электронная
300
печатная A5
426
16+
Голем, Иббур и Диббук: мистические еврейские персонажи Восточной Европы и еврейского фольклора

Бесплатный фрагмент - Голем, Иббур и Диббук: мистические еврейские персонажи Восточной Европы и еврейского фольклора

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0055-1495-0
электронная
от 300
печатная A5
от 426

Предисловие

В книге пересказано о големе, иббуре и диббуке которые представляют собой мистические еврейские персонажи Восточной Европы и еврейского фольклора.

Речь идет о мистике и о богатстве еврейской культуры.

Персонажи рассмотрены подробно и с учетом многих нюансов.

В книге присутствует глава о пьесе Ан-ского «Диббук или Меж двух миров».

I Голем

Пражская репродукция Голема

1.1 Феномен голема. Голем — персонаж еврейской мифологии, происхождение слова

Феномен голема

Возможно, наиболее известным примером феномена голема, трансмутированного из множества европейских источников, является голем, представляющий собой нечто наподобие искусственного антропоида, оживляемого магией. Талмуд рассказывает историю раввинов, которые проголодались во время путешествия — поэтому они создали теленка из земли и употребили его на обед.

«Сефер Йецира (др.-евр., Книга творения) — один из основополагающих текстов в каббале, авторство которого традиционно приписывают Аврааму [1], произведение, оказавшее особое влияние на становление ряда основополагающих каббалистических доктрин и еврейского мистицизма. Источник: »https://ru.wikipedia.org/wiki/Сефер_Йецира

Каббалисты определили, что раввины совершали этот магический акт посредством языка, в первую очередь, используя формулы, изложенные в Сефер Йецира, или Книге Творения. Так же, как Бог говорит и творит в истории Бытия, мистик тоже может. (Слово Абракадабра, кстати, происходит от слова авра к'давра, что по-рамейски означает «творю, когда говорю»).

В самых редких обстоятельствах человек оказывается способен наполнить безжизненную материю этой нематериальной, но существенной искрой жизни: душой.

Каббалистами создание голема рассматривалось в качестве своего рода алхимической задачи, выполнение которой доказывало мастерство адепта и знание Каббалы. Однако в народных легендах голем стал своего рода народным героем. Рассказы о мистических раввинах, способных на создание жизни из пыли, были многочисленны, особенно в период раннего Нового времени, и именно они вдохновили на такие истории, как истории о Франкенштейне и «Ученике чародея».

Франкенштейн

Иной раз големы являлись спасителями еврейской общины от преследований или смерти, разыгрывавшими героизм или месть, недоступные бессильным евреям. Однако часто еврейские сказки о големе рассказывают, что происходит, когда дела идут наперекосяк — когда крепость жизненной силы теряется, зачастую с трагическими последствиями.

Классический рассказ о големе повествует о том, как раввин Иуда Лоев из Праги (известный как Махарал; годы жизни — 1512-й–1609-й) создал голема для обеспечения с его помощью защиты еврейской общины от антисемитских нападений.

Памятник Йехуде Лёв бен Бецалелю (Махаралу) в Праге, Ладислав Шалоун, 1910

Но со временем голем стал страшным и жестоким, и раввин Леваи (или Лёв) вынужден был пойти на его уничтожение. (Легенда гласит, что голем остался на чердаке Альтнеушула в городе Праге, готовый при появлении необходимости к повторной активации; данная легенда недавно снова появилась в «Удивительных приключениях Кавалера и Клея» — романе 2000-го года американского писателя Майкла Шабона, получившем в 2021-м г. Пулитцеровскую премию по художественной литературе).

В экспрессионистском фильме Пола Вегенера «Голем» (1920) голем — жестокое существо, чьи силы слишком легко обращаются к разрушительным целям. Это, конечно, идеальное воплощение того же беспокойства, которое лежит в основе столь многих мистических рассуждений о демонах, диббуках, призраках и големах: сила жизни невероятно мощна, она способна приносить одновременно и надежду, и ужас.

Голем — персонаж еврейской мифологии, происхождение слова

Го́лем является одним из персонажей еврейской мифологии, существом одной из главных стихий, либо их сочетания, оживления которого добивались маги-каббалисты, используя тайные знания, он чем-то (весьма отдаленно) похож на созданного Богом Адама.

Если говорить о происхождении слова «голем», согласно одной из версий, оно произошло от слова «гелем», означающего сырой, необработанный материал либо обычную глину.

В раннем идише слово «гойлем» использовалось в значениях «болван», «глупый и неповоротливый человек», «истукан». После оно оказалось в современном иврите.

Корень ГЛМ встречается в Танахе (Пс. 138:16) в ивритском слове галми, обозначая «необработанную форму».

Есть и еще одна версия происхождения рассматриваемого слова: оно пришло из ареала Персидской империи, из восточных легенд (индийские, урду и иные восточные языки). Например: Пакистан. GOLI (пуля) и MAR (огонь), слово «Голимар» (процесс обжигания глины).

1.2 Легенда. В массовой культуре и в литературе

Легенда

Староновая синагога. Пражская синагога, где, по преданию, хранятся останки голема. Источник: https://www.sputnik8.com/ru/prague/sights/staronovaya-sinagoga/info

Эта легенда относится к началу семнадцатого столетия.

Голем является созданным из глины великаном, создание его произошло благодаря рукам и магическим способностям праведного раввина Леваи в целях использования для защиты еврейского народа.

Легенда о големе является возникшей в Праге, довольно известной еврейской народной легендой об искусственным образом созданном человеке («големе»), при создании которого использовался простой природный материал — глина. Раввин создавал голема, чтобы он выполнял разные «черные» работы, труднореализуемые поручения, значимые для еврейской общины. Голем также по задумке его создателя должен был предотвращать кровавый навет путем его разоблачения и своевременного вмешательства.

После выполнения своего задания голем превращался в прах.

Пражского голема якобы (по легенде) создал главный раввин Праги, Махараль Йехуда Бен Бецалель (Леваи или Лёв), обеспечивший оживление истукана путем помещения в его рот тетраграмматона (так называемого шема).

Каждые тридцать три года голем будто бы возрождается к новой жизни.

Пражский голем — не единственный. Народные предания говорят об иных големах, созданных разными новаторами религиозной мысли — авторитетными раввинами. К примеру, в некоторых из текстов «Большого Ключа Соломона», написание которых имело место в шестнадцатом столетии, дается описание методик по созданию големов из таких ингредиентов как глина, кровь и др. Ему обеспечивается создание формы человека и над ним произносится фраза «да будет человек».

Рассматриваемая легенда такова, что в ней народной фантазией словно оправдывается противление социальному злу посредством некоторого, хотя бы и робкого, насилия. В образе голема имеет место легализация идеи борьбы со злом, переступающей границы религиозного закона.

Согласно легенде голем в итоге допустил превышение своих «полномочий», заявив свою собственную волю, не согласующуюся с волей его создателя: поступки голема оказались неприличными или даже преступными для не искусственного (как голем), а натурально-естественного человека.

В массовой культуре и в литературе

Франкенштейн, или Современный Прометей. Фронтиспис издания 1831 года

В культуре разных эпох образ голема — это образ, находящий широкое отражение, в частности, во множестве литературных произведений.

Мотив голема был введен в западноевропейскую литературу романтиками, для которых голем — экзотический (немецкой романтикой очень остро воспринимается экзотика гетто), являющийся вариантом излюбленного ими мотива двойничества [1]:

«Ахим фон Арним, «Изабелла Египетская»;

Мэри Шелли, « Франкенштейн, или Современный Прометей»;

у Гейне и Гофмана».

Известны 2 отличающиеся значимостью произведения на рассматриваемую тему в новейшей литературе: в еврейской — драматическая поэма Г. Лейвика и в немецкой — роман Густава Майринка.

«Голем» писателя-экспрессиониста Густава Майринка, по сути, является социальной сатирой на мессианизм. Он рассматривается в качестве символа массовой души, охватываемой в каждом из поколений какой-то «психической эпидемией», — смутной и болезненно страстной жаждой освобождения.

Народная масса возбуждается трагическим появлением голема: периодически происходят ее устремления к непостижимой и неясной цели, но, подобно голему, она становится жертвой собственных порывов, «глиняным истуканом».

«Голем» представляет собой книжное издание, в котором имеет место мистическая подоплека обыденной жизни и обретение зловещей реальности древними каббалистическими образами.

По Густаву Майринке происходит все большая механизация человека из-за жестокой борьбы за существование — по причине всех последствий капиталистического строя. И человек показывается таким же обреченным, как и голем.

Рассмотрение данного произведения, являющегося глубоко пессимистическим, нужно с позиции художественной реакции на «освободительные идеи» империалистической бойни со стороны мелкой и средней буржуазии.

Год 1908-й явился годом выхода (издания) пьесы «Голем» автора Артура Холичера.

Источник: https://vk.com/wall12153026_19142

Томас Манн написал роман «Иосиф и его братья». В нем Иаков после уверования в смерть своего любимого сына Иосифа, испытывая нестерпимые страдания, теряет голову и идет на обсуждение со своим старшим рабом Елиезером плана воссоздания сына путем сотворения голема.

Легенда о чудище, созданном из глины в Праге в конце четырнадцатого столетия, была пересказана для детей нобелевским лауреатом Исааком Башевис-Зингером.

В 1973-м г. Станиславом Лемом имело место написание рассказа «Голем XIV» (по-польски Golem XIV).

Год 2013-й явился годом выхода романа Хелен Уэкер под названием «Голем и джинн», при написании которого автором использовался стиль магического реализма. Его номинировали на премию «Небьюла».

Иллюстрация Л. Чернова-Плесского к сказке Л. Зилова «Глиняный болван»

Сильно похожей на легенду о големе представляется сказка о Глиняном Парне и Снегурочке.

Если говорить о русской литературе, особо выделяется роман Олега Юрьева «Новый Голем, или Война стариков и детей», в нем имеет место использование големического мифа для цивилизационной ядовитой сатиры. Автор данного романа пошел на использование 3-х вариантов истории голема, которого якобы похитили нацисты (чтобы был создан «универсальный солдат») с чердачного помещения пражской Староновой синагоги.

Юлию Гольдштейну, ставшему героем романа, «петербургским хазарином» пришлось столкнуться со следами пресловутого голема (и с самим големом) — и в Петербурге, и в Америке, и в Жидовской Ужлабине — Юденшлюхте, являющемся небольшим по размерам городе, находящемся на немецко-чешской границе, где в войну испытывалось «големическое оружие».

Фантасты братья Стругацкие написали повесть под названием «Понедельник начинается в субботу», где они упомянули о големе и Бен Бецалеле.

Образ голема нередко используется писателем и публицистом Максимом Калашниковым.

Писателем Климовым Г. П. в романе «Моё имя легион» (глава семнадцатая под названием «Чистилище») упоминается спецпроект тринадцатого отдела Комитета ГБ Союза ССР «Голем».

Пражская легенда о големе упомянута в романе «Синдром Петрушки», написанном автором Диной Рубиной.

Вадим Панов в серии книг «Тайный город» весьма не редко использует големов — как боевых, так и для «домашнего обихода».

Упоминание голема есть в поэме «Прерывистая повесть о коммунальной квартире» Елены Шварц.

1.3 Фантастика. Фэнтези

Фантастика

Идею Голема, как созданного искусственным образом в целях выполнения им работы, рассматривают в качестве идеи, предшествующей идее в области робототехники. То, что голем проявляет способность к мышлению, что не предусмотрено создателем, позднее преобразовалось в широкое применение его в сюжетах, где происходит «восстание машин».

Писатели фантастического жанра в своем творчестве зачастую рассматривают и используют голема не как похожее на человека существо, а как запрограммированного примитивного робота.

В жанре фэнтези используется магическое оживление голема. В отличие от этого, в жанре фантастики практикуется использование процессов, базирующихся на физических законах (вымышленных либо реальных).

Во многих случаях, чтобы добиться оживления голема, требуется подбор буквенного кода. Подобный образ голема встречается в ряде произведений писателей, являющихся современными. Их перечень приведен ниже.

Авторами фантастического романа Лазарчука А., Успенского М. «Посмотри в глаза чудовищ» дано описание монотонной работы сотрудников организации Аненербе по подбору буквенного кода ради создания послушно-идеальных воле солдат 3-го рейха.

Тед Чан «72 буквы» [2]:

«Альтернативная история мира, наука и техника которого зиждется на использовании големов и, соответственно, каббалистических имён, вкладываемых в них.

Биологи обнаруживают, что количество поколений у людей — величина постоянная и примерно через 100 лет род человеческий прервется из-за отсутствия сперматозоидов у последнего поколения».

В 1980-м году написан роман Альфреда Бестера «Голем 100». В данном романе голем — один из ключевых героев (правда, на сто «пудов» виртуальный). Возникновение голема происходит из глубинных частей подсознания — «пчелок», занимающихся ради развлечения вызовом сатаны. Ими был вызван из небытия голем-дух, вселившийся в людей обоего пола, пробудив в них что ни на есть низменные инстинкты, в итоге это привело к изменению к худшему всей цивилизации.

Маятник Фуко — книга Умберто эко маятник Фуко (иллюстрации). Источник: https://www.youtube.com/watch?app=desktop&v=J4Ne0_H9xko

Роман Умберто Эко «Маятник Фуко». В данном романе наблюдается фигурирование голема в эпизоде.

Романы Терри Пратчетта «Ноги из глины» и «Патриот». Один из персонажей данных романов — голем Дорфл. Плоский мир наложил запрет на создание големов, поскольку создавать жизнь имеют право лишь Боги. Но големы были созданы до этого, и их продолжают использовать на грязных, опасных и тяжелых работах.

Третья книга 1-й трилогии Валентинова Андрея из цикла «Око силы» — «Несущий свет». Имеет место появление голема как действующего лица в одном из эпизодов.

Братьями Стругацкими в приложении к сатирико-фантастической повести «Понедельник начинается в субботу» голему дается такое определение [1]:

«Голем — один из первых кибернетических роботов, сделан из глины Львом Бен Бецалелем. (См., например, чехословацкую кинокомедию «Пекарь императора»», тамошний Голем очень похож на настоящего)».

Роман Виктора Пелевина «Чапаев и пустота». В данном романе имеющий прозвище Батый адъютант Чапаева, являющийся якобы башкиром, оказывается «на самом деле» големом. В конце романа происходит его гибель.

Рассказ Йозефа Несвадбы (чешского писателя). Название романа говорит само за себя — «Голем 2000».

Фэнтези

Имеет место частое присутствие големов в играх и современной литературе жанра фэнтези. Големы здесь — изначально неживые человекоподобные существа, собранные из камня, дерева, глины и др. материалов и оживленные посредством использования магических приемов. Обычно наблюдается их подчинение создателям, под полным контролем которых они находятся. Практикуется использование големов в качестве работников либо стражей, поскольку они не чувствуют боль, являются слабо уязвимыми и не устающими.

Перечень фэнтези рассказов и вселенных, в которых присутствует либо упоминается голем, следующий [1]:

«Вселенные Варкрафта, Форсены, Меча и Магии

Големы в Плоском мире Терри Пратчетта.

В «Игроземье» Кевина Андерсона.

В трилогии Бартемиуса Джонатана Страуда, во второй книге «Глаз Голема».

Голем в «Последнем Дозоре» Сергей Лукьяненко.

«Дорога мага» Л. Кудрявцева».

Книга Анджея Сапковского «Божьи воины». В данной книге происходит пересечение в Праге главного героя Рейневана с магом, пытающимся обеспечить воссоздание ставшего легендарным голема. Если исходить из таких аспектов, как датировка легенды и временные рамки книг, это событие, скорее всего, можно расценивать как анахронизм.

Серия фэнтези-детективов Даниэля Клугера под названием «Дела магические». В данных детективах [1]:

«действие происходит в Месотопотамии, с периодическим опосредованным участием богов соответствующего пантеона, глиняные големы повседневно используются как слуги, „подсадные утки“ при магически опасных действиях, а один искусно сделанный голем используется для убийства свидетеля и последующего оговора главного героя».

Источник: https://darkermagazine.ru/page/dog-protiv-terminatora

Двенадцатый том серии «Дилан Дог» (ежемесячной серии черно-белых итальянских комиксов в жанре ужасов, созданной сценаристом Тициано Склави и публикуемой изд-вом Sergio Bonelli Editore) под названием «Киллер». В нем происходит достаточно подробное обыгрывание легенды.

Серия Л. Обуховой и Н. Тимошенко под названием «Нормальное аномальное», упоминание о големе в пятой книге цикла «Проклятие Пражской синагоги».

Источник: https://www.livelib.ru/review/1112564-proklyatie-prazhskoj-sinagogi-natalya-timoshenko-lena-obuhova

1.4 Публицистика. Поэзия

Публицистика

Имело место обретение специального значения образа голема в российской современной общественно-политической публицистике после того, как в период конца 1980-х годов появилось в самиздате эссе А. Лазарчука и П. Лелика [1]:

«В статье, где предлагалась оригинальная модель функционирования и развития советской административной системы, „Големом“ назывался административный аппарат, понимаемый как информационный организм, преследующий собственные цели, отличные и от целей государства в целом, и от целей отдельных чиновников».

Широкое использование термина «административный Голем» в похожем значении продемонстрировано Сергеем Переслегиным, Константином Максимовым и др.

Поэзия

Более углубленная трактовка голема наблюдается у еврейского поэта Лейвика, для которого голем явился символом пробуждающихся народных масс, ее могучей, правда, пока неосознанной стихии, стремящейся к бесповоротному разрыву с традициями ушедшего прошлого. У нее это не получается. Однако, происходит ее возвышение над своим вождем, противопоставление ему своей личной воли, стремление подчинить его себе.

Выражение философской углубленности образа голема в том, что насыщенному социальными потенциями творению хочется жить своей независимой от творца жизнью, конкурируя со своим творцом. И творение действует соответствующим образом.

«Памятник Голему работы чешского художника Давида Чёрного в Познани». Источник: https://zen.yandex.ru/media/prahastep/skazka--loj-da-v-nei-namek-5c0ac9180e746f00aa6a47a5

В своем «Големе» Лейвиком обеспечивается выход за границы легенды, происходит ее расширение. Лейвик запечатлел в нем следующее [1]:

«грозные предчувствия грядущих социальных катастроф, отождествив его с массой, которая больше не хочет быть орудием сильных и имущих».

В стихотворном произведении Х. Л. Борхеса «Голем» голем описывается как неудавшаяся копия человека.

Стихотворение Анны Горенко «Голем» (из цикла «Песни мертвых детей»). В нем голем (само собой) является героем данного стихотворения.

1.5 Скульптура. Театр

Скульптура


В 2010-м году (двадцатого мая) была обеспечена установка в городе Познань памятника голему работы Черного Давида (чешского художника).


Театр


Год 2006-й (двадцать третье ноября). В данное время произошло следующее [1]:

«в театральном дворце Dum u Hybern в Праге состоялась премьера мюзикла „Голем“. Музыкальный спектакль написан Карелом Свободой, Зденеком Зеленкой и Лу Фананеком Хагеном и поставлен режиссёром Филипом Ренком. Мюзикл играется на чешском языке и сопровождается английскими субтитрами».

1.6 Кинематограф. Мультипликация. Видеоигры

Кинематограф


О големе ставились художественные фильмы, среди которых самые известные — «Голем» (год 1915-й) и «Голем: как он пришел в мир» (год 1920-й), явившийся фильмом, пересказывающим легенду о создании и первом бунте голема, считающимся по факту классическим киновоплощением сюжета легенды о големе, в нем голема использовали как «главу» сюжета.

Постер к фильму «Голем» (1915). Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Голем_(фильм,_1915)

Роль голема выразительным образом сыграл Пауль Вегенер. Во многом благодаря этому произошло приобретение образом сделанного из глины оживленного человека широкой известности. Но впоследствии имело место некоторое потеснение образа голема схожим с ним по смыслу созданным Франкенштейном ужасного вида Чудовищем.

«Голем» (Der Golem, 1915 год, реж. Хенрик Галеен и Пауль Вегенер). Фильм снят по мотивам древнееврейской легенды об оживленной с помощью магии глиняной фигуре — Големе. Император Рудольф II подписывает декрет об изгнании евреев из Праги под предлогом, что они наслали на город чуму. Рабби Лев предчувствует, что вскоре на его народ обрушится беда, и решает создать и оживить глиняного великана, уповая на его помощь в защите евреев. Однако вскоре человеческая мелочность и жажда власти приводят к эксплуатации Голема в корыстных целях, что оборачивается непредсказуемыми последствиями». Источник: https://www.timeout.ru/msk/feature/492229


Голем (1936)
Le golem
В ролях: Гарри Баур, Роже Карл Режиссер: Жюльен Дювивье
Ужасы, Фэнтези ~ Чехословакия. Источник: https://kinozon.tv/kadry/171860

Год 1935-й ознаменовался созданием фильма «Голем» Жюльена Дювивье [3]:

«Голем» — французский фильм ужасов 1936 года режиссёра Жюльена Дювивье по мотивам еврейской легенды о Големе, оживлённой магией глиняной статуе.


Сюжет

Император Рудольф II хочет изгнать евреев из пражского гетто. Для противостояния постоянным притеснениям раввин Яков создаёт из глины могучего Голема. Голем влюбляется в девушку, а та направляет всю его мощь против императора. Голем уничтожает всех обитателей замка, а также самого императора.


В ролях

Гарри Бор — император Рудольф II

Чарльз Дорат — раввин Яков

Жермен Осси — графиня Страда

Фердинанд Харт — Голем

Жани Ольт — Рашель»

Союз ССР в период 1950-х г. г. В данное время на просторах бывшего Союза люди являлись зрителями зрелищного и остроумного чешского фильма «Пекарь императора» (по-чешски Císařův pekař, pekařův císař, год 1951-й, режиссер фильма Мартин Фрич), в котором роль голема состояла в том, чтобы обеспечивалось развитие сюжета.

«Оно!» (It!) — фильм английского производства 1966-го г. В нем героем Родди МакДауэлла используется голем, привезенный из Праги в лондонский музей в корыстных целях. Неограниченные физические возможности голема помогли разрушению строения, совершению убийства нежелательных в жизни героя людей, и поспособствовали тому, что герой позволил себе добиваться расположения девушки, безответно любимой героем. Герою удалось оживление и подчинение голема собственной воле, когда им был подложен истукану под язык древний свиток, хранившийся в тайнике, находившемся в теле этого истукана. В отличие от «классического» голема этот голем оказался верным своему хозяину, хотя им не всегда выполнялись приказы хозяина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 300
печатная A5
от 426