электронная
180
печатная A5
308
18+
Инопланетяне

Бесплатный фрагмент - Инопланетяне

Фантастика

Объем:
44 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2099-6
электронная
от 180
печатная A5
от 308

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть 1

— Здравствуйте! Это Данил Алексеевич Фролов?

— Да.

Мужчина, державший около уха «iPhone» последней модели, непроизвольно напрягся, почувствовав нутром что-то неладное. Уж больно наигранно звучал голос незнакомца, пытавшийся как можно дольше растягивать время.

— Вас беспокоят из… — наигранность пропала, появилась растерянность. Ещё бы, кому добровольно хотелось положить собственную голову в пасть тигру-людоеду.

— Уважаемый! У меня совершенно нет времени слушать ваше пыхтение в своих ушах. Кто вы и зачем звоните? У вас осталась пара секунд, потом…

— Данил Алексеевич… В общем, ваша супруга…

— Что с ней?! — заорал мужчина, накрыв всё пространство вокруг себя ударной голосовой волной. Телохранители робко переглянулись. Барменша, нёсшая чашечку кофе к столику в открытом павильоне, содрогнулась, едва не упустив с разнос.

— Ваша супруга находится в 31 больнице, в родовом отделении. Произо-о-шл-а тра-ге-е-еди-я-я…

— Семён, заводи машину, едем в аэропорт! Егор, — обратился мужчина к начальнику охраны, — дождись представителя компании и перетри с ним сам насчёт поставки, цену он знает.

— Хорошо, босс. Потом к тебе?

— Не знаю, как доберешься, выйдешь на связь…

Частный самолёт приземлился на посадочную полосу, и уже через сорок минут Данил шёл по коридору, направляясь к родильному отделению.

— Вы куда? — тревожно пискнула дежурная медсестра, с паникой обшаривая взглядом высокого мужчину в дорогом костюме с двумя бритоголовыми детинами.

— Фролова Екатерина…

Медсестра с полуслова всё поняла, но не оставила попытки остановить.

— К ней нельзя, — но тут же поправилась, — сейчас нельзя.

Его орлиный взгляд впился в неё:

— Это вы сейчас мне сказали?

Она опустила глаза, но не сдвинулась с места.

— Я позову врача, он вас ждёт.

— Добрый вечер, — поздоровался доктор, держа в руке какие-то бумаги, настраиваясь на неприятный разговор.

— Вы уверены, что он добрый, доктор? Где она?

— В палате. Ей пришлось вколоть успокоительное, потому…

— Что с ребёнком?

Мужчина в белом халате тяжело сглотнул.

— Дело в том, что… Как бы вам сказать… — он набрал воздух. — Его нет.

Данил прищурил глаза, пытаясь расшифровать последние слова:

— Ещё раз?..

— Его нет. Вернее, когда мы доставили её к нам в отделение, ребёнок в утробе матери был, а вот утром его не стало.

За спиной Данила раздалось легкое поскрипывание кожаных туфлей — телохранители, нахмурившись, переступали с ноги на ногу, многозначительно потирая внушительные кулаки.

— Можно всё по порядку? — замялся доктор, почувствовав настроение здоровяков.

— Проведите меня к ней, — сухо прошипел Данил.

Дверь в палату открылась. Мужчина, в сопровождении врача, подошёл к кровати, на которой мирно спала его жена. Приблизился ближе и присел на корточки, бережно взяв в свои ладони её пальчики.

— Катенька, что же произошло? — шептал он, не сводя с её чуть бледноватого лица глаз. — Но не беспокойся, спи, милая. Ничего не говори. Я разберусь во всём этом. И если кто-то причастен… Я их порву, порву всех.

Поднявшись, пробуравил взглядом доктора.

Тот, опустив голову, промямлил:

— Данил Алексеевич, может, пройдём в мой кабинет?

— Пройдём, — и на его скулах заиграли желваки.

Покинув палату, Данил обратился к своей охране:

— Оставайтесь у двери.

Те покорно кивнули.

— Будете кофе? — спросил доктор, указывая на выбор кресла или дивана, как только вошли в кабинет.

— Крепче есть что-нибудь?

— Коньяк.

— Годится.

Выпив по полному бокалу в полном молчании, доктор, наконец, осмелился на разговор.

— Я так понимаю, что вы последние дни отсутствовали дома?

— Да, летал в Саратов по делам. Меня не было всего лишь два дня.

— Извините, какие у вас отношения с супругой?

— Я не понял, к чему…

— Вызывая скорую помощь, она была на грани нервного срыва.

— Вы намекаете, был ли у нас скандал? Не было и не может быть. Вы мне лучше скажите, куда делся мой ребёнок? — повысил тон Данил. — И вообще, что произошло? Насколько я знаю, ей ещё рано было рожать, ещё восьми месяцев нет и никаких предпосылок на ранние роды тоже не было.

— Вот именно. Прибывшая бригада скорой помощи на месте попыталась обследовать вашу супругу, но нарвалась на угрозу. Опираясь на ваше имя и ваше положение, Екатерина потребовала её срочно госпитализировать. При поступлении я выделил в отдельную палату и попросил медсестёр присматривать за ней. Поймите, такие леди, как ваша жена, — это большая редкость в нашем учреждении, и обычно роженицы такого статуса предпочитают нечто более, чем наш скромный роддом. Её странное поведение и сделанный выбор меня насторожили. Так как она у нас на учёте не стояла, пришлось взять нужные анализы, установить срок беременности и так далее, ну и немного покопаться в её прошлом.

— И…

Доктор посмотрел на сидевшего напротив в кресле мужчину.

— Это должен был быть ваш первый ребенок?

— Да, — тяжело выдохнул Данил.

— Вы знаете, что ваш брак — её второй брак?

— Да, — уже грозно проговорил он.

— Вы знаете, что она до сегодняшнего дня по поводу своей беременности ни в какую из больниц не обращалась?

— Нет, но говорила, что всё у неё нормально и мне беспокоиться нет поводов…

— Она вам что-нибудь про прошлую жизнь рассказывала?

— Я её не спрашивал, что было, то было. Меня это совсем не интересует, а интересует данная ситуация, чёрт тебя дери!

— Я вас понимаю…

— Да ни черта ты не понимаешь! Что ты мне тут устроил…

— Вот возьмите, — доктор протянул листок бумаги.

— Что это? — недоверчиво спросил Данил.

— Это третья беременность Екатерины и третья необъяснимая потеря ребёнка, но самое главное — в первый и в третий раз это произошло ровно на седьмой месяц двадцать седьмой день беременности.

Данил оторвал глаза от листа с медицинскими каракулями.

— Я что-то успел пропустить?

Доктор насторожился.

— В каком смысле?

— Первый и третий, а куда делся второй?

— Дело в том, что в первый и во второй раз отторжения происходили по месту проживания. В первом случае дата произошедшего была зафиксирована, а во втором её беременность наблюдала частная клиника. Найдя неясные записи в больничном листе, я связался с этой клиникой и попросил запрос, но, увы, они опираются на неразглашение. Я так понимаю, вы об этом не знали?

— Нет, — ответил он, вновь уставившись на документ.

— Теперь о странностях. Разные больницы для вполне здоровой женщины, не имеющей абсолютно никаких отклонений, три подряд отторжения плода, в двух случаях почти за месяц до родов, что является довольно-таки редким явлением, странное поведение и… Я не знаю, что произошло вчера ночью. Но я уверен на сто процентов, что в палату, кроме медперсонала, никто не заходил. Пятый этаж, окна закрыты. Повторюсь, отторжение, или, точнее быть — преждевременные роды, по её состоянию здоровья не могли произойти, никаких следов крови нет, никаких внутренних разрывов нет, ничего нет, но и ребёнка нет. Я решил до вашего приезда не звонить в полицию. Попытался аккуратно поговорить с Екатериной, но она ни с кем не хотела говорить и весь день только смотрела в потолок, а к вашему прибытию у неё появилась ещё одна фаза нервного срыва.

— Это вы правильно сделали, что не позвонили в полицию. Кто ещё об этом знает, кроме вас?

— Старшая и дежурная медсестры.

— Я сам во всём разберусь. А вы постарайтесь, чтоб кроме вас троих, больше никто об этом случае не узнал. Очень постарайтесь! И ещё, черкни адресок этой клиники.

Доктор понимающе кивнул и написал адрес.

— Налей! Слушай, давай отбросим в сторону формальности и обоюдно перейдём на «ты». Кстати, как тебя зовут?

Налив коньяк почти до края бокала и выпив половину содержимого, доктор устало представился:

— Эдуард Дмитриевич, то есть Эдуард.

— Просто, Эдик…

— Можно и так, — согласился мужчина.

— И ещё, Данил Алексеевич… Данил, — поправился он. — Ты знаешь, какая у неё группа крови?

Данил снова заиграл желваками на скулах:

— Нет.

— ABCG 2 «Джуниор».

— Это ты сейчас о чём? — непонимающе спросил Данил.

— О группе крови вашей жены. Это шестая группа. С такой цепочкой протеинов и отрицательным резусом, она является самой редкой группой на планете.

Данил прокашлялся.

— Разве такое может быть? Насколько я знаю, их всего четыре!

Наконец, доктор улыбнулся.

— Ладно, и что это может означать?

— В первую очередь, риск в случае потери крови и донорства при переливании. И ещё… Судя по загадочному следу, тянущемуся за странными явлениями периода беременностей вашей супруги и конечных его результатов, можно все эти события сосредоточить вокруг редкости её крови. Но это мои предположения, я лишь врач, а не детектив.

— Не ломай голову, это уже не твоя забота. Ты и так многое пролил на свет…

Данил задумался.

Внезапно тишину разбавил сигнал мобильника.

— Да! А, это ты, Егор!

— С поставкой всё замётано, левак надёжно упакован. На сегодня рейсов нет, буду лишь завтра.

— Хорошо, Егор. Как прилетишь — сразу в офис. Появились дела…

— Принято.

Положив в боковой карман пиджака телефон, Данил загадочно произнёс:

— Я о ней ничего не знаю и никогда не интересовался прошлой жизнью. Это вызывает дикую досаду… Хотя ещё больше раздражает эта проблема, ведь я мог уберечь и её, и нашего ребёнка, если бы уделял ей больше внимания.

— Кх, я и не думал, что у вас, у крутых, бывает такая любовь, — повело доктора от градусов. — Я представлял иначе. Представлял, что жена — это как прописка в паспорте, она нужна, но обращаешься к ней лишь в особых случаях.

— Эдик, ты сейчас не прав. Не все мы монстры. Чёрт, ты знаешь, а я ведь её на самом деле люблю. — Помолчав, решился задать еще вопрос. — А кто был, девочка или мальчик?

Доктор сильно удивился, но ответил:

— Мальчик.

Часть 2

«Дружеская» беседа между олигархом и врачом продолжалась до самого утра. Была выпита не одна бутылка коньяка и затронуто множество житейских тем. Уже под забрезживший рассвет Данил покинул больницу и направился в свой офис. Оставив под надёжным присмотром своих телохранителей палату, где лежала его жена, и заручившись словом доктора о тщательном присмотре за пациенткой, он, сидя в бронированном «Гелике», попытался хотя бы на время избавиться от давящего груза и тяжелых от усталости мыслей.

В очередной раз Данил сделал глубокий вдох и выдох, но облегчения так и не получил.

«Какая-то мистика получается! Настолько чисто сработано, что не подкопаешься! Но ничего, я этих сук найду и собственноручно вырежу всех, кто принимал в этом участие. От исполнителей до заказчика. Поднять руку на меня!.. Зря вы, гниды, на это решились! Направление поисков задано, буду искать подпольные лаборатории, связанные с генетическими экспериментами или с донорством для имплантантов», — думал Данил, тревожно всматриваясь сквозь тонированное стекло на скользившие фрагменты улиц, покрытых золотой серединой осени.

К полудню в его кабинете собрались все преданные лица, на которых он мог положиться как в бизнесе, так и в жизни. Пришлось прибегнуть и к помощи криминальных кругов, в частности, к одной главенствующей верхушке с патронатом Кожимякина Петра Павловича по кличке Кожин.

Обведя взглядом присутствующих перед началом разговора, он ещё раз посмотрел на застывшие лица, выражавшие нетерпение узнать причину их сбора. Справа от него, вдоль длинного стола, сидели: Егор — начальник охраны (бывший спецназовец и друг детства), личный психолог, по совместительству аналитик, Дарья Малышева и правая рука по бизнесу, Антон Кришницкий. По левую сторону: уже упомянутый глава криминалитета Кожин и давнишний боевой товарищ-контрактник, уроженец Чечни, майор Руслан Косымов.

Наконец, Данил нарушил тишину ожидания. Он медленно, проговаривая предложения, внося в каждое особый смысл, начал свой неприятный рассказ о случившемся. В процессе несколько раз останавливался, всматриваясь на реакцию людей, тем самым давая им возможность глубже проникнуть в предстоящую довольно-таки крупную разборку. И вот, была поставлена последняя жирная точка в закончившемся предложении. Ещё около часа происходила жаркая дискуссия между «когда?» и «с чего?». Выработав совместный план, определив каждый своё действие в нём, все разошлись.

Вечером, под удвоенную охрану коттеджа, Данил вместе с начальником охраны перевезли Екатерину с больницы и въехали на территорию охраняемого сектора. Поблагодарив Егора и отпустив его, Данил со своей женой зашли в дом. Дав время молодой женщине самостоятельно привыкнуть к домашней обстановке, освободив от обязанностей двух горничных, налил в бокал дорогой коньяк, сел в кресло перед горящим камином и включил музыкальный центр. С динамиков приятной волной полилась четырнадцатая симфония Бетховена «Лунная соната», вслед за которой шла ещё одна любимая симфония — «Буря». Он всегда их слушал, когда черти пытались прогрызть его духовную оболочку и овладеть душой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 308