31%
16+
Апокалипсис для единорога

Бесплатный фрагмент - Апокалипсис для единорога

Объем: 262 бумажных стр.

Формат: epub, fb2, pdfRead, mobi

Подробнее

Глава первая

Зовите меня Мышильда, меня все так называют. Вообще-то меня зовут Лилия, но по моему мало кто об этом помнит. Разве что мама, да бабушка. Остальные зовут мышью и мышильдой. А все из-за моих ушей, торчащих даже под зимней шапкой и острого носа, ярко серых глаз и волос цвета спелой пшеницы присыпанной пеплом. Хорошо хоть рост средний, а то и я сама решила бы, что там, в небесной канцелярии что-то напутали и случайно сделали меня человеком.

— Мыш, мыш, подъем, а то опять опоздаешь, и Иван Израилевич будит маме жаловаться на твою безалаберность! Подъем. — Заорала из кухни моя сестрица.

Их у меня две, одну зовут Луиза, а вторую Фейруза, хотя ее все называют Фейкой. Их отец выходец из далеких восточных стран. Но с нами он уже давно не проживает. От него мои сёстры получили густые черные волосы и внешность восточных красавиц, с глазами голубыми как у нашей мамы.

А семья у меня вообще примечательная. Бабушка потомственная ворожея и целительница и несмотря на то, что ей уже восемьдесят пять лет, она еще бодрая и продолжает врачевать всю местную округу, травами и заговорами. А моя мама стала первой в нашем роду кто поступил в мед училище и теперь она одна из самых любимых операционных сестер в первой городской больнице, хирурги за нее дерутся. Моя старшая сестра, мамина гордость и папино все, он у нее кстати говоря, тоже профессор медицины и ведущий хирург там у себя на родине. А Луиза у нас нейрохирург с великим будущим и сейчас выбирает между столичной клиникой и заграничной практикой. Фейруза тоже хирург и к тому же у нее уже есть несколько громких статей в медицинских журналах, и она стала задирать нос.

А я так и не смогла поступить в институт. Видите ли, блатом мы не пользуемся, а фамилия у меня другая и никто не знал, что я родственница тех самых. Поэтому я недобрала три бала, теперь учусь в колледже и подрабатываю младшим помощником самого младшего помощника в городском морге. Другого места мне не нашли. Да и мама решила, что я тут многому могу научиться, вот и этим утром я вынуждена вставать в полшестого утра и ехать на другой конец города, чтоб попасть на работу. А спать то, как хочется. Хорошо еще что я сажусь в автобус на одной конечной остановке и выхожу на другой конечной остановке, успею выспаться.

— Мышь, мышь? Ты встала или нет? — Снова проорала моя сестрица и я вынуждена была встать. Третьей побудки не будет, позвонит матери и буду я выслушивать от нее все утро.

— Встала, встала не ори. — Крикнула я и пошла умываться.

Первое июля этого года выдалось солнечным и ласковым, ночью была гроза и воздух был наполнен ароматами лета. Я в своем любимом сарафане и плетеных босоножках быстро дошла до остановки и успела занять место у окна и уже собиралась заснуть, когда в автобусе началась сцена уступите место старушке, но именно там, где она хочет. А парень уступать не хочет, он явно только с какой-то вечеринки, по лицу размазаны остатки грима, перегаром попахивает на весь автобус, ему бы поспать, а тут упрямая бабулька, требует ей уступить именно его место. В дискуссию вмешались остальные пассажиры и утро наполнилось возмущенным гомоном. Я таких развлечений не люблю и поэтому достала наушники и включила музыку погромче.

Мы как раз заехали на холм Космонавтов и с него открылся великолепный вид на левобережье и сады частного сектора с правого берега реки Иртыш. Красивое время года лето, все зеленое и душистое, небо сияет голубизной и переливается радужным светом. Стоп! Каким радужным светом и почему это сияние становится все сильнее и сильнее?

На левом берегу что-то ухнуло, да так что ударная волна взрыва тряхнула наш автобус, и водитель резко нажал на тормоза, в это время с другого бока автобуса, где-то в соседнем квартале тоже ухнуло и громко так, автобус перевернулся от удара и он проскользил на боку пару метров. Короткий вскрик перепуганных пассажиров сменился тишиной, и я вдруг оказалась задавленной телами двух теток. Одна явно была мертва, ее шея была повернута под неестественным углом, а у второй была рассечена бровь, и она уже почти очнулась. Её кровь капала мне на лицо, и я постаралась выползти из-под мертвой женщины. Она весила килограмм восемьдесят наверно, а я всего шестьдесят. Поэтому мне пришлось подтянуть ноги к животу, упереться ими в труп и столкнуть ее. Вторая женщина уже сама отползла от меня, она явно была дезориентирована и не понимала, где находится, она хрипло звала свою собаку, хотя заходила в автобус без нее и куда-то ползла.

Я встала на колени и осмотрелась по сторонам. В автобусе было мало народу, похоже ударной волной многих выкинуло из автобуса, огромные окна позволяли это сделать за доли секунды. Я подползла к парню, что спорил с бабушкой и пощупала у него пульс на сонной артерии, парень был жив. Я похлопала его по щекам, он открыл один глаз и сказал:

— Не мой это день, всегда первого июля вляпалась в неприятности.

— Двигаться можешь? — Спросила я.

— Сейчас проверю, — ответил он и сначала пошевелил пальцами рук, потом самими руками и наконец согнул ноги в коленях, поморщился от боли, но сел и охнул. Его правый бок был сильно исцарапан веткой дерева, что пробила автобус.

— Давай, выбирайся из автобуса, потом тебя перебинтую, — Сказала я и поползла к следующему человеку, но больше живых в автобусе не было, женщина с рассеченной бровью сама выбралась из автобуса и пошатываясь, пошла куда-то в сторону парка Космонавтики.

Я подобралась к кабине водителя и увидела, что его нет на месте, засовываю руку под его сидение и нащупываю аптечку. Она была значительно больше стандартной водительской и была сделана из старой медицинской сумки. Пару недель назад я видела, как водитель доставал ее, чтобы оказать первую помощь женщине с сильнейшей аллергией и теперь эта аптечка может спасти нам всем жизни, укомплектована она была великолепно. У меня с собой в рюкзаке тоже была небольшая аптечка, но там только самое простейшее: маленький бинт и пластырь на случай пореза, обезболивающее и препарат от аллергии, да несколько бабушкиных мешочков с травяными порошками, которые надеюсь нам не понадобятся.

Выбравшись из автобуса, я оказалась в небольшом скоплении народа, все смотрели на левобережье и молчали. Там вдалеке разворачивалась страшная картина. Из огромной радужной дыры, возникшей посреди города, выползали и вылетали какие-то существа, а еще вылезло нечто очень похожее на деревья и мне стало страшно. В это время сзади, из парка, раздался истерический визг и крики. Из парка выбежали пятеро парней, и девушка и не останавливаясь закричали:

— Бегите, бегите, там людей жрут.

Я хотела, как и все побежать, но парень в гриме, схватил меня за руку и сказал:

— Подожди затопчут.

Он оказался прав. Толпа перепуганных людей неслась вниз по дороге, не замечая ничего и упавших никто не поднимал, каждый был сам за себя.

Парень потянул меня за руку к небольшой тропинке, ведшей к домам внизу у реки, и мы стали спускаться туда в надежде найти там укрытие.

Мы зашли под заросли ивы, когда над нами пронеслось существо размером с лошадь, на огромных кожистых крыльях и с шестью конечностями, они были трехпалыми и очень когтистыми. Существо издало рык, и я чуть не завизжала от испуга. Парень зажал мне рот и прошептал:

— Хочешь жить молчи, сейчас нужно быть тихой как мышка. Поняла?

— Поняла. — Прошептала я когда он убрал ладонь от моих губ.

— Тебя как зовут? — Улыбнувшись спросил он.

— Мышильда. — На автомате ответила я и парень, осмотрев меня с ног до головы хмыкнул и сказал:

— Подходящее имя, а меня Сергеем зови.

Он говорил не то, чтобы с акцентом, но был у него какой-то странный говор, выдававший в нем человека не из наших краев, и я уже слышала такой говор.

— Ты из монастыря? — Спросила я.

— Как догадалась? — Удивился он. — Я же не в сутане.

— Говор у вас своеобразный. — Ответила я и прижалась к стволу дерева. Над нами пролетела новая тварь, чуть меньше предыдущей, с крыльями как у стрекозы и с длинным хвостом, ее длинное тело было явно тяжеловато для таких крыльев и все же это когтисто-зубастое чудище очень быстро летало. К тому же оно было ярко коричнево-желтого цвета и пахло премерзко едко.

— Как оно летает, это нарушение всех законов физики?! — Прошептала я, когда существо сделав пару кругов над нами умчалось куда-то в сторону центра города.

— Может она этих законов не читало, вот и летает. — Отшутился Сергей и мы перебежками, от дерева к дереву, подбежали к первому дому. Калитка была приоткрыта, и мы шмыгнули во двор и забежали под навес за секунду до того, как высоко в небе пронеслось нечто огромное, бескрылое, с множеством коротких лап и с четырьмя щупальцами у пасти.

— Что же это твориться то? Молодежь, может вы знаете? — Спросил старик, вышедший из небольшого домика, он был одет в старые треники и в белоснежную рубашку. На голове у него была серая кепка, на носу очки, а в руках двустволка.

— Дед, никто пока не знает, что происходит. Но в городе полный абзац. В дом пустишь? — Ответил ему Сергей.

— Проходите, только разувайтесь, я вчерась полы помыл. — Ответил дед двустволкой показывая на обувь.

— Спасибо большое, а то Сергею бок обработать надо, а на улице черт знает что творится. — Быстро произнесла я и войдя в дом поспешила разуться и пройти в маленькую комнатку.

Дом был уютным, явно хозяин любил в нем все. Комнатушка, которую было принято называть зала была заставлена старой мебелью и в серванте стояли хрустальные бокалы и сервизы. Телевизор был огромным и квадратным, таких уже лет двадцать не производят. Рядом с креслом на журнальном столике стояла фото рамка с портретом женщины в форме и на рамке была черная ленточка.

Старик вздохнул, взял фотографию, поцеловал ее и убрал в сервант.

— Это моя Лидочка, она померла два месяца назад. — Тихо сказал старик и снова вздохнул.

— А вы давайте, это, обрабатывайтесь, на меня не смотрите, что нужно подать я подам. Воды надо? — Спросил он.

— Где можно руки помыть? — Спросила я и старик повел меня в небольшую ванную комнату.

Когда я вернулась, Сергей уже стянул с себя рваную футболку и рассматривал свой бок, раны были не глубокими и уже перестали кровить, но стоило ему поднять руку, и корочка потрескалась и появились новые капли крови. Я велела ему лечь на бок лицом к стене и взялась за понятное и привычное мне дело. Когда в такой ситуации занимаешься чем-то привычным и понятным, мозг успокаивается, мысли перестают метаться в голове как перепуганные канарейки в клетке и начинаешь соображать. Я почти полностью успокоилась и уже бинтовала бок Сергея, когда за окном раздался глухой рык, старик имени которого мы даже не удосужились спросить тихонько подошел к зашторенным окну и стволом ружья едва-едва отодвинул занавеску. Потом я увидела, как округлились его глаза, и он отошел на полшага назад.

— Тихо ребятки, только тихо, — Едва слышно произнес он.

Во двое что-то грохнуло, похоже рухнул забор, и кто-то большой и тяжелый потёрся о стену дома, дом затрещал и, кажется, крыша накренилась. Пыль посыпалась с потолка, и мы с Сергеем одновременно зажали себе ладонями и рты, и носы, чтобы не чихнуть. Существо во дворе снова рыкнуло и куда-то поползло, потому что шагов слышно не было.

Старик снова подошёл к окну и осторожно выглянул во двор, поморщился от увиденного погрома и повернулся к нам. Он был бледным, и вокруг рта кожа была очень бледной.

— У вас есть сердечные лекарства? — Сразу спросила я.

— Там в комоде, верхний выдвижной шкафчик. — Хрипло ответил старик, и Сергей поспешил усадить его на кресло.

— Вот уж и не думал, что такое кино у нас за окном показывать будут. — Попытался пошутить старик, но ему явно было плохо и он, прикрыв глаза замолчал.

— Так, тут у вас корвалол, глицерин и кардикет есть. Что вам кардиолог назначил? — Спросила я.

— Ой хорошая моя, то, что он назначал, мне не по карману, давай этот с оранжевыми буквами. — Ответил мне старик тяжело дыша.

— Это кардикет, боюсь вам в больницу нужно. — Сказала я, положила в трясущуюся руку старика таблетку и подала стакан воды, принесенный Сергеем.

— Думаешь в больнице будет до меня дело? — С трудом произнес он, — боюсь там либо уже никого не осталось, либо есть болячки и поважнее моих.

— Тогда помолчите и отдыхайте. — Велел ему Сергей.

— Парень, там в комоде в спальне, есть футболки и спортивные штаны. Переоденься и умойся, а то ты не лучше тех страховидл.

Старик сказал и закрыл глаза. Дышал он с трудом и я боялась, что таблетки ему не помогут.

Сергей пошел мыться и переодеваться, а я пошла на кухню заваривать бабушкины травы. Она давала мне по одной порции своих эксклюзивных травяных смесей и всегда требовала, чтоб я ей рассказала, как их нужно применять в той или иной ситуации. Пропорции были очень строгими, и я тщательно отмерила бабушкиной же мерной ложкой, нужное количество сердечного сбора и заварила настой. Пока травка заваливалась я посмотрела, что есть в холодильнике и в хлебнице, нашлись две булки серого хлеба и сыр с колбасой, я наделала бутербродов и завернув их в кухонное полотенце положила их в свой рюкзак, потом заварила сладкий чай в термос и тоже положила его в свой рюкзак. Потом пошла в комнату старика и собрала ему вещи на первое время в спортивную сумку какую можно носить через плечо.

Через двадцать минут я уговорила старика выпить настой и стала ждать. За этот травяной сбор, бабушку один местный богатей наградил машиной и новой крышей на ее доме. А еще и денег подкинул столько что бабушка отправила нас всех в отпуск в Европу. А местный начальник милиции взял всю нашу семью под опеку, настолько бабушкины травки им помогли. Вот и дед через пятнадцать минут с облегчением вздохнул и смог открыть глаза.

— Полегчало. — Удивленно сказал он, — А я уж думал все, пора белые тапочки надевать.

— Поживете еще. — Улыбнувшись ответила ему я и спросила, — Вас как зовут?

— Саныч я, так и зови Саныч, я уже давно Саныч. — Ответил он и вздохнув с облегчением посмотрел на свою собранную сумку. — Чего это?

— На всякий случай, — ответила я, — Вдруг еще какая пакость об дом потереться решит. Придется уходить, а мы уже собраны.

— Лидочкину фотографию надо положить, — Сказал Саныч.

— Я уже положила, вы не беспокойтесь… — Договорить мне не дали. Над городом наконец то заревела сирена тревоги, а в следующую секунду над домом пронеслась целая стая стрекоза-крылатых тварей и понеслась к тому месту откуда доносился шум.

Саныч проверил сумку и остался довольным мной. Вот только туфли заменил на старые поношенные кеды и добавил небольшую деревянную шкатулку, в которой похоже лежали семейные ценности.

Потом мы сидели на кухне и пили компот из трехлитровой банки из прошлогодних запасов и ели бутерброды с черным хлебом и салом. Хлеб оказалось лежал в пакете повешенным на спинку стула, так же там лежала бутылка водки и немного овощей на салат.

— Я сыновей сегодня ждал, обещались к ужину быть. — Сказал старик, смущенно убирая бутылку водки в холодильник, но я ее достала и убрала в аптечку.

— А где они у вас живут? — Спросил Сергей.

— Старший то в соседнем городе, там у них какая-то новая фирма открылась, и жилье дали и зарплата хорошая, а младший тут в городе, он у меня капитан. Недавно звание получил, вот хотели посемейному, тихонько отметить. Он у меня в национальной гвардии служит. Тут в части, что на Никольской.

— Знаю, там большой военный городок, мы там практику проходили у призывников анализы крови брали. — Сказала я.

— Так ты врач будущий, то-то так ловко парня обработала. — Сказал Саныч и подмигнув добавил, — Жаль мой младшенький для тебя староват. А то врач и военный это идеальная пара получается. По себе знаю. Всю жизнь с Лидочкой моей по гарнизонам, и она ни слова не сказала. И в пустыне, и на дальнем востоке и где нас только не мотало. Я же тоже капитан, а она была моим главврачом везде и всюду. Еще хорошо, что Манька колдовка согласилась ей помочь, без мук ушла, а так в больнице сказали мучиться будет…

Дед Саныч вытер слезы и ушел в комнату, а я сидела молча и старалась не краснеть.

— Ты чего покраснела вся, уши аж светятся? — Тут же спросил Сергей.

— Манька колдовка, это моя бабушка, про нее тут такие слухи ходят, что я волей не волей краснею, когда о ней говорят. Ты не подумай она хорошая, просто сплетни эти. — Ответила я и вздохнула.

Телефоны не работали, электричества не было и узнать, что творится в округе не было возможности. Мои сёстры должны были сегодня дежурить в больнице, мама у бабушки и что с ними я не знала и от этого становилось совсем тоскливо и жутко. Но я заставила себя тряхнуть головой и сказать себе коронную фразу моей любимой книжной героини: «Об этом я подумаю завтра».

— А почему ты не в монастыре? — Спросила я Сергея, чтобы отвлечься.

— Меня друг пригласил на день рождения сына, я изображал Бармалея, было очень весело, а когда детей отправили спать, мы тоже немного отметили праздник, вот только я никак не привыкну к вашей водке, у нас в монастыре пьют только вино и то легкое. Вот мне и пришлось остаться ночевать у друга. — Ответил Сергей.

— Ваш монастырь прям не лучше моей бабушки, тоже столько сплетен ходит. — Сказала я, — Вот вроде столько добра делаете, столько детей на лечения отправили и бомжей к себе берете и малоимущим помогаете и праздники шикарные устраиваете, а сплетни все равно ходят.

— Знаю, настоятель говорит, что это нормально. Чтобы прижиться на новом месте, нужно пережить одно поколение местных жителей, тогда мы станем своими. Правда, я до этого вряд ли доживу. — С усмешкой сказал Сергей и вздохнув добавил, — Мы в ваш город пришли, потому, что там, где мы раньше жили случилась беда, оставаться там было невозможно, мы собрали жителей близлежащих деревень и перебрались сюда, ваша страна огромная и всяких конфессий много, мы не навязываем никому свою веру и не ведем миссионерской деятельности, поэтому ваши правительства и главы других конфессий не возражают что мы поселились тут. Это красивый и очень гостеприимный город, правда есть некоторые бабушки, убежденные, что мы сатанисты. Нам даже ворота монастыря поджигали. Но мы не относим себя ни к воинству света, ни к воинству тьмы, мы посредине, мы хранители баланса. — Сказал Сергей и замолчал.

Так мы и сидели молча, каждый думал о своем и в то же время нас всех беспокоило одно и тоже.

Крики за окном меня напугали, от неожиданности я подскочила и чуть не бросилась к окну посмотреть, что происходит, но вовремя себя остановила, замерев в двух шагах от окна. Я подошла медленно и приоткрыла занавеску, видно мне было мало что, но я увидела нескольких женщин и мужчин, стоявших у поваленного забора, рядом с ними стояли две твари похожие на помесь человека и тритона, с гребнем волос на голове и ярко-красными глазами чуть ли не на пол лица. Еще там были высокие стройные мужчины с янтарного цвета кожей, покрытой чешуйками и в чем-то похожем на броню вместо одежды. Ноги у всех были босые, в руках копья, наконечники из чего-то похожего на стекло ярко зеленого цвета и когда они направляли наконечники на людей из них вырывались разряды маленьких молний и убивали. У ног тварей уже лежало четыре трупа, и я услышала, как зло зашипел Саныч. Одна из тварей убила мужчину и уже собиралось направить свое копье на девочку лет семи, когда из дома выскочил Саныч и выстрелил в него. Твари не ожидали нападения и не успели отреагировать, вторым выстрелом дед убил тритон подобного человека и перехватив ружье ка дубину ринулся на третьего. Сергей тоже выскочил из дома и бросился на тварей с топориком для рубки мяса и большим кухонным ножом. Мужчины, схваченные тварями, тоже отреагировали правильно и успели схватить жерди забора и атаковать противника. Схватка длилась от силы минуту и вскоре твари все были убиты. Запыхавшийся и бледный Саныч сидел на крылечке и счастливо улыбался, я напоила его остатками отвара и пошла осматривать остальных. У всех были ссадины и порезы, но серьезных травм не было. Девочка сильно испугалась и никак не могла успокоиться, пришлось дать ей успокоительного, вскоре она перестала плакать и заснула.

Мужчины оттащили трупы тварей подальше от дома Саныча и замели следы волочения. Потом все зашли в дом и в нем сразу стало тесно и слишком шумно.

— Нужно уходить отсюда. — Сказал один из мужчин. — Мы шли к военным, думаю там нам помогут.

— А что вообще в городе творится? — Спросил Сергей.

— Всюду эти твари, они охотятся на людей, как на животных. Из этой дыры все лезут и лезут монстры преисподней. — Сказала женщина с ярко размазанным макияжем, — Я живу в девятиэтажке на восьмом этаже, мне хорошо было видно, как эта дыра появилась в двух кварталах от меня в частном секторе. Дома вдруг исчезли и начало все светиться, а потом как взорвется, не пойми что и появились всякие чудовища и эти с копьями. А еще оттуда ползли какие-то растения и ходячие жуткие деревья, с черной листвой.

Они убивали всех, кто им попадался на пути. Мне пришлось убегать из дома, по стене к нам в окно забралась какая-то змеюка, мы с мужем убежали, а свекровь она парализованная, я даже не знаю… А потом летающая тварь схватила моего мужа, и я осталась одна.

Женщина тихо заплакала и мне пришлось всем раздать успокоительное, оно нам сейчас было очень нужно. Реакцию не замедлит, а восприятие и соображалку немного вернет.

— Надо идти, — Согласился Саныч, — Там мой Егорка, он людей в беде не бросит.

— Хорошо, — Сказала я, — Только я сначала вам еще отвара сделаю для сердца, вам нагрузки сейчас противопоказаны. Но с отваром думаю доберемся до военной части, а там врачи есть, они за вами присмотрят.

— Вари свои травки, — Согласился Саныч, — Мне до сына дойти надо, семейную реликвию отдать, да и убедиться, что с ним в порядке, а потом и помирать нестрашно.

Сергей подошел ко мне на кухне и шепотом спросил:

— А если часть разгромлена, или военные отступили, спасая свои семьи?

— Тогда пойдем дальше, деревня моей бабушки в той же стороне и твой монастырь тоже. Так нам все равно по пути. Только я боюсь такой толпой, не одетых, не подготовленных и главное напуганных людей далеко не уйдем. — Сказала я шепотом.

— Ну, не бросать же их. — Сказал Сергей.

— Я и не собираюсь их бросать, просто по дороге надо в торговый центр зайти, может хоть одежду поудобней найдем и там еще магазин был для туристов и рыбаков, может там что полезное будет. Не знаю, я в такой ситуации в первый раз. — Сказала я, наливая отвар для Саныча в бутылку из-под сока.

— Красть вещи? — Спросил Сергей, но не осуждающе, а так с намерением узнать, как я к этому отношусь.

— Когда все это кончится, я возьму все деньги, что у меня есть и отдам их хозяевам магазина, если они еще живы, а пока нам нужно выжить. — Совершено спокойно ответила я и Сергей довольно кивнул.

— Правильно рассуждаешь, — Сказал он и помог мне одеть на спину мой рюкзак. Сам он обзавелся чем-то вроде котомки, сделанной из двух наволочек и двух поясов от женских платьев.

Продуктовые запасы Саныча были полностью опустошены, и мы покинули его дом в три часа дня. Шли мы перебежками цепочкой по одному человеку, и только девочка крепко держалась за руку мамы и героически старалась не бояться.

Нас было шесть мужчин и семь женщин и одна девочка шести лет, она была конопатой и белобрысой от постоянного пребывания на солнце и похоже очень неугомонной. Мама ее называла Светик, но девочка подчеркнула, что ее зовут Светозара. Но мне она разрешила называть ее Зарой. Потому что по словам девочки она заря и зараза в одном флаконе как говорит ее папа. Маму Зары звали Катей, и она была худенькой и очень уставшей учительницей младших классов. Они приехали в отпуск к родственнице и в первый же день попали в такую вот передрягу. А их папа сейчас был дома, и бедная Катерина очень переживала за своего мужа, служившего в МЧС и лезшего везде первым.

Остальные наши спутники были не настроены на общение и постоянно на нас шикали, пока мы перешептывались с Катей и Зарой и нам в конце концов пришлось замолчать.

Город был безлюдным, повсюду виднелись столкнувшиеся машины, или брошенные машины, или сгоревшие машины, да вообще в городе, где было много частного сектора уже бушевали пожары. Небо было закопченным и наполненным монстрами. Они носились туда-сюда, то резко пикировали на какую-то только им видимую добычу, то снова взмывали в высь. Мы очень надеялись, что в следующий раз мы не станем их целью.

От реки мы пошли верх по холмам, углубившись в город на пару кварталов, состоящих из старых пятиэтажных хрущевок и двухэтажных деревянных бараков. Мы добежали до старого садика, закрытого на капитальный ремонт, и забежали в беседку на площадке для прогулок. Над нами снова пронесся монстр вонючка и мы по зажимали носы. Вдруг раздался треск и из кустов, что росли не вдалеке выбралось нечто покрытое не то водорослями, не то мхом, похожее на валун с ногами и длинными как у гориллы лапами, волочившимися по земле. Шеи у этого нечто почти не было, морда была маленькой с глазками бусинками, глубоко посаженными и оно смотрело на нас, а мы на него. С минуту ничего не происходило, а потом тварь заверещало тоненько и пронзительно и убежало обратно в кусты.

— Я не понял, оно нас испугалось, или пошла своих звать? — Спросил один из мужиков.

— Какая разница, шума оно наделало, надо уходить. — Сказал Саныч, и мы побежали. Вскоре мы услышали шум за нашими спинами и я, обернувшись увидела еще с десяток таких же камне-мохов, только значительнее крупнее и с дубинками в руках.

— Похоже он за подмогой бегал. — На бегу сказал мне Сергей и подхватив на руки Светозару прибавил скорости.

Нас спасло только то, что один из мужчин жил в этом районе и знал все закоулки и тропинки. Мы оторвались от преследователей в гаражном кооперативе, выбравшись через потайную дыру в заборе и проскочив небольшую рощицу выбежали к торговому центру и сразу же попрятались за крайним рядом машин, припаркованных на стоянке для работников магазина. На почти пустой парковке происходило что-то странное. Мы увидели две противоборствующие группы. Одни были одеты, как и мы все в основном в джинсы и футболки, в руках у них ничего не было и при этом они спокойно стояли на открытой местности и не боялись монстров в небе. Вторые были одеты в мешковатую одежду, больше похожую на монашескую сутану или балахон странствующего жреца. В руках они сжимали жезлы по виду, сделанные из серебра и украшенные красивыми слегка сияющими камнями.

— Ваша попытка противостоять нам выглядит смешной, — Сказал один из людей в балахонах.

— Этот мир находится в нашей зоне влияния и вам придется убраться куда подальше с вашей тероф ормацией. — Сказал мужчина в джинсах.

— Мы заключили сделку с корпорацией и этот мир наш. — Возразил балахонистый.

— Корпорации больше не существует, и ваша сделка аннулирована. Этот мир попадает в альянс миров и станет частью империи. — Надменно сказал джинсовый и добавил еще что-то, чего я не поняла, но его шесть спутников его поняли и рассмеялись.

— Ты ошибаешься Т Орг, ты сильно ошибаешься, империя не получит этот мир. — Зло сказал балахонистый и резко вскинув руку с жезлом вверх, выкрикнул что-то и в сторону Т Орг полетела молния, вырвавшаяся из камня в навершие жезла. Но до джинсового она не долетела расплескавшийся о засеявший барьер и растаяв за долю секунды.

А потом началось настоящее светопреставление, джинсовые кидались огненными шарами похожими на магму и ледяными пиками, им отвечали ветром и кусками раскуроченный асфальта. Из жезлов вылетали какие-то сгустки энергии и пытались поглотить противников, троих они испепелили. Балахонистые держались стойко и в конце концов их осталось трое, а джинсовый один и то он явно был тяжело ранен, потому что стоял, пошатываясь и зажимая кровоточащий бок ладонью.

— Т Орг ты наконец то понял, что ты не так силен, как думал? — Крикнул ему один из болохонестых, но Т Орг криво улыбнулся и отпустив рану полез в карман брюк и достал оттуда небольшой шарик ярко-лилового цвета.

— Бежим обратно в рощу! — Крикнул Сергей и я, не задавая вопросов и не оглядываясь побежала за ним.

Вначале меня воздушной волной дернуло назад, и я пролетела пару шагов вперед спиной, потом толкнуло в спину, и я рухнула у ствола огромной березы и замерла, прислушиваясь к своему самочувствию. Вроде ничего не сломала. Попыталась встать и тут снова что-то взорвалось, меня прижало к земле и мне показалось, что я сейчас умру от тяжести, навалившейся на меня. Вздохнула я так как будто долго плыла под водой и наконец смогла выбраться на поверхность. Воздух был кисло-сладким, противно липким и все же я могла дышать. В ушах шумело и я слышала свое собственное сердцебиение. Из носа у меня шла кровь, но я была жива и это уже радость.

Сергея, Катю и Светозару я нашла за откуда-то прилетевшей машиной. Они все были слегка оглушены, но в сознании и смотрели на меня как на привидение.

— Вы чего? — Спросила я.

— Ты светишься! — Ответила за всех Светозара.

Глава вторая

Я посмотрела на свои руки и не увидела никакого свечения, прислушалась к своему организму и ничего странного не почувствовала. Удивлено посмотрела на троицу, прижавшуюся к перевернутой машине, и хотела высказаться по поводу того, что они надышались парами бензина, когда услышала выстрел из двустволки.

У меня в животе все сжалось, Саныч с его больным сердцем где-то там почти у торгового центра отстреливается от монстров, а я тут своими ручками любуюсь. Я так быстро никогда не бегала, Сергей что-то кричал, но я не слышала, стук моего сердца заглушил все звуки.

Саныча я увидела у небольшого магазинчика секонд-хенда, он отстрелял все свои патроны и теперь отбивался ружьем от змееподобного существа похожего на сколопендру размером с легковой автомобиль. За спиной Саныча стояли три клетки на колесах, в которых сидели избитые и перепуганные люди, и одна клетка в центре которой лежал мужчина с лицом закрытым полупрозрачным покрывалом.

Как в моих руках оказался прут из арматуры не знаю, с воплем перепуганной мартышки я вонзила железяку в сколопендру переростка и повисла на ней не успев разжать пальцы. Существо, до сих пор медленно ползавшее возле Саныча неожиданно всхрапнуло и побежало, а я не могла разжать пальцы от страха. Мы пронеслись вокруг клеток, один круг, второй и вдруг я услышала строгий и непререкаемый приказ:

— Отпусти, немедленно!

Голос прозвучал у меня в голове, и я подчинилась. Пролетев пару метров, я валилась в заросли молодой рябины и взвизгнув вскочила на ноги. Там таких сколопендр переростков, но поменьше было еще пять штук, и они зашипели на меня и приподнявшись продемонстрировали пасти с жуткими жвалами.

Я выбежала на площадку и забежала за спину Сергея. А он уже держал наготове копье тритоно-людей, он не мог его активировать, но и как просто копье оно вполне годилось для защиты.

Потом я вспомнила про Саныча и посмотрела на него, он стоял, оперевшись о клетку и маленькими глотками пил бабушкин отвар. Вид у него был довольно-таки бодрым. Он подмигнул мне и убрал бутылку с отваром в сумку и показал на мужчину, лежащего в клетке, его грудь мерно подымалась и опускалась, он явно крепко спал. Остальные клетки были не заперты, но открыть двери мы не могли, мужчины посовещались и взломав багажник близ стоящей машины достали домкрат и раздвинув прутья клетки выпустили пленников.

А потом пришлось очень быстро бежать, твари в небе заметили нас и начали, пикируя пытаться схватить себе добычу. Спящего Сергей бросать отказался, и теперь его несли за руки и ноги четверо мужчин, а я и Саныч копьями отбивались от тварей вонючек. Чем больше они старались нас достать, тем сильней становилась вонь, у меня уже слезились глаза, и я начала задыхаться, когда мы добежали до второго торгового центра и вбежали в разбитые стеклянные двери.

— Не останавливайтесь! — Крикнул Сергей и мы побежали по лестнице на второй этаж и только там остановились.

Расположились мы с комфортом в небольшом мебельном салоне, к тому же на первом этаже был продуктовый магазин, и мы не только смогли немного передохнуть, но и поесть по-человечески.

Вот только моя аптечка быстро пустела, перевязав все раны и даже зашив несколько больших порезов я поняла, что такими темпами мы скоро будем лечиться подорожником и тряпками, порванными на бинты. А к оптике подойти было невозможно, она располагалась на противоположной стороне улицы и была оплетена каким-то лиана подобным растением, с синими листьями в красных прожилках и с шипами сантиметров в десять.

В этом районе таких странных кустов и лиан оказалось очень много, и мы опасались, как бы нас эти цветочки и кустики не заблокировали в здании поэтому было решено дождаться ночи и уходить в сторону военной части.

На диване у окна, лежал наш спящий красавец за которым взялись присматривать чуть ли не все женщины. Такого красавца я никогда еще не видела, ему бы играть героев любовников в сериале, или позировать скульпторам. Женщины ревниво посматривали друг на друга и вздыхали, переводя взгляд на спящего. Мне это не понравилось, казалось, что женщины вот-вот передерутся за него, и я решила заслать их в продуктовый за запасами еды.

— Дамы, — обратилась я к ним, — Прошу вас помочь и сходить в продуктовый, нам нужно сделать запасы на всякий случай, когда еще так вот запросто сможем добраться до еды неизвестно.

— А чего это ты раскомандовалась? — Тут же взвилась брюнетка модельной внешности, в разорванной футболке и в пиджаке когда-то шикарного бежевого цвета. Волосы ее были собраны китайской палочкой, а макияж она догадалась смыть.

— Наверно, потому, что я понимаю, что любование спящими красавицами не принесет пользы для нас. — Непонятно почему вспылила я, но потом взяла себя в руки и добавила, — Можете не подчиняться мне. Но подумайте о себе, что вы будите есть если нам придется прятаться в каком нибудь подвале, или если в части уже никого нет, военные могли уйти, спасая своих родных. А еще нас могут зажать, где-нибудь монстры и что вы тогда будете есть и пить?

— Я на диете, так что поголодать будет полезно! — Упрямо заявила девушка и села поближе к спящему.

— Мы пойдем. Соберем поесть что-нибудь, — Сказала самая старшая из женщин и потянула за руку свою дочь лет восемнадцати, та вначале сопротивлялась, но мать дернула ее за руку посильней, и она пошла. За ними пошли еще две девушки и у спящего остался караул из четырех самых упертых стражей женского полу.

— Ладно, караульте. — Вздохнув сказала я и пошла подальше от этого странного мужчины и его стражниц.

Время тянулось медленно, мы обошли магазинчики и сумели подобрать всем желающим удобную одежду и обувь, Сергей напомнил всем, что ночью может похолодать и посоветовал взять какие-то ветровки и кофты. У каждого желающего появился рюкзак с самым необходимым, мужчины вооружились ножами, примотанными к черенкам от лопат из хозяйственного магазина, и повесили на пояса мачете. Мы стали похожи на дикарей с ножами, вилами и топорами.

— Лиля, скорей, — Вдруг позвала меня Светозара, свесившись с перил, — Он проснулся.

Мы с Сергеем побежали наверх и увидели сидящим нашего спящего красавца, он криво улыбнулся, беря из рук заботливых стражниц воду и тарелку с бутербродом. Похоже их пристальное внимание его не радовало.

Он посмотрел на нас и искренне улыбнувшись сказал:

— О, Серг, привет, а ты чего не в монастыре, да еще в такое время?

— Стечение обстоятельств. — Виновато разведя руки в стороны ответил наш Сергей. — А ты как попался то, ты же профессионал, а попал под покров сна?

— Стечение обстоятельств. — Грустно ответил тот, — Я по просьбе Ланки приперся в этот мир за Безумным доком, а попал под обвалившееся здание, вот и оказался в клетку.

— Вы знакомы? — Спросила я.

— Да, — ответил Сергей. — Это Сэм, мы когда-то общались, в том месте откуда мы пришли. Он много путешествует.

— Пришел в этот мир? — Спросил Саныч, вычленив из слов Сэма главное.

— Серг, ты по-прежнему скрытен как тысяча теней. — Покачав головой и тяжело вздохнув сказал Сэм и продолжил, — Так нельзя, люди должны знать, что происходит.

— Я собирался рассказать, только не знал, как это все правильно преподнести, чтоб меня не сочли безумцем. — Виновато произнес Серг и посмотрев мне в глаза сказал, — Я действительно хотел рассказать. Просто ждал подходящего момента, а чем больше тянул, тем трудней было начать этот разговор.

— Это вы о чем? — Заинтересовался один из мужчин, и все собрались возле нас.

— Я и Сэм, мы знаем, что происходит. — Виновато сказал Серг.

— Рассказывай. — Строго велел Саныч.

— Я и все, кто живет в монастыре, мы пришли из другого мира, там у нас началась магическая война и было решено искать другое место для нормальной, мирной жизни. Там наш монастырь должны были уничтожить, и мы ушли, путями междумирья в ваш мир. Вот уже пять лет мы жили мирно, нас уже почти перестали называть сатанистами и тут все это случилось. — Сказал Серг и сев на табурет посмотрел на меня и Саныча.

— Наша планета разделена на множество параллельных миров, одни очень похожи, другие совершенно не похоже и формы жизни там сильно отличаются, есть миры, где процветает магия, есть техно-магические миры, есть чисто технические миры. Ваш мир больше технический, тут магическая энергия настолько слаба, что магия почти невозможна. Настоятель поэтому и выбрал этот мир, надеялся, что люди, что пришли с нами смогут тут жить тихо и мирно, смогут слиться с местным населением и обрести новую родину. Но недавно мы получили известие о том, что в этот мир пришла корпорация, которая приносит в миры только горе и разрушение. Ваш мир продали для терраформации другому миру, местное население подлежит полному или частичному уничтожению, для заселения его другими разумными расами, для этого сюда всех этих монстров и запустили, через пару дней запустят зоны изменения и начнут менять энерго структуру мира. Что будет дальше я не знаю.

— А дальше будет полный бардак и магическая война, ваш мир будут перекраивать в магический и заселять беженцами с Тилтона и Гаора, там жить уже невозможно, вот они и выкупили этот мир, но он расположен вблизи империи Трех Лилий, и они тоже хотят вас заполучить, очень уж ваш мир перспективным оказался. А так как корпорация сейчас фактически обезглавлена и почти уничтожена, доказать права собственности Трилтонци и Гаорци не могут. А Лилийци очень упрямые захватчики. Так что кому вы достанетесь не известно. — Сказал Сэм и встав потянулся и добавил, — советую вам уйти из города, тут сейчас будет очень опасно, не собирайтесь большими группами, будьте бдительны и не приближайтесь ни к чему что искрит и сильно сияет, это смертельно опасно.

— А ты куда сейчас? — Спросил его Серг.

— В офис корпорации, я дал слово, что вытащу из этого мира безумного дока, — Сказал Сэм.

— Процесс терраформации запущен из корпоративной лаборатории? — Снова спросил Серг.

— Да скорее всего, но там насколько мне известно тоже уже монстры орудуют. Офис бросили, только упрямый док заперся с остатками персонала в больничном блоке. Там вроде как и семьи их и детей куча. Мои друзья ждут отмашки с этой стороны, чтоб открыть портал и всех эвакуировать. — Ответил Сэм, потом прищурился и добавил, — Тебе не отключить генератор терраформации, у тебя сил не хватит.

— У меня одного не хватит, а вот с ней я справлюсь, — Сказал Серг и показал на меня.

— А я-то тут причем? — Удивилась я.

— Серг, дружище, потенциал у нее конечно фантастический, она аж светится вся мощью. Вот только она не обучена, сплошные инстинкты, да немного самоконтроля. Тебе придется ее многому научить, чтоб она хотя бы смогла направлять потоки энергии в нужном направлении, а уж поддержать тебя в процессе остановки генератора, это уже вообще нереально. — Возразил Сэм.

— Не поняла, это вы о чем? — Снова спросила я.

— Лилия, у тебя очень сильный магический потенциал, очень большой. К тому же ты сумела вобрать в себя много энергии после взрыва энергатора магии, там на парковке. Только ты не обучена и это большой минус, ты можешь творить магию, без создания прочных конструктов заклинания, на одних инстинктах, а если тебя обучить ты станешь очень могущественной магичкой. — Объяснил мне Серг.

— Да ладно вам, вы прям как моя бабушка: у тебя талант, у тебя потенциал, — скептически ответила я.

— Без тебя я не смогу остановить тероформацию мира. — Твердо сказал Серг.

— Магии не бывает, — Сказал кто-то из мужиков и Сэм, повернувшись к толпе. тряхнул плечами и развернул белоснежные крылья и спросил:

— Вы уверены, что не бывает?

Кто-то охнул, кто-то выматерился, две женщины опустились на колени и начали истово креститься, а я подошла и провела кончиками пальцев по крылу и Сэм, передернув плечом убрал крылья и улыбнувшись сказал:


— Щекотно же.

— Прости, мне надо было убедиться, что они настоящие. — Ответила я, отходя от него на пару шагов. Руки у меня затряслись, но я совладала с собой и спросила, — А ты кто?

— Ангел небесный, посланный нам грешным во спасение! — Ответила за Сэма одна из колена приклонивших женщин и подползла к Сэму поближе и попыталась поцеловать его ноги.

— Фу, дамочка, давайте без фанатизма! — Возмутился Сэм и отошел от нее подальше. — Я не ангел, я серафим…

Женщина в каком-то религиозном экстазе взвизгнула и рухнула на пол и поползла к Сэму.

— Х, блин, ну вот каждый раз попадается вот такая фанатичка, дамочка, я к вашей религии никакого отношения не имею. Я из расы серафимов, из другого мира и, пожалуйста, перестаньте ползать. Дайте ей кто-нибудь успокоительного и побольше.

Женщина его не слушала, у нее случилась истерика, и я поспешила за своей аптечкой. На то чтобы всех успокоить и обсудить ситуацию ушло полчаса времени. Истеричку увели подальше от Сэма и уговорили поспать. Ее товарка по вере обещала за ней присмотреть, и мы оставили их в покое.

За это время я успела немного обдумать услышанное и поняла, что не смогу остаться в стороне от происходящего и совесть меня заставит помочь Сергу сделать то, что он задумал.

— Кхм, Сэм, — услышала я как к серафиму обратился Саныч, — Так, где ты говоришь находится эта твоя корпорация?

— Дед, при всем уважении, она не моя, я на них уже не работаю. — Ответил ему Сэм, — А офис находится в соседнем городке, в Ильинске…

— Только не говори, что это та самая фирма, что хорошо платит и квартиры дает и обучает для повышения по службе? — Спросила одна из женщин.

— Думаю, что она и есть. — Сказал Сэм

— Там же моя дочь работает, и внук недавно устроился, — Вздохнув сказал один из мужиков.

— У меня там тоже старший сын с семьей, — сказал Саныч.

— Я предлагаю довести людей до военной части и потом отправляться в соседний город, — Сказала я и Серг посмотрел на меня и улыбнулся, печально так, почти обречено.

— Уверена? — Спросил он.

— Не совсем, но если ты меня возьмешься учить, то почему бы и нет. — Ответила я и почувствовала, как от страха вспотели ладони.

Тут я услышала душераздирающий крик и увидела, как фанатичная женщина бежит на нас с копьем в руке и ее никто не останавливает, она пронзает Сэма и с воплем продолжает бежать дальше, выбивает телом окно и падает вниз. А в разбитом окне появляются хлысты лианы и извиваясь заползать в здание.

Мгновение все, замерев, смотрели на все это, а потом началась паника. Кто-то побежал вниз по лестнице, кто-то попытался спрятаться в других помещениях торгового центра, и только мы с Санычем, Сергом и Катей с дочерью остались рядом с раненым серафимом.

Серг аккуратно выдернул копье из плеча Сэма, и мы взялись оказывать ему первую помощь. Крови было много, и Сэм быстро потерял сознание, мне пришлось достать бабушкин кровоостанавливающий порошок из трав и густо посыпать рану. Кровь почти сразу прекратила вытекать, но Сэм явно держался на волоске от смерти.

— Знаешь какой-нибудь заговор своей бабки, чтоб спасти его? — Спросил Серг.

— Нет, при мне она таких не лечила, а учиться у нее мне мама не разрешала, да и я не особо хотела. — Ответила я.

— Тогда сама придумай заговор, бабушка же тебя учила основам? — Строго сказал Серг.

— Давай девочка, спасай крылатого, — Сказал мне Саныч.

— Ладно попробую, — неуверенно ответила я и закрыв глаза постаралась успокоиться и зашептала.

— Как на острове Буяне, да на камне Алатыре, лежит книга, в ней все жизни на земле. Ту я книжку прочитаю, и судьбу твою узнаю, не скончаться тебе сегодня, долог век у Сэма в книге, раны я твои латаю, кровь по телу нагоняю, не болеть тебе, не хворать тебе, быть здоровеньким и крепеньким. Да будет так, да будет так, да будет так.

Я вздохнула и убрала руку от раны, осторожно открыла один глаз и посмотрела на Сэма, он был бледным, но дышал ровно и явно не собирался помирать, а рана на его теле медленно затягивалась, образуя рваный некрасивый шрам.

— Круто, я тоже так хочу уметь! — Сказала Светозара.

— Что теперь? — Спросила я у Серга.

— Надо оттащить его отсюда подальше, пока лиана до нас не добралась и постараться собрать всех, кто еще не убежал из торгового центра. — Ответил Серг и взяв серафима за подмышки потянул его к выходу из мебельного салона.

В этот момент мы услышали стрельбу на улице. Саныч поспешил подойти к окну, из которого можно было безопасно посмотреть на то, что творится на улице. Я помогла Сергу устроить бесчестного серафима поудобней и пошла к Санычу. Тот стоял у окна так чтоб с улицы его не было видно. А там творилось нечто невообразимое, пятеро мужчин верхом на конях, вооруженные до зубов, стреляли во все что движется без разбору. На площадки перед торговым центром лежали, как человеческие трупы, так и трупы монстров. Наездники покричали, постреляли в воздух и умчались в темноту ночи. А я стояла пораженная такой бесчеловечностью и не могла сказать ни слова.

— Вот так вот и слетает с человеков их цивилизованность, — пробормотал Саныч и отвел меня подальше от окна.

— Там дерево светится, — Сказала Зара, прибежавшая из соседнего павильона с постельным бельем и подушками.

— Как светился? — Ели слышно спросил серафим, пришедший в себя за минуту до ее появления.

— Синими огоньками, листья как фонарики. — Ответила ему девочка.

— Надо уходить. — Сказал Серг. — Это пожиратели, они если привяжутся, то так и будут за нами охотиться, пока не сожрут. Сэм ты как?

— Дай воды напиться, и я готов идти, — Сказал он с трудом садясь. — Кстати ты когда медицинскую магию освоить успел?

— Это не я, это Лилия, она из семьи потомственных целителей. — Ответил Серг.

— То-то твои травки такие хорошие. — Сказал Саныч, — Так колдовка Маня твоя родственница?

— Бабушка моя. — Ответила я.

— Надо ей двойное спасибо сказать, и за жену мою и за внучку ее, — сказал Саныч и похлопав меня по плечу добавил, — Ты молодец, теперь учись как следует, глядишь и отвоюешь наш мир. А мы поможем, чем сможем.

Выходили мы из торгового центра через окно в конторке на первом этаже, с одной стороны здание уже полностью было оплетены лианами, с другой стороны стояли три светящихся дерева, а у центрального входа собрались мохо-каменные существа и пожирали трупы.

Ночь была прохладной и наполненной звуками, я очень пожалела, что не обладаю кошачьим зрением, честно говоря, если бы не присутствие Зары, я бы схватила Сергея за руку и больше его не отпускала. Мне было очень страшно, но показывать свой страх девочке было нельзя. Она была убеждена, что я абсолютно бесстрашна и обязательно нас всех спасу, а еще в меня верили Саныч и Катерина, поэтому я сжала волю в кулак и шла за Сергеем и Сэмом стараясь не взвизгивать при каждом непонятном шорохе или далеком рынке.

— Сэм, а почему ты не летаешь? — Вдруг спросила Светозара, и я чуть не хихикнула, мои мысли совпали с мыслями шестилетней девочки.

— Потому, что вы не летаете. Не могу же я вас бросить. — Ответил шепотом Сэм и показал на крайнюю у обочины машину. — Эту я завести смогу, но вести навряд ли, голова кружится немного.

— Я поведу, — Сказал Саныч. — Ты главное заведи.

Продукт японской авто индустрии покапризничала и завелся, мы забрались внутрь и сразу как-то легче дышать стало, все-таки человек не ночное существо и крыша над головой нам нужна обязательно. Саныч аккуратно выехал на дорогу и не включая фар медленно поехал в сторону военной части. Мы решили все-таки заехать туда и, если там все нормально оставить там Катю и Светозару, девочка хоть и старалась быть сильной и храброй явно устала от всей этой беготни, да и Катя уже все губы искусала от волнения за дочку и за мужа, а там у военных возможна есть хоть какая-то связь.

Мы ехали по городу медленно, объезжали брошенные машины и выбирая маршрут так чтоб не выезжать на слишком широкие улицы. В небе творилось что-то жуткое, дневных тварей истребляли твари ночные, и с неба периодически падали ошметки чьих-то тел.

Где-то кто-то отстреливался от монстров, где-то кто-то убегал от тварей, мы видели, как светящееся дерево схватило мужчину, выбежавшего из-за угла, и высосала его до пустой оболочки и побрело дальше.

Мы отвлеклись на это жуткое зрелище и потому не сразу заметили светящейся змеи толщиной с мини фургон, появившейся на дороге впереди. Саныч нажал на тормоза и хотел сдать назад, но Сэм положил руку на руль и приложив палец к губам отрицательно покачал головой.

— Не звука, замрите, — едва слышно прошептал он.

Змея медленно подползла к нам и раздвоенным языком ощупала капот машины. Ее глаза огромными, жуткими прожекторами освещали кабину и мы, по-моему, перестали дышать. Хорошо, что Зара уснула и не видела этого зрелища.

Змея отползла немного в сторону и начала описывать круги вокруг машины, потом снова заглянула в кабину и издав непонятный звук, не очень подходящий змее, вдруг сказала:

— Чую, чую, вас, столько силы, столько энергии, столько магии, вкусняшка.

— Не получилось, — Расстроено сказал Сэм, и одним рывком выбил дверь и выкатился на улицу.

Змея не успела отреагировать и получила крылом по морде. Кровавая рана зашипела и вспенилась, а змея, закричав, кинулась на серафима. Саныч попытался вылезти из машины, но Серг его остановил.

— Сейчас мы будем только мешать. — Сказал он.

Сэм крутанулся на месте и отсек кончик языка змее, та хлестнула серафима по ногам, и он полетел в сторону, но сумел сгруппироваться и приземлиться на ноги. В его руках появился меч, а с кончиков крыльев капота змеиная кровь. Противники кинулись друг на друга, и я думала Сэм атакует мечом, но он взмахнул левой рукой и швырнул в змею синим сгустком энергии она расплескалась по телу змеи как сеть, но змея успела ее стряхнуть, и тут Сэм атаковал мечом. Двигался он очень быстро, одновременно работая и оружием, и крыльями, нанося два удара сразу. Но змея была очень стойкой и упорно шла на противника. В какой-то миг мне показалось что она просто задавит серафима своим телом, но в последний момент Сэм взмыл ввысь и вонзил меч в голову змеи. Та рухнула на капот нашей машины и начала постепенно исчезать.

— Лилийская змея, сборщик энергий, плохо дело. Она приняла нас за тероформатеров. Они ментально общаются между собой, скоро тут их будет много. — Сказал Сэм, заглядывая в машину. — Дальше придется идти пешком, на дорогах теперь очень опасно. Кто-нибудь сказать мне как далеко военная часть?

— Да почти приехали, — ответил ему Саныч, — тут если пройти дворами через минут сорок на месте будем.

— Тогда пошли. — Сказал Сэм, — Надо до рассвета укрыться где-то, поутру тут будет очень опасно, самые мерзкие твари лезут, раньше, чем рассветет с места не тронемся.

Серг нес на руках Зару, рядом с ними шла Катерина, а я и Саныч придерживали Сэма, ему все-таки досталось от змеюки и теперь он шел как пьяный, пошатываясь и спотыкаясь.

Неожиданно Серг замер и принюхался, потом резко повернул налево и пошел к прогулке в соседний двор. Сэм тоже принюхался и поморщился.

— В чем дело? — Шепотом спросила я.

— Чуете запах? — Вопросом на вопрос ответил Сэм.

— Пахнет сладко и гадко одновременно. — Ответил Саныч.

— Там, где-то гнездо тварей, очень опасных, надо подальше отсюда уходить пока они нас не учуяли. Я сейчас не в той форме чтоб с ними возиться, а Сергу нельзя свою силу ночью проявлять, это все равно что позвать всех ночных тварей на ужин. — Пояснил Сэм.

— А что с силой Серга не так? — Тут же спросила я.

— Она особенная, монстрики таких очень любят есть, он высокородный и к тому же посвященный, — Ответил серафим и поняв, что мы ничего не поняли, объяснил — Высокородные это следующая ступень существования человека. Или так сказать раса более высокого развития чем простые смертные. Но кроме того, его сила проходит через момент трансформации в нечто большее чем высокородность, скоро он может стать высшим. В общем, по-вашему, он почти святой. А для монстров деликатес.

Я посмотрела на Серга шедшего впереди и несшего спящую девочку и поразилась словам Сэма, я не чувствовала особой святости исходящей от нашего спутника, парень как парень.

Серг неожиданно остановился и свернул в кусты, мы пошли за ним и увидели дыру в заборе, парень пролез в нее, и мы последовали за ним.

Это был пункт приема металлолома и свалка старых машин. В домике, где сидели приемщики и видимо бухгалтер, никого не было. На одной из куч металлолома расположился гигантский паук, уже сплётший паутину между рядами сваленных друг на друга машин. Но и Сегр и Сэм уверили нас что мы для паука мало интересны пока не забрались в его сеть и поэтому будет достаточным просто запереться в доме. Пахло в нем немытыми ногами и прокурен он был изрядно. Катерина постелила на грязный диван спальный мешок, прихваченный в магазине и Серг аккуратно положил на него спящую Светозару, она так вымоталась, что проспала и бой с гигантской змеёй, и беготню по переулкам, она лишь всхлипнула во сне и повернулась на бок. Катя села у ее изголовья и тоже прикрыла глаза.

Мы все очень устали, но я не собиралась сидеть сложа руки, до утра еще было много времени, и я смотрела в окно на противоположную часть улицы, там была аптека, по виду целая, хотя издалека и в темноте трудно было сказать точно, но моя аптечка уже почти опустела, и я хотела пополнить запасы.

— Не думаю, что это хорошая идея. — Сказал Саныч.

— Отвара осталось мало, и травок у меня больше нет для вас. — Пояснила я ему, — нам нужны хорошие сердечные препараты и перевязочные материалы, плюс еще много чего.

— Может утра дождешься? — Спросил Серг.

— Утром надо идти дальше, надо сейчас забраться в аптеку. Потом до рассвета отдохнуть и двигаться в путь. — Твердо сказала я.

— Тогда пошли, — Согласился Серг. — Сэм присмотрит. За Катей, Зарой и Санычем, а мы с тобой пойдем в аптеку.

— Может я с вами? — Сказал Саныч. Но мы оба отрицательно покачали головами и он, вздохнув, присел у окна охранять противоположную часть улицы.

— Мы постараемся быстро. — Сказала я и вышла из дома. Воздух ночи был приятным и свежим после прокуренного дома, и я вздохнула полной грудью.

— Так, Лилия, слушай внимательно, сейчас нужно быть тихой как мышка и такой же шустрой. Надеюсь, все пройдет без сучка и задоринки. Но на всякий случай запоминай. Чтобы выставить защитный полог много сил не нужно. Особенно тебе. Просто представляешь, что перед тобой непроницаемая преграда, только не представляй кирпичную стену, она плохой защитник и на ее создание у тебя может уйти весь твой запас силы. У каждого мага свой резерв и он не безграничен, его можно постепенно увеличить при желании, но повторяю он не безграничен. Представь, что у тебя щит из энергии если нужно отразить атаку, или что ты в защитной сфере из чего-то легкого, но прочного если надо защититься от опасности. Но при этом ты должна учесть, что сфера должна быть воздухопроницаемой. Иначе помрешь, задохнувшись в собственной защите и не забудь про слово дезактиватор, чтоб в любой момент можно было снять свою защиту, а то я видел некоторых, как ты самородков, способных создавать магические объекты силой воображения, которые потом не знали как свою магию отменить. На каждую магическую активацию должно быть слово дезактиватор, но такое чтоб его нельзя было произнести случайно. Поняла?

— Ага, — не сразу ответила я, — а на уже раз созданное магическое действие можно сделать слово активатор, чтоб потом быстро можно было им воспользоваться?

— Умница, правильно мыслишь. Обычно для активации и дезактивации магии используют слова из мертвых языков или даже придумывают свой словарь магических слов. — Ответил мне Серг и замер у порога аптеки.

Дверь была приоткрыта, мы подошли медленно и Серг осторожно открыл ее. Он принюхался и прислушался, но ничего подозрительного не обнаружил и медленно вошел внутрь. Аптека состояла из двух помещений, основного торгового зала и небольшой комнатки, где выдавали бесплатные лекарство и торговали лекарствами, произведенными в самой аптеке. Эта комната оказалась запертой, и мы пошли по торговому залу обходя стеллажи и проверяя товар на них. В закуток фармацевтов дверь была открыта и на склад тоже. Тут был беспорядок и лекарства валялись на полу, раскиданы и растоптанные, но не все. На полу лежал небольшой фонарик из тех у которых нужно покрутить ручку, и они будут светить пока не кончится завод. Я подобрала его и покрутив ручку осветила складское помещение. Всё, что мне было нужно я нашла, а вот сейфовый шкаф с наркотическими средствами был раскурочен, и я поняла, что тут порезвились наркоманы.

Я наполнила рюкзак всем самым необходимым, прихватила даже антибиотики и шприцы, пару хирургических наборов и вышла в торговый зал. Серга не было видно и я пошла в сторону детского отдела в надежде взять там что-то для Зары, когда передо мной возник высокий и широкоплечий парень в толстовке и джинсах, заляпанных кровью. Сзади что-то хрустнуло и меня схватили за волосы.

— Ну что мышка, забралась за нашими припасами? — Хрипло спросили меня прям в ухо и дернули за волосы прижимая к себе. Говоривший вонял лекарствами и кровью.

— Отпусти ее! — Услышала я строгий оклик Серга.

Державший меня развернулся, по-прежнему прижимая меня к себе, и я увидела Серга стоящего у входной двери с ножом в руке.

— Ой какой грозный дяденька, — Заржал второй громила и пошел на Серга. — Сейчас мы его полечим.

Серг двигался плавно и мягко, он легко отразил удар левой руки нападающего и ударил его под дых и сверху по шее, тот тут же рухнул и уже не шевелился. Серг пошел в нашу сторону.

— Отпусти девушку. — Снова сказал он.

Прижимающий меня к себе парень оттолкнул меня в сторону, схватил со стеллажа большую бутылку сиропа шиповника и разбив ее о стеллаж продемонстрировал «розочку» Сергу.

— Прирежу, — Прохрипел он.

— Не получится. — Улыбнувшись ответил Серг, и я шибанула обидчика по голове неизвестно откуда взявшимся тут кирпичом.

Из аптеки мы вышли победителями и побежали к воротам пункта метало приёма. Сердце у меня колотилось от избытка чувств, а Серг крепко держал меня за руку чтоб я не отставала.

— Ловко ты его. — Восторженно сказала я.

— Боевая подготовка в нашем монастыре обязательна. — Ответил мне Серг и открыл передо мной дверь.

Рассказывать Санычу о стычке с наркоманами мы не стали, зачем нервировать старика, а вот сердечных капель я ему накапала и выпить заставила. Потом Сэм велел нам всем поспать, а сам сел у окна и начал напевать тихую песню, от которой мне как-то стало спокойно на душе и я быстро уснула.

Глава третья

Линия рассвета едва озарила край неба и тьма начала выцветать, когда со стороны военной части раздались выстрелы и взрывы. Такой канонады я еще никогда не слышала. Небо сразу озарилось заревом и мы подошли к окну. Там на улице, бродили существа похожие на ожившие сгустки тьмы с маленькими светящимися щелями глаз. От них отваливались маленькие кусочки и впитываясь в землю порождали новых существ.

Их становилось все больше и больше. Светозара проснувшаяся от взрывов, взвизгнула и прижалась к матери.

— Что делать? — Спросил Саныч.

— Сидеть тихо и надеяться что они нас не учуют. — Пробормотал Серг.

Но нас почуяли и твари резко развернулись в нашу сторону.

— Так, время практических занятий. — Сказал Серг и поставил меня в центре комнаты. — Представь нас и дом в защитной сфере, она должна быть воздухопроницаема и не проницаема для этих тварей. Давай, действуй.

Я сосредоточилась, мысленно поднатужилась и сформировала сферу она, появилась внутри комнаты и почти сразу лопнула, как мыльный пузырь.

— Не могу, она не держится, — сказала я.

— Сосредоточься, представь себе то что вызывает у тебя ассоциации с покоем, защищенностью и надежностью. — Сказал Серг.

Я закрыла глаза и увидела новогоднюю елку, блестящие шары, сосуды хранящие уверенность детей в их защищенность и полное благополучие жизни вокруг. Магия вырвалась из меня и я почувствовала что у меня получилась, вот только такое стекло новогодней игрушки я заменила бронестеклом из инкассаторских машин, а потом создала еще один слой шара прочный как кевлар и между этими слоями мысленно разместила святую воду сквозь которую не сможет пройти ни одна нечисть.

— Молодец защитный щит ты сформировала, а теперь постарайся сделать его прозрачным чтобы мы могли видеть то что происходит на улице. — Сказал Сэм и я открыв глаза увидела, что мы стоим в полной темноте. Еще одно усилие воли и прозрачным становится не только сфера, но и стены дома, я ойкнула и вернула стенам непрозрачность.

— Восхитительная мощь! — Сказал Серг. — Как себя чувствуешь?

— Как будто в меня пальцем тычут, и есть небольшое ощущение тяжести. — Ответила я.

— Со временем и этот дискомфорт пройдет, я так думаю. — Сказал Сэм и помог мне сесть на стул. — Сосредоточенности не теряешь?

— Нет, все в порядке. — Ответила я и тут прогремел сильный взрыв и мне стоило большого труда удержать сферу.

— Тебе надо продержаться от силы еще пятнадцать минут, потом солнце растопит порождений мрака и все, сможешь отдохнуть. — Сказал мне Серг крепко сжимая мою ладонь. — Ты молодец, у тебя хорошо получается.

Хоть Серг и Сэм меня хвалили, сохранять сосредоточенность было не просто, мысли норовили унестись в сторону военной базы и к деревенскому дому покрытому дорогущий красной черепицей, в голове то и дело стали всплывать образы сестер и материя, я сжала ладонь Серга и заставила себя не думать о том что лишало меня воли и делало слабой.

— Серг, мне все трудней держать сферу, — прошептала я, — она становится неподъемной, тяжелой и дышать всё трудней и трудней и в груди жжет.

— Сэм, она почти истратила свой резерв! — Обеспокоено произнес наш монах и серафим сев рядом со мной на пол, взял меня за вторую ладонь и я почувствовала, как в меня начала вливаться яркая и очень нежная энергия серафима, в голове зашумело и дышать сразу стало легче, но поток быстро прервался и я даже хотела возмутиться, но Сэм встал и довольно нахально сказал:

— Все, а то как вампирша присосалась. Да и сферу можно убирать, солнце уже поднялось.

Я мысленно сжала сферу до состояния горошины и также мысленно убрала ее в потайной шкафчик моего сознания, прикрепив к ней бирочку с двумя словами активирующими защитную сферу и дезактивирующими ее. Вздохнув я открыла глаза и прищурившись прикрыла их ладонью. Солнце ярко осветило комнату и резало мне глаза.

— Ну, что ученица чародея, можно поздравить тебя с первой удачной практикой. — Весело сказал Серг и крепко меня обнял. — Ты молодец, из тебя получится настоящая магичка.


Мы прошли по переулку к широкому проспекту и замерли пораженные увиденным. С той стороны дороги город походил на руины городов переживших войну. С нашей стороны все было целым и невредимым, а со стороны улицы на которой располагалась военная часть все было раскурочено, разломано и разнесено в щепки.

— Как это может быть? — Удивленно произнесла Катя.

— Понятия не имею. — Ответил Сэм. — Похоже тут боевые маги отметились.

Ворота части валялись на земле проплавление в нескольких местах, в самой части не было ни одного целого здания и мы молча шли по развалинам боясь увидеть трупы наших солдат, но их видно не было.

— Егорка жил в общежитии со своей девушкой, там, — Сказал Саныч указав дрожащей рукой на огромную воронку по краям которой валялось большое количество осколков кирпича.

— Они наверняка куда-то ушли, не могли они вот так все погибнуть. — Тихо сказала я.

— Может они в бомбоубежище? — Спросила Светозара.

— Каком убежище? — Удивлено спросил Серг.

— В бомбо. — Пояснила Светозара и показала на небольшой холм покрытый опаленной травой и с входом в него в виде небольших железных ворот. — Нам в садике экскурсию устраивали и папа рассказывал что такое бомбоубежище. Там прячутся когда война или беда какая-то.

Мы переглянулись и Катерина обняв дочь несколько раз поцеловала ее.

— Как хорошо что ты всегда слушаешь папу. — Сказала женщина дочери и еще раз ее поцеловала.

Саныч в это время медленно подошел к воротам бомбоубежища и постучал по ним поднятым с земли осколком кирпича.

— Эй, есть кто живой? — Крикнул он, но потом опомнился и зажал себе рот ладонью.

С минуту была полная тишина, а потом мы услышали с той стороны приглушенный вопрос:

— Вы кто?

— Люди, — ответил Саныч. — Я отец капитана Егора Савина. Он с вами.

— Савин уехал вчера, он сопровождает колонну с семьями, они уехали на полигон, там больше шансов выжить. — Ответили с той стороны.

— Эй люди? — Услышали мы женский голос.

— Чего? — Спросила я.

— Там тварей много? — Снова спросила женщина.

— За все утро ни одной не видели. — Ответил Саныч.

— Тогда ищите себе другое безопасное место. — Вдруг сказала все та же женщина. — Мы ворота вам не откроем, мы их, итак с трудом закрыли. Пока все это не кончится, мы отсюда не выйдем.

— Ну и не выходите, трусишки. — Вдруг грозно и жёстко крикнула Светозара, — У нас есть Лилия, а вы там как мыши попрятались. Мы сами справимся, правдо Лиля?

— Правда Зарочка, правда, — Ответила я девочке и повернулась спиной к воротам. — Нам бы машину раздобыть и в Ильинск добраться, глядишь и вся эта катавасия закончится.

— Если бы у нас были машины, мы бы тут не заперлись, — Сказал мужчина за воротами и добавил, — удачи вам!

— Спасибо, — Буркнул Саныч и пошел к дороге не оглядываясь, похоже он расстроился.

— Саныч не переживай, твой сын в безопасности, ты же слышал, что они сказали, там на полигоне выжить легче, — сказала я старику, догоняя его.

— Да я не из-за этого расстроился, мне просто стыдно вот за таких заперенцев. — Ответил мне старик и махнув рукой добавил, — пойдем поищем машину. Нам надо в Ильинск.

Но найти целую машину, не заблокированную другими машинами и чтоб заводилось, оказалось не так-то просто. Мы прошли до окраины города и уже думали что все, придется идти до Ильинска пешком когда услышали шум мотора и увидели грузопассажирский Уазик медленно пробираются в нашу сторону. За рулем сидела бабушка лет семидесяти в бейсболке и в теплой клетчатой рубашке. На глазах у нее были крутые солнечные очки и выглядела она очень довольной собой.

Машина остановилась в паре метров от нас и мы увидели что в кузове машины сидят два полицейских в заляпанной кровью форме и девушка лет пятнадцати, она явно была не в себе и что-то бормоча, крутила в руках фуражку одного из полицейских.

— Вас подвезти? — Спросила старушка и мы дружно закивали, — Ну так залезайте в кузов, да поехали с Божьей помощь.

— А куда вы едете, если не секрет? — Спросил Сэм.

— У меня дача, тут недалеко, в садовом кооперативе Одуванчик. Вот туда и едим. — Ответила старушка приподняв очки и посмотрев на нашего серафима оценивающе. — А ты парень, чего актер что ли?

— Ага, актер, меня Сэмом зовут, а это Сергей, Саныч, Лиля и Катя с дочкой Светозарой. — Ответил Сэм и обворожительно улыбнулся.

— От только не лыбся так, на меня такие улыбочки не действуют. Баба Тоня четырех мужей пережила, баба Тоня в мужиках кабельной породы разбирается. Меня кстати баба Тоня зовите. — Сказала бабушка и указала большим пальцем себе за спину. — Залезайте, нечего тут торчать, еще тварь какая нибудь объявиться.


Оба полицейских были ранены, сильные покусы уже начали назревать и у них поднялась температура. Сидя в трясущейся машине я взялась обрабатывать раны и даже сумела сделать укол пока баба Тоня и парни подбирали с дороги у перевернувшегося грузовика бутылки с минеральной водой и набирали сладости в небольшом павильоне на остановке.

Девушка меня к себе не подпустила и я оставила ее в покое, на вид она не была ранена, а как помочь ей выйти из ее состояния я не знала.


Дорога кончилась резко уже через десять минут почти у самого выезда из города. Там стояли деревья с черными листьями и медленно шевеля ветками возводили что-то похожее на стену из обломков бетона, кирпича и машин. Похоже эти древо-тружаники работали без устали уже сутки и стена у них получилась в пару метров.

— Ни что вокруг всего города вот так вот строят? — Спросил один из полицейских по имени Игорь.

— Не Знаю, но похоже на то, — Изумленно сказал Сэм, — Я такое впервые вижу. Эти деревья обычно просто отлавливают все живое и пускают на компост. Такого раньше за ними не водилось.

— А как мы тогда выберемся из города? — Спросила баба Тоня. — Мне очень надо на дачу, у меня там все для выживания. Я же готовилась. Все как в интернете написано, запасы еды, лекарства, крепкий надежный дом с подвалом способным выдержать бомбардировку. Там мы сможем пережить апокалипсис.

— Это не апокалипсис, — сказал Серг, но подумав добавил, — хотя, с какой стороны посмотреть. Для кого то это и конец света. Но у нас еще есть надежда.

— Надежда есть всегда парень. — Твердо сказала баба Тоня и хлопнув Серга по плечу показала на пятиэтажку невдалеке. На вид она выглядела целой. — Поднимемся на крышу и посмотрим что творится вокруг, может сумеем выбраться из города в другом месте.

— Может по железнодорожному мосту? — Спросил второй полицейский по имени Ираклий.

— Он далеко отсюда, пол дня добираться будем. — Сказала баба Тоня. — Но, как вариант сойдет.

Мы пошли к пятиэтажке и увидели первые точки монстров в небе. Сразу же захотелось втянуть голову в плечи и спрятаться под какую нибудь крышу. Но вокруг не было даже больших деревьев, эта часть города почему-то была почти без нормальных деревьев, множество кустарников, клумб с буйно цветущими петуниями и львиным зевом, а деревья в основном рябина и чахлые деревца черемухи.

Мы прибавили шаг и потихоньку ускоряясь побежали к подъезду дома. Внутрь заходили с опаской, рядом с пятиэтажкой валялось много косяков всяких монстров и кто их так аккуратно и тщательно мог обглодать никто не знал.

Но в подъезде никого не было, двери в некоторые квартиры были открыты настежь, но полицейские шедшие впереди просто закрывали их чтоб из квартир неожиданно никто не выбрался.

А вот с выходом на крышу возникла проблема. На люке висел большой навесной замок и люк был опечатан бумагой на которой было написано, что ключ от замка у управдома. Это никого не удивило, в большинстве домов нашей страны были такие бумажки.

Сэм подошел к лестнице ведущей на крышу и поднатужились сдернул замок с петли. Голыми руками и Саныч уважительно хмыкнув протянул ему кусок арматуры.

— А я думал придется этим ломать. — Сказал он серафиму и тот отряхнув руки взял арматурину и сказал:

— Это тоже пригодится, — и подмигнул восхищенно смотрящей на него девушке.

Как ее зовут никто не знал, она не разговаривала ни с кем и слушалась только бабу Тоню, она нашла ее у раздавленной машины в центре города. Девушка просто скулила сидя на корточках у трупа мужчины, по виду ее отца и ни на что не реагировал. Баба Тоня рассказала что ей пришлось вылить на голову девушки бутылку минералки, чтоб та вообще ее заметила.

Вид с крыши пятиэтажки был удручающий. Деревья стояли по периметру города повсюду, к тому же было много всяких других растений, оплативших целые девятиэтажки так как будто они тут растут уже не одно столетье.

Возле школы копошились гигантские сколопендры раскапывая землю и таща туда трупы. У торгового центра группа людей возводила что-то вроде баррикады, похоже они решили там отсиживаться, но они не видели что к их зданию с торца уже подобралась иномирная растительность. И мохо-каменные существа собрались большой толпой в соседнем дворе большого пятиэтажного дома построенного буквой П.

— Там смотрите, — Сказал Саныч, приложивший ладонь к бровям и указывающий на рухнувшую девятиэтажку, она раздавила ряд деревьев прервал цепочку и открыв проход в несколько метров.

— Похоже это единственный проход. — Сказал он. — До моста можем и не дойти, монстры уже активизировались. И давайте спускаться, пока нами кто-то из них не заинтересовался.

Мы спустились на один этаж и зашли в однокомнатную квартиру с открытой дверью. Жили в ней похоже любители минимализма. Вещей почти не было, из мебели диван, шкаф и комод. На кухне даже холодильника не было. А из продуктов только рис и макароны. Но хозяйственная баба Тоня и их забрала.

Из окна кухни было видно, что черно-листные деревья не спешат восстановить свою цепочку и то место, где рухнул дом по-прежнему оставалось единственным более-менее безопасным. На земле не было видно ни одного наземного монстра и поэтому мы все смотрели в небо. А там уже появились и вонючки и перепончатокрылые, они метались в поисках добычи и уже хватали не только людей, но и все что движется.

— Такими темпами, монстры друг дружку и истребят, — Тихо сказал Игорь. Он сидел на старом табурете и выглядел не очень хорошо. После обработки ран и укола антибиотиков он и Ираклий вроде взбодрились, но теперь оба выглядели бледно и вяло. Я не знала, чем им помочь. Похоже дело было не в инфекции и кровопотере, а в отравлении и всё, что я могла сделать это заставить обоих выпить активированного угля. Пользы от него немного, но психологически хоть немного поддержит парней, а там в корпорации был какой-то безумный доктор и я надеялась что он поможет нашим полицейским.

— Давайте поспешим, — Сказала я, — мало ли что, да и в Ильинске ждут помощи. Сэм твои друзья там когда тебя ждут?

— У меня есть еще пара дней, но ты права, нам нужно поспешить, мало ли что. Еды и воды у них вдосталь, но монстры могут прорваться, или Лилийцы, что не лучше монстров. — Ответил Сэм и переглянувшись с Сергом добавил, — Чем быстрей отключим генератор тем меньше последствий для вашего мира будет, Лилийцы конечно не подарок, но лучше стать частью их империи, чем стать компостом для термоформеров. Они скорее всего всех тут уничтожат, вы им даже в качестве рабов не очень нужны.

— Вы это о чем? — Спросил Ираклий, мы им еще не рассказали о том что знали.

— По дороге расскажу, пошли. — Сказал Саныч и мы пошли в сторону рухнувшей девятиэтажки.

Тихо перешептываясь мужчины шли впереди, а я и Катерина держали за руки девушку и Светозару. Баба Тоня шла позади нас и похоже ее мало интересовал рассказ Саныча. Она была убеждена, что наступил конец света и другие версии событий ее не интересовали.

Мы старались идти как можно ближе к стенам домов и перебежками преодолевали открытые пространства, земля возле рухнувшего дома была сильно перерыта, похоже там порезвился какой-то гигантский подземный монстр, мы отследили его движение по цепочке рувхувших домов вглубь города и осторожно ступили на его территорию. От земли исходил легкий запах аммиака и я поняла почему черно-листные деревья не восстановили свою цепочку вокруг города. Эта земля теперь была не пригодна для растений. Даже в нескольких метрах от разрытой земли растения стояли увядшим.

Над нами пронеслось что-то полупрозрачное и огромное. Оно как кит издало звук и проплыло в нескольких метрах над землей, мы прижались к обломку бетонной стены, но тварь на нас внимания не обратила, она взмыла вверх и понеслась на тварей вонючек, целой стаей носившейся над торговым центром.

Мы забрались на самую высокую точку развалин и увидели как полупрозрачная тварь распахнула пасть и проглотила сразу несколько вонючек, остальные прыснули в разные стороны и попрятались среди чёрно-листных деревьев.


Дорога из города была почти пустой, пара брошенных машин и одна перевернутая фура были не в счет. Запасливая баба Тоня заглянула в фуру и разочарованно выругалась.

— Какие-то железки, похоже запчасти для грузовиков. — сказала она и мы пошли дальше.

Пол часа пешей прогулки и мы вышли к посту дпс давно необитаемому, но рядом с ним построили заправку и вот на ней было три легковых машины и бензовоз у которого было вырваны правые задние колеса и он стоял накренившись у самого выезда с заправки.

Мужчины сразу побежали к пассажирской газельке которую я не заметила из-за бензовоза и я услышала радостный вопль Ираклия. Ключи от газели были на месте и она сразу завелась.

Магазинчик на заправке был почти пустым, тут явно кто-то вытащил все, даже журналы и незамерзайку для машин почти всю вынесли. Похоже тут побывали такие же, как баба Тоня.

Мы ехали не торопясь, Игорь и Ираклий сидели на задних сидениях и смотрели на удаляющийся город, а Серг и Саныч контролировали дорогу по обочинам. Баба Тоня сидела за рулем и выглядела крайне довольной. А мы с Катериной и Светозарой пытались разговорить девушку, но она лишь смотрела в окно и ни на что не реагировала.

Сэм какое-то время посидел закрыв глаза, а потом хлопнул себя по коленям и сказал мне:

— Время учиться. Будем осваивать поиск энерго-потоков и управление ими. Без этого ты скоро все свои запасы энергии израсходуешь и все, толку от тебя только то, что ты медик.

Я пересела к нему поближе и Сэм взял меня за руки и сказал:

— Закрой глаза, постарайся отключить все мысли. Тебе нужно почувствовать энергию твоего мира. Я знаю что движущаяся машина не лучшая для этого место, но будем стараться.

— Я ничего не чувствую. — Прошептала я.

— Давай подышим и успокоимся, — Прошептал в ответ Сэм, — Это основа магии и тебе просто надо один раз ее понять и потом ты это будешь делать на автомате, инстинктивно, в этом твой дар, ты инстинктивно, на подсознательном уровне можешь работать с тем чего даже не понимаешь. Итак. Вдох и выдох, расслабься и постарайся забыть обо всем, останови внутренний монолог, мы проезжаем через местность насыщенную потоками энергии и ты можешь ее почувствовать.

Перед закрытыми глазами плясали искорки и кружочки, мысли упорно не желали покидать голову и мне пришлось сильно зажмуриться и заставить себя замолчать. Гул мотора, дыхание людей, сердцебиение, моё сердцебиение и что-то еще. Непривычное и в то же время знакомое. Это нечто струилось по моему телу, почти таким же делился со мной серафим когда я держала защитную сферу. Энергия! Много разной энергии. Яркая и взбаламученная энергия Светозары, слегка серая энергия Игоря и Ираклия. Баба тоня ярко-синяя с прожилками зеленого и желтого, пульсирует, но у желудка почему-то дыра в виде коричневого. Дед Саныч тоже синий с прожилками только зеленого и тоже дыра у сердца, но более светлая чем у бабы Тони. Катя в основном зеленого цвета с прожилками красного и маленькая точка ярко желтого внизу живота. Пульсирует в ритме сердцебиения. Я открыла глаза и посмотрела на Катю, та непонимающе посмотрела на меня, но я успокаивающе покачала головой, мол ничего, так просто, смотрю и ничего не знаю. Снова закрываю глаза и смотрю на Сэма, ого, он концентрат желтого и ярко бежевого с переплетением серебряного, его энергия пульсирует и переливается. А вот Серг весь желто серебряный, его энергия как сдерживаемая горная река, бурлит и рвется наружу, а он ее держит крепко сжав оковами разума. Эта мощь была мягкой и грустной одновременно, я хотела прикоснуться к ней, но не решилась.

— Отлично, — Произнес Сэм, — первый шаг сделан, теперь тебе нужно найти энергию мира, а не живых существ, тебе нужен источник энергии к которому ты сможешь подключиться.

Я отстранилась от жизненной энергии людей и не совсем людей и постаралась почувствовать мир вокруг меня. Вот поток энергии в воздухе, это мы проехали под проводами лэп и этот поток совсем слабый, остаточный, ведь электричества отключили.

Вот в земле, большой и жирный поток, это энергия земли, в некоторых местах видны рваные раны, там где пролегают провода связи и трубы. Энергия воздуха, ускользает от меня, я не могу на ней сконцентрироваться, воду мы проехали слишком быстро. У меня на миг появилось ощущение, что я вся мокрая и все, а та вода, что в трубах, у нее почти нет энергии. Вдруг я почувствовала тоненькую нить, тянущуюся почти параллельно дороге, она слабенькая и дребезжит от напряжения, очень приятная и даже вкусная энергия, я быстро мысленно прикоснулась к ней и она почти сразу порвалась.

— Поаккуратней, нам тут только магических катаклизмов не хватало. — Строго сказал Серг и я, ойкнув, отпустила оборвавшуюся нить.

— Ваши маго потоки очень хрупкие и легко рвутся, поэтому прикасайся к ним аккуратно, едва-едва, чтоб только подпитать свои силы. — Сказал Сэм.

— Если сумеешь привязаться к одной нити, к другим будешь подключаться не осознано. Главное будь аккуратной и постарайся больше не рвать их. — Более мягко сказал Серг.

Я потянулась к новой нити и почувствовала как она завибрировала, неохотно принимая меня и делясь со мной крохами магической энергии.

— Лиля, по чуть-чуть, маленькими глотками, иначе высушишь поток и все, он уже не восстановится. — Сказал мне Сэм, крепче сжимая мои ладони и я остановилась. Нить энергии стала уже совсем тонюсенькой и я ее отпустила.

— Молодец, — улыбнувшись сказал Серг, — считай это пятерка. Такими темпами мы тебя быстро сумеем подготовить.

Неожиданно баба Тоня нажала на тормоза и я полетела в объятия Серга, он охнул и крепко прижал меня к себе. От него пахло потом и корицей, никак не ожидала такого сочетания запахов, я чихнула и отстранилась от мужчины.

— Что случилось? — Спросил Саныч поднимаясь с пола.

— Вы только гляньте на это безобразия! — Возмущенно ответила баба Тоня, указывая на дорогу впереди.

Дорога, обочины и поле слева покрывались большими трещинами из которых вырывались искры и серебристое свечение. Трещины быстро продвигались вперед и Серг с Сэмом одновременно закричали:

— Из машины, быстро!

Мы выскочили из газели и отбежали назад метров на пятьдесят спасаясь от светящихся трещин. Газельку поглотило свечение и она взорвалась. Трещины остановились минут через пять и продолжая сиять стали потихоньку становиться все меньше и меньше.

— Что это? — Спросила я и вдруг поняла что все это время бежала держась за руку Серга.

— Процесс терраформации запущен, скоро откроются точки энергетического изменения. — ответил Серг, посмотрел на мою ладонь в его ладони и отпустил ее. Сэм позади нас хмыкнул и хлопнув приятеля по плечу пошел по дороге назад.

— Там был съезд на грунтовую дорогу. — Сказал он. — Может удастся обойти эти трещины и выйти к другой дороге.

— Девочка стой! — Вдруг закричала баба Тоня и мы обернулись.

Девушка имени которой мы так и не узнали, подошла к трещине и сунула в нее палец, мгновенная вспышка и обугленное тело осыпалось на землю.

Катя закричала, мужчины ругались, а Светозара заплакала. Я подняла девочку на руки и прижала к себе.

— Не плачь, Зарочка, не плачь, — Сказал Саныч похлопав девушку по спине. — Все наладится и этот кошмар когда-нибудь кончится.

— Да, кончится, — Скептически сказала Баба Тоня и пошла к съезду на грунтовую дорогу. — Нам нужно пройти с километр, там будет еще одна дорога, но по ней мы не доедем до моей дачи.

— Ваша дача была в той стороне, откуда появились трещины? — Спросил Сэм.

— Только не говори что моего домика и запасов больше? — Горестно спросила старушка.

— Дом может и есть, но место теперь не скоро станет пригодным для проживания, в эпицентре этих трещин находится точка изменений, для вас она смертельно опасна. Трещины через пару часов исчезнут, а вот точка останется и к ней лучше близко не подходить. — Пояснил Сэм и забрал у меня Светозару, девочка хоть и была худышкой, но пушинкой ее назвать было нельзя.


К вечеру, уставшие и голодные мы добрались до придорожного кафе и устроились там на ночлег. Игорь и Ираклий выглядели совсем плохо и я решила сделать им еще по уколу антибиотиков и дать еще активированного угля, после прошлого приема они вроде взбодрились и потеть так сильно перестали. Я заставила их поесть и выпить как можно больше воды. Потом отправила спать, а сама устроилась у окна и стала наблюдать за небом. Вечер был долгим и тихим, энерго потоков магии тут не было и заняться практикой я не могла.

Серг сел рядом со мной и тоже посмотрел в небо.

— Тебе нужно отдохнуть, под утро опять могут появиться порождения мглы и тебе придется опять нас защищать. Тебе нужно практиковаться. — Сказал он.

— Можно задать тебе вопрос? — Сказала я в ответ.

— Спрашивай. — Ответил он и слегка улыбнулся.

— Почему ты тогда в автобусе не уступил место старушке, ты же монах, должен был уступить? — Спросила я и увидела как Серг удивился, он явно не такого вопроса ожидал.

— Эта старушка, — смущенно начал он. — Она знала кто я такой. Она из тех кто собирался с плакатами у нашего монастыря и кричали, чтоб мы убирались в ад. Она одна из ярых активисток и ее арестовывали за поджог монастырских ворот. У нее сын полицейский и он ее отмазал. Так по моему вы говорите.

— Да, так, — С улыбкой сказала я. — Но разве монах не должен быть терпим к людским слабостям и все такое?

Бесплатный фрагмент закончился.

Купите книгу, чтобы продолжить чтение.