электронная
100
печатная A5
321
18+
Главный энергоресурс

Бесплатный фрагмент - Главный энергоресурс

Фэнтези и другие рассказы


Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-3077-7
электронная
от 100
печатная A5
от 321

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Высшая педагогика

Каждые две-три недели классный руководитель

рассаживает шестиклассников по-новому.

Внук сидит то с девочкой, то — с мальчиком.

И каждый раз называет новые имена.

Спрашиваю:

— Из-за чего у тебя — опять другой сосед?

— У всех так.

— В чём смысл этих пересадок?

— Тихих сажают с буйными.

— Твоя новая соседка — буйная?

— Нет. Тихая.

— Выходит, буйный — ты???

— Нет. Нормальный.

— Почему же вас вместе посадили?

— Буйных на всех не хватает!

(Точно как в «Канатчиковой даче» Владимира Высоцкого:

«Настоящих буйных мало!»).

Удивляюсь:

— Ну пересадили один раз, или два, но зачем так часто???

— Другие буйными становятся!

— А ты?

— Пока — нет.

Уффффффф!!!

Успокоил!!! Но — пока…

Главный энергоресурс

Фэнтези

Часть 1

Бешеный порыв ветра ударил по створкам окна. На пол хлынули два ливня разбитых стёкол, вихрь мигом унёс со стола все бумаги.

Сергей метнулся к окну. Но там закрывать было уже нечего —

остались одни голые створки, без стёкол.

Ещё в полной очумелости из-за резкого перехода от Интернета в мир реальный, увидел он угрюмое небо, по которому ветер гнал хмурые тучи. Напротив его окна зависло странное серое облако.

Чтобы лучше рассмотреть его, Сергей подался вперёд, вплотную к металлической решётке, закрывающей окно снаружи. Но не увидел ничего нового.

А когда захотел отодвинуться — не смог! Будто какой-то мощный насос со всё возрастающей силой тянул его из комнаты наружу! Голова Сергея упёрлась в прутья решётки, внутри черепа вспыхнула непереносимая боль!

Мелькнули в сознании слова генерала А. И. Лебедя:

«Голова болеть не может! Там же кость одна!». Но — болит, и как!!! Тут же ощутил в голове взрыв, следом — наплыл полный мрак…

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

…Они сидели на трёх тёмнокоричневых венских стульях, расставленных в ряд поперёк большого двора, представляющего замкнутый прямоугольник. Сергей — на среднем стуле.

По всему периметру двора тянулось двухэтажное бревенчатое строение: нижний этаж — сарай без ворот и дверей, а верхний -открытая со стороны двора галерея с глухой внешней стеной.

Плоская крыша галереи опиралась на деревянные столбы, установленные по краю с шагом метра три. По этому же краю шло деревянное ограждение — бортик высотою примерно сантиметров семьдесят.

На высоте бортика внутри всей галереи протянулась полка из широкой доски. На полке, у хорошо видной Сергею правой части, сидели неподвижные, как каменные изваяния, пумы и смотрели прямо перед собой.

Очень странно: Сергею многое не попадало в поле зрения, но он откуда-то абсолютно точно знал, что именно расположено за его спиной и с боков.

А за спиной была вторая половина двора с точно таким же двухэтажным строением и ровным, чистым земляным полом, так же совершенно пустая.

Сергей хорошо видел сидящего справа на расстоянии полутора метров мужчину в чёрном костюме и чёрной мягкой шляпе, слегка сдвинутой на лоб. Его лицо было каким-то бесформенным и вся голова напоминала светложёлтый надутый воздушный шарик. Он сидел совершенно неподвижно и, судя по шляпе, смотрел прямо перед собой.

Третий стул стоял по другую сторону от Сергея, почти впритык к левому сараю. Не глядя налево, Сергей точно знал, что на нём сидит холодная голограмма безвременно ушедшей в мир иной его любимой мамы, голограмма, которая никаких чувств у него не вызывала.

Он даже ни разу не повернулся налево, чтобы вновь (где-то уже был у него такой опыт) не испытать глубочайшего потрясения, когда при попытке обнять самого дорогого и любимого человека, его руки свободно сомкнулись в пустоте…

Сергей точно знал, что настоящая, родная его мама в эту минуту сидит на левой галерее, и даже в каком месте, только не мог увидеть её со своего стула.

Вдруг откуда-то появился «мостик» — длинное бревно, соединившее правую и левую галереи. Концы его опирались на бортики ограждения. И как раз там, где сидела мама Сергея!

Тут же на бревно прямо с полки прыгнула ближайшая пума!

Все другие пумы — как по команде — повернули к Сергею головы и уставились ему в глаза.

Устойчиво утвердившись на бревне, пума повернула голову к Сергею и, глядя ему в глаза, медленно, по-кошачьи мягко переступая, двинулась к левой галерее. И чем ближе туда подходила — тем сильнее морщила нос и скалила свои жёлтые клыки.

Словно кипятком обожгло сердце Сергея! Там же мама!!! Он судорожно стал искать глазами какой-нибудь камень, палку и увидел, что у его ног лежит тяжёлый канадский топор дровосека, хотел схватить его, швырнуть в пуму, закричать — но не смог ни шевельнуться, ни звука издать!

От своего полного бессилия, от совершенной невозможности броситься на помощь самому родному и близкому человеку, слёзы хлынули из его глаз…

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

В нескольких местах текста есть разывы: ^^^^^^^^^^^^^^^^

Поясняю их происхождение. ^^^^^^^^^^^^^^^^

Летом прошлого года старый мой приятель, живший уже семь лет во Владивостоке, переслал со своим сослуживцем, командированным на три дня в Москву, посылочку с дарами моря — подарок к моему дню рождения.

Этому командированному удобно было передать мне посылку в воскресенье в 6 утра у входа в метро «Кузнецкий мост».

Направляясь пешком на встречу, я проходил по пустынным пока улицам мимо сурового учреждения, занявшего своим многоэтажным зданием целый квартал.

На чистом тротуаре валялись какие-то мелкоисписанные скомканные листочки размером в ладонь. Я не решился их поднять, так как заподозрил, что там могут быть всякие подрывные призывы: недоставало до полного счастья, чтобы с этими листками меня на месте прихватила охрана — там же камеры на каждом шагу!

Попробуй-ка докажи потом нашему суду, что не ты их разбрасывал!

Перейдя улицу, я увидел на водосточной решётке целый ком таких же бумажек и не удержался — поднял. Наверное, его закатил туда ветер.

Дома попытался прочесть. Оказалось, что многое разобрать нельзя: неразборчиво, местами похоже на кардиограмму. Часто — назывные предложения — только подлежащее и сказуемое, ещё чаще — отдельные слова. Видно, что писалось всё в состоянии непрерывного стресса.

Продирался через эту непонятицу я урывками почти полгода.

Что смог прочесть после многих попыток — то внятно записал. С большим трудом выстроил всё воедино. Но там, где не было листков (остались на асфальте у подъезда), ничего придумывать не стал: нет первоисточника — пусть тогда останется разрыв в тексте.

Листочки написаны от первого лица. Чтобы не путать читателей, где я — публикатор, и где — истинный автор, текст заметок представлен здесь как связный рассказ Сергея.

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Часть 2

Сергей увидел перед собой многие сотни — а, может, и тысячи — выстроенных правильными рядами больших прозрачных цилиндров, залитых голубоватой жидкостью и закрытых сверху. Внутри них, погруженные в жидкость с головой, стояли раздетые догола мужчины — большей частью молодые — с распахнутыми в стороны руками, ладони которых обращены вперёд.

Ноги их были слегка раздвинуты, головы смотрели вперёд неморгающими глазами.

На телах — десятки каких-то датчиков, провода от которых уходили через днище. «Заспиртованные» — подумал он и только теперь взглянул на себя.

Сергей, как и те, в цилиндрах, стоял голый в такой же позе, но совсем не чувствовал усталости и желания опустить руки. Он стоял посредине круглого днища диаметром бОльшим, чем размах его рук. Рядом находились двое мужчин с нормальными европейскими лицами. Оба — в жёлтой, плотно прилегающей к телам одежде.

Такие же, как они, виднелись у других цилиндров.

Мужчины расправляли провода и протирали небольшие датчики. «С покойника сняли!» — подумал Сергей и хотел было сойти с днища, но даже не смог шелохнулся.

— Да не волнуйся, тебе это сейчас нельзя! — попробовал его успокоить тот, что постарше.

— Ну да, утопят, как Рогодин собаку! — не поверил им Сергей.

Засмеялись оба мужика:

— Поверь: жив будешь! Не тревожь мозги: два раза побываешь в растворе, а потом доставят тебя домой целым и невредимым!

— Так зачееееееееееем всё это???

— Да угомонись ты! Быстрее всё закончим! А то энергососы установим, а потом ещё долго ждать придётся твоего успокоения!

— Где я? — Ты — в лаборатории нашей Околоземной насосной станции тонких энергий ОЗемНаСтан ТЭ-17. — А кто вы? — Пришельцы с далёкой Галактики М-27612. — И чего здесь вам надо? — Мы занимаемся тем, что вам, слаборазвитым землянам, ещё миллион лет будет недоступно! — Чем именно? — приставал Сергей. — Отбором тонких энергий у землян. Вы научились добывать только внешнюю энергию — например, из дров, каменного угля, нефти, газа, обогащённого урана, ветра, морских приливов/отливов, а о самых главных — тонких энергиях — понятия не имееете! — Так назови! — А можно? — спросил молодой у старшего. — Конечно! Мы же потом всё сотрём из его памяти! А в разговоре видишь — он успокаивается! — У живых существ есть две важнейшие для жизни тонкие энергии: энергия жизни и сила духа. Земляне — сырьё, из которого мы их добываем. — А разве у вас этих своих энергий нет?? — удивился Сергей. — Конечно есть! Но нашим исследователям космоса при длительных полётах их не хватает. Поэтому мы отбираем эти энергии у землян, сгущаем до компактного жидкого состояния и снабжаем тех, кто расширяет наши сведения о Вселенной. Эти энергии — при достаточном потреблении — даже могут сделать живое существо бессмертным! — И молодой мужик умолк — видимо, требовалось полное внимание к работе.

Во время разговора оба мужика не бездействовали: щупом индикатора они отыскивали необходимые для забора энергии точки на теле Сергея и щуп оставлял там синюю метку. Сразу же подключали к этой точке миниатюрное всасывающее устройство (энергосос), от которого отходила длинная гибкая трубочка в центральный насосный узел. Отвлекая Сергея от тяжёлых дум, они подключили уже штук 30 таких энергососов.

— А что же вы у нас, а не у животных, забираете последнее? — спросил Сергей, глядя на старшего.

Старший и ответил:

— Из-за общих далёких предков, обе ваши тонкие энергии хорошо совместимы с нашими. У животных — они имеют совсем другую структуру и нами не усваиваются.

— Хоть поделились бы открытием с землянами! У нас столько редких талантов умирает молодыми!

— Да ни за что!! И кто бы у вас, землян, присвоил этот эликсир бессмертия? Безумные диктаторы и авторитарщики, типа Гитлера, Мао, Пол Пота, людоеда Мобуту и им подобных! Кому надо, чтобы они жили вечно?!

А если земляне не хотят с такой мразью расставаться — развивайте науку! У вас на земле есть животные, которые живут вечно — у них сами и выясняйте, как это возможно!

— Да нет таких! В сказках только! — возразил Сергей.

— Знаешь хоть что-нибудь про медузу Tirritopsis nutricula?

 Нет…

— Это небольшая медуза диаметром 4—5 сантиметров, имеет нервную систему, размножается половым путём. Живёт жизнью животного очень долго, пока не попадёт в неблагоприятные условия. Но и в них — не умирает!

Израсходовав на борьбу с враждебными условиями почти всю энергию жизни, она опускается на дно, прикрепляется к какому-нибудь камню и превращается в полип — иную форму животного существования, где выработка жизненной силы и её расход на поддержание такой пассивной жизни уравнены.

Так полип пережидает неблагоприятные условия среды. Как только условия существования вернутся к норме — хоть через год, хоть через сто лет или больше — «полусонный» полип вновь превращается в медузу, «делает камню ручкой» своё «прощай!» и отправляется в плавание жить полной жизнью в тёплых тропических водах океанов и морей.

И таким превращениям — несть числа! Ну, или пока кто-нибудь эту медузу не сожрёт. Например, сельдь, сардина, тунец, морская черепаха, океанская луна-рыба или птица.

— После отбора энергии жизни — человеку конец?? Вы же тем самым людей убиваете!!! — возмутился Сергей.

— Нет! Эта энергия каким-то чудом возрождается! Ну, может, не сполна.

— Хоть женщин и детей не трогаете?? Детям — ещё развиться надо, женщинам — рожать, детей растить…

— Детская энергия жизни только формируется, она нам не нужна.

Женщины же — прекрасные энергодоноры!

— Я у вас ни одной не видел!

— Так ты же в мужском зале! Есть и женский, ещё больше. Вначале все были вперемешку, но пришлось разделить: многие земляне тогда сильно отвлекаются и не скоро успокаиваются.

— А как же…

— Стоп! Вопросы потом! Все энергососы установлены и проверены! — доложил молодой старшему мужику.

— Заканчивай! — велел Старший и исчез из поля зрения неподвижно стоящего Сергея.

Откуда-то сверху в руку Младшего нырнула плоская коробочка, как оказалось — сенсорный пульт управления. Не отрывая от него взгляда, он стал быстро перебирать по пульту тремя длинными пальцами свободной руки.

Сверху, точно на круглое днище, в центре которого стоял Сергей, опустился прозрачный цилиндр с крышкой. От кончиков пальцев вытянутых в стороны рук Сергея и до стенок цилиндра оставалось ещё 15—20 сантиметров.

Как только щёлкнули внизу замки, цилиндр стал быстро наполняться голубоватой жидкостью такой же температуры, как тело Сергея. Странная апатия овладела парнем — как будто всё это происходило не с ним, а с его большой фотографией.

И даже когда уровень жидкости поднялся над его головой — Сергея это никак не включило в события. Дышалось легко.

Три захвата подхватили днище и легко перенесли весь цилиндр на свободное место в уходящем вдаль ряду таких же цилиндров с другими обнаженными людьми.

Сергею даже не приходила в голову мысль, что его искусственно ввели в анабиоз, чтобы внезапно в подходящую минуту вызвать новый мощнейший для него стресс. Инопланетяне точно теперь знали, на каких струнах его души можно сыграть «танец с саблями!».

И сыграли, гады!

Часть 3

…Когда спустя какое-то время те же два мужика снимали с тела Сергея энергососы, он ещё не полностью пришёл в себя после нового стресса!

— Что же, сволочи, вы делаете??! — возмутился Сергей. — А если бы сердце моё не выдержало?! Зааачееееем такая идиотская пытка вам нужна???

— Только в моменты жестокого стресса нам удаётся успешно извлекать эти тонкие энергии. Освоим другую, щадящую технологию энергоотбора — охотно откажемся от нынешней.

— Ну а первый цирк устроили мне зачем?? С мамой, пумами??

— Проверяли твой эмоциональный диапазон, чтобы сегодня работать оптимально. Не бойся: искать точки для отбора другой тонкой энергии — силы духа — и отбирать её у тебя не будем: она у тебя слабая.

— Хоть поясните, про что вы! — попросил Сергей.

— Мы сами толком не знаем природу этой силы! Но есть люди, одержимые охватившей их высокой идеей. Их не могут сломить даже пытки! Ради благородной идеи люди способны вынести абсолютно всё!

— Ну хоть назовите вы кого-нибудь, кого я знаю! — попросил Сергей.

— Януш Корчак, Андрей Дмитриевич Сахаров, Вацлав Гавел, Анатолий Марченко… Если забыл кто это — посмотри дома в Интернете.

— Откуда вы жизнь землян так хорошо знаете?

— Готовят к полёту нас хорошо!

— А дальше со мной что будет? — спросил Сергей. Руки его восстановили подвижность, тело — тоже, и он сел на пол: ноги после пережитого держали плохо.

— Подождём ответа лаборатории. Если качество отобранного материала хорошее — отправим домой. Если плохое — всё повторим.

Только стресс будет вызван новыми видениями.

— Сколько часов или дней я у вас? Я же работу потеряю!

— Не паникуй! Мы умеем управлять ходом времени: растягивать его или сжимать. Работая с тобой, мы его растянули, а потом сожмём так, как будто ничего с тобой не было! Ты ещё дома поспать успеешь перед работой!

— Что за мужик в чёрном был у меня вначале? И зачем он лицо своё скрывал?

— Это наш эксперт. Он внедрён в число землян, наработал много дружеских связей и лицо его нельзя уже менять. И потому оно не должно мелькать попусту. Вдруг встретится случайно с подопытными людьми и они его опознАют?!

— А у вас — маски?

— Да.

— Лица покажете?

— Запрещено!

— Ну почему?

— Чтобы землян не пугать!

— А если нарушите?

— Разберут на запчасти.

— Вы что — роботы??? — изумился Сергей.

— Нет, мы… — и оба рванулись к цилиндру, в котором до того спокойная жидкость вдруг забурлила и стала уходить вниз.

Что они там делали — Сергей толком не разглядел, тем более, что мысли его ушли совсем в другую сторону.

«Сейчас сотрут у меня из оперативной и из долговременной памяти всё что было… А мне надо всё помнить и рассказать людям, как эти залётные паразиты тайно отбирают у землян энергию жизни, погружая их в уныние, депрессию, отбирая силы для борьбы с болезнями… Вон как мрут повсюду и стар и млад!

Если расскажу — наверняка найдутся среди землян умные люди и придумают, как помешать этим энерговампирам!».

И стал Сергей умолять разными словами мозг свой, чтобы тот скопировал память о последних событиях, упрятал её подальше, в какую-нибудь такую часть мозга, куда пришельцы не заглядывают..

Что получится из этой страстной мольбы, Сергей не знал.

Вернувшиеся операторы быстро натянули ему на голову что-то, похожее на резиновую шапочку для плавания, но, в отличие от неё, оснащённую выступающими вовнутрь заострёнными разрядниками, и — после нескольких импульсных разрядов тока — из его памяти исчезли все следы последних событий.

*****

*****

…Проснулся Сергей у себя дома, в кровати — точнее, очнулся — минут за пять до звона будильника и в первые секунды не мог понять, где находится. И самочувствие было такое, как будто он за ночь в одиночку разгрузил вагон с цементом, а потом ещё черти на нём до самого утра воду возили…

У 27-летнего здорового парня такое состояние, да ещё после сна — было впервые в жизни.

Взглянул на окно — стёкла целые! А он вспомнил, как они со звоном сыпались! И решётка — на месте, через просвет в которой неведомая сила чудом вытянула его наружу!

И вот так, шаг за шагом, стал припоминать всё, что с ним было, пока не вспомнил весь этот ужас! Выходит, что мозг его всё же сохранил в потаённом уголке неизвестной никому «третьей памяти» копию жутких событий и теперь они всплыли из глубин! Наверное, среди слов, убеждающих мозг сохранить копию происходившего, прозвучали и слова, запустившие этот процесс! Но какие? Да разве теперь вспомнишь, как мозг уговаривал?!

На работу Сергей не опоздал, но пришёл в таком виде, как никогда: глаза блуждают, правая щека дёргается… Попробовал рассказать коллегам, что с ним было — переглядываются, потом, уже в конце рассказа, стали успокаивать, советовать съездить на отдых — мол, перетрудился…

Какие-то стукачи сбегали в кабинет владельца фирмы, доложили и приукрасили, будто Сергей Круглов умом тронулся!

Владелецй фирмы верно оценивал Круглова:

«Это же лучший креативщик новых „айтишных“ технологий, на чьих идеях фирма держится! Остальные 120 человек — лишь исполнители его идей. Таких программистов, как они, набрать за неделю можно, а вот Круглов — незаменим! Ччччёрт, как не во-время! Делать нечего, но пусть отдохнёт, сменит обстановку и восстановится. А без него — фирме смерть!».

Вызвал Сергея, участливо выслушал его, пообещал разузнать, как сообщить правительству такие важные сведения об инопланетянах-энерговампирах. Успокоил и убедил отдохнуть пару недель где-нибудь на на Майорке или в Адриатике. Райские места!

Получив согласие, вызвал секретаршу и поручил ей приобрести авиабилеты и зарезервировать номера в отеле «Премиум-класса». А где — выберет Круглов сам.

Но был ещё один стукачок, который заподозрил, что такой человек, как Круглов, сочинять ерунду не будет! Вышел из здания на соседний пустырь и позвонил в КОСиПК непосредственно «КОМУ НАДО» — начальнику Отдела паранормальных явлений, где «пасли» всяких ясновидящих, гадалок, попаданцев, путешественников к чёрным и белым дырам в космосе и т.п., способных для сохранения Скреп влиять на психику и поведение человека.

«Может это был только сон? — временами терзался Сергей сомнениями. — Но откуда тогда мелкие битые стёкла, которые на другой день нашла приходящая уборщица под шкафами и тумбочкой, среди проводов под письменным столом? Они же — реальность!».

Он укладывал вещи в чемодан, когда позвонили в дверь.

Не ждал Сергей никого! Оказалось — посыльный из КОСиПК:

— Вы Сергей Круглов девяносто второго года рождения?

— Да, я…

— Распишитесь в получении повестки о явке в КОСиПК завтра в 10:00 и ещё здесь.

— А это что?

— Подписка о невыезде из Москвы.

Всё! Отпуск накрылся медным тазом!

На следующий день в 9:50 Сергей потянул на себя тяжёлую дверь указанного в повестке подъезда. На двери табличка: «Посторонним вход запрещён».

«А я — разве им свой??» — удивился Круглов.

Сопровождающий сержант с пистолетом на поясном ремне точно в 10:00 постучал в дверь 254-го кабинета. Услышав «Можно!» запустил в кабинет Круглова, а сам остался у двери снаружи.

Посреди пустой комнаты стояли стол и две табуретки. Всё — привинчено к полу.

За столом сидел невзрачный светловолосый мужичок лет 30-ти в незнакомой яркозелёной форме с синими погонами, на каждом из которых вместо привычных звёздочек блестели по четыре толстых золотистых скрепы — в виде широкой буквы «П» на коротких ножках, наподобие тех, что для скоросшивателя.

— Сергей Дмитриевич Круглов? — прочитал он вслух по своим бумагам.

— Да…

— Капитан «Отдела по изучению паранормальных явлений Комитета охраны скреп и поднятия с колен» Недорезов Феликс Даздрамирович! — представился он, не поднимая головы, и указал двумя пальцами на табурет напротив. Наверное, силы берёг для допроса, потому так скупо двигался.

Только когда Сергей сел напротив, капитан поднял верхние веки глаз с белесыми ресницами и уставился испытующе в глаза Сергея:

— Ну?.. Рассказывай, что произошло! Не упускай ни единой мелкой детали! Я — следак в третьем поколении и из любой крошки смогу понять больше твоего!

— Вашего! — поправил его Сергей.

— Слушай сюда!! Я — постарше и капитан, а ты — пока никто! Работать вместе нам долго! Но если ты такой нежновоспитанный, то пусть!

В этой комнате говорим на «ты» и обращаемся по имени. Лады?

Сергей кивнул

— Я же вижу по глазам — подружимся! Давай, рассказывай!

Капитан слушал очень внимательно, иногда что-то коротко чиркал в своих бумагах. На стук в дверь орал: «Нельзя!», а на вход-уход за спиной Сергея вошедших без стука — реагировал лишь приподнятой над столом ладонью.

Только раз капитан не утерпел, когда Сергей рассказывал об отборе тонких энергий и «вскипел»:

— Вот-вот! Это же пришельцы виноваты, что так хреново живём! Они, падлы, все соки из народа тянут и тянут! Ну ничего, мы им сосала-то оборвём!!

А эти бунтари во всех бедах начальство виноватят! Ну, теперь мы по телику народу всё объясним! Дальше давай!

Закончив рассказ, Сергей умолк. Молчал и капитан переваривал услышанное. Задумался.

А потом достал из своей папки пачку чистых листов формата А4 и шариковую ручку:

— Всё это запиши! А я — на доклад к начальству. Закончишь писать — нажми здесь — показал неприметную кнопку. И, подхватив папку, вышел из комнаты.

Обернувшись к двери, Сергей успел заметить в коридоре давешнего сержанта.

Часть 4

Прошло несколько часов. Устал Сергей очень, но описал всё до последней минуты. Закрыл глаза, расслабился. Минут через пять — нажал на кнопку.

Сразу же в приоткрытую дверь заглянул конвоир — уже другой. Сказал: «Щас придёт. Жди!» — и дверь закрыл.

Вскоре явился сияющий Феликс. Наверное, только что отобедал — зубочисткой шуровал во рту, губы его лоснились от жира. Может, и хмельного хлебнул с какой-то радости.

Бегло взглянул на исписанные Сергеем листы и вложил, не читая, в свою папку.

— Ты даже не понимаешь, какую рыбку золотую поймал! У нас сотни шпионов обманули полиграф, врали, что ни хрена не знают и не помнят! Проверили у них две памяти — оперативную и долговременную — вроде правда! А про третью — копию в глубине мозга — мы и не знали! Ну щас мы их по-новой причешем!

Когда тебя увидел — чуйка моя подсказала: наш человек, сдружимся! Если всё пойдёт как надо, вместо этой мелочи — тут он похлопал себя по погону — одна или две большие скрепы появятся, да орден непременно, и ты — весь в шоколаде будешь, да и на грудь тоже что-то получишь! А то — грудь у тебя широкая, а украсить её — нечем!

Завтра будь здесь в 10:00!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 321