной войны до «прихода» в археологию Г. И. Медведева, М. П. Аксенова и В. В. Свинина, с чьими именами связано возрождение иркутской «школы археологии». Части 3—6 представляют уже чисто механическую разбивку по десятилетиям: вторая половина 50-х, 60-е, 70-е и 80-е (включая 1991) годы соответственно.

Издание снабжено вспомогательными указателями — именным и географическим, представленными в 7-й части. Порядок терминов — алфавитный. Поисковым ключом для каждого индекса является порядковый номер материала в пределах отдельной главы (года). Именной указатель частично аннотирован.

При составлении указателей существенной трудностью стал сам характер и хронологический охват материала. Газетные публикации изобилуют неточностями — ошибками в инициалах, искажениями и просто подменой фамилий, неточно записанными на слух или набранными неверно уже в типографии географическими наименованиями. Кроме-того за рассматриваемый период как минимум дважды официально менялись орфографические правила, не единожды перекраивалось административно-территориальное деление, существенно поменялась в связи со строительством ангарского каскада гидроэлектростанций и сама география региона. В тексте документов такие ошибки и опечатки, как правило оставлены без изменений, однако в указателях, при достаточной очевидности, использованы более-менее нормативные для сегодняшнего дня термины, для которых через запятую перечислены зафиксированные варианты. Некоторые особенно сильно расходящиеся с принятым вариантом термины оформлены независимо с использованием ссылки «см.».

Составитель надеется, что данное издание будет полезно не только специалистам, занимающимся историей археологии и археологических исследований, но и интересно всем, кто так или иначе причастился этой увлекательной «науке о древностях». В особенности же, конечно, тем, кто сделал это на берегах Ангары и ее притоков, верхней Лены, Витима и озера Байкал.

Предисловие

В первой части сборника представлены публикации довоенного периода. Это очень важный («формативный»), событийно насыщенный, хотя во многом и трагический этап в существовании «иркутской школы археологии и этнографии» и в истории археологии в СССР в целом. Ее бурное развитие в начале и середине 1920-х годов было обусловлено открытием в городе университета, однако уже к концу десятилетия подъем сменился спадом, причинами которого стали реорганизация высшей школы, разгром краеведческого движения, а в 1930-х годах — чистки и репрессии, не миновавшие и ученое сообщество.

В 1994 году А. П. Деревянко и Ю. П. Холюшкин в работе «Некоторые подходы к изучению закономерностей развития археологии Северной Азии» провели анализ публикационной активности иркутских археологов за 1921—1981 гг. и отметили десятикратное сокращение числа публикаций 1930-х годов (11), относительно предыдущего десятилетия (133), назвав этот период «мёртвым сезоном». Динамика числа публикаций археологической тематики в иркутских газетах демонстрирует подобную тенденцию, однако не настолько удручающую.

Полным «провалом» на графике стали рубежные 1930—1932 и 1938—1939 годы, после чего кривая практически возвращается к среднему значению 1920-х.

Количество публикаций археологической тематики в иркутских газетах 1919—1941 годов.

Интересно, что пиковое значение 1924 года не было превзойдено за весь советский период. Следует отметить, что большая часть публикаций этого «пика» — это короткие объявления о лекциях и экскурсиях, однако именно они говорят о степени активности самих археологов и интересе в обществе к их деятельности даже больше, чем наличие развернутых статей.

Из всего массива довоенных материалов хотелось бы обратить внимание на несколько, если так можно выразиться, «знаковых», которые не просто рассказывают о раскопках и интересных находках, а демонстрируют «оптику», через которую власти смотрели на археологические исследования. Самыми показательными среди них являются две статьи, опубликованные летом 1928 года, — «Исследование большой важности» (1928.5) и «По существу вопроса» (1928.6):

«Мы не ополчаемся против археологии вообще. Мы приветствуем всякие раскопки в СССР и в Сибири, поскольку в результате затраченных на них средств может быть вскрыта сущность древней культуры, определен ее характер, выяснено народонаселение данной местности, система хозяйства и т. д. Но мы подвергаем сомнению археологические раскопки, в результате которых может быть получен более или менее диковинный экземпляр „художественной реконструкции“ одного из уже известных типов сибирских острогов».

Думается, читателям небезынтересно будет ознакомиться и с первым местным постановлением об учете и охране памятников старины (1929.1), находившимся в разработке более пяти лет, и с первыми изображениями археологических находок — как ни странно вовсе не из Мальты или Бурети, а из Шиверского могильника (1934.12) и Глазковского некрополя (1940.6).

1919

1919.1. Новая раскопка (интервью)

На днях с обратным рейсом парохода «Ангара» возвратился из своей научной поездки доцент Б. Э. Петри. С небольшим отрядом рабочих и западно-байкальской бухты Песчаная им произведены были раскопки стоянок, по всем данным относящихся к третьему позднейшему периоду неолитической эпохи примыкающему тесно к эпохе Сибирской бронзы. Поездка совершена удачно. Погода стояла прекрасная, раскопки производились в песчаном грунте — все это благоприятствовало работе. Песчаная стоянка была открыта Б. Э. Петри еще в 1916 году во время исследований Байкала, организованных Академией наук. Тогда были отмечены у бухты Песчаная две стоянки. Ныне совершенные раскопки дали возможность установить там пять неолитических поселений, которые сосредоточены в местности, защищенной от всех ветров и бурь, очень удобной для причала судов. По всем данным, жители открытых поселений сообщались друг с другом. Они стояли уже на значительной ступени культурного развития, отлично шлифовали кремень и имели культ — результаты раскопок: найдено громадное количество кремневых стрел всевозможных форм и размеров, прекрасно сохранившихся; откопана керамика — несколько горшков почти неразрушенных во всяком случае допускающих реставрацию. Орнамент на горшечных фрагментах совершенно своеобразный. Далее найдены: топоры из нефрита и кремня, несколько амулеток и великолепный глиняный божок. В самом верхнем слое поднят бронзовый нож. — Раскопки производились по новейшему методу, т. н. финляндскому, последовательно вынимались кубы земли, которая затем просеивалась, — таким образом зарегистрировано точно местонахождение каждой вещи.

Б. Э. считает раскопку удачной. Доисторическая археология Байкала подвигается вперед. Теперь почти на протяжении всего западного берега озера отмечены стоянки каменного века — от бухты Песчаная до пристани Нижне-Ангарска.

Т.

Наше дело, 1919, 2 сент. (№204), С. 3.

1919.2. В государственном университете

…На историко-филологическом факультете занятия начнутся 22 сен. Декан историко-филологического факультета извещает студентов, что 18—20 и 22—23 сентября с 11 до 2 ч. дня в канцелярии факультета будет производиться запись на лекции и занятия в осеннем полугодии 1919—1920 акад. Года. 18—20 сентября должны явиться студенты только исторического отделения, а 22—23 сентября студенты славяно-русского отделения. Запись на лекции и занятия на восточном отделении будет объявлена дополнительно.

— На ист.-филолог. факультете некоторыми профессорами чтение лекций начнется с понед. 22 с. м.

— Кружок «Народоведения» — при Государственном Ун-те открывает свои заседания сегодня в 11 ч. дня в помещении библиотеки читальни. На очереди стоят вопросы: о порядке зачтения этнографических докладов; издание программы археологических разведок; средства кружка пр.

Наше дело, 1919, 21 сент. (№221), С. 3.

1920

1920.1. [Лекция Б. Э. Петри в музее]

Для членов географической и исторической секций в среду 26 мая, в зале этнографического музея, с 11 час. утра, будет сделано сообщение Б. Э. Петри на тему «Первобытное население Иркутска по археологическим раскопкам». После сообщения — прения.

Власть труда, 1920, 25 мая (№160), С. 4.

1920.2. Конкурс гуманитарного факультета

Гуманитарный факультет Госуд. Ирк. ун-та извещает, что в порядке постановления Наркома просвещения от 31 октября 1918 г. о Всероссийск. Конкурсах на замещение кафедр, заявлены кандидатуры следующих лиц:

По кафедре археологии и этнографии — Б. Э. Петри, рекомендован проф. В. И. Огородниковым.

По кафедре всеобщей истории — Н. И. Никифорова, рекомендована проф. А. Г. Муравьевым.

По кафедре истории религии — Г. Г. Генгеля и Н. Н. Фиолетова — Рекомендованы проф. М. В. Одинцовым.

По кафедре индеанистики — Н. Д. Миронова. Рекомендована проф. В. А. Рязановским.

Конкурс закончен 15-го сего августа.

Власть труда, 1920, 26 авг. (№238), С. 2.

1921

1921.1. М. П. Овчинников

11 июня скончался после продолжительной болезни, известный всем старым иркутянам и большей части сибиряков, — Михаил Павлович Овчинников. В молодости он был народовольцем «шестидесятником», за что судим и сослан в Сибирь, причем последние 30 лет своей жизни провел в Иркутске. В ссылке М. П. О-в отдался всецело изучению сибирской старины, ее памятников, архивов, следов пребывания здесь доисторического человека. Благодаря ему, почти единолично, основались Ирк. губ. ученая архивная комиссия, председателем которой он состоял много лет, и его старанием, или под его руководством Восточная Сибирь и Прибайкалье сохранили много драгоценных исторических документов.

Изучая нашу археологию, он открыл несколько стоянок первобытного человека, и еще не так давно любовь его к археологическим раскопкам увлекала часть молодежи на путь изучения старины. Иркутскому музею маститый старец оставил богатые палеонтологические коллекции и содействовал его развитию, будучи одно время хранителем или консерватором его.

Многие ученые, профессора, археологи пользовались опытом М. П., начинали работы по его руководству.

Архивная комиссия потеряла в лице Овчинникова часть своей души, географическое общество утратило незаменимого работника, а Восточная Сибирь лишилась такого же знатока ее, каким для Западной Сибири являлся Г. Н. Потанин.

Умер Овчинников 73 лет и вся жизнь его была посвящена тому делу, которое он избрал.

А. О.

Власть труда, 1921, 14 июня (№473), С. 2.

1921.2. Деятельность Восточно-Сибирского филиала подотдела исследования Сибири

Из удавшихся можно отметить… археологические экспедициии проф. Петри в различные места Иркутского, Балаганского, Н.-Удинского, Верхоленского уездов, Олекмы, Тунки и т. д.

Удались также экспедиции тов. Толстихиной в район Кабанска для обследования стоянок первобытного человека, организованы экспедиции по исследованию местонахождений костей мамонта и в Балаганском уезде и по раскопкам остатков мамонта в Якутской области и т. д.

В заключение В. Б. Шостакович сделал доклад об организованной им «Экспедициии для исследования магнитных отклонений в районе верховьев Верхней Ангары». … Впрочем, экспедиция осталась не вовсе бесплодна. Молодой ученый, этнолог и археолог, исследователь инородческой филологии Е. И. Титов открыл здесь новую стоянку первобытного человека и закончил свою монографию «О собольем промысле среди инородцев Нижней Ангары».

Власть труда, 1921, 6 окт. (№567), С. 2.

1921.3. Археологический материал

На днях в Верхнеудинск возвратился член Восточно-Сибирского Отдела Русского Географического Общества П. П. Хороших, командированный Подотделом исследования Сибири при Сибнаробразе в пределы Ольхонского края для археологических и этнографических исследований.

П. Хороших привезен значительный археологический материал, состоящий из различных орудий и предметов людей каменного века.

Предметы и орудия каменного века: ножи, топоры, стрелы, наконечники копий, грузила, резцы и пр., добыты из 14 неолитических стоянок, расположенных в бухтах Малого моря, из коих стоянки, находящиеся на острове Ольхоне, являются впервые открытыми.

Среди орудий каменного века есть орудия и из нефрита.

Предметы железного века: ножи, стрелы, бусы, черепки и пр., найдены, как на стоянках, так равно и извлечены из древних могил хара-монголов (народа малоизученного до сего времени), из пещер и из погребений с трупосожжением на камнях. Вместе с сим тов. Хороших открыты новые начертания на камнях и скалах, сделанные древними насельниками Сибири и ряд городищ, т. е. древних укреплений на горах и мысах Байкала и Малого моря, состоящих из каменных стен и рвов.

Доставленный материал поступает в местный Областной музей.

Власть труда, 1921, 13 окт. (№573), С. 2.

1921.4. Археологические исследования

Начальник второй экспедиции проф. Петри, сделал доклад о своих исследованиях в области археологии и о целом ряде исследований его сотрудников также в области археологии и этнографии.

Свой доклад проф. Петри начал с указания, что несмотря на экономическую разруху и необходимость создавать в первую очередь материальные блага, исследования в области этнографии нужно производить безотлагательно, ибо проникновение в деревню новых культурных понятий ведет за собою быстрое исчезновение старых верований, обрядов и различных этнографических особенностей. Спустя 15—20 лет все это населением будет забыто и тогда исчезнет ценный материал для этнографии страны.

Подобное явление имеет место и в области археологии. Имеющие огромное значение для истории первобытного населения края надписи и рисунки, обнаруживаемые на мраморных скалах, исчезают благодаря бесцеремонной ломке этих скал при эксплоатации мрамора. Ценные археологические памятники уничтожаются благодаря вспахиванию все новых пространств земли.

Проф. Петри производил археологические исследования в бухте Песчаная, на Байкале, где еще в 1916 г. им была обнаружена большая колония каменного века.

Докладчик привез и демонстрировал пред слушателями массу памятников из жизни первобытного человека каменного века в Прибайкальи. Установлено, что история культурного развития человека в Прибайкалии в неолитическом веке переходила те же самые стадии, что в западной Европе.

Раскопками добыты предметы хозяйства первобытного человека: черепки глиняной посуды, предметы первобытного искусства, напр., фигурка первобытного человека, черепки посуды с оттисками ткани, что свидетельствует о том, что жители Прибайкалья к концу неолитического века умели изготовлять ткань.

Проф. Петри сделал также краткий доклад о работах нескольких сотрудников. Так напр., Г. В. Ксенофонтов изучает историю якутов. По его исследованиям выяснилось, что якуты — южного происхождения. К. Г. Виноградов изучает дохристианские верования, демонологию Сибири — по его названию А. М. Попова изучает народную медицину и культ зверей у местного населения. Тов. Земляницкий составил описание жизни бурятских святых, О. А. Делякина изучает анимизм у бурят.

Последним был доклад П. П. Хороших, который вел исследование в Ольхонском крае. Докладчик сделал много рисунков, обнаруженных им памятников первобытной культуры, как, напр., кладбища, укрепления, сторожевые вышки, надписи на мраморе и т. д.

Публики на заседание собралось очень много. Музей обогатился многими новыми экспонатами. Об них мы сообщим особо.

Власть труда, 1921, 25 окт. (№583), С. 2.

1921.4а. В кружке «народоведения»

На днях в студенческом научном кружке народоведения, членом этнографической экспедиции П. П. Хороших был сделан доклад «О древних могилах хара-монголов и о погребениях в камнях в окрестностях Ольхонского края».

Докладчик на основании произведенных им раскопок и извлеченного из могил материала, подтверждает уже установившееся мнение, что у хара-монголов существовало два способа погребений: простое, когда умерший клался в могилу, но без гроба, и погребение с трупосожжением. В случаях трупосожжения умерший сжигался где-либо вблизи кладбища и остатки его клались в горшке в могилу.

Над могилами устраивалось сооружение из каменных плит, поставленные на ребро под углом и представляющих вид пяти, или шестиугольных пирамид, причем одна из сторон, обращенная на юг не закрывалась.

Таких могил на каждом из кладбищ находится от 120 до 200.

Надо сказать, что кладбища хара-монголов у улуса Нуры, Кулара и др. местах острова Ольхона открыты впервые.

Предметы извлеченные из могил и рисунки, снятые с них переданы докладчиком в Областной музей.

Власть труда, 1921, 10 дек. (№621), С. 4.

1921.5. [Заседание кружка «Народоведение»]

Очередное заседание археологической секции студенческого научного кружка «Народоведение» состоится 25 декабря с. г. в 2 ч. дня в здании музея Геогр. Общества. Заслушан будет доклад проф. Б. Э. Петри на тему: «Археологические находки в долине реки Мурин».

В кружке «Народоведение». В археологической секции научного кружка на днях заслушан доклад на тему: «Обзор древних городищ Енисейского края».

Докладчик, подробно описав городища, основываясь на личных наблюдениях сделал новую классификацию их, подразделяя на: городища с каменными стенами и на городища со рвами и валами, расположенные как по берегам рек, так и в степях.

Все городища Енисейского края напоминают по своему виду и материалу древние укрепления Кудинского и Ольхонского ведомств Иркутской губернии.

Городища по словам докладчика, служили сторожевыми пунктами Енисейского края. Давность их сооружений ближе железного века и относится к XIII — XIV столетиям, т. е. к моменту передвижения монголов.

В заключение приведен ряд преданий о городищах среди енисейских инородцев и русских, причем среди инородцев остались предания о построении городищ хара-монголами, этим малоизученным народом.

В Вост. Сиб. Наукоме. В воскресенье 25 декабря в 11 час. утра в помещении областного музея (уг. Большой и Набережной) имеет быть общедоступная лекция на тему: «Иркутск в XVII и XVIII вв.».

Вход для всех свободный.

Власть труда, 1921, 24 дек. (№633), С. 2.

1921.6. Палеонтологические находки в Балаганском уезде

Нынешним летом членами научной экспедиции, Г. П. Сосновским и П. П. Хороших, в их совместную поездку в Балаганский уезд для археологических исследований, были обнаружены в различных местах останки давно вымерших животных.

Больше всего их найдено в окрестностях д. Коновалово, в 30 вер. от Балаганска.

Здесь в местности Большой Ношен крестьянином Кузнецовым найдены кости носорога.

В этой же местности Г. П. Сосновский и П. П. Хороших обнаружили еще несколько костей носорога.

Кости залегали в болоте и красной глине на глубине ¾ арш., ниже чего идет вечная мерзлота.

Ввиду невозможности отвести из болота воду продолжить разведку не удалось.

Несколько выше этого места у заимок, по словам крестьянина, ранее встречались кости мамонта (?).

В устье речки Топюк, у Коновалово крестьянами Кузнецовым и Денисенко несколько лет назад извлечены рога исполинского оленя. В реке должны быть и остальные кости гиганта. В 4-х верстах от Коновалово, по Одиесе при очистке пруда также извлечены кости мамонта, отправленные, по словам крестьян, в Иркутск.

Можно предполагать, что в доисторическое время названные животные погибли здесь, завязнув в болоте.

В училище Коновалово хранится палеонтологическая коллекция, состоящая из костей мамонта и носорога, найденных на горе Шинай, реке Одиесе и др. местах, в этом же училище хранится и археологическая коллекция из железных стрел, ножей и предметов каменного века.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 336
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: