электронная
18
печатная A5
239
16+
Электронный муж? Инопланетянин? Вампир?

Бесплатный фрагмент - Электронный муж? Инопланетянин? Вампир?

Рассказы

Объем:
54 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-3565-5
электронная
от 18
печатная A5
от 239

Электронный муж или семейные технологии

Технологии всё развивались и совершенствовались, а люди в душе оставались всё такими же, с теми же желаниями, пороками и недостатками. Вторую половину для создания семьи стало находить всё сложнее: каждый считал себя уникально-доскональным, образованным и цельным, да так, что подстраиваться под другого партнёра не хотелось никому. Отношения между людьми становились всё более неустойчивыми, а связи всё менее продолжительными. Дошло до того, что добровольно никто не хотел иметь детей, семью.

Правительство озаботилось сложившейся обстановкой, и разрешило людям создавать семьи с биороботами наравне с человеческими. Это могло помочь избежать в обществе хаоса, и повысить ценность парной семьи. Мужчины могли внести в базу данных желаемые параметры: вес, рост, цвет волос, глаз, кожи, характер и темперамент женского типажа, женщины — мужского, и биоробот «М/Ж №1» был готов через месяц к использованию. У технических биопартнеров были свои неоспоримые преимущества. У них никогда не болела голова, чтобы заниматься плотскими утехами, они никогда не злились, не ревновали, не критиковали, а только обслуживали и угождали. Новшество быстро вошло в обиход, и начало пользоваться большой популярностью.

Мне на тот момент было двадцать восемь лет, и я так же попала под всеобщий ажиотаж вокруг новинки техно-прогресса. Кое-какой опыт общения с мужчинами, причем не самый приятный, у меня имелся, после которого я уж и не надеялась найти достойного партнера для долгих отношений, а здесь такой шанс! А потому, собрав из бывших все самые лучшие качества, додумав чего такого мне ещё хотелось бы видеть в своём избраннике, я сделала свой (довольно не дешёвый) заказ. Это должен был быть высокий брюнет не просто приятной, а броской внешности, с чувством юмора, в меру романтичный и заботливый, с функцией «повар мастер-класса».

— Да, решилась. Ну и что, что робот? Вспомни Петра. Вот кто настоящий робот: выполнял всё по расписанию, минута нарушения его графика была катастрофой, — оправдывалась я перед подругами, стараясь убедить их в правильности своего решения.

Они делали кислое лицо, и пожимали плечами. Я же была уверена — это именно то, что надо. В своих мечтах я красочно представляла себе нашу «семейную» жизнь. Если он будет выполнять все мои прихоти, чем не идеальный муж? Пусть даже и собранный из деталей, если разобраться, мы тоже из чего-то состоим: сердце, почки и другие органы. Я уже так страстно увлеклась, фантазируя наше идеальное будущее, что с трудом сдерживала свое нетерпение в ожидании заказа «М/Ж №1». И вот, этот миг настал. Я смотрела на высокую коробку, где находилось мое «сокровище», не решаясь его развернуть. Но собравшись с духом, приступила. Распаковав, и прочитав инструкцию к эксплуатации, я принялась осваивать своего «мужа». Подруги, естественно, пришли на нас посмотреть.

— Ну что ж, любопытно, любопытно, — говорила Галочка, когда ей красавец в лице моего робота, наливал ароматный кофе, и подавал круассаны, им же самим приготовленные.

— Возможно, ты была права, — согласилась Анна, получив от «М/Ж №1» комплимент по поводу её прически.

— Как ты его назовешь? — спросила Татьяна, славившаяся своей прагматичностью.

— Может Миша, а может Жорж, как-то ещё не придумала, — ответила я сияя.

На первых порах после доставки моему счастью не было предела. Мой Миша-Жорж был идеален во всех отношениях: и ночью, и днём, утром он подавал завтрак, сопровождая его лёгкой шуткой, заботливо спрашивал, что я буду на ужин, и довольно часто говорил о том, как хорошо я выгляжу. К тому же вся домашняя работа перекочевала к нему, и не было надобности отчитываться, когда я вернусь домой.

Глядя на меня, мои подруги также обзавелись искусственными мужьями. Сначала при встречах наши разговоры носили ахово-восторженный характер, мы наперебой обсуждали плюсы жизни с роботами, но потом неожиданно у меня что-то пошло не так.

Первые проблески недовольства появились недели через три. Человеку свойственно чувство любви, а присутствовало чувство удовлетворения, скорее, удовольствие от налаженного быта и собеседника, который делает вид, что слушает тебя довольно внимательно. Прихоти тела были удовлетворены, но я всё чаще ловила себя на мысли, что чего-то не хватает, в душе присутствовало какое-то сомнение и пустота.

Однажды открыв утром глаза, увидев перед собой неизменно улыбающееся лицо с готовой механической шуткой, которые были заложены в микросхемы, но не понятны их владельцу, я отметила легкую антипатию к «мужу». Но винить было некого — я сама заказала себе робота с «чувством юмора».

— Как ты великолепна сегодня, — сказал он с умилением, когда я растрепанная подошла к зеркалу. После вчерашней посиделки, и перебранных спиртных напитков я, скажу честно, выглядела не лучшим образом: помятое лицо, припухшие веки — жалкое зрелище, а потому, получив очередной комплимент о том, как хорошо выгляжу, почувствовала нарастающее раздражение. Невинный вопрос, что я буду на ужин, вывел меня из себя. Страстно захотелось, нет, не избавиться от надоевшей игрушки, но позаботиться о ком-то самой, может быть даже поспорить или увидеть беспокойство от своего позднего возвращения домой. Через несколько дней ситуация повторилась, давая мне понять, что не всё хорошо, как казалось. И тут вышла программа правительства «Заведи себе ребёнка». Ребёнка также можно было завести искусственного или настоящего, поощрялось, если сразу и того, и другого.

Искусственного ребёнка мне точно не хотелось. А живого…

Я представила комочек мягкого тела, который нуждается в тебе, как в воздухе. Да, чего-то такого мне и не хватало. Я снова предалась фантазиям. Представилось, как мы живем втроём: вечно услужливый муж-биоробот, ребёнок из пробирки, и я — хранительница этой семьи, а ещё какая-нибудь био-собака, чтобы не надо было её кормить и выгуливать. Меня охватила тоска. Нет — всё это не было наполнено теплом, таким душевным и согревающим, как летнее солнце, а было похоже на холодный свет электролампы, к этому можно было привыкнуть, но искренне полюбить вряд ли. Оказалось для меня важны чувства, хотя какую-то привязанность к своему роботу я, несомненно, испытывала, он скрашивал мое душевное одиночество, да и всю свою работу выполнял отменно. Поразмышляв, я решила, что слишком критична к нему, и со вздохом начала собираться на работу, опекаемая неусыпным «супругом».

Неожиданно мысли понеслись в другом направлении. Я вспомнила, что на работе, в перерывах на обед ко мне всё время подсаживается новый сотрудник, конечно, не такой красивый, как мой биоробот. Но он так мило смущается, когда пытается завести со мной разговор о каких-то редких птицах, и при этом невзначай что-то роняет, то салфетку, то вилку. Может и глупо, но именно к нему у меня внутри, заставляя сердце учащенно биться и загораться взгляду, идёт какое-то тепло, которое я пыталась игнорировать.

Сегодня сотрудник снова присел за мой столик. Я решила быть немного любезнее.

— Как работается на новом месте? — спросила я, и жизнерадостно улыбнулась.

— Я ожидал худшего, — ответил он, слегка удивленный внезапным моим расположением.

— А у меня не всё получается, как следует.

— Возможно, я смогу помочь, — предложил он, и наша беседа быстро набрала оборот.

Через три месяца я вышла за сотрудника замуж, и теперь ожидаю ребёнка. Биоробота мы заменили на бесполого обычного робота-помощника, но функцию «повар мастер-класса» я всё же оставила, к хорошему привыкаешь быстро. С другой стороны, моим подружкам их электронные мужья очень даже нравятся, поэтому судить о новшестве я не берусь, как говорится «каждый счастлив по-своему».

Мой контакт

Совсем неожиданно на моей маленькой кухне появился настоящий инопланетянин. Я угощала его чёрным пакетированным чаем с привкусом дыни. А всего час назад, выходя в магазин за продуктами, я даже не подозревала, что этот день преподнесёт мне подобный сюрприз.

Наше знакомство произошло среди бела дня, можно сказать совершенно обыденно. Это был обычный мужчина в спортивном костюме, среднестатистической внешности, мимо такого пройдёшь и не обратишь внимания. Однако то, что он говорил, обыденным не являлось, хотя он и разговаривал на том же языке, что и я. Позже за чаем, он рассказал мне, что его корабль, такой себе почтовый космолёт, рассчитан на одного и летел на другую планету, но вынужден был высадиться на Земле. Но это было позже, а сейчас перед собой я лицезрела мужчину по виду землянина, но преподносившего себя пришельцем. Привыкшая к рекламируемому образу инопланетян, т.е. к тому, что они обязательно должны быть зелёными или синими, похожими на рептилий или, хотя бы, в скафандре, я отнеслась к его заявлению скептично. Он говорил, что на его планете почти всё так же, как у нас, только то, что мы называем Солнцем — светит более красным, и дома не квадратные, а круглые, винтовые. Ещё у них другая система обращения в обществе, никто не работает за деньги, с детства определяются способности и каждый занимается своим делом. Продуктов, как таковых нет, они научились напрямую получать нужную для жизни энергию в специальных энергетических кабинах.

Я кивала головой, но совсем не могла уверовать в его слова. Почему он вёл беседу именно со мной? Может потому, что я первая не отмахнулась с дикой улыбкой и не покрутила пальцем у виска на вопрос: «Где можно у вас достать ксеногидрополифированной кислоты?».

— Это для чего? Может, спросите в строительном магазине? — предложила я, абсолютно не понимая, что это такое, но предположив, что могу не знать всех существующих названий.

— А что такое магазин? — спросил он довольно серьёзно.

Вот с этого момента и началось наше знакомство. Я смотрела на него, одновременно думая, что его попытка познакомиться выглядит как-то глупо.

— Вы что другого способа для знакомства придумать не могли? Очень смешно, — сказала я.

— Вы мне не верите? Пойдём, я покажу свой космолёт, он там за чертой города, — ответил мужчина, чем действительно меня рассмешил. Космолёты смотреть мне ещё не предлагали. Я попыталась рассмотреть в нём, хоть что-то инопланетное.

— Что-то Ваша одежда очень напоминает костюм дяди Гриши, в котором он бегает по утрам, да и кроссовочки такие же.

— А это я снял с мужика, который упал в обморок, когда меня увидел.

Он быстрым движением расстегнул куртку, и меня ослепило сияние белоснежной ткани, одновременно пришелец другой рукой надел тонкую шапочку, излучающую такой же сноп света, как и его одежда. И тут я ему поверила!

— Наверное, он принял Вас за ангела, спустившегося с небес. А воровать не хорошо!

— Я с радостью верну ему костюм, но не сейчас, мне надо найти кислоту, иначе я не смогу улететь, — сказал он, стягивая шапку и пряча её в карман.

Мы пошли в магазин, строительный. Естественно там ничего не слышали о такой кислоте. Тогда я и пригласила его домой, на чай. Интересно же расспросить, как люди живут на других планетах. Попробовав чай, заваренный из пакетика, где химических красителей и ароматизаторов было больше, чем самого чая, пришелец радостно закричал:

— Так это же и есть — кислота!

Мы набодяжили ему трёхлитровую банку чая, и я проводила его на космолёт, оставшийся в лесной полосе, примыкавшей к нашему городу. Поскольку мой дом находился на самой окраине, идти было недалеко, тем более любопытно было взглянуть на транспорт гостя. Минут через пятнадцать неспешной ходьбы, мы подошли к похожему на куриное яйцо космолёту, довольно компактному для космического транспорта. Пришелец, который называл себя Гутти, сбросил с себя спортивный костюм, водрузил шапку, и оказался в снопе сияющего света. Попрощавшись, он сообщил, что скоро к нам выйдут на связь представители его планеты. До сих пор они считали, что мы ещё не на уровне для контакта с ними, но он доложит, что в критической ситуации ему была оказана помощь, а значит, для сотрудничества мы уже созрели. Так или нет — покажет время, а сейчас я проводила взглядом удаляющийся космолёт, и вернулась домой, мне ещё надо было сходить за продуктами, из-за этой встречи я же так и не попала в продуктовый магазин. А в моём списке покупок на первом месте теперь находились несколько упаковок пакетированного чая, так на всякий случай, вдруг какой-то корабль ещё совершит вынужденную посадку в черте нашего города. Что ещё сказать? Костюм с кроссовками дяде Грише я, конечно же, вернула, сказав, что нашла их на лавочке перед домом. Даже то, что он рассказывал о неожиданной встрече с ангелом или агентом, в светящемся костюме, ему не помешало и дальше заниматься пробежками по утрам. Теперь ожидаю, когда в новостях сделают экстренное объявление, что инопланетные жители вышли с нами на контакт.

Спорный вопрос

Сегодня у меня восемьдесят шестой день рождения. Цифра, которая раньше знаменовала глубокую старость, в 2061 году уже не являлась фатальной. Средняя продолжительность жизни уверенно подошла к 115 годам. Благодаря медицине, научным новшествам дряхлость отступила, но не ушла окончательно. Смерть по-прежнему оставалась главным мерилом жизни. Ещё с двухтысячных у меня появилась привычка в свой день рождения посещать Храм, и сегодня я не стала ей изменять. Церкви остались наземные, но появились и «парящие», так называемые «Передвижные Хрустальные Храмы», свободно перемещающиеся в воздушном пространстве. Я уже слетала в Центр, чтобы подготовиться к встрече гостей. «Боже, как хорошо, что мы отказались от автомобилей», — подумала я, обведя взглядом своё обиталище. Шаровидные дома-капсулы вошли в обиход лет семь назад, и сказать «быстро обрели популярность», ничего не сказать. Громоздкие многоэтажки с текущими трубами остались в прошлом. Капсульный дом, рассчитанный на одного-двух человек, имеющий возможность передвигаться по воздуху, стал альтернативой прошлому жилью и транспорту. Правда, развивает он не очень большую скорость (для скоростных передвижений лучше пользоваться компактным «летуном»). К слову, если бы ко мне попал человек из прошлого, то удивился бы простоте обстановки, минимализм стал девизом. Теперь его предпочитают во всём: в интерьере, одежде, общении, еде. Излишества считаются дурным вкусом. После войны многие закономерно стали придерживаться мнения, что материальные приобретения преходящи, а все богатства находятся в самом человеке. Из-за двухлетнего мирового противостояния всех против всех, произошла переоценка ценностей. У нас ввели запрет на всё, что не соответствовало Божественному закону. Люди добровольно поддержали существующий порядок, а те, кто высказались против него, переселились на другие территории планеты, осколочные места из прошлой жизни.

Оглядываюсь назад (как в такой день этого не сделать?). Перед внутренним взором проплывает детство-юность, одним словом молодость. Я родом из ещё благополучного Советского Союза, когда Россия, Украина, Белоруссия, Прибалтика, Грузия, Казахстан и другие республики считались одним целым, не воевали, не выясняли отношений между собой. Всё изменила «перестройка»: перестройка общества, перестройка мозгов. Во главу угла поставили коммерцию. Союз распался. Мы оказались живущими на Украине, хотя и мама и бабушки родом из Курска, отец праздновал независимость. Независимость от чего? Тьма, серость, обнищание одних и быстрый рост благосостояния других. Мы находились в первой группе. Я как раз заканчивала обучение в школе, в комсомол уже можно было поступать по желанию. Желания не было, как и обуви, одежды и надежды на светлое будущее. Зато нас захлестнула западная культура или бескультурье, навязываемое ценность чуждого образа жизни. Я тоже попалась на эту удочку. Деньги, деньги и ещё раз деньги. Делай деньги день и ночь. Казалось, уже ничего не изменится. Но через двадцать три года с запада пришла другая перестройка — революция «достоинства». На Украине случился «майдан», и как следствие, Президент был изгнан из страны, Крым ушёл в Россию, на Донбассе началась война. В глубине души я всё надеялась, что Новороссия состоится — этот символ мужества простых людей. Ещё до «майдана» я приняла решение, что лучше мне навсегда переехать в Россию, получить гражданство и право называться россиянкой. События на Донбассе только ускорили этот процесс. И вот, я уже оформляю документы, а так же мечтаю об объединении Россия-Белоруссия-Новороссия-Казахстан и еже с ними по желанию. Мечтаю о мощном экономическо-политическом союзе, который с лёгкость будет противостоять козням США, давлению Запада, да и любой внешней угрозе. Совпадение или нет, но союзное объединение стран «РоБеНоК» (в простонародье Ребёнок) состоялось в 20-х годах по взаимному соглашению сторон. В кои-то веки идеи добра и справедливости вышли на первый план. Я вздохнула. Когда ещё у нас так ценились: Родина, Бог, Наука и Культура, ставящая во главу угла не обнажённость тела, а обнажённость души, когда каждый человек открыт для другого, виден насквозь со своими желаниями, мыслями, стремлениями? Ладно, хватит воспоминаний, пора гостей встречать.

Моя давняя подруга Лариса прибыла первой. Несмотря на подтяжки лица и непрестанный уход за собой, на гладкой коже просвечивала желтизна, явный признак перехода в мир иной.

— Привет, сколько тебе натикало? — спросила она, поправляя причёску ультрафиолетового цвета.

— Восемьдесят шесть, — ответила я, слегка улыбнувшись, поскольку Лара была прилично старше меня.

— Малолетка, — махнула на меня сухощавой рукой подруга.

— Нашла малолетку, уже и внуки взрослые, столько пережито. Как раз сейчас вспоминала и Союз, и перестройку, и распад, и объединение.

— Нашла о чём думать. Мужика тебе надо. Сколько лет уже одна живёшь!

Лара считала, что жить одной в корне не правильно, я же после смерти мужа не соглашалась на знакомства.

— Что мне нужно? Дочь с мужем, внуки, вы иногда прилетаете.

— Ой, ой, но мужчина — это же другое дело, — Лара снова провела рукой по волосам, подмигнув.

«Одной ногой в могиле, а туда же», — подумала я, но вслух сказать не решилась. Подруга поняла промелькнувшую мысль по моим глазам, и ничуть не смутившись, ответила мне, что называется «не в бровь, а в глаз».

— Любовь — это Божественное чувство, чем ближе к Богу, тем больше любви мы должны излучать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 239