электронная
270
печатная A5
409
16+
Глупый принц

Бесплатный фрагмент - Глупый принц

Сборник стихов и аккордов

Объем:
92 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-3400-3
электронная
от 270
печатная A5
от 409
До конца акции
05:35:17

Раньше я писала довольно много стихов. Некоторые из них мне слышались сразу с музыкой, и я разучивала их под гитару. Когда набиралось два-три десятка стихов, я собирала их в один файл и называла как-нибудь вычурно: «До — и послелюбовное» или там «Зеркальный бред», а потом раздавала знакомым и друзьям на дискетах. Когда накапливалось примерно столько же песен, я записывала на студии альбом, и он начинал жить какой-то своей жизнью — сначала на кассетах, потом на дисках, ещё позже в Интернете. Ну и коль скоро были музыкальные публикации, пришлось издавать песни с аккордами — меня часто просили их записать где-нибудь в коридоре на коленке после концерта. Так появился сборник «Интерпретация», он даже переиздавался с изменениями и дополнениями, и книжка «Лэ о Лэйтиан».

Но самое смешное, что это всё был самиздат, и, хотя я пишу уже без малого тридцать лет, то, что вы будете читать сейчас — моя первая официальная публикация. Если у вас есть мои самиздатовские книжки, то в этой вы точно не найдёте ничего нового. Разве что чуть-чуть подправлены отдельные строки — иногда во время исполнения приходит более точное слово, а потом изменить текст в файле я забываю. И с аккордами та же история.

Когда мне в голову пришла идея этого сборника, я поначалу решила, что надо просто собрать всё, что уже издавалось — и «Лэ», и «Брин Мирддин», и все старые альбомы, но потом начала перечитывать это самое «всё» и задумалась о другом. Последнее время я пишу от силы три песни в год, чаще одну-две. Но зато ни за одну из них мне не стыдно, даже если их не просят спеть на каждом концерте в записках. В итоге, безжалостно вычёркивая песню за песней, я оставила только то, что хочется оставить от тех прошлых лет. Так что вместо толстого солидного тома вам придётся читать довольно скромную антологию, и, возможно, вы не найдёте в ней текстов, которые ожидали, если слышали их раньше. То, что собрано под этой обложкой — с моей точки зрения точно стихи, а вот всё, что я выкинула — не уверена. Возможно, это были песни, но вам ведь предстоит читать глазами, а не слушать, когда я голосом и драйвом могу прикрыть слабый текст. Впрочем, аккорды я на всякий случай тоже оставила, вдруг кому пригодятся.

Вот, пожалуй, и всё, что я хотела сказать в прозе, уважаемый читатель. Я с ней в среднем меньше дружу, чем со стихами, поэтому не буду вас утомлять. Буду рада, если стихи, собранные под этой обложкой, напомнят вам о чём-то важном, даже если вспоминать об этом не очень хочется. Или порадуют вас — что тоже неплохо, хотя стихи, как мне кажется, не для этого.

Людмила Смеркович


Поезд в Средиземье

В небеса упираются рельсы — две ленты безбожные, DmCF

Мы проехали всё — все селения, все города. GmBC

По столбам и минутам мои вычисленья несложные DmCF

Говорят: через час или два мы прибудем туда. GmBC

Облака из-под чёрных колес белоснежными
                                                      брызгами GmBCDm

Разлетятся легко и не станут туманить нам путь. GmBC

Этот поезд идет в небеса, и гудков своих взвизгами DmCF

Он разбудит седой небосклон, что прилёг
                                                      отдохнуть. GmBCDm

Вот последняя станция — зданье, с вокзалом несхожее,

Это просто дворец в разноцветьи хрустальных колонн.

Здесь всё время весна. Всех встречает здесь утро погожее.

Мы, из двери шагнув, на мозаичный ступим перрон.

Впрочем, что за перрон — мы, похоже, вернулись из плаванья,

За спиной крики чаек и кружево кромки воды.

Это, видимо, где-то вблизи от Серебряной Гавани,

Нам же ехать вперед в ожиданьи чудес и беды.

Нам навстречу на белых конях с серебристыми гривами

Выезжают два воина, с ними почтенный старик.

Улыбаясь, приветствуют нас, как своих, и на диво нам,

Как родной, понимаем неслыханный раньше язык.

Вот куда мы стремились весь год, а быть может, с рождения,

Нам нечасто везёт, но теперь, наконец, повезло —

Наш растаявший поезд привез нас не в рай, в Средиземие.

Видишь горы вдали? Ну так в путь, ведь давно рассвело.

апрель 1991

Из поэмы «Брин Мирддин»

1. Мирддин-менестрель

В чаду и полумгле забитой маленькой таверны DmGmA

Спой, Мирддин-менестрель, под грубых кружек
                                                грохот мерный. DmGmA

Спой нам о чудесах, пока свечи фитиль неверный FGmA

Не молвит о богах в дыму и полутьме вечерней. DmGmA

Как жаворонка трель, как пламя вспыхнувшей надежды,

Рассказ твой, менестрель, о королях, что были прежде.

Тебе ли отрицать — давно здесь ожидают люди,

Ты будешь прорицать о Короле, что в срок пребудет.

Ты вспомнишь о мече, но в камень канет перекрестье,

Так пой же о мечте, она должна рождаться в песне.

Сверкает рукоять — там изумруд, топаз, сапфиры…

Ты должен только ждать, его звезда взойдет над миром.

Свет станет изливать, там власть и радость правосудья.

А смерть свою принять — на то богов лишь воля будет…

Хрустальная купель… Но только тонет всё в тумане.

Спой, Мирддин-менестрель, о том, что дальше с нами                                                                                  станет…


2. Димилиок и Тинтагел

Ты приехал в Лондон по первому зову, DmB

Ты знал, к чему стоит быть готовым. DmB

Что тебе королей и слава, и страсти? GmA

Ты покорен своей или божьей власти… GmA

И был небосвод глубок, GmDm

Но рок уже сети расставил GmA

Над замком Димилиок GmDm

И замком Тинтагел. BADm

Короля не похоть — любовь иссушила:

«Мне нужна твоя колдовская сила.

Герцогиня Игрейна создана для меня лишь,

Но муж её, герцог, мне верный товарищ…»

В камине играл ветерок,

И в пламени он составил

И замок Димилиок,

И замок Тинтагел.

Ты покинешь утеровы покои,

Короля обещаньями успокоив.

И судьба тебе подыграла ныне —

Сам герцог вводит тебя к герцогине.

А наутро бешеный скок,

Колдовской совет их направил —

Горлойса в Димилиок,

Игрейну — в Тинтагел.

Пендрагону дан повод для гнева и мести,

А герцог спасает жену от бесчестья,

И не разобрать виноватых и правых…

Но ты проведёшь короля сквозь заставы.

И ты торопился, как мог,

Ты мчался во тьме, как факел,

От замка Димилиок

До замка Тинтагел.

Обманули стражу и грим, и чары,

И целая ночь у возлюбленной пары.

Но в полночь Горлойса в живых не будет,

И весть привезут вдове его люди…

Ты был в эту ночь жесток,

Но ты отыграл, что поставил

На замок Димилиок

И замок Тинтагел.

«Нерадивый колдун, недостойный прощенья…»

Утер в бешенстве от твоего «невезенья» —

Только сутки, и всё бы стало законным.

Но зачатому мальчику быть рождённым,

Как никто, он будет достоин короны

И в свой час шагнёт на ступени трона,

Он придёт рождественской ночью тёмной…

Обессилен, избит и ранен,

Проклят, брошен и одинок,

Над лицом качается дрок,

Ты уже покинул Тинтагел,

Впереди — Димилиок.


3. Гвиневера

Незыблема твердыня Камелота, Dm

Британия становится сильней… Dm Gm

Но что за неотступная забота Gm

Тебя не выпускает из когтей? A Dm

А все, от бедняка до кавалера, Dm

Все знают, чья в печали той вина: Dm Gm

Прекрасна королева Гвиневера, Gm

Прекрасна королева Гвиневера, Dm

Прекрасна королева Гвиневера, B

Прекрасна… Но Артуру не верна. A Dm

Сильны и многочисленны отряды,

Что за тобой идут на саксов в бой.

Но кто стоит с тобой так часто рядом,

И взглядом не встречается с тобой?

Цвет рыцарства, герой, краса турнира.

Твой давний друг, уже почти что брат…

Но королева любит Бедуира,

Но королева любит Бедуира,

Но королева любит Бедуира,

И вряд ли в этом кто-то виноват.

Ты уезжаешь в дальние походы,

Ты закрывать глаза на всё готов.

Ты им обоим подарил свободу,

Ведь это называется любовь.

Ты грешен, несмотря на святость цели,

Так для чего же быть ещё грешней?..

Скажи теперь, о предсказатель Мерлин,

Ответь же мне, пророк придворный Мерлин,

Прошу, поведай, ясновидец Мерлин,

Кто на земле несчастней королей?..

сентябрь 1993 — июнь 1994

Янка в Средиземье

Разлетелись вширь пыль и дым с Востока. DmB

Заглянуло в Шир Саурона Око. DmB

Позабился мир в комнаты без окон. GmA

Копит Пескунс жир у Врага под боком. GmA

Если наплевать на обрывки света,

Если прочитать старые газеты,

Если расстрелять добрые планеты,

Мир устанет ждать Светлого совета.

И настанет час счастия топорного,

Услышишь в нас смех Владыки черного,

Летит приказ по грязи Неторного:

Всех под Карадрас — для труда их горного…

17 января 1994

Час печали

Над равниною взошла Луна, DmCDm

И на башне пробил час печали, GmA

И тогда оборвалась струна, GmCF

Все надолго замолчали. GmADm

Осушил король бокал до дна,

Опустил его на стол со стуком…

Опостылела давно жена,

Замок затопила скука.

Хоть случилась бы сейчас война,

Или беспорядки на границе,

Но благополучна вся страна,

А враги хотят мириться.

Ни богата, ни бедна казна…

Завтра встреча с канцлером. О, боги!

Оседлать бы утром скакуна

И умчаться без дороги…

Радость в жизни больше не видна.

Лишь усталость пополам с тоскою.

Эх, позвать бы, что ли, колдуна…

Но его сожгли ещё зимою.

Просидел король всю ночь без сна,

А по небу грош Луны катился.

А слуга всё подливал вина,

И к утру король забылся.

И ему приснилось, что Луна

Поднялась, печали час начался,

У певца оборвалась струна…

И во сне король скончался…

август 1994

Мой Бог

Мне солгали зеркала, что ж, на то они и стёкла — Dm

Ведь себе и людям лгать я позволяла. Gm A

Не поверила судьбе, а теперь в слезах промокла, Dm

Не ждала такого полного провала. Gm A

Я сломала собственный мир своими руками. Gm Dm

И осталась в нигде, не дойдя до дороги домой. Gm A

Но мой Бог! Ты пришёл ко мне со стихами. Gm Dm

Я пока пишу, а значит, и ты со мной. Gm A

Перемыли языком все мои перипетии —

Не виню, я и похуже вытворяла.

Заболтали, что могли — уж такие мы витии,

А теперь пора опять начать сначала.

Я дошла до черты, где столкнулась реальность с мечтами,

И хотела шагнуть, но упала, платясь головой.

Но мой Бог! Ты пришёл ко мне со стихами.

Я пока пишу, а значит, и ты со мной…

7–10 февраля 1995

«Я не помню в этой ночи ничего…»

Я не помню в этой ночи ничего, Dm B

Только чёрных крыльев шёлк и ветер. Dm C

Да ещё, что я не мог позвать Его, Dm B

Но Он ответил: C Dm

«Я же знаю, ты старался, как мог, Gm Dm

Но не устлан этот путь цветами. Gm A

Он отмечен лишь кострами вдоль дорог Dm B

Да крестами». C Dm

Я спросил, за что бродяге-летуну

Не дают ни силы, ни покоя.

Усмехнулся Он: «Пока живу —

Не открою.

Ты же знаешь, если слишком занемог,

Мир окрашен яркими цветами.

Только память ждёт кострами вдоль дорог

Да крестами».

И летел я дальше, выбившись из сил,

Не надеясь больше на подмогу.

А ему я ничего не говорил,

Только Богу:

«И за то, что я старался, как мог,

И за то, что не устлан путь цветами,

Отплати мне хоть кострами вдоль дорог,

Хоть крестами».

16 марта 1995

«За ворами, за веригами…»

За ворами, за веригами, Dm

За варевом из вермутовых змей, Dm

За каникулами, книгами Dm

И кеннингами канувших князей, Dm Gm

Пролегает переливами палитра Gm

От проливов до полей, Gm

И мерещится и замирает Митра A

У измеренных мелей. Dm

За горами, за гаремами,

За городом горящих гаражей,

За валами, Вифлеемами

И волею валимых витражей,

За могилой, за малиною

Замедленный молитвенный мотив.

За садами, за сединами

Садится сон, совета не спросив.

За дорогами, дарами и задорами

И деревом друзей,

За котурнами, которыми

Котируются карты королей,

За лавинами, заливами,

Зарёю и зелёною золой —

Забредает балеринами

И болью и белеет берег мой.

9–10 мая 1995

Сопляки

Ничего ровным счётом не случилось пока, Dm C

Жизнь забавна и легка, и война далека. B A

Но в любую минуту может грянуть приказ, Dm C

И покой не для нас, и любовь про запас… B A

Вот какая благодать — Dm

Подросли сопляки, Gm

Научились убивать C

Без дрожанья руки, F

Научились выпивать Dm

Спирт, как воду реки, Gm

Научились умирать B

В бою — не с тоски… A Dm

Не преломлен хлеб, да переломлен ствол,

Снова карты на стол и патроны на стол,

И не ржавчиной, а кровью окрашен клинок,

И глаза затуманены пылью дорог…

И уже ни дать, ни взять —

Мы вам не сопляки,

Мы умеем убивать

Без дрожанья руки,

Мы умеем выпивать

Спирт, как воду реки,

Мы умеем провожать

Друзей без тоски…

В пальцах спички ломаются одна за другой,

Но окончен наш бой, всё, что было — с собой,

И ни мёртвым, ни живым не удастся понять,

Отчего на войне не грешно убивать…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 409
До конца акции
05:35:17