электронная
180
печатная A5
394
18+
Фальшивомонетчик

Бесплатный фрагмент - Фальшивомонетчик

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8676-2
электронная
от 180
печатная A5
от 394

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все герои и события, происходящие в книге, являются вымыслом автора.

I

«За каждым богатством кроется преступление…»

Оноре де Бальзак

Очередь из автомобилей тянулась медленно и нервно. Солнце еще не взошло. Я ощущал приятную прохладу летнего утра, которая тут же исчезнет, когда лучи солнца дадут о себе знать. Я смотрел на огни впереди стоящих автомобилей через лобовое стекло своего старенького немецкого авто. Из колонок моей машины до меня еле-еле доносился голос радиоведущего. Что говорил ведущий рок — радиоволны, которую я иногда слушал, я не помню. Закурив очередную сигарету, я глубоко затянулся и медленно выпускал отравляющий дым из своих легких в надежде, что это меня как-то успокоит. Ну, или хотя бы подарит сладкое и обманчивое ощущение того, что я спокоен или выгляжу спокойным. Сделав очередную затяжку, я взял в руки паспорт и принялся его разглядывать, пытаясь в очередной раз убедиться в том, что все выглядит аккуратно и естественно. Паспорт был поддельный. Вернее, он был точной копией настоящего, как меня убедили добросовестные представители преступного ремесла подделки документов. В паспорте также лежали документы на автомобиль, на котором я все ближе и ближе приближался к пункту таможенного досмотра. Документы на автомобиль, как и паспорт, печатались в одном месте. Сам то автомобиль был полулегальным, но благодаря своим знакомым, имеющим доступ к базам полиции и таможни, я убедился, что машина в розыске не находится и на нем можно было смело пересекать границу. Границу в Россию. Впереди стоящие автомобили по очереди проезжали через пункт досмотра, и я все ближе и ближе приближался к этому. Раньше мне не приходилось пересекать таможню по поддельным документам, и поэтому я здорово нервничал. Я пытался себя успокаивать разными мыслями, какими-то доводами, что если буду вести себя нервно, то сделаю себе только хуже, что неестественным поведением таможенники могут заподозрить что-то неладное. Мой здравый смысл это понимал, холодным логическим мышлением я знал как нужно себя вести, но моя вторая половина мозга напрочь отказывалась слушать логику и успокоиться. У меня потели ладони, по спине, прилипшей к креслу от пота, словно бегали мурашки. Я закурил новую сигарету, надеясь на то, что я буду хотя бы выглядеть спокойно и естественно. Но с каждой новой затяжкой я чувствовал, как я слабею. Я начал ощущать слабость в ногах. Мне казалось, что я прилагаю большие усилия, нажимая на педали своей машины. Мои ноги онемели и ослабли. Теперь я понял, как действует страх на человека. Он парализует, делает тебя беспомощным, делает тебя уязвимым. Самая легкая добыча — это та, которая парализована страхом. Люди бывают слабые и сильные, умные и глупые, смелые и трусливые. Но каждый чего-то боится. Если человек ничего не боится, то его нужно лечить. Только слабые, глупые, трусливые могут бояться, что их побьют, что у них что-то заберут, что над ними будут смеяться. А сильные и смелые люди тоже бояться, но если еще вдобавок к смелости и силе добавить ум, то такие люди понимают, что бояться нужно, лишь одного, бояться нужно только страха. Эти мысли крутились у меня в голове, и моя очередь к таможенному досмотру практически подошла. Я смотрел, как таможенники досматривают автомобиль, стоявший впереди меня. Мне одновременно хотелось, чтобы его досматривали как можно дольше, и хотелось быстрее самому покончить с этим. Ожидание казни всегда мучительней, чем сама казнь. Я попытался выбросить все негативные мысли из своей головы. Человек в форме жестом показал мне место, где я должен остановиться. Я затушил сигарету в пепельнице, которая была уже до краев наполнена окурками, выполнил требования работника таможенной службы и опустил стекло двери моей машины.

— Здравия желаю, старший лейтенант Михеев, ваш паспорт и регистрационный документ на автомобиль, — обратился ко мне человек.

— Здравствуйте, держите, — я протянул паспорт со вложенным в нем документом на машину.

Таможенник отдал мои документы девушке в форме с серьезным выражением лица, которая сидела в помещении контрольно–пропускного пункта и что–то быстро печатала на компьютере время от времени, поглядывая то на меня, то на мой паспорт. Я, как мне казалось, вел себя вполне естественно и спокойно, но в душе моей творилось черт знает что. Я мысленно уже подготовился, чуть ли не к расстрелу. Старший лейтенант Михеев попросил меня открыть багажник моей машины. К счастью, у меня никаких запрещенных предметов с собой не было, да и сумка с вещами была не большая. Я открыл багажник и тут же решил достать сумку и показать таможеннику, что находится внутри. К моему удивлению, старлей не стал проводить тщательный досмотр, а лишь бегло осмотрел мои вещи и пошел к девушке, которая сидела за компьютером. Я закинул свои вещи в багажник и закрыл его. Подойдя к двери моей машины, Михеев сказал, чтоб я подошел к окошку контрольно-пропускного пункта и посмотрел в окно, где все сидела серьезная девушка. Она снова несколько раз перевела взгляд от моего лица к фотографии в паспорте и наоборот. В этот момент у меня снова возникло ощущение, что по моей спине пробежало миллион мурашек. Как только я решил задать девушке этакий вопрос с юмором для того, чтобы разрядить обстановку она отдала мой паспорт и пожелала счастливого пути. Я попытался улыбнуться в ответ, но, наверное, вместо голливудской улыбки у меня получилась такая гримаса, что девушка — таможенник, как мне показалось, захотела меня съесть на ужин. Мне хотелось быстрее схватить свои документы, прыгнуть в кресло своей машины, педаль газа в пол и со свистом сорваться с места. Но я делал все не спеша, чтобы не привлекать особого внимания. Как только я уселся в кресло, завел своего немца и начал трогаться с места таможенник во все горло закричал:

— Стойте!!!

Я, резко нажав педаль тормоза, остановился. И вслух у меня вырвалась фраза:

— Вот и все, Сережа, приехал ты.

Старший лейтенант Михеев подбежал к моей двери и протянул мне документы на машину.

— Вы забыли, внимательнее надо быть, — сказал он.

Все с той же гримасой, которую я скорчил, глядя на девушку — таможенницу я посмотрел на Михеева и взял регистрационный документ на машину.

— Счастливого пути, — снова пожелал мне старший лейтенант

— Спасибо, — выдавил я из себя, нажимая на педаль газа автомобиля.

Отъезжая от таможенного поста, я все еще поглядывал в зеркало заднего вида, опасаясь того, что меня могут преследовать. Возможно, это были первые признаки паранойи, кто его знает. Я ехал по шоссе со средней скоростью, не нарушая правил дорожного движения. Спустя полчаса после того, как я отъехал от таможенного поста, я стал чувствовать себя намного лучше. Даже начал чувствовать прилив свежих сил, бодрости и адреналина. Меня начало трясти. Я не сильно задумывался куда я еду. Меня в этой огромной стране никто не ждал, и я не надеялся никого встретить. Но дороги назад у меня не было. Там, откуда я родом, у меня остались, только несколько родных мне людей. Я находился в розыске, и поэтому мне пришлось покинуть родных и друзей, даже не попрощавшись с глазу на глаз. Одно радует, что есть сестра, которой я передал записку для отца и матери и которая всегда позаботится о них. Которая не такая пропащая, как я. Я не знал, увижу ли я их снова. Смогу ли обняться со своими отцом и матерью. Одному Богу только известно, что меня ждет в этой жизни.

Километр за километром я преодолевал на своей старенькой, но верной машине по дороге, которая вела меня в город Ростов-на-Дону. Раньше я не бывал в этом городе. Насколько я был осведомлен, город Ростов всегда славился своим криминальным миром. Как в жаргоне его называют «Ростов — папа». То есть, является отцом криминалитета. Пейзажи, которые мне приходилось наблюдать по дороге в этот именитый город, так же, как и его криминальная слава, мягко говоря, не вдохновляли. Вокруг наблюдались лишь степи и небольшие частные домишки, в которых, как мне казалось, люди проводят свою скучную жизнь. Однако, не смотря на унылый пейзаж, дорога подарила мне приятное ощущение от езды. Асфальт был ровный, без единой выбоины, благодаря чему ехать на машине, было все более приятно. Посмотрев на приборную панель машины, я понял, что пора заехать на ближайшую заправочную станцию и пополнить силы автомобиля, да и двигатель начал понемногу перегреваться, что смертельно для него. Через несколько километров в поле зрения появилась заправка. Я снизил скорость и заехал на территорию автозаправки, подъехав к бензоколонке. После того, как топливный бак машины был заполнен свежим бензином, я припарковал машину на свободной площадке автозаправки. К счастью, здесь же находился небольшой магазинчик, в котором я надеялся приобрести чашечку горячего кофе. Продавцом оказалась немолодая женщина с фигурой тяжелоатлета, давно находящегося на пенсии. Глядя на нее, казалось, что мир ей не мил и судьба–злодейка чем-то обделила эту немолодую даму. Возможно, она и не была немолодой, а только лишь так выглядела из-за лишнего веса и накопившегося негатива в ее голове. Я заказал себе двойную порцию черного кофе и две пачки «Ротманс». Расплатившись, я вышел на улицу и подошел к своему автомобилю. Я поставил стакан с кофе на крышу машины и закурил сигаретку. Глубоко затянувшись, я почувствовал приятное тепло в теле. Словно я долго пробыл в холодном зимнем лесу и зашел в теплую комнату уютного деревянного дома. Я думал о том, что делать дальше. Я оказался совсем один. Рядом не было ни друзей, ни родных, ни знакомых. Я знал, что через несколько километров езды я окажусь в Ростове. Но как–то подсознательно я не хотел оставаться в этом городе. Я не мог найти адекватного, обоснованного ответа на вопрос «Почему?». И все-таки душа не лежала к Ростову. Я решил пока руководствоваться принципом «Ехать туда, куда глаза глядят». Кофе оказался очень кстати, он хорошенько меня взбодрил и придал энергии. Я прыгнул за руль машины и поехал в сторону Ростова.

Заехав в этот достаточно крупный город, у меня сложилось впечатление, что водительские удостоверения здесь выдают людям совершенно отмороженным. Радовало, что они хотя бы понимают, что в России правостороннее движение. Водители управляли своими автомобилями совершенно не логично и не соблюдая правил дорожного движения. Соблюдали только одно и самое опасное правило на дороге — «Непредсказуемость — превыше всего». В личной жизни, в работе, в игре или в чем-либо подобном придерживаться этого правила допустимо, а иногда даже просто жизненно необходимо. Но на дороге — это смерти подобно. Высший уровень пилотажа — это не умение объезжать выбоины на дорогах, хоть и это необходимо, а умение видеть всех окружающих тебя участников дорожного движения и самое главное — просчитывать их действия. Можно даже сказать, читать их мысли, касательно управления машиной. Но в Ростове мне никак не получалось этого сделать. Мне казалось, что люди, сидевшие за рулем окружающих меня автомобилей, либо только что сбежали из психиатрической клиники, либо находятся под действием сильнодействующих психотропных препаратов. Автомобили носились со стороны в сторону при этом, не сбавляя скорость и никак не сигнализируя об этом. Я решил прижаться к обочине и ехать не спеша, потому что попасть в аварию в моем положении не очень уж хотелось. Около получаса я бессмысленно плелся в потоке машин. Нужно было решать, куда держать путь. На небе не было ни одного облачка. Был, уже разгар дня и солнце своими лучами жгло все, что оказывалось на его пути. Машина, естественно, оказалась в радиусе солнечного поражения, и я испытал всю прелесть жаркого летнего дня в автомобиле со сломанным кондиционером. Пот лился ручьем. Взяв в руки бутылку воды, лежавшую на заднем сиденье, стало ясно, что охладиться не получится, а в этой бутылке с водой можно заваривать свежий чай. Да, точно, как же я забыл о чае. Ведь горячий чай является одним из лучших средств по борьбе с жарой. Нужно было найти, какое-нибудь заведение и выпить горячего чаю, тем самым попытаться побороть жару и подумать, куда направиться дальше.

Я съехал с большой и оживленной улицы и вскоре увидел небольшое летнее кафе, которое располагалось возле какого-то большого здания. К счастью, в кафе присутствовала брезентовая крыша, которая защищала посетителей от палящего солнца. В это время в кафе было не людно. Было лишь несколько посетителей, сидевших за столиками в плетеных креслах и распивавших прохладительные напитки, в которых виднелись кусочки льда. Эти люди были весьма удивлены, когда официант принесла мне небольшой керамический чайник с чашкой. От одного вида моего чайника и пара, который от него исходил, людям, наверное, становилось еще жарче, и они начали с оживлением и жадностью глотать свои коктейли. Я же с невозмутимым видом пил свой горячий зеленый чай с бергамотом. После первого глотка идея бороться с жарой с помощью горячего чая кажется полным идиотизмом. Но, когда я уже осушил половину чайничка, который мне принесла, официантка, кстати, довольно милая девушка, я перестал чувствовать жару. Температура жидкости, которую я вливал в себя, намного превышала температуру воздуха, и поэтому мой организм не обращал внимания на жаркую погоду, виной которой является солнце. Допив чай и расплатившись, я вышел из кафе и направился к своей машине. Жара перестала мучить мой организм и, остановившись возле авто, я достал из кармана своих джинсов пачку сигарет. Я подкурил сигарету и после того, как мой взгляд снова был направлен прямо, мимо проезжал большой автобус, предназначенный для поездок на дальнее расстояние. На боку белого автобуса я увидел надпись большими красными буквами «Ростов — Москва». Автобус скрылся за поворотом, и я спросил себя: «А почему бы и нет?». Действительно, ведь я в России и не знаю, куда мне податься, а Москва — столица этого большого государства. Город огромный, город больших возможностей, как мне тогда казалось. Я задумался о том, что я никогда там не был, о том, что там нет людей, которых бы я знал, что я буду один среди миллионов людей, проживавших в этой столице. Эта мысль меня одновременно и пугала, и манила. Меня посещал одновременно и страх неизвестности, а может страхом это не назвать, а лишь каким-то волнением, приливом адреналина, но меня и посещала мысль, что нужно попробовать, нужно попытать счастье. Терять мне было нечего, и я решил брать курс в город — герой Москва. Докурив сигарету, которая затуманила мой мозг, я прыгнул за руль автомобиля и нажатием нескольких клавиш навигатора я велел ему указывать мне путь в Москву.

Вновь оказавшись в окружении неадекватных водителей, я следовал указаниям навигатора. Выезжать из Ростова пришлось минут тридцать, а может и больше, причем в этот момент у меня складывалось впечатление, что мой навигатор, указывавший мне путь, так же, как и Ростовские водители поддался приступам сумасшествия. Мне казалось, что я проезжал по одной и той же дороге несколько раз туда и обратно. А может и я сам уже не понимал, куда я еду и что хочет сказать мне мой навигатор. Но вскоре мне удалось выехать за пределы города на шоссе с гладким покрытием и следовать указаниям навигатора. Спустя несколько минут езды по трассе я обрадовался тому, что меня вновь стали окружать вполне предсказуемые и адекватные водители на своих автомобилях. Чтобы ехать было приятней, я решил включить хорошую музыку. Музыку, которая мне по душе. Пересмотрев несколько компакт-дисков, лежавших в бардачке моей машины, я остановил свой выбор на сборнике каких-то песен старых рок групп. Я вставил диск в магнитолу. Заиграла какая-то знаменитая композиция. Именно ее я и хотел услышать. Не могу сказать, что это была моя любимая песня, но именно сейчас, когда мне необходимо было преодолеть сотни километров по неизвестной дороге, мне захотелось услышать эту песню. В ней также чувствуется что-то такое, что манит тебя далеко в неизвестность, в далекое и загадочное приключение. Окна моей машины были слегка приоткрыты и ветер трепал мои волосы. Я ехал с необычайной легкостью, я несся навстречу своему будущему, я смело смотрел в глаза неизвестности, и ничто не могло остановить меня. Ничто и никто не мог помешать мне. Я предоставлен самому себе.

Семь часов пути прошли вполне быстро. Я ехал, не превышая допустимого лимита скорости на трассе, тем самым не нарушал правила дорожного движения и не насиловал и без того, хорошо потрепанный движок моего автомобиля. Иногда я останавливался на заправочных станциях или придорожных кафе для того, чтобы выпить чашечку кофе. В пути кофе всегда имеет более приятный вкус, нежели дома. Я выпил немало чашек этого напитка, мое сердце колотилось, словно я уже пробежал десять с лишним километров и останавливаться не собираюсь. Было около одиннадцати часов ночи, когда я заехал в город Воронеж. В теле начинала чувствоваться усталость, а зрение слегка потеряло свою остроту. Вдобавок к этому, я не спал по-человечески примерно двое суток, мой мозг напрочь отказывался принимать какие-либо команды, тем более отдавать приказания моему телу. Нужно было срочно хорошенько отдохнуть. И чего-нибудь выпить. Я в последнее время просто не мог уснуть без алкоголя, меня мучила бессонница, я не мог расслабиться, поток мыслей заполонял мой мозг и всю ночь я мучился, перебирая в голове очередной поток идей, предубеждений, принципов и вымышленных ситуаций. Намотав немалый километраж по Воронежу, я сумел найти круглосуточный магазин, в котором мне пришлось применить все свое обаяние для того, чтоб продавщица продала мне бутылку недорогого виски. Усевшись за руль машины, я нашел на навигаторе ближайший отель, настроил маршрут и тронулся с места. Навигатор привел меня вовсе не к отелю, как должен был, а к небольшой двухэтажной постройке, на которой висела деревянная вывеска с надписью «Привал дальнобойщика». Переборов дикое желание разнести об асфальт навигатор, я вышел из машины и осмотрел этот чудесный «Привал дальнобойщика». Это был небольшой коттедж, находившийся на съезде с трассы, и на обочине действительно стояло несколько грузовиков с длинными прицепами. Позади коттеджа располагался густой лес. Выйдя из машины, я ощутил неимоверно приятную летнюю прохладу, воздух был очень чистым. Чувствовалась приятная свежесть. Идеальную тишину нарушало лишь стрекотание сверчков. Я достал пачку сигарет и подкурил смертельную палочку. Было непередаваемое ощущение природы. Я впервые испытывал это чувство. Этот запах. Запах травы, запах леса. Было очень свежо и легко. Я словно пропитывался природой, ее силой, ее спокойствием, ее величием. Докурив сигарету, я выбросил окурок в урну, взял бутылку виски, клатч, в котором лежали деньги, документы и другие мелкие вещи и направился в коттедж. Зайдя внутрь, я увидел небольшой холл. Стены были оббиты деревом, покрытым строительным лаком, пол был выложен из паркета. Все это создавало уютную домашнюю атмосферу. В холле находилась стойка, за которой, скорее всего, должен стоять человек, встречавший своих посетителей. Подойдя поближе к стойке, я обнаружил человека, сидящего на стуле, головой лежащего на стойке и слегка сопящего. Мне не хотелось прерывать этот сладкий сон, но всё же мне нужно было снять номер, а без помощи спящего человека это сделать не получится. Я немного покашлял, однако кашель смог только нейтрализовать храп и сопение. Я покашлял снова, но результата не было. Пришлось настойчиво постучать кулаком о стойку. Женщина лет сорока с удивительным спокойствием оторвала голову от стойки, после чего встала и, как ни в чем не бывало, с улыбкой сказала:

— Добрый вечер, рада видеть вас в нашей гостинице.

— Здравствуйте, мне нужен номер, — ответил я, обратив внимание на отдавленную часть лица.

— На какой период времени хотите снять номер? — спросила женщина.

— До завтра, часов до девяти утра.

— Хорошо, не хотите каких — либо напитков?

Ее вопрос был, кстати, так как я забыл в магазине купить что-нибудь к виски.

— Яблочный сок, если можно, литр, — сказал я.

— Пойдемте, я отведу вас в номер, а после принесу ваш сок.

— Я обратил внимание, что у женщины на футболке висел бейдж с ее именем «Виктория». Мы поднялись с ней на второй этаж, и она привела меня в мой номер. На двери висела цифра «13».

— Мда, везет же мне, — сказал я вслух.

Виктория улыбнулась и сказала:

— Если для вас это так принципиально, то могу предложить вам другой номер, но он рассчитан на двоих.

— Нет, нет, это я так, в шутку.

Номер был не люксом в пятизвездочном отеле, но в нем было все, что необходимо для отдыха. Одноместная кровать, небольшой телевизор, душ и туалет. Был даже выход на терассу, где стол столик и два плетеных кресла. Все было компактно и вполне уютно. Меня все более чем устраивало.

Вы располагайтесь, а я сейчас принесу вам сок, — обратилась ко мне Виктория.

— Хорошо, — ответил я.

В комнате был небольшой холодильник с отделом морозильной камеры. Я решил охладить бутылку виски и бросил ее в морозилку. Я переобулся в одноразовые тапочки, стоявшие у входа, снял с себя футболку и открыл балконную дверь для того, чтобы свежий воздух поступал в комнату. В номере был кондиционер, но мне хотелось дышать свежим летним воздухом русской природы. Не успев толком осмотреться в комнате, как раздался стук в дверь, после чего она приоткрылась:

— Молодой человек, Ваш сок, — зайдя в комнату, обратилась ко мне Виктория.

— Большое спасибо, сколько с меня?

— Пока ничего, завтра рассчитаетесь за сок и за номер, — сказала женщина, поглядывая на мой торс. — Ну вы, если что, обращайтесь.

— Буду иметь ввиду, — ответил я.

Вика вышла из номера, обернувшись и посмотрев на меня. Взгляд этой пышной женщины с килограммом косметики на лице выражал желание отыметь меня. Судя по ее поведению и внешнему виду, Виктория не только занималась тем, что встречала гостей заведения «Привал дальнобойщика», но еще и удовлетворяла сексуальные похоти клиентов. Таким образом, зарабатывала себе неплохую прибавку к зарплате. Наверное, эта премия больше, чем сама зарплата. Короче говоря, Вика совмещала полезное с приятным. Вот и меня решила хорошенько обработать за определенную сумму. Я не относился к тому типу мужчин, которые готовы трахать всегда, везде и все. И никогда не спал с проституткой. Проститутки всегда у меня ассоциировались с какой-то низменностью, слабостью, грязью. И окунаться в эту грязь я брезговал. Поэтому Виктория этой ночью останется без премии, разве что, если ночью сюда не заглянет новый клиент, изрядно изголодавшийся по женским ласкам.

Я принял душ и включил музыкальный канал на небольшом телевизоре, который воспроизводил довольно громкий звук. К этому времени бутылка виски остыла, и содержимое можно было употреблять с удовольствием. Я взял виски, сок и расположился на балконе, наслаждаясь свежестью и чистотой воздуха. Балкон располагался удачно, с видом на природу. Пейзаж был великолепный, густой лес, преимущественно из лиственных деревьев, красоту которого подчеркивал свет, ярко светившей луны. Я, сперва выпил несколько порций залпом, чтобы меня окончательно расслабило после тяжелого дня, а именно испытаний, которые пришлось преодолеть, и которые забрали кучу моих нервов. После я закурил и сделал себе коктейль, смешав яблочный сок с алкоголем в пропорции два к одному. После каждой затяжки я ощущал приятную тяжесть в теле. Наконец–то я мог расслабиться. Я думал обо всех тех событиях, которые со мной произошли за последние сутки. Я пытался увидеть себя со стороны, оценивал свои действия, что делал правильно, что нет. Над чем нужно работать. Я был склонен к самоедству и самоанализу. В итоге, я сделал вывод, что если сижу в этом уютном плетеном кресле, пью благородный напиток и покуриваю сигаретку, то значит, мои действия были правильными. Или скорее, были необходимыми, чтобы не оказаться в местах лишения свободы.

Все мои поступки этого дня — это итог работы моего инстинкта самосохранения и кое-какого опыта, приобретенного в жизни. Вернее, итог их взаимодействия. Плод нелегкого совместного труда этих двух человеческих свойств.

Из колонок телевизора начала доноситься музыка какого-то ди-джея, исполняющего в стиле транс, а алкоголь давал о себе знать и хорошенько опьянил мою голову.

Откинувшись и расслабившись в кресле, я буквально проник в этот трек, а он в свою очередь уносил меня в космос своей мелодичностью.

Открыв глаза, я еще минут пять приходил в себя. Возле кровати, на которой я лежал, валялась пустая бутылка виски и наполовину выпитая бутылка пива. Видимо, я пытался усилить эффект алкогольного опьянения пивом и судя по тому, что я не помню, где его взял, эффект действительно был мощным и теперь превратился в легкую степень амнезии. Телевизор был до сих пор включен, в нем играла какая-то музыка. Разница только в том, что вчера она доставляла мне удовольствие, и я летел в космос, а сегодня она буквально разрывала мою голову изнутри и раздражала каждую нервную клеточку моего тела. Я с трудом поднялся, нашел, лежавшую на балконе пачку сигарет, уселся в кресло и закурил на свежем воздухе. На моих часах была половина десятого, и мне нужно было собираться в дорогу. Я докурил сигарету на голодный желудок, немного прибрался в комнате, заправив кровать и собрав весь, оставленный мной мусор возле входной двери моего номера. Нужно было привести себя в порядок, ну или сделать все возможное, чтобы мой внешний вид был не схож с заядлым пьяницей. Я принял душ, побрился, мое лицо стало выглядеть намного свежее и бодрее. Одевшись и спустившись на первый этаж, я встретил Вику, стоявшую за стойкой.

— Доброе утро, Виктория, хочу расплатиться за номер, сколько с меня? — обратился я к женщине.

— Здравствуйте, надеюсь, вам у нас понравилось?

— Да, у вас весьма уютно, если когда-нибудь буду еще проезжать мимо Вашего заведения, обязательно остановлюсь здесь.

— Я рада, что вам понравилось, с вас шестьсот двадцать пять рублей, — сказала Вика.

Я достал тысячу рублей из клатча и положил их на стойку. Виктория отсчитала мне сдачу, мы попрощались, улыбнулись друг другу и я вышел из коттеджа.

К счастью, небо было затянуто облаками и солнечным лучам не удавалось пробиться сквозь них и заставлять людей прятаться от жары. Было тепло, но не мучительно жарко и я чувствовал себя комфортно в такую погоду. Я сел за руль своей машины, завел ее и поехал по трассе в сторону Москвы. Мой желудок давал мне сигнал о том, что нужно срочно позавтракать. Я решил, что нужно будет остановиться в ближайшем придорожном кафе и что-нибудь съесть. А пока чтобы не чувствовать голода я закурил новую сигарету. Я знал, что курение на голодный желудок очень вредно и чревато негативными последствиями, но перебороть свое желание я не мог. Или скорее не хотел. Неправильное питание и вредные привычки в виде сигарет и алкоголя давали о себе знать. Иногда я чувствовал боли в желудке, но не предавал этому серьезного значения. Старался не думать об этом.

Я ехал по дороге, курил и думал… правильно ли я делаю что еду, можно сказать, не зная куда? Правильно ли я делал, что вообще оказался в таком положении? Что будет, когда я приеду? Чем я буду заниматься, где жить, где брать средства для жизни? А если и найду, где, то вообще, для чего все это нужно? Что вообще в жизни главное? Все эти вопросы я задавал себе и не мог дать твердого ответа. Они меня мучили, заставляли задуматься о том, кто я вообще такой и что делаю в этом мире, среди людей. Если человек начинает задумываться о смысле жизни, то это является признаком шизофрении. Возможно, эта болезнь начинает проявлять себя и в моем мозгу. Хотя, как известно, если человек болен, то он никогда не признает, что поражен заболеванием. Человек, страдающий шизофренией, может испытывать слуховые галлюцинации, параноидный или фантастический бред, дезорганизованность речи и мышления, развитие психоза. Вообще болезни, касающиеся психических расстройств человека — это очень интересная и в совершенстве далеко не изученная тема, о которой можно вести много споров и дискуссий. Врачи ставят диагноз человеку с неадекватным, как мы все думаем, поведением, потом запирают его в психиатрической клинике, а там его, якобы, лечат. Пациенту дают разные таблетки, делают уколы с различными препаратами, проводят некоторые процедуры и выглядит со стороны все вполне естественно. А на самом деле попросту убивают мозг пациента, который после приема таблеток и уколов не может нормально соображать и адекватно воспринимать окружающий мир. Так какой смысл терапии, если его с такими же симптомами и отправляли на лечение, называя эти симптомы болезнью психологического характера. И вообще, кто решил, что то или иное поведение является неадекватным, какой-то болезнью и человека нужно лечить, чтобы он себя вел так, как принято в обществе или как кому-то нужно, а не как человек сам того желает? Не спорю, есть психи, действительно опасные для общества, которых нужно закрывать в психушках и уколами и таблетками убивать их мозг. Иначе если этого не сделать, то вместо мозга психа могут погибнуть нормальные люди. Психиатрия — это один из способов воздействия на человека. В преступных схемах, если появляется человек, который становится на пути налаженной и отработанной системы, который тем или иным образом мешает выполнению определенных задач и достижению цели в виде финансового обогащения, отъема имущества, приобретения влияния в определенных сферах, его убирают. Но на убийство не всегда можно пойти по разным причинам. А с помощью денег, связей во властных структурах или сговора с заинтересованными лицами выставить человека психом прилюдно, упечь в психиатрическую клинику и лишить прав довольно несложно. В итоге схема работает, поток денег идет, а борец за справедливость теперь не является преградой в системе, а является диагнозом в психушке. К счастью, галлюцинаций я пока не испытывал, параноидного и фантастического бреда тоже. И хотелось бы, чтобы жизнь мне не предоставила таких испытаний.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 394