электронная
72
печатная A5
332
18+
Фантастические миры

Бесплатный фрагмент - Фантастические миры

Сборник 3


Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-1032-2
электронная
от 72
печатная A5
от 332

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Другая жизнь

Молодой человек в широких светлых штанах из тонкой ткани и такой же широкой и светлой футболке стоял посреди каменисто-песочной местности и лихорадочно соображал, куда ему идти дальше. Жара стояла неимоверная, а сухой ветер обжигал измученную пеклом кожу.

Взявшись за край футболки, парень поднял ее вверх и вытер крупные капли пота на лице. Поведя плечами, чтобы хоть как-то оторвать влажную ткань от тела, он произнес:

— Могли бы заранее предупредить, что здесь такой ад.

Выдохнув, он направился к небольшому бару, маячившему в сотне метрах от него.

Перешагнув порог заведения, молодой человек огляделся. В душном помещении, где несколько потолочных вентиляторов медленно гоняли и без того горячий воздух, было немноголюдно. Кивнув бармену, он подошел к стойке и, усевшись на высокий табурет, сказал:

— Привет. Есть холодная вода? Желательно с лимоном.

— Вода есть. Лимона нет, — мрачно буркнул бармен, ставя перед молодым человеком стакан. — Что еще?

— Ничего. Просто холодную воду. Здесь всегда так мало народу?

— А чего ты хотел? — хмыкнул тот, откупоривая бутылку. — Кто работает в поте лица, кто грехи замаливает. Ближе к вечеру набегут — яблоку негде будет упасть.

Налив воду, бармен придвинул стакан к посетителю.

Сделав пару глотков, молодой человек пробормотал:

— Хорошо-то как…

Допив воду, он поставил стакан и, уставившись на бармена, спросил:

— Давно здесь?

— Прилично.

— Когда освободишься?

— Не скоро. Мне еще лет девяносто поджариваться. И это при хорошем раскладе.

— Понятно. Я тут ищу одну особу. Может ты ее видел? Такая высокая, с темным цветом кожи и огненно-рыжими волосами. Танцовщица в прошлом.

— Кого здесь только нет… Ты сюда впервые спустился?

— Да.

— Оно и видно, — ухмыльнулся бармен, протирая тряпкой стойку. — Ты, парень, этажами ошибся. Видать, не в ту дверь вошел. Тебе на минус первый надо, а ты на минус второй попал.

Молодой человек кашлянул от неожиданности:

— Не может быть!

— Еще как может. Хочешь еще воды?

— Нет.

Покачав головой, бармен решил приободрить молодого человека:

— Не расстраивайся так! С любым может случиться.

Но молодой человек лишь грустно усмехнулся.

Бармен оперся руками о стойку и спросил:

— Слышь, приятель, а зачем ты ее разыскиваешь?

— Она сбежала из Транзитной зоны. Мне велено доставить ее обратно. Не понимаю, как можно сбежать сюда по собственной инициативе?

— Бывает, что и сбегают. У каждого на это есть своя причина. Здесь тоже можно жить. Но, согласен, порядок должен быть во всем.

— Что же мне теперь делать?

— Мозги включи, — фыркнул бармен. — Поднимись на минус первый. Уверен, твоя танцовщица там околачивается.

— И как мне это сделать?

— Для начала выйти наружу.

И бармен переключился на новых посетителей.

Немного подумав, молодой человек поднялся и направился к выходу.

.

За пару лет до этого…


Алекс шел в толпе людей и никак не мог понять, где он находится. Впереди послышалось:

— Проходите, не останавливайтесь! Пожалуйста, не задерживайте остальных!

Потирая виски, чтобы хоть что-то вспомнить, молодой человек вытянул вперед шею, в надежде рассмотреть обладателя этого мягкого и успокаивающего голоса. Им оказался совсем еще юный мальчик лет шестнадцати, одетый в белоснежную тунику с серебряным окаймлением. Его светлые длинные волосы были аккуратно уложены в косичку, обрамляющую голову. Во все стороны от мальчика исходило радужное свечение.

«Надо же было так напиться», — подумал Алекс и тряхнул головой.

Поравнявшись с пареньком, он выдавил из себя подобие улыбки:

— Привет!

Мальчик улыбнулся ему в ответ и тут же перевел взгляд на пожилую женщину, идущую следом за Алексом.

Сделав несколько шагов, молодой человек остановился. Огромный зал, куда он попал, переливался всеми цветами радуги. Вокруг толпились люди и растерянно озирались по сторонам. Некоторые из них улыбались, но были и те, кто плакал. Время от времени к ним кто-то подходил, и тогда испуганное выражение на их лицах сменялось неподдельной радостью. Они обнимались и уходили вместе через многочисленные двери этого странного места.

Все еще находясь в каком-то оцепенении, Алекс судорожно соображал, что ему делать дальше: продолжать стоять на месте или попробовать смыться через одну из дверей. Пока он решал, около него появилась маленькая девочка лет семи-восьми. Взяв Алекса за руку, она произнесла тоненьким голоском:

— Следуй за мной…


Когда молодой человек вышел на широкую площадь, то от насыщенности красок, хлынувших со всех сторон, у него перехватило дыхание, и он зажмурился.

— Не бойся, — сказала девочка. — Глаза скоро привыкнут, и ты сможешь наслаждаться игрой света, цвета и теней. Я отведу тебя в Центр распределения — там ответят на все твои вопросы.

С трудом приоткрыв глаза, Алекс, щурясь, взглянул на небо — оно было божественно красивым. Его нежно-голубой оттенок переливался в лучах яркого, но не жаркого солнца. Плавно плывущие перламутровые облака создавали на нем немыслимые ажурные узоры. Непривычно яркая зелень деревьев и травы радовали глаз, а цветы наполняли воздух невероятными ароматами. То здесь, то там виднелись дома, по стенам которых разросся дикий виноград. Мимо двигались люди в красивых светлых одеяниях и странные предметы, напоминавшие что угодно, только не реальный мир вещей. Все происходящее напоминало какой-то сюрреализм.

Взъерошив волосы, Алекс посмотрел на ребенка и произнес:

— Ничего не понимаю. Или я вижу сон, или нахожусь в алкогольном угаре, или…

— Ты умер, — сказала ему девочка.

Алекс пошатнулся:

— Ты серьезно? И когда это произошло?

— Два дня назад.

— Почему я ничего не помню?..

Внезапно, за спиной Алекса кто-то воскликнул:

— Глазам не верю!

Молодой человек обернулся и оторопел. В нескольких шагах от него стоял друг детства, которого он похоронил лет десять назад.

— Антон?! — удивленно воскликнул Алекс.

Тот, смеясь, подошел вплотную и, похлопав друга по плечу, сказал:

— Вот, значит, как. Не ожидал тебя увидеть так скоро.

Алекс попробовал что-то промямлить в ответ, но Антон его перебил:

— Иду мимо, гляжу — знакомая фигура.

— Ты не ошибся, — буркнул Алекс. — Только у меня одна просьба — сотри радость на своем лице. Как-никак, но я только что умер. Вернее, пару дней назад.

Антон скорчил рожицу, но улыбаться перестал:

— Да ладно тебе! Я улыбался не от злорадства. Просто я рад тебя видеть. Кстати, если ты забыл, то хочу напомнить, что на моих похоронах, ты ржал над тупыми шутками двух разукрашенных девиц, которых притащил за компанию.

Невольно Алекс покраснел и опустил голову. Хлопнув друга по спине, Антон сказал:

— Кто старое помянет…

Затем взглянув на девочку, Антон, подмигнув ей, спросил:

— Я так понимаю, что этот милый ангелочек ведет тебя в Центр распределения?

Алекс кивнул головой.

— Жаль, не могу тебя проводить, — расстроился Антон. — Очень много дел. Но я обязательно тебя найду и поэтому не прощаюсь.

Махнув рукой, он быстро растворился в толпе…


Центр распределения напоминал то место, где Алекс оказался после смерти. Разница была лишь в том, что свет, струящийся из ниоткуда, был более приглушенным и не резал глаза.

Усадив Алекса на мягкий диван, девочка, предупредив, что его скоро вызовут, упорхнула. И, действительно, вскоре к нему подошла женщина лет пятидесяти и пригласила следовать за ней.

Она привела молодого человека в небольшую, тускло освещенную комнату, где стоял стул с высокой спинкой.

— Садись, — сказала женщина. — Сейчас по тебе будет вынесено решение, после чего мы и поговорим.

Она ободряюще улыбнулась и вышла из комнаты.

Алекс послушно сел на стул и положил руки на подлокотники. И в тот же миг на него обрушились воспоминания о его собственной жизни. Вот его, укутанного в вязаное одеяльце, вносят в дом. Вот ему пять лет, и он скидывает с тумбы большой телевизор, купленный накануне. А вот он — ученик престижной школы для мальчиков, стоит на стреме, пока его одноклассник в раздевалке ворует карманные деньги у других ребят. А вот ему двадцать. Он не хочет учиться — у него на уме только развлечения, выпивка, гоночные машины и красивые девушки, что крайне огорчает мать и раздражает отца. А вот авиакатастрофа, в которой погибают родители и теперь он, получив огромное наследство, с легкостью начинает его проматывать.

Видя собственное разрушение, Алексу все больше становилось не по себе — он вдруг начал осознавать, что умудрился потратить лучшие годы своей жизни на пьяные попойки, в окружении завистников, лжецов и лицемеров. Хотелось только одного — провалиться под землю, лишь бы только не испытывать ужасающего чувства стыда. Но воспоминания продолжали лезть в голову до тех пор, пока Алекс не увидел себя в дорогом ночном клубе, где ему, абсолютно невменяемому от выпитого алкоголя, подсунули какой-то порошок…

На этом все закончилось, и в голове образовалась какая-то пустота. Совсем рядом послышались чьи-то голоса. Их было много. Женские и мужские. Прислушавшись, Алекс понял, что речь идет о нем — его осуждали, хвалили, ругали, заступались, оправдывали, приговаривали. Когда голоса затихли, Алекс оказался на тропинке, окруженной с обеих сторон густым кустарником с неизвестными ему плодами. Где-то журчал ручеек, и квакали лягушки.

Не зная, что ему делать дальше, молодой человек медленно побрел по тропинке и в какой-то момент ощутил рядом с собой чье-то присутствие. Покрутив головой, Алекс заметил очертания идущего, чьи контуры обрамлял мягкий свет. И тут, где-то внутри него начала разрастаться горячая волна. Сила ее была столь велика, что на глазах молодого человека навернулись слезы. Почувствовав себя ребенком, он всхлипнул.

— Не надо плакать, Алекс, — раздался тихий голос. — Тебе здесь нравится?

— Не знаю. Я хочу домой.

— Ты дома.

— Я имел в виду другой дом.

— Знаю. Но ты здесь и теперь это твой дом.

— Я все понимаю, но мне от этого не легче… Я был конченым идиотом, не ценившим жизнь. А теперь мне очень плохо и я хочу обратно.

— Когда-нибудь твое желание осуществится. Главное, что ты осознал все свои деяния и искренне раскаялся. Ты совершил много глупостей, но у тебя оказались хорошие защитники.

— Защитники?

— Представь себе. Твои родители защитили тебя. Благодаря им ты проведешь ближайшие годы среди достойных людей.

Тропинка привела к небольшому озеру, по которому кружило семейство уток. Остановившись, Алекс обхватил руками голову и прошептал:

— Мне очень хочется увидеть родителей. Я не понимаю, почему меня встретила какая-то девочка?

— Обещаю, ты обязательно с ними увидишься.

— Когда?

— Всему свое время, сын мой. Имей терпение.

— Мне кажется или я схожу с ума? Такое чувство, что голова сейчас взорвется…

— Это пройдет. Продолжай жить и познавай новое. Помогай другим и люби их так, как люблю тебя я. И помни, что нет ничего важнее твоих слов, дел и поступков…

Алекс открыл мокрые от слез глаза. Он снова сидел на стуле, сильно сжимая пальцами его подлокотники. Открылась дверь и в комнату вошла уже знакомая ему женщина. Поправив рукой выбившуюся прядь волос, она произнесла:

— Меня зовут Грейс. Я твой куратор на ближайшие лет сто. Думаю, не ошибусь, если предположу, что тебя сейчас мучает вопрос: «Что меня ждет дальше?».

Хлюпнув носом, Алекс вытер слезы:

— И что же меня ждет дальше?

— Новая жизнь. В прямом и переносном смысле.

Заложив руки за спину, Грейс стала медленно расхаживать по комнате:

— Теперь небольшой инструктаж. Мир, где ты сейчас находишься, имеет множество уровней или этажей. Этот этаж практически ничем не отличается от того мира, в котором ты обитал прежде. Здесь есть практически все, к чему ты привык, за исключением некоторых нюансов. Это создано специально для того, чтобы только что почившие чувствовали себя более комфортно и не испытывали эмоционального шока. Находясь здесь, ты не будешь нуждаться в еде, питье, сне и прочих плотских удовольствиях…

— Простите, — перебил Алекс куратора. — Можно один вопрос?

— Ты можешь обращаться ко мне на «ты», — поправила его Грейс.

— Как-то неудобно, — ответил Алекс. — Вы старше меня и…

— Ничего, привыкнешь, — улыбнулась куратор. — Так что ты хотел спросить?

— Мне, конечно, неловко об этом спрашивать, но я очень хочу в туалет.

Остановившись, Грейс ответила:

— Видимо, умирая, твой мочевой пузырь был переполнен. Желание нужды — это остаточная память. Постепенно оно уйдет, а пока тебе стоит обратиться к врачам — они помогут устранить неприятные ощущения.

— Здесь и врачи есть? — поразился Алекс.

Грейс удивленно приподняла брови:

— Чем ты слушал? Я же сказала, что данный уровень копирует привычный образ жизни.

— Грейс, если честно, я сейчас ни о чем другом думать не могу. Помогите мне.

— Хорошо, — согласилась куратор. — Пойдем со мной. У нас здесь есть дежурная бригада.

Грейс отвела молодого человека в медицинский отсек, где его тут же проводили к свободному специалисту. Спустя двадцать минут Алекс вышел из кабинета с необыкновенным чувством облегчения. Врач пообещал, что до утра его не будет беспокоить желание опорожниться. На вопрос: «Неужели мне придется приходить сюда каждое утро?», врач рассмеялся и ответил:

— Желание посетить туалет будет ослабевать с каждым днем. Уверен, что через неделю ты забудешь об этом пустяке. Завтра зайдешь в любой медицинский центр, где тебе помогут…

Грейс, дожидавшаяся Алекса в холле, спросила:

— Все в порядке?

— Да, — ответил ей молодой человек.

— Отлично. Чтобы не терять время, я провожу тебя в твое новое жилье, а по дороге мы продолжим инструктаж…


Куратор вела Алекса по очаровательной улице, вымощенной темно-серым камнем. С обеих сторон тянулись изысканные трехэтажные дома, увешанные расписанными горшками с цветами. За ними виднелись гигантские деревья, на которых вместо листьев цвели бесподобные бутоны ярко-фиолетового цвета. Небольшие птички, перелетая с ветки на ветку, радовали слух нежным пением. Алекс, как завороженный, смотрел на эту красоту, подмечая каждую деталь. Его поразило то, что, несмотря на обилие людей, вокруг царило спокойствие. Никто не суетился, никуда не бежал. Кто-то сидел за столиками уличных кафе, кто-то играл в шахматы, пристроившись на ажурных лавочках, а кто-то вел непринужденные беседы, обсуждая последние новости. Практически все были одеты в просторную одежду светлых тонов, не сковывающую движения.

Грейс, идущая рядом, продолжала вещать:

— Как ты уже сам мог заметить, данный уровень довольно густо заселен людьми. Но его пространство столь эластично, что если требуется, никто никому не мешает.

— Оно бесконечно? — уточнил молодой человек.

— Можно сказать и так, — произнесла Грейс. — Далее. Большинство обитателей помнит только свою последнюю жизнь, поэтому их внешний вид точно соответствует тому облику, что они носили до смерти. Встречаются и такие, кто помнит несколько своих жизней, и тогда они вольны сами решать, как будут выглядеть для окружающих. Кстати, при желании можно узнать сколько раз человек возрождался, кем был и прочее. У нас здесь имеется обширная Библиотека, где хранятся книги судеб. Что еще… В основном здесь все выглядят молодо. Тех, кто предпочитает остаться в своем возрасте — единицы, так как большинство предпочитают быть молодыми.

— С этим у меня проблем не будет, — откликнулся Алекс. — Мне недавно исполнилось тридцать.

— При желании ты можешь общаться с близкими тебе людьми. Я имею в виду родственников. У многих со временем эта связь ослабевает, и они все реже и реже о них вспоминают. Все работают или учатся. Кто-то продолжает заниматься тем же, чем до прихода сюда, а есть и такие, кто получает здесь новые навыки. Несмотря на схожесть с прежним миром, этот уровень имеет и свои отличия. Первое, можно менять окружающее тебя пространство.

— Серьезно? И как я могу это сделать?

— Эта способность появится у тебя через несколько месяцев, и ты сможешь создавать вокруг себя не только любую обстановку или пейзаж, но и менять свою внешность. Второе, ты научишься быстро перемещаться в пространстве.

— Круто! — восхитился Алекс.

— Не радуйся раньше времени. Не все будет позволено изменить. Есть ограничения, отменить которые может только специальный Департамент.

Усмехнувшись, Алекс бросил:

— И здесь бюрократия.

Грейс нахмурилась:

— Дело не в бюрократии. Ты здесь не один. Тебя окружают другие обитатели, у которых имеются свои собственные интересы и желания… В принципе, это все, что тебе сейчас нужно знать. Какие-то нюансы ты выяснишь со временем. У тебя есть ко мне вопросы?

— Нет.

Грейс внимательно взглянула на своего подопечного:

— Странно. Обычно все начинают интересоваться другими этажами.

— Правда? А зачем?

— Действительно, зачем? — пробормотала куратор, останавливаясь у довольно милого дома. — Думаю, что туда ты вряд ли попадешь…


Квартира, в которой Алексу предстояло жить, оказалась маленькой и вмещала в себя широкое мягкое кресло с откидывающейся назад спинкой, стол-трансформер и странный предмет овальной формы, висящий на стене.

— А это что? — заинтересовался предметом молодой человек.

— Это что-то вроде телевизора.

— Телевизор? — поразился Алекс. — И он показывает?

— Да.

— Странно, — заметил молодой человек. — Я не вижу розеток, впрочем, как и кабеля.

— Розетки не нужны, — ответила Грейс, приоткрывая узкое вытянутое окно.

В комнату моментально ворвался свежий, прохладный ветерок.

— Надо же, — произнес Алекс, усаживаясь в кресло. — И как он включается?

— Позже понадобится только желание, а пока с помощью пульта. Он лежит на столе.

Алекс посмотрел на стол. На нем стояли: бутылка с водой, красивый переливающийся стакан и настольная лампа, рядом с которой лежал небольшой пульт. Взяв его в руки, молодой человек нажал на красную кнопку. Экран телевизора засветился голубым светом и на нем отобразился какой-то список.

— Это перечень каналов, — пояснила куратор. — Есть информационный канал, по которому постоянно передают новости обо всем, что происходит на данном уровне. Далее имеется несколько развлекательных каналов, по которым можно посмотреть фильмы, спектакли и разнообразные шоу.

— Грейс, а зачем мне вода? Вы же сказали, что она мне больше не потребуется.

— Алекс, Алекс, — куратор приблизилась к молодому человеку. — Ты совершенно не хочешь думать. Привычки оттуда будут преследовать тебя еще долгое время. Тебе будет хотеться выпить и чай, и кофе, и воду, съесть что-нибудь вкусненькое. И тогда ты пойдешь в ресторан, кафе или бар, и закажешь себе любимое блюдо. Поэтому дома у тебя всегда будет стоять бутылка с водой.

— Понятно. А что мне делать, если вода закончится?

— Она никогда не закончится. Бутылка всегда будет полной.

— А душ здесь имеется?

— В некотором роде, — кивнула Грейс. — Для новичков. Дверь около гардеробной ведет в душевую кабинку. Через несколько месяцев эта привычка отпадет сама по себе. Кстати, время от времени, у многих появляется желание ощутить воду на своем теле.

— И что тогда они делают?

— Отправляются на берег речки, озера, к морю или посещают аквапарк. Ну что же, я вижу, ты устал и тебе пора отдохнуть. Пока ты не научился получать информацию из окружающего тебя пространства, будешь пользоваться планшетом.

И она вынула из кармана пиджака небольшой черный прямоугольник на шнурке.

— А для чего шнурок? — спросил Алекс, разглядывая гаджет.

— Для удобства, — отметила Грейс. — Многие носят планшет на шее.

— Как я понимаю, ночью здесь никто не спит. Чем народ занимается?

— Просто отдыхают. Обдумывают свою прошлую жизнь, читают, смотрят телевизор или просто гуляют в парках. Ночных заведений здесь нет…


Ночь прошла сумбурно. И хотя кресло было очень удобным, Алекс никак не мог найти для себя удобную позу. Как бы он не старался, расслабиться не получалось. Включив телевизор, молодой человек посмотрел пару фильмов, но потом, закрыв глаза, решил обдумать все, что произошло с ним за последние сутки. В голову сразу полезла всякая чушь. На какое-то время Алекс ощутил себя потерянным ребенком, который ищет свою маму и никак не может ее найти. От этого ощущения ему стало страшно, жутко одиноко и захотелось плакать.

Утром Алекс принял душ, после чего достал из гардеробной светлые широкие штаны и объемную футболку. Одевшись, он спустился вниз и первым делом отправился в ближайший медицинский центр, где ему помогли «справить» нужду. Оказавшись на улице, Алекс, включив планшет, погрузился в чтение. В информационном документе говорилось, что он обязан явиться в Центр занятости и учебы, где ему помогут определиться с работой.

Спустя пятнадцать минут он сидел напротив свободного оператора — светловолосого паренька в пурпурном одеянии.

— Скажи, — спросил его оператор, — чем бы тебе хотелось заниматься?

— Понятия не имею, — честно ответил Алекс.

— А что ты умеешь? — задал оператор следующий вопрос.

«И что отвечать? — подумал Алекс. — Пить, веселиться и наркоманить с дегенератами?».

— Нет-нет, — развеселился оператор. — Меня не интересуют твои прежние грешки.

— Простите, я не предполагал, что вы умеете читать мысли. Я на самом деле ничего не умею делать. Надеюсь, что вы сумеете вылепить из меня настоящего праведника.

— Постараемся, несмотря на твою иронию, — ответил оператор. — Может, хочешь поучиться? У нас в Университете преподают лучшие специалисты…

— Стоп! — перебил его Алекс. — Никакой учебы! Боюсь, что мои мозги не заточены на учебу.

— Жаль, — с грустью в голосе произнес оператор. — Иногда тебе придется выслушивать наставления специалистов.

— Переживу, — мрачно заметил Алекс. — Так чем я смогу быть полезен местному обществу?

— Принимая во внимание твои «таланты», ты направляешься для работы в курьерскую службу.

— Бумажки передавать? — уточнил Алекс.

— Нет. Выполнять всевозможные поручения. Тем более что твоим непосредственным начальником будет твой куратор.

— Грейс? — опешил Алекс. — Почему?

— Дело в том, что Грейс возглавляет курьерскую службу. А кураторство над новичками — это обязательное волонтёрство. Раз мы об этом заговорили, ставлю тебя в известность, что каждый из обитателей обязан два дня в неделю служить волонтером.

Оператор, открыв перед собой пространственное окно, добавил:

— Я сейчас пришлю на твой планшет информацию. В ней будет график твоей работы в качестве волонтера. К своим обязанностям ты можешь приступить в ближайшие два-три дня. И помни: здесь не любят бездельников.

— А что бывает с теми, кто отказывается работать? Сажают в тюрьму?

— Их переправляют на первый уровень Чистилища.

— А там что?

— Попадешь — узнаешь.

Потерев мочку уха, Алекс пробормотал:

— Судя по всему, мне предстоит работать круглые сутки.

Оператор с интересом посмотрел на молодого человека:

— Беря во внимание твою прошлую жизнь насыщенную развлечениями, в ближайшие лет сто отдыхать ты будешь только по ночам.

— Это радует. Тогда последний вопрос: я хочу найти родителей и поговорить с ними. Как я могу это сделать?

— В Библиотеке при Университете имеется вся база данных. Воспользуйся ею…


Библиотека потрясала воображение. Казалось, что этому величественному сооружению нет ни конца, ни края. Стоя у парапета, Алекс с восхищением взирал на уходящие вниз этажи, которые вряд ли можно было обойти и за тысячу лет. Несмотря на присутствие огромного количества посетителей, в Библиотеке было относительно тихо.

— Вот, ты где! — услышал Алекс знакомый голос друга. — Наслаждаешься видом?

— Скорее, прибываю в легком шоке.

— Да… Это не Библиотека — это шедевр, — подтвердил Антон. — Я, когда попал сюда в первый раз, потерял дар речи. Ты этажи еще не видел! Мне кто-то рассказывал, что их здесь миллиарды. Чего только нет!.. Ты нормально устроился?

— Нормально. Как ты меня нашел?

— Сделал запрос в информационное пространство, — ответил Антон. — Пойдем, я тебя провожу.

— Куда? Я тебе не говорил, что мне надо.

Антон рассмеялся:

— Можно и не говорить. Уверен, ты хочешь найти своих предков.

— Верно, — ошарашенно подтвердил Алекс. — Как ты догадался?

Антон развел руки в разные стороны:

— Первым делом многие разыскивают близких. Затем интересуются книгой судьбы. А дальше, кто чем.

— А ты тоже интересовался книгой судьбы?

— Оно мне надо? Чем мне поможет информация о том, кем я был в поза-поза-позапрошлой жизни? А вдруг выяснится, что я был, к примеру, куницей и меня подстрелил какой-нибудь урод? Скажи, что мне это даст?

Алекс пожал плечами:

— Не знаю.

— Ладно, нам вниз.

И Антон поволок друга в сторону лифтов. По дороге они наткнулись на молодую женщину, которая, увидав Антона, бросилась ему навстречу:

— Антон! — воскликнула она. — Как я рада тебя видеть! Почему ты вчера не пришел на концерт? Мы тебя ждали.

— Прости, не смог вырваться. Работы много было. Как концерт? Кто выступал?

— Мы слушали Вертинского! Боже, он просто гений! Да, через неделю будет выставка Марка Шагала. Говорят, он нарисовал что-то умопомрачительное! Мы будем тебя ждать.

— Обязательно приду, — пообещал Антон и поцеловал женщину в щеку.

Когда она скрылась из виду, Алекс поинтересовался:

— Кто такая?

— Ольга, моя приятельница. В прошлой жизни была поэтессой. Жила в России. Очень добрый и отзывчивый человечек. Обитает здесь лет сто, не меньше. Когда я пришел в этот мир, она стала моим куратором. У меня адаптация проходила очень тяжело, и Ольга много времени проводила рядом со мной. Но, не будем о грустном.

Они подошли к площадке, где между этажами, одна за другой, курсировали кабинки лифтов без дверей. Дождавшись, когда одна из свободных кабинок поравняется с площадкой, Антон втолкнул в нее зазевавшегося друга и вошел сам. Спустившись вниз на несколько этажей, молодые люди вышли, и Антон не спеша повел Алекса между бесконечных рядов стеллажей со старинными книгами.

— Скажи, — спросил Алекс, — ты жалеешь о том, что умер так рано?

— Трудно сказать, — ответил Антон. — Сначала жалел. Вернее, было обидно, потом злился. Почему я — молодой, полный сил и здоровья парень, лежу в гробу, а старые, больные, еле передвигающиеся люди продолжают жить? Потом расслабился и, как видишь, продолжаю существовать.

И он грустно улыбнулся другу.

— Знаешь, — сказал Алекс, — я раньше думал, что все эти рассказы о загробной жизни придуманы специально, чтобы не было так страшно умирать.

— А хочешь знать, чего я сейчас боюсь больше всего? — спросил Антон.

— Хочу.

— Я боюсь снова «умереть».

— Почему?

— Не знаю. Боюсь и все! Меня здесь все устраивает. Правда, я до сих пор скучаю по родителям.

— А тебя здесь кто встретил? — поинтересовался Алекс.

— Один дальний родственник, — ответил Антон. — Пожелал хорошего пребывания и смотался.

— Серьезно? — поразился Алекс.- А другие родственники не захотели?

Антон почесал макушку:

— Кто-то переродился, кто-то поднялся выше. Представляешь, кузен моего отца в Чистилище сидит.

— Это тот, кого обвиняли в убийствах жены и любовницы?

— Ага.

— А что он в Чистилище делает?

— Как раз за эти убийства.

— Подожди, если я правильно помню, его же тогда оправдали.

Антон хихикнул:

— Адвокат отмазал, типа мужика оклеветали. А здесь-то обман не прокатил. Он только перешагнул порог Транзитной зоны, а его уже дожидаются. И прямиком на один из уровней Чистилища… Все, пришли.

И Антон ткнул пальцем в стойки с экранами.

— Это что? — не понял Алекс.

— Аналог компьютеров. Для новичков, пока те не научатся получать информацию из пространственной сети. Если нужно сохранить информацию, жми «Копировать» и она сразу отобразится на твоем планшете.

— Ого! — воскликнул Алекс.

— Ладно, развлекайся. Был рад тебя повидать.

— Ты уже уходишь?

— Прости, но на роль «няньки» я не гожусь.

— Мы еще увидимся?

— Возможно.

Пожав другу руку, Антон исчез.

Подумав немного, Алекс ввел информацию: «Луиза и Арчи Браун». На экране моментально высветилась информация. Пробежав по ней глазами, молодой человек нажал «Копировать» и его планшет тут же издал мелодичный звук.

Алекс собрался было уходить, но его внимание привлек голос, принадлежавший явно очень старому человеку. Заглянув за одну из стоек, он обнаружил небольшое пространство, напоминавшее беседку, увитую диким плющем. Одна из сторон беседки выходила в цветущий сад с небольшим фонтаном, где величаво разгуливали павлины. За длинным дубовым столом сидели молодые люди и с упоением слушали пожилого человека с длинными седыми волосами и такой же седой и длинной бородой. Одет старик был в широкую разноцветную безрукавку поверх белоснежной рубахи до пола. На его голове красовалась фиолетовая шапочка. Прижавшись плечом к одному из столбов беседки, Алекс стал слушать.

— В конце нашей лекции я затрону понятие «призрак», — говорил старик. — Призраки — это люди, умершие в результате какого-то травмирующего события, и которые очень часто, в момент смерти, хотели что-то сделать и не успели. Именно эта категория людей неосознанно застревает в своем прошлом, пытаясь, раз за разом, прожить то или иное событие. Они или не понимают факт своей смерти, или просто не хотят уходить, неосознанно привязывая себя к тому миру живых, где они жили и продолжают существовать… Я знаю, что вы ждете рассказ о различиях между разными уровнями, но мы поговорим о тех, кто их населяет. Итак, кроме призраков и временщиков — простите, что я так называю всех вас — здесь постоянно проживают и другие сущности. Я остановлюсь на ангелах. Прошу запомнить, что ангелы, как и вы, обладают уникальными особенностями характера, привычек и поведения. Откуда они появились? Когда-то все они были живыми существами, неоднократно воплощавшимися то в одном, то в другом мире. Кого-то из них пригласили на эту службу, а кто-то пришел добровольно. Ангелы могут принимать облик кого угодно: будь то человек, существо или сгусток света. У них имеется своя иерархия — кто-то присматривает за душами, кто-то помогает освоиться новичкам, а кто-то следит за всей энергетической структурой, из которой соткан этот мир. Задача ангелов, присматривающих за живущими, состоит в том, чтобы помогать им в любых жизненных ситуациях и предотвращать несчастье, если только это самое несчастье не является следствием жизненного урока, стихийного бедствия или запрограммированного окончания жизненного пути. Но человек устроен таким образом, что очень часто не желает видеть знаки, сигналы или предупреждения, идущие сверху. И тогда, ангелы вправе применить «силу». Другими словами, они жестко поступают со своими подопечными, которых необходимо остановить. Ангелы сами подстраивают несчастные случаи без летального исхода: ломают руки, ноги, допускают малоприятные болезни и тому подобное. Все это делается для того, чтобы человек остановился и задумался… Вижу, вы утомились. В следующий раз мы поговорим с вами о чертях, демонах и прочих тварях, которых можно встретить на многих уровнях, и которых вы должны уметь отличать от благородных сущностей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 332