электронная
488
печатная A5
433
16+
Гипноз и самогипноз

Бесплатный фрагмент - Гипноз и самогипноз

Сто секретов вашего успеха

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1296-8
электронная
от 488
печатная A5
от 433

Предисловие

Геннадий Гончаров… Кто он?

Седьмого августа 1961 года в деревеньке Нежково, что в Могилёвской области (Белоруссия), родился человек, которому было суждено стать одним из лучших гипнологов нашего времени — Геннадий Гончаров.

Впечатлительный, наделенный богатым воображением, задумчивый ребенок рос в окружении внешне неброской, но одухотворенной природы средней полосы. Леса, поля, пригорки, реки, луга, озёра казались ему живыми существами, родными и понятными. Населявшие их птицы, звери, рыбы, стрекозы, пчёлы, кузнечики рассказывали мальчику чудесные волшебные сказки.

Природу Гончаров считает главным своим учителем.

Но среди людей первым из них была бабушка Домна Афанасьевна. Она была не только его наставницей, но и няней, воспитателем. Позднее, когда он научился читать, бабушку Гончаров часто сравнивал с Ариной Родионовной, сыгравшей выдающуюся роль в жизни Пушкина.

Домна Афанасьевна, кроме того, была потомственной народной целительницей и знахаркой. В округе она пользовалась широкой известностью и уважением. Лечила людей от недугов, многих поставила на ноги после тяжелых болезней, помогала советами и делами.

Домна Афанасьевна, будучи простой малограмотной крестьянкой, обладала выдающимся талантом экстрасенса. Она лечила не только травами, но и словами, мыслью. Взглядом умела настолько парализовать волю человека, что он не мог ни двигаться, ни говорить при ясном сознании.

Прекрасно понимала целебные свойства трав и растений, передала внуку многие рецепты.

Бабушка была хранительницей древней народной мудрости, родившейся из единения человека с природой. Во многом она уже утрачена, но Домна Афанасьевна хранила в своей памяти немалую её толику. Вот одна из них.

После грозы она шла в лес и искала дерево, в которое попала молния. Найдя, обнимала его и долго так стояла. Внуку говорила, что в таком дереве энергия молнии сохраняется сутки-двое и человеку она передается. По народному же поверью человек, получивший энергию молнии, приобретает чудесные дары; познаёт суть вещей, может лечить людей и предсказывать будущее.

Домна Афанасьевна прожила без малого сто лет. Обладая наметанным взглядом, определила, что внук «мечен» от Бога и предсказывала ему великую будущность. У них были поистине родственные души.

Другими учителями были книги. Уединившись от сверстников, не принимая участия в их забавах, мальчик поглощал книгу за книгой. Каждая из них открывала ему удивительный мир, такой непохожий на то, что его окружало. Сказки русских и белорусских писателей, приключения, классика пленяли его воображение и развивали творческую фантазию.

Очень рано у Гончарова проявился интерес к духовной литературе. Труды философов, Жития Святых, Библия, Ветхий и Новый Заветы становится приоритетными в круге его чтения. Библию, например, он прочитал около двух десятков раз, всегда открывая в ней точные ответы на мучившие его вопросы.

Другим любимым чтением его до сих пор является величайший духовное произведение древнеиндийского героического эпоса «Махабхарата». В этом сложном многотомном произведении юный Гончаров увидел другой источник мудрости, дающий ему энергию в напряженной работе, во многом сформировавший его мировоззрение.

Примерно тогда же у Гончарова появился интерес к гипнозу и суггестии. Окружающие, да и он сам, заметили, что ему легко удаются внушения образов. Вот характерный пример. На лето к Гончаровым привозили из города малышей. Домна Афанасьевна уходила в поле собирать травы и приказывала внуку следить за ребятней. Ему не очень-то хотелось сидеть весь день дома. Тогда, повинуясь какому-то наитию, он нарисовал прутиком большой круг и усадил в него детишек. Пристально посмотрел на каждого и произнес: «Никто не выйдет за эту границу». Дети подбегали к черте, хныкали, но линию не переступали.

Он понял, что знания по интересовавшему его явлению следует искать в книгах.

Не так уж много литературы по гипнозу имеется и сейчас, а тогда, в семидесятых годах, её было еще меньше. Но Гончарову везло. Книги сами шли к нему в руки, как будто кто-то невидимый их подбрасывал тому, кому они нужнее, чем другим. По собственному признанию, Гончарову удалось прочитать их около трехсот.

Обдумывая прочитанное, он экспериментировал. Результаты были обнадеживающими. Потом наступила пора изнурительных тренировок, поиска своих методов, закладывания основ собственной системы… Тяжёлая работа отнимала всё время. Для выработки концентрации внимания Гончаров, например, по шесть часов кряду, не мигая, смотрел на кончик карандаша. Тренируя волю, к неудовольствию родителей, на несколько дней отказывался от пищи, ходил босиком по снегу и раскаленным углям, доводил себя до изнеможения физическими упражнениями… Желая поскорее овладеть искусством гипноза и суггестии, даже спал с книжками под подушкой и видел вещие сны.

К шестнадцати годам он вполне сформировался как гипнолог. Тогда же начались и первые публичные выступления. Сначала они были любительскими с небольшим числом зрителей, затем — профессиональными.

Параллельно с этим Гончаров отрабатывал и шлифовал свое мастерство, искал учителей и перенимал их опыт и знания. Занятиям гипнозом и суггестией не мешала учеба в институте. Наоборот, первые помогали второму. Однако полученная в вузе профессия Гончарова не увлекла. Свою жизнь он решил посвятить призванию.

Вместе с опытными наставниками Гончаров начал ездить по стране с массовыми сеансами гипноза.

Затем стал работать самостоятельно. Его выступлений помнят жители областных, краевых и районных центров бывшего СССР. Они всегда проходили с неизменным успехом. Местная пресса и специалисты давали о нём блестящие и лестные отзывы.

Затем наступила очередь Москвы. И здесь выступления Гончарова обратили на себя внимание. Его партнерами по сцене с другими номерами были звёзды ТВ, как, например, диктор радио и ТВ — Виктор Балашов. Конферансье на выступлении Гончарова в Театре Эстрады был корифей этого жанра Борис Брунов.

Поездки по стране продолжаются. Гончаров с триумфом выступает в цирках, театрах, Дворцах культуры и т. д. Афиши с его именем расклеены на улицах Ленинграда, Киева, Читы, Таганрога, Риги, Ростова, Иваново, Москвы и многих других больших и малых городов. После выступлений его осаждают зрители, желающие получить совет или исцеление, услышать доброе слово или просто прикоснуться, чтобы получить частичку живительной энергии.

С ним происходят забавные истории. В Таганроге на сцену к Гончарову обращается со слезами цыганский барон и уговаривает кочевать вместе с табором — он был потрясен исцелением его сына от тяжелой болезни глаз.

Венцом триумфа была победа на конкурсе «Лучшие экстрасенсы мира» в 1992 году в Токио. Тогда в столицу Японии съехались более двухсот представителей этого искусства из пятидесяти с лишним стран мира: Италии, Франции, Китая, США, Индии, Австралии и других. Участники демонстрировали невероятное, повергавшее в изумление жюри, присутствовавших в зале и миллионы телезрителей.

Но это были, так сказать, чудеса одного плана. Конкурсанты показывали чудеса, в которых главными действующими лицами были они сами. Их выступления были похожи на фокусы индийских факиров и демонстрировали удивительные возможности человеческого тела и духа. Хотя это и производило впечатление на придирчивое жюри, но не удовлетворяло его.

Гончаров избрал принципиально новый подход. Он ввел в детство японца-добровольца средних лет.

Испытуемый находился под контролем новейшей медицинской аппаратуры. Она регистрировала работу сердца, давление, деятельность мозга и др. Эксперты пришли к выводу, что все приборы зарегистрировали состояние организма, соответствующее ребенку в возрасте 5–6 лет.

Затем Гончаров поднял возрастную планку. Приборы бесстрастно изменили показания… Итог — Главный приз конкурса.

Спустя полгода испытуемый выглядел и чувствовал себя значительно моложе своих лет. Несколько лет спустя к Гончарову приехали теледокументалисты из Токио и сообщили, что его бывший партнер по сцене некоторыми показателями своей жизнедеятельности выгодно отличается от сверстников. Это произвело на японцев большое впечатление.

Деятельная и энергичная натура Гончарова, однако, не могла удовлетвориться достигнутым. Целью своей миссии в этой мире он считает служение людям с наибольшей отдачей. Массовые и индивидуальные сеансы, которых он дал более двух тысяч, сопровождавшиеся оздоровительным и другими положительными эффектами, были всё-таки каплей в море страданий и проблем людей.

Поэтому он решил нести гипноз и суггестию в широкие массы, не заботясь о том, что тиражирует умение, бывшее уделом избранных, замкнутой касты.

В 1987 году он основывает единственную в своем роде Московскую школу гипноза и становится её бессменным руководителем по сей день. В настоящее время в МШГ прошли обучение и уже успешно работают Елена Фирсова, известная по телепередаче на РТР «Цена успеха», психолог и целитель Павел Корчагин.

Широк диапазон целей Школы: от просветительской до оказания практической помощи обратившимся в нее.

Одной из главных является раскрытие творческих способностей человека и его самоусовершенствование. Эти свойства личности помогают решить многие сложные задачи: от преодоления начальных стадий самых разнообразных заболеваний до достижения успеха в той или иной сфере жизни.

Принятые в Школу проходят специальное обучение, поэтапно приобретают знания по технике гипноза I и II ступени, о здоровом образе жизни, методах аутогенной тренировки. Лекции читают не только сам Г. Гончаров, но и профессор Э. Каструбин и другие преподаватели.

Теоретические занятия завершаются практическими, где происходит усовершенствование обучающихся. Выпускники получают дипломы, дающие право на занятия целительской деятельностью. После окончания Школы они имеют право посещать её для встреч в клубе по интересам. На таких встречах Гончаров уступает свое место руководителю клуба, а сам скромно садится среди собравшихся.

За семнадцать лет существования Школу окончило несколько тысяч человек. Не все из них избрали основной профессией гипнологию и целительство, но подавляющее большинство обрели веру в свои возможности, обогатились новыми знаниями о человеке и жизни. Среди его последователей и учеников числятся такие знаменитости, как диктор ЦТ В. Балашов, маг Ю. Лонго, художник Н. Сафронов, американский астронавт Э. Митчелл, предприниматель Владимир Землянушин и др.

Разные люди занимаются в Школе: бизнесмены, творческие работники, медики, предприниматели, психологи. Все они благодарны Геннадию Гончарову.

Сам же Гончаров в последние годы отходит от практики «жесткого» гипноза. Всё большее внимание в своей деятельности он отводит аутотренингу и медитации, как более высшим формам развития души человека. Гончаров является и создателем оригинального учения «Храм Солнца», аккумулировавшего в себе высшие тайные знания мироздания.

Он часто выступает по радио и в печати, является нередким гостем домашнего экрана. Многие телезрители, наверное, помнят его по передачам «Третий глаз», «Экстра-НЛО», «Большая стирка», «Малахов+», «Интуиция», «Невероятно, но факт», «Дети молний», «Вольф Мессинг». Г. Гончаров занимается активной деятельностью, пишет книги, принимает гостей и многое другое. Никогда не сидит без дела. Каждое мгновение его насыщенного до предела дня отдано служению людям во имя Добра.

А людей тянет к нему некая таинственная Сила. Видимо, унаследована она Гончаровым от местности, в которой он родился. Есть там гора, в которую беспрерывно бьют молнии. У подножия её некогда производилась знаменитая булатная сталь. Таких мест на нашей планете немного.

Специалисты называют их Точками Силы. Да и родился он в доме, на месте которого ранее был Храм.

В предлагаемой книге дано некоторое представление о многогранной деятельности Геннадия Гончарова как гипнолога и учителя, а также, возглавляемой им Московской школе гипноза. В дальнейшем, вероятно, появление о них обстоятельной монографии.

Взгляд, изменивший мир

— Я к вам, доктор, по личному делу, — хриплым голосом произнес очередной посетитель Московской школы гипноза и облизнул тонкие губы.

— Я не доктор, — возразил Гончаров, — а гипнолог.

— Разве это не одно и тоже?!

— Конечно, гипноз и медицина имеют немало общего, но, в то же время, и отличаются друг от друга.

Посетитель задумался, потом сказал:

— Ладно. Наверное, я пришел куда надо. Потому что доктора мне не помогут.

Пока он мочал, Гончаров внимательно его рассмотрел. Это был молодой человек, лет двадцати семи.

Первое, что бросалось в глаза, — это необыкновенная мрачность и унылость. Опущенные, как у старика, вниз углы губ и концы бровей, ввалившиеся плохо выбритые щёки на длинном узком лице, всклоченные грязные волосы, ссутулившаяся спина, мятые брюки, куртка и сорочка, хоть и модные, составляли облик парня.

Глубоко посаженные глаза смотрели исподлобья хмуро и недоверчиво. Казалось, владелец ждал подвоха и был начеку.

— У вас есть неприятности? — ласково спросил Гончаров. — В семье? На работе или учебе? С друзьями?

Ему всегда было жаль таких скованных посетителей. Это, как правило, глубоко несчастные люди.

Они живут в мире неразрешимых проблем, тратят массу сил на борьбу с ними и всегда остаются в проигрыше, потому что сражаются сами с собой. Эти проблемы ими выдуманы и сидят глубоко в них, как болезнетворные микробы.

— Всё у меня плохо, — буркнул парень. — Спросите лучше, что хорошего есть.

Гончаров заглянул в лежавшую перед ним на столе карточку. Посетителя звали Валерий Петрович, он имел высшее образование, женат не был, в настоящее время не работал.

— Можно я буду называть вас просто Валерой? — спросил Гончаров.

Парень утвердительно кивнул. Гончаров продолжал:

— Скажите, Валера, а что у вас хорошего?

— Что хорошего может быть у человека, которого мама в понедельник родила? Да еще в конце осени? В високосный год? — спросил посетитель. — Мрак.

— Вам не везет в делах? Не можете найти работу?

— Почему не везет? С этим нормально. Верчусь, как все.

— Официально вы — безработный, — показал на карточку Гончаров.

— То официально… Я занимаюсь торговлей продуктами. Есть небольшой навар. Шиковать, конечно, не могу, но концы с концами свожу.

— Хорошо. Здоровье как?

— В порядке, — ответил Валера.

— Пьёте?

— Не увлекаюсь. Надо бы пить больше — для успеха в бизнесе. Но душа не принимает.

— Любовь есть?

Парень поднял бровь, вытаращил глаза и коротко хохотнул. Смешок был похож на выхлопы неисправного автомобильного двигателя.

— Да кого любить? Мочалок этих? Они же жадные дуры! Им от мужика только фанера нужна.

— Не все такие, — примирительно сказал Гончаров. — Есть и порядочные девушки, для которых деньги не главное в жизни.

— Таких нет, — убежденно заявил Валера. — Женщины все одинаковы.

— Ладно… А друзья у вас есть?

— Друзья такие же: я им нужен, когда у меня деньги есть. Когда их нет, фейсы воротят. И вообще все люди — подлые. Только и норовят друг дружку подставить да обштопать. Я в этом на своем бизнесе убедился. Верить никому нельзя.

— А себе?

Валера немного подумал и буркнул:

— Себе тем более.

— Почему?

— Потому что человек — враг себе. Он делает глупости, несет всякую чушь и гонится за ерундой…

А потом чешет себя ниже спины и думает: «Почему мне всё боком выходит?»

— Выходит, человек несовершенен, а мир плох? — улыбнулся Гончаров.

— Получается так, — недовольным голосом ответил Валера, заметивший его улыбку.

— Тогда чего же вы от нас хотите? Чтобы мы изменили вас и мир?

— Меня менять не надо. Я и так неплохой. Не хуже других: пью мало, не наркоман, не граблю и не убиваю, а жульничаю в лимитах, по совести.

— Значит, Московская школа гипноза должна помочь вам и изменить мир, — сделал вывод Гончаров.

— Угу, — буркнул Валера. — Вы ведь колдуны.

— Мы колдовством не занимаемся, — протянул Гончаров и немного задумался.

На его лице заиграла тонкая хитрая улыбка и он оживился.

— У вас оригинальная просьба. Впервые к нам с такой обращаются… Давайте попробуем изменить мир.

— Вы это серьезно? — недоверчиво спросил Валера.

— Серьёзнее быть не может.

— А разве это возможно?

— В гипнозе всё возможно. Вы передумали?

— Нет, но я…

— Тогда — за работу. Прямо сейчас начнем изменять мир, — встал из-за стола Гончаров и энергично зашагал по кабинету.

Валера вжался в кресло и с некоторым испугом наблюдал за гипнотизером.

— Мы дадим вам несложные упражнения, которые вы будете ежедневно выполнять самостоятельно.

Согласны?

— Да…

— Эти упражнения сделают чудо. Они позволят изменить мир, окружающий вас, в нужном направлении. Вы приобретете необыкновенные силы и могущество. Вам будет всё удаваться. Вы получите от жизни всё, что хотите.

— А что за упражнения? — хрипло спросил парень.

— Они применяются в гипнозе. Созданы в седой древности мудрыми магами.

— А эти маги не были жуликами?

— Что вы! — возмутился Гончаров. — Этими упражнениями пользовались все великие гипнотизеры. Да и я их практикую время от времени. Они очень эффективны.

— Давайте, — согласился Валера.

— Но сначала нам нужно пройти сеанс аутотренинга. — сказал Гончаров и коротко объяснил ему суть дела.

Валера послушно выполнял все команды и после сеанса, в самом деле, почувствовал себя отдохнувшим. Даже черты его лица изменились. Он уже не выглядел таким угрюмым и замкнутым.

Теперь это был обычный, нормальный парень, правда, несколько мрачноватый.

Гончаров вернулся к столу и стал писать. Закончив, вручил бумагу Валере и попросил выполнять то, что в ней написано, в состоянии расслабления, которое он только что испытал во время сеанса.

Пригласил зайти через две недели за новым заданием на дом.

Валера поблагодарил и вышел. На улице развернул бумагу. В ней было написано:

«Нарисуйте на белом листе бумаги темную точку размером с кнопку. Повесьте лист на стену так, чтобы когда вы сядете на стул, точка была в одной плоскости с вашими глазами. Сядьте на расстоянии двух метров.

Смотрите на точку, не моргая, внимательно и пристально. Так, как будто стараетесь прожечь её взглядом. Смотрите до тех пор, пока не появятся слёзы. Остановитесь и перенесите упражнение на вечер, если вы занимались утром и, соответственно, на утро, если делали его вечером.

Когда смотрите на точку, чувствуйте всю мощь своего тела и представляйте, что из ваших глаз выходят два луча, которые сходятся в нарисованной на бумаге точке. Придавайте очарование взгляду».

«Только и всего?» — разочарованно подумал Валера и сунул бумажку в карман куртки.

С чувством досады из-за того, что его надули и в Школе гипноза, Валера занимался своим делами до конца дня.

Дома он вспомнил о бумажке и прочитал её еще раз. Подумал и нарисовал фломастером жирную черную точку размером с самую маленькую монету. Повесил на стене бумагу, сам сел напротив и стал таращиться на точку.

Глаза залились слезами уже через пару минут, и он завалился спать. Утром повторил упражнение. Во сне глаза отдохнули, и на точку, не мигая и без слёз, Валера смотрел минуты три с лишним.

Настойчивости у него всегда хватало. Хоть он и вымотался за день, вечером упражнялся снова.

Утром делал то же самое.

К концу недели Валера мог смотреть на точку ровно пять минут. Дальше прогресс затормозился, но всё же на исходе второй недели он мог выполнять упражнение в течение семи минут.

С таким результатом и пошел в Школу.

— Отлично, — похвалил Гончаров. — Теперь это ваш постоянный взгляд, взгляд сильного, уверенного в себе человека. Где бы вы ни находились, смотрите таким, концентрированным взглядом. Окружающие будут чувствовать ваш взгляд даже спиной.

Гончаров сделал паузу.

— Вы должны смотреть, не мигая. Иначе поток флюидов прервется, и взгляд потеряет энергетику.

— Это я понял, Геннадий Аркадьевич, — сказал Валера. Ещё я заметил, что у меня внутри какая-то сила, что ли, появилась! Может такое быть?

— Это следствие ваших занятий. Но впереди нас ждёт большее, приступим к сеансу.

Гончаров ввёл Валеру в аутогенное погружение и произвёл внушение того, что взгляд у Валеры должен быть чарующим. Затем дал описание второго упражнения. Оно заключалось в следующем: «Встаньте перед зеркалом и найдите для себя такое выражение ваших глаз, которое вам наиболее нравится. Зафиксируйте его и старайтесь смотреть так всегда. Утром и вечером запоминайте выражение своих глаз. Тренируйтесь две недели».

«Какое же выражение глаз мне нравится?» — стоя перед зеркалом в коридоре, недоумённо думал Валера.

Вопрос ставил его в тупик. То, что у него был неприятный, тяжелый взгляд, он знал. Об этом ему говорила мать, приятели, знакомые и даже прохожие. Но Валера не обращал на замечания внимания.

Ему даже нравилось смотреть букой. Он испытывал иногда удовольствие, когда слышал за спиной недовольный шепот в свой адрес.

Но сейчас надо было взгляд менять.

Валера ломал голову над содержанием слова «чарующий». Что под этим следовало понимать?

Взгляд змеи на кролика? Он толком и змеи не видел, не говоря уже о её взгляде.

Взгляд волшебника? Что он — ребенок? Взгляд какого-нибудь актера? Кто из них смотрит чарующе?

Валера начал перебирать в голове взгляды артистов, запомнившихся ему на экране телевизора и по видеокассетам. Ни одного не мог вспомнить. Казалось, все смотрели жуликами, подлецами, прохиндеями.

— Что ты всё перед зеркалом вертишься? — спросила проходившая за спиною мать. — Влюбился?

Валера смутился, взял зеркало поменьше и пошел в свою комнату.

Там продолжал искать чарующее выражение своих глаз. Не найдя ничего, лег в постель.

Поиск продолжался дней десять. Валера думал о своем взгляде днем и ночью. Утром и вечером продолжал делать первое упражнение. В нём добился успеха — не моргая мог смотреть больше десяти минут. Но очарования во взгляде не было. В этом он не обманывался.

Однажды, во сне, под утро, ему кто-то сказал: «Ты должен смотреть с любовью». Валера тут же проснулся и понял, что нашёл мучившее его решение.

Но решение мало было знать, его еще следовало понять. Как смотреть с любовью? Валера никого не любил, если не считать глупостей в школе. Пользоваться опытом других? — Что тут хорошего… И вдруг он вспомнил, как смотрит иногда на него мать, как она любовалась им, когда он был веселым, смешливым, живым пацаненком. Когда мир был прекрасным и жизнерадостным, сверкающим и цветущим, ласковым и любящим, тогда казалось, что впереди ждет только счастье, а горя и обид не будет никогда.

С первой же попытки Валере удалось найти для своего взгляда выражение пронзительной любви ко всему, что его окружало. Любви, ничего не требующей взамен, являющейся выражением безграничного счастья из-за того, что этот мир существует, и мы в нём живем.

Гончаров в первый момент даже не узнал Валеру, когда тот после месячного перерыва снова появился в Школе. Оценивая взглядом его стройную фигуру, облаченную в модный серый костюм от достойной фирмы, со вкусом подобранные галстук, носки, туфли и почувствовав аромат изысканных духов, сказал:

— Перемены — революционные. Но не слишком ли быстрые?

— Одно связано с другим, — обаятельно улыбаясь, ответил Валера. — Когда мне удалось поставить чарующий взгляд, понял, что он диссонирует с тряпьем, в котором я раньше щеголял. Пришлось с ним расстаться.

— На я не слышу ответа на свой вопрос.

— О, не беспокойтесь, Геннадий Аркадьевич! Таким я буду всегда. Мой новый имидж привел к успеху в бизнесе. А я не намерен ссориться с капризной дамой по имени Госпожа Удача.

После того как Валера стал другим человеком, его жизнь круто изменилась. Люди стали смотреть на него другими глазами. Случайный знакомый предложил ему выгодный контракт на поставку вин из Франции. Пришлось даже слетать в эту страну в командировку. Затем последовали еще два подарка Судьбы. У него начали появляться ценные знакомства. Он начал нравиться женщинам, и они стали Валеру интересовать.

И всё же проницательному Гончарову во взгляде его казалось что-то наигранным. Где-то в глубине глаз Валеры сидела жесткость? Или даже жестокость?

— Дать вам еще упражнение? — спросил он.

Валера согласился без особой охоты. Гончаров предложил смотреть в темной комнате на пламя свечи и отождествляться с ним.

Валера заглянул к нему месяца через три. Он был великолепен. Нельзя было им не залюбоваться.

Дела его процветали. Он бросил частный бизнес и устроился в государственную фирму на высокооплачиваемую работу, стал помощником известного депутата, одного из лидеров партии с громким названием. Собирался жениться на его дочери. Честно признался, что упражнения забросил — нет времени. Да и незачем ему больше заниматься всякой ерундой.

— Словом, спасибо и извините, Геннадий Аркадьевич.

Валера расплатился по прейскуранту и пообещал сделать Школе ценный подарок. С тем и отбыл.

Раза два или три после этого Гончаров видел его по телевизору. Валера с чарующим взглядом вещал с экрана о любви к обездоленным учителям и врачам, обещал, что когда его партия придет к власти,

Россия забудет слово «кризис».

Потом случайно прочитал в газете, что Валера попал в какую-то темную историю и ему грозит суд.

Размышляя над его судьбой, Гончаров еще раз убедился в правильности положения о том, что прекративший саморегуляцию человек отбрасывается не только на исходные позиции, но даже за них.

Как распускается роза

— Помните ли вы меня, Геннадий Аркадьевич?

Вопрос задала женщина лет сорока с расплывшейся фигурой и резким неприятным выражением крупного лица. С косметикой она переборщила и потому чем-то была похожа на вождя краснокожих.

Безвкусица и неряшливость чувствовались также в дорогой одежде от Кардена или Версаче. Даже украшения привлекали внимание не работой ювелиров, а массивностью и аляповатостью.

Пока Гончаров напрягал память, посетительница подсказала:

— Десять лет назад вы выступали в Доме культуры имени Горбунова. Я оказалась среди приглашенных на сцену.

Говорила она резким, скрипучим голосом, вызывающим на конфликт. Именно такие дамы бальзаковского возраста из-за пустяка затевают свары в общественном транспорте, магазинах, на рынках. Одним-двумя тщательно подобранными словами они способны вызвать в современном человеке лютую злобу далекого пещерного предка.

Предчувствие его не обмануло.

— Как чертик из табакерки, вы вылетели на эстраду и начали откалывать свои колдовские номера, — продолжала женщина. — Из меня вы сработали пятилетнюю девочку. Мне потом рассказывали, что я играла в куклы, пела и плясала. Спасибо, что на горшочек не посадили! Люди бы такое увидели… Га-га-га!..

От её смеха задребезжали стёкла в окнах. Посетительница резко его оборвала и продолжала:

— Но я помолодела всего на несколько минут, тогда, десяток лет назад, мне было …дцать годков и о старости я не думала. А сейчас я — женщина бальзаковского возраста.

Она запнулась и неожиданно спросила:

— Хотите анекдот на тему?

Не дожидаясь ответа, рассказала:

— Один говорит другому: «Мне нравятся женщины бальзаковского возраста». Другой отвечает: «Да вы, батенька, гурман! Бальзаку через два года двести лет стукнет».

Отсмеявшись, женщина вздохнула.

— Это про меня. Мне еще сорока лет нет, а я считаю, что мне двести стукнуло… На ряшке морщины, как у слона подмышкой, волосы засеребрились. На пляже разденусь — мужики свирепеют.

И расплакалась. Горько, как маленькая девочка. Гончарову стало её жаль. Когда женщина успокоилась и, достав зеркальце, стала приводить лицо в порядок, спросил:

— Вы, наверное, пришли в Школу в надежде, что гипноз поможет вернуть молодость?

— Да ну! — отмахнулась посетительница. — Если б гипноз помогал, то к вам бы стояла очередь до Владивостока. Я об этом не мечтаю. Мне хотя бы удержать то, что есть. В последние годы стала очень быстро сдавать. Ещё недавно у меня была стройная фигура — помните, какой я была на сцене?

Гончаров кивнул.

— А сейчас я стала поперек себя шире. Хотя сижу на диетах. Лицо, вот, разбухло. Что я с ним не делала! Мешки под глазами начали появляться. Сами глаза тускнеют. Морщин всё больше и больше.

Не помогают ни бассейны, ни шейпинг, ни процедуры… Ни-че-го! Один доктор сказал, что у меня гены такие. В самом деле, у меня мать рано постарела. И бабка тоже.

— Женщина с грустью на лице задумчиво посмотрела в окно. Потом почти прошептала:

— Я махнула на себя рукой. Будь, что будет… Мужа, правда, боюсь потерять. Он у меня умный, талантливый бизнесмен. Большими деньгами ворочает. Говорит: «Не бойся. Я тебя не брошу…» Да я не верю. Разве нужна ему такая старуха, как я?

— Он старше вас?

— Моложе на семь лет. Вот кому повезло! Ему его года ни за что не дашь — мальчик! Таким, как он, женщины старше их нравятся. Они в них матерей ищут. Ну, а я ему теперь не мать — бабушка. И когда мы по улице идем или на приемах бываем, на нас так и смотрят: внучек с бабушкой.

— Сгущаете краски, — поморщился Гончаров.

— Нет, правда, — печально произнесла женщина. — Недавно вспомнила вас. Решила разыскать да попытать: может что подскажете?

Гончаров задумался. К нему не она первая обращалась с подобными просьбами решить проблему, волнующую человечество испокон веков. Как объяснишь им, что нет лекарства от старости, не придумано оно еще и вряд ли когда-нибудь появится? Несмотря на страстное желание каждого из нас вернуть молодость, человечеству в целом это не нужно, ибо тогда оно остановится в своем развитии, если не хуже. Течение времени вспять приведет к его деградации и вырождению.

Но как объяснишь это сидящей перед ним женщине со слабыми огоньками надежды в глазах, которая и неприятной стала потому, что озлобилась на природу?

— Как вас зовут? — спросил Гончаров.

— Галя… Галина Алексеевна.

— Галина Алексеевна, кажется, я могу вам помочь.

На лице женщины появилось изумление. Гончаров продолжал:

— Советом.

Предваряя разочарование, пояснил:

— Таким советом, который заменит самый дорогостоящий эликсир или бальзам в мире. Вы видели, как распускается роза? На покрытом колючими шипами побеге сидит бутон — зеленый кругляшек, незаметный и невзрачный… Но вдруг зеленая оболочка трескается, и обнажаются пока еще закрытые лепестки цветка, лепестки медленно раскрываются, расходятся в стороны, нежно выгибаются, и вдруг перед нами появляется прекрасный цветок. Его вид — отрада для глаз, аромат приятно кружит голову, и в сердце приходит радость.

— Хорошо, — хрипло произнесла Галина Алексеевна. — Цветы — половые органы растений. А мне какой прок с их сексу?

Гончарова внутренне передернуло, но он сдержался и сказал:

— Это аналогия. Так же и вы можете превратиться из бутона в прекрасный цветок. Если захотите.

— Я-то захочу, да как?

— Это я вам объясню, но прежде хочу спросить: какие розы быстрее всего увядают?

— Чайные?

— Те, которые срывают. Предупреждаю: если вы хотя бы раз сорветесь, весь наш труд пойдет насмарку.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 433