электронная
72 50
печатная A5
455
18+
Дыхание творца
30%скидка

Бесплатный фрагмент - Дыхание творца


5
Объем:
378 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-3688-5
электронная
от 72 50
печатная A5
от 455

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дыхание творца

Эпизод 1

— Итак, дети мои, ваша учеба подошла к концу. Пришла пора почувствовать себя Творцами. В течение года, каждый из вас должен будет создать собственную модель мира и вдохнуть в нее жизнь. Для этого у вас имеется все — обширнейшая библиотека, инструменты, материалы, чутье. Вы можете объединяться в группы или работать самостоятельно. Вы вольны делать то, что хотите. По опыту могу сказать — работать в группе проще. Ровно через год Совет ознакомится с вашими работами и те, чьи миры займут первые пять мест, получат звание Творец. Это звание даст возможность работать как самостоятельно, так и в «Союзе Творцов». К тому же, творения победителей будут помещены в Центр Мироздания, где продолжат свое существование наравне с другими мирами, созданными Союзом. Те, чьи миры займут места с шестого по десятое, могут претендовать на звание Художника. Им будет предоставлена возможность творить отдельные звенья миров по заданию Союза. Что же касается остальных, то, сожалею — их работы будут уничтожены или переданы в Хранилище для отработки навыков молодых Наблюдателей, Ликвидаторов и Воинов…

С широких ступеней Храма поднялся молодой человек. Он был строен, а его глаза напоминали голубое небо в ясный день. Волосы цвета пшеничного поля струились по широким плечам и если бы не горбинка на узком, точеном носу, и выпирающий вперед квадратный подбородок, то его можно было бы назвать красивым.

— Учитель, — обратился он к старику, сидевшему на каменной скамье, — если мой мир уничтожат, то, значит, уничтожат и частичку меня самого. Как мне жить после этого?

— Кефей, ты меня поражаешь. У меня создается впечатление, что я разговариваю не с выпускником Храма, а с маленьким ребенком! Ничто не исчезает бесследно! Тебе должно быть стыдно, если ты до сих пор этого не знаешь, — хмурясь, ответил старый Учитель. — Возможно, тебе стоит хорошенько подумать, прежде чем претендовать на звание Творца.

Он посмотрел на лица своих студентов и добавил:

— То, что я сказал Кефею касается каждого из вас. Задумайтесь, готовы ли вы стать Творцами. Не тратьте свое и чужое время. Да будет так!

— Да будет так! — повторил за ним хор молодых голосов.

— Учитель! — еще один студент поднялся, чтобы задать свой вопрос.

Старик с большой неохотой дал ему слово.

— Скажите, а что делать тем, кто передумал становиться Творцом или чьи миры будут уничтожены?

Учитель глубоко вздохнул и, потерев пальцами свой морщинистый лоб, ответил:

— И для них найдется работа. Согласитесь, кто-то же должен помогать Творцам. Вы можете готовить, прислуживать, сражаться. Если захотите стать Наблюдателями, Лекарями, Проводниками, то вам придется проходить дополнительное обучение в Храме.

Среди учеников прокатился недовольный гул и один из них громко крикнул:

— Почему вы считаете, что те из нас, чьи миры не понравятся Совету, должны идти переучиваться на Наблюдателей, Лекарей или кого-то еще?!

Старик поморщился.

— Правильно! — крикнул другой ученик. — Не лучше ли Совету, указав на ошибки, позволить студенту улучшить его творение?! Правила устарели! Их пора менять!

Учитель молчал. Дождавшись, когда все успокоятся, он произнес:

— Не вы устанавливали правила, и не вам их отменять. К тому же у вас было пятьдесят лет, чтобы познать все тонкости созидания. И если после этого, вы, не продумав все до мельчайших подробностей, создадите нечто, что следует исправлять, то, простите меня, на какое звание Творца каждый из вас надеется? А теперь, дети мои, не сотрясайте воздух! Возвращайтесь в свои обители. Отдохните, подумайте, а когда почувствуете уверенность в своих силах и знаниях, то принимайтесь за работу. Увидимся ровно через год.

С этими словами, старый Учитель поднялся с каменной скамьи и, медленно передвигая свои босые ноги, направился в сторону воздушной колесницы. С трудом взобравшись на неё, старик долго устраивался на мягком сидении, после чего, расправив на себе хитон пурпурного цвета, он приложил ладонь к панели управления. Колесница взмыла вверх и быстро растворилась в плотных облаках, окружавших Храм…

Кефей шел среди толпы учеников, спешащих каждый по своим делам, и сосредоточенно думал над словами Учителя. Молодой человек и сам чувствовал, что не готов стать Творцом, однако, он и помыслить не смел, чтобы пойти в услужение к своим вчерашним сокурсникам. И о чем вообще говорил наставник? Разве обслуживающий персонал Истока не формируется из тех, кто не смог стать студентом Храма? Мысли роились в его голове. Он думал о том, что будет делать, если через год провалит свою работу. В этот момент он услышал окрик за своей спиной и, обернувшись, увидал, как сквозь толпу студентов к нему прорывается Фуго — невысокий парень с вечно всклокоченными короткими волосами.

Дождавшись, когда запыхавшийся приятель поравняется с ним, Кефей снова тронулся с места. Фуго, подстраиваясь под его шаг, поинтересовался:

— Ты сегодня очень занят?

Кефей удивленно приподнял бровь:

— Нет, а что?

— Мне нужно с тобой поговорить.

— Говори, — сказал Кефей, сворачивая в один из широких переходов Истока.

— Я не могу на ходу, — сказал Фуго, — пойдем, посидим где-нибудь.

С одной стороны, Кефей был не в настроении болтать с приятелем, но, с другой, мысль о том, чтобы вернуться домой раньше времени и столкнуться с матерью или отцом, приводила его в уныние. Последние лет тридцать родители практически не общались друг с другом, и атмосфера в доме была тяжелой. Молодой человек не мог дождаться того дня, когда завершит учебу и ему будет позволено переехать в собственную обитель. Хотя можно было бы поселиться и в студенческом ските при Храме, как делают многие студенты последнего курса. Но Кефей сильно комплексовал. В отличие от других, он тяжело сближался с людьми и у него совсем не было друзей. Он не мог похвастаться красноречием, а в присутствии молодых девушек чувствовал себя крайне неловко.

Выдавив из себя подобие улыбки, Кефей сказал:

— Я принимаю твое предложение.

— Отлично! — обрадовался Фуго, похлопав Кефея по плечу. — Я знал, что ты согласишься…

Эпизод 2

За пятнадцать лет воинской службы Марк повидал немало бункеров, но этот превзошел все его ожидания. Центральный зал, состоящий из нескольких уровней, занимал огромное пространство и по размерам напоминал футбольное поле. Кругом сновали люди и техника. Военные помогали заселиться только что прибывшим гражданским специалистам. Несколько десятков автопогрузчиков разгружали вещи и оборудование, ловко маневрируя между людьми и контейнерами. Такого бурления жизни Марк не видал давно.

Стараясь не обращать внимания на суету, царящую в зале, капитан, сняв с плеча армейскую сумку из серого брезента, бросил ее около своих ног и стал изучать голографическую схему базы, где ему теперь предстояло жить и работать ближайшие несколько лет. Судя по ней, бункер представлял собой небольшой городок с множеством рабочих и жилых помещений. Для нормальной жизнедеятельности здесь было предусмотрено практически все: медицинские отсеки с необходимыми операционными и стерильными блоками; огромные склады для хранения продовольствия, медикаментов и прочих вещей; жилые и обеденные зоны; вентиляционные шахты, пункты очистки воды и прочие помещения. Целая сеть сложных инженерно-технических коммуникаций опутывала базу подобно паутине.

«Это хорошо, — подумал капитан, рассматривая на схеме очередное очистное сооружение, — раз вода очищается, значит, где-то рядом находится скважина и, следовательно, водой можно пользоваться в неограниченном количестве. Это бонус к работе».

За его спиной раздался женский голос:

— Единственное, чего не хватает в этом «пятизвездочном отеле», так это аварийного выхода, на случай завала основного входа.

Капитан медленно повернулся и увидал молодую женщину в светлых джинсах и серой футболке. Ее русые волосы были коротко подстрижены, а на груди болтался бейджик с персональными данными.

— Большое упущение, — заметил он.

Женщина улыбнулась и, протянув ему руку, задорно сказала:

— Да кому это нужно! Давайте лучше знакомиться! Меня зовут Элен, и я — медик. Вернее, генетик, но здесь работаю врачом уже третий месяц.

Капитан пожал протянутую ему руку и представился:

— Капитан Плант. Буду руководить группой разведки.

— А имя у капитана имеется?

Помявшись пару секунд, он ответил:

— Марк.

— Вот и хорошо, Марк. А где же сама группа?

— На подлете. Я прибыл первым. Кстати, Элен, вы случайно не в курсе, где можно найти полковника Кона?

Элен улыбнулась:

— Случайно знаю. Он в своем отсеке. Только учтите, полковник любит называть его: «моя берлога».

— Учту, — кивнул капитан.

«Берлога» полковника Кона находилась в рабочей зоне бункера и представляла собой две довольно просторные смежные комнаты, одна из которых была приспособлена под жилое пространство, а вторая, собственно говоря, и была рабочим кабинетом.

Но так было не всегда. Когда полгода назад полковник со своей командой, насчитывающей около сотни человек, приземлился на эту планету, оказалось, что жить и работать им негде. Причина была в строителях. Они должны были появиться на этой планете раньше других, месяца на два. Но по непонятным для Центра причинам их старая посудина сбилась с курса. Из-за этого не были возведены постройки, и полковнику пришлось ломать себе голову над тем, где взять время и силы на возведение временного поселения, пока потерявшиеся специалисты не прибудут к месту назначения. И тут боги сжалились, и преподнесли неожиданный «подарок с небес». Рабочие, расчищавшие участок земли от густорастущих деревьев, наткнулись на возвышение, заросшее каким-то вьющимся растением.

Как только часть возвышенности была очищена от растительности, перед взором полковника и его команды предстала довольно прочная конструкция из железобетонных блоков. Пару дней понадобилось на то, чтобы полностью расчистить найденный объект и добраться до автоматических врат. Проникнув внутрь, полковник, в сопровождении нескольких членов экипажа, довольно быстро отыскал блок электропитания и, включив его, присвистнул от неожиданности. Яркий свет от множества ламп осветил величественное пространство, уходящее под землю ярусами. В тот день, от осознания того, что ни ему, ни его команде не придется больше ютиться в тесных отсеках корабля, полковник разрешил устроить небольшой праздник.

Последние два месяца выдались особенно трудными. Во-первых, нашлись строители, во-вторых, начался приток специалистов с родной планеты. Работы с каждым днем прибавлялось и у Кона совершенно не оставалось свободного времени. В его берлоге царил хаос и в какой-то момент, не выдержав, он вызвал к себе сотрудников хозяйственного подразделения. Ему прислали двух молодых девиц в черных комбинезонах, которые тут же приступили к уборке. Наконец-то, с момента заселения в бункер, жилая часть отсека перестала напоминать склад ручной клади. Хозяйственное подразделение отлично знало свою работу: теперь одежда полковника была аккуратно разложена по полкам, кровать заправлена чистым бельем, полы вымыты, а ванная комната сияла чистотой. Что касалось кабинета, то тут полковник позволил лишь пропылесосить и заполнить стеновой холодильник бутылками с водой, после чего, выпроводив девиц, он уселся за большой овальный стол и начал просматривать на планшете пришедшую почту.

Где-то через час, когда Кон заканчивал читать последнее письмо, почти одновременно со слабым сигналом вызова, раздался стук в дверь. Крикнув: «Войдите!», полковник вынул из кармана куртки маленький наушник и, сунув его в ухо, поприветствовал звонившего. В кабинет вошел подтянутый мужчина лет тридцати пяти с небольшим шрамом на подбородке. Не прерывая разговор, полковник кивнул посетителю и жестом пригласил сесть.

— Повторяю, нам позарез нужны люди, желательно из тех, кто сидел в тюрьмах, но не за тяжкие преступления. Что, значит, зачем? Для работы под землей, в глубоких шахтах… Послушайте, там работать можно только примитивной техникой: лопатами, кирками, ломами. Нет… Нет… Да поймите, шахты находятся в труднодоступных местах, технику туда не подогнать, да и сами проходы очень узкие. Что?.. Нет, дышать там тяжело… Будут выданы кубики с кислородом, поэтому отбирать нужно только тех, кто не курит. Значит, снабдите их электронными наркотиками или сигаретами… График — два через два. Вода и пища будут спускаться в больших корзинах…

Видимо связь прервалась, и полковник, вынув из уха наушник, отбросил его в сторону. Откинувшись на спинку кресла, он раздраженно спросил:

— Кто такой?

— Капитан Плант. Прибыл для несения службы, сэр! — вытянувшись по струнке, отчеканил посетитель.

— Разведка? — устало спросил полковник, поднимаясь из-за стола.

— Так точно, сэр!

Полковник достал из стенного холодильника бутылку воды и присел на край стола.

— Ты расслабься, капитан, не на параде. Меня будешь звать просто «Полковник», а я тебя «Капитан». Так будет проще для всех.

— Слушаюсь, сэр… Извините, полковник.

— Уже лучше. Где твои бойцы?

— Жду их прибытия завтра.

— Сколько вас?

— Вместе со мной пятьдесят человек.

Полковник приподнял руку и, нажав на своем браслете клавишу, гаркнул:

— Мохнатый! Пулей ко мне в берлогу!

Через несколько минут в кабинет влетел молодой парень с длинными распущенными волосами. Оглядев его с ног до головы, полковник приказал:

— Проводи капитана в жилой сектор, сделай ему бейджик, снабди всей необходимой информацией, выдай браслет и собери свои космы, хотя бы в хвост! Иначе побрею, как новобранца!

Мохнатый кивнул головой и, пожав Марку руку, повел его за собой…

Эпизод 3

Поднявшись на один из уровней Истока, молодые люди вышли на открытую смотровую площадку, куда часто любили захаживать ученики Храма. Здесь, расположившись на мягких диванах и наслаждаясь бесподобным нектаром, они вели философские беседы, наблюдая за движением миров.

Кефей и Фуго, усевшись на свободные места, заказали себе напиток. Через пару минут хромой паренек поставил перед ними чаши, наполненные ярко-розовой сладостью, и с поклоном удалился. Кефей огляделся.

Сегодня на площадке было немноголюдно. Небольшая компания студентов за соседним столиком обсуждала театральную постановку одного из миров. Еще одна группа, прогуливаясь вдоль прозрачного ограждения, отделявшего Исток от Центра Мироздания, любовалась парившими перед ними планетами. Внимание Кефея привлекли трое молодых людей, которые стояли чуть в стороне и о чем-то тихо беседовали. Двоих он знал. Это были его кузены — Софак и Танит — братья-близнецы. Высокие, поджарые и абсолютно лысые. Впрочем, брови и ресницы у них отсутствовали тоже. Они были так похожи друг на друга, что различить их можно было только по цвету глаз: прозрачно-голубые у Софака и черные, как сама Бездна, у Танита. Они тоже учились в Храме и им пророчили большое будущее. Рядом с братьями стояла молодая смуглая девушка, одетая в расшитую цветным бисером длинную рубаху, из-под которой выглядывали маленькие ножки в плетеных сандалиях. Ее черные, как смоль, волосы были зачесаны назад и стянуты золотой заколкой.

Отношения между Кефеем и братьями не сложились, и молодой человек во всем винил дядю, который готов был вывернуться наизнанку, чтобы угодить своему племяннику, но при этом его абсолютно не интересовали собственные дети. Он всячески старался избегать встреч с ними, что бесило близнецов еще больше. Поэтому Кефей и не горел желанием лишний раз встречаться с ними. Он повернулся к Фуго и спросил:

— Не возражаешь, если мы перейдем на другую площадку?

Но тот, успев развалиться на мягких подушках, ответил:

— Нет, мне сейчас так хорошо…

— Ладно, — сказал Кефей. — О чем ты хотел со мной поговорить?

— О сотворении мира. Ты уже решил, каким он у тебя будет?

— Нет, я об этом даже не думал, — ответил Кефей.

Фуго потянулся и, взяв со стола одну из чаш, поинтересовался:

— А как ты посмотришь на то, чтобы объединиться со мной? Я хочу предложить тебе командное творчество.

— Вот как? — удивился Кефей. — Я не думал, что ты хочешь стать Творцом. Ты же из семьи потомственных Наблюдателей. Твой дед, отец и старший брат…

— Не напоминай! Все думают точно также, — отозвался Фуго. — Только никто не может понять, что в душе я — Творец!

Он пригубил нектара и добавил:

— Кефей, давай сотворим что-нибудь грандиозное!

— Даже не знаю, что тебе и ответить, — ответил Кефей. — Я, скорее всего, не смогу стать Творцом. Хочу попробовать себя в роли Наблюдателя.

— Но уже поздно! — изумился Фуго, допивая свой напиток. — У Наблюдателей совсем другая программа обучения. Ты должен был предупредить об этом Учителя еще год назад!

— Я знаю, — Кефей тоскливо посмотрел на Центр Мироздания, где вращались планеты, созданные лучшими Творцами Истока. — Я никак не мог заставить себя это сделать. Мне было стыдно.

— Стыдно? — поразился Фуго. — Почему?

— Не знаю, — ответил Кефей. — Наверное, потому, что мои родители хотят, чтобы я стал Творцом. Я… Я не знаю, что сказать. Просто, мне не интересно творить. У меня нет воображения, которое так необходимо Творцу, нет понятия упорядоченности. Много чего нет. Какой из меня Творец?!

— Ты хочешь сказать, что все эти годы учился просто так? — Фуго пристально посмотрел на Кефея.

— Нет, что ты! — покачал головой Кефей. — Учеба мне всегда давалась легко, но я никогда не любил творить…

Он хотел рассказать Фуго о пощечине, которую как-то схлопотал от матери только за то, что не был согласен с ней относительно Творцов. Его мать считала, что Творец — вершина всего, а он утверждал, что Наблюдатель, Ликвидатор и прочая деятельность не менее важны. Именно тогда она и сказала, что перестанет считать его своим сыном, если он не сможет освоить ремесло Творца. Кефей очень хотел рассказать обо всем этом приятелю, но, заметив, что к ним направляются братья со спутницей, молодой человек напрягся и замолчал.

Кефей ожидал, что Софак — самый бойкий из братьев, затеет ссору. И он не ошибся. Тот, не сводя с Кефея пристального взгляда, слишком громко сказал:

— Ну надо же, кто сюда пришел! Раиса, я хочу представить тебе нашего с Танитом брата. Наш отец — брат его матери. Не так ли, Кефей?

— Ты прав, Софак, — выдавил из себя Кефей и, посмотрев на молодую девушку, добавил. — Я рад тебе, Раиса.

— И я рада тебе, — улыбнулась Раиса, присаживаясь рядом, — тем более что мы скоро станем родственниками.

— Ты зря радуешься, — все так же громко произнес Софак.

— Почему? — удивилась Раиса. — Твой брат такой милый. Он тоже будет Ликвидатором, как и ты?

Кефей чуть не подавился нектаром.

— Прости, Раиса, но я учусь на Творца, — сказал он.

— О, да! — хмыкнул Софак, разваливаясь рядом с Раисой. — Знаешь, я, пожалуй, соглашусь, что ты далеко не дурак, но из тебя не получится Творец. Ты, брат, вряд ли им станешь. Раиса, хочешь, я скажу тебе, кто он на самом деле?

— Скажи, — кокетливо улыбнулась девушка.

— Он — вор и лжец!

— Что? — у Раисы округлились глаза. — Чтобы предъявить такое обвинение, нужно располагать неоспоримыми доказательствами.

— Он любит похищать чужих отцов! Ему своего мало, так он и нашего решил забрать. А знаешь, почему?

Сидевшие за соседним столиком студенты замолчали и повернули головы в сторону Софака.

— Софак, — Кефей старался говорить спокойно, — прекрати! Мне надоели твои нападки. Я не виноват в том, что у вас с братом не складываются добрые отношения с отцом. Раиса, извини, что…

Танит не дал договорить ему до конца:

— А почему ты постоянно крутишься около него?

— Не вмешивайся, Танит! — Софак презрительно посмотрел на Кефея. — Ты думаешь, мы не знаем, почему ты обхаживаешь его?

Кефей сжал кулаки:

— Замолчи, Софак! Твое стремление понравиться девушке похвально, но не за мой счет!

— Через год Раиса станет моей женой, — заявил Софак, — но я хочу, чтобы она знала, кто ты такой и никогда не пускала тебя на порог нашей обители.

— Поверь, я и сам близко не подойду к вашему пространству, — огрызнулся Кефей.

Фуго попробовал успокоить братьев:

— Послушайте, остановитесь, пока не наговорили друг другу лишнее!

Софак тут же набросился на него:

— А ты кто такой?! Когда мне понадобится защитник, я обязательно обращусь к тебе. А для начала попробуй стать хоть кем-то!

Раиса положила свою руку на колено жениха и умоляюще посмотрела на него:

— Прошу тебя, уйдем.

Но тот не обратил внимания на просьбу своей будущей супруги.

— Нет, я хочу, чтобы ты знала: ему нужен наш отец только из-за того, что тот возглавляет Совет Истока!

Раиса резко встала, но прежде чем уйти, обратилась к Кефею:

— Если все, что здесь было сказано — правда, то я не желаю знать тебя!

Повернувшись к Софаку, она добавила:

— Что касается тебя, то ты немедленно уйдешь со мной! В противном случае можешь искать для своей обители другую хозяйку.

И она демонстративно направилась к выходу. Кто-то из студентов, наблюдавших за ссорой, захлопал в ладоши.

Софак поднялся и, ткнув в сторону Кефея указательным пальцем, процедил сквозь зубы:

— Не подходи к нашему отцу и оставь его в покое!

В сопровождении брата, он покинул уровень.

Кефей сидел, опустив голову. Ему было неловко не только перед посторонними людьми, но и перед Фуго.

— Я, наверное, тоже пойду, — поднимаясь, сказал Фуго. — Но ты все-таки подумай над моим предложением. Время пока есть.

Дождавшись, когда все уйдут, Кефей направился к парапету и, облокотившись на него, стал наблюдать за окутанными в разноцветный туман планетами, которые медленно вращаясь, пролетали мимо него. Внезапно, его охватило детское желание протянуть руку и дотронуться до одной из них кончиками своих пальцев, но он сдержался. Провожая миры взглядом, молодой человек думал: «Интересно, что на них сейчас происходит? Кто-то влюбляется, кто-то убаюкивает потомство, а может, воюет?».

Он старался выбросить из головы слова брата, но в душе все равно остался неприятный осадок. Кефей решил, что ему обязательно нужно встретиться с дядей. Он мог бы пойти к нему прямо сейчас, но того, скорее всего, еще нет дома, а оставаться один на один с его пятой женой, Кефей побаивался. Поговаривали, что Ливия была неравнодушна к молоденьким мальчикам. Он не раз слышал, как некоторые из них с восторгом рассказывали о совместных утехах с этой красивой женщиной. Немного поразмыслив, Кефей направился домой…

Эпизод 4

С тех пор, как Марк впервые переступил порог бункера, прошло несколько месяцев. За это время на базу прибыло около тридцати тысяч специалистов. Публика собралась разношерстная, и хотя все старались жить дружно, но случались и конфликты, и драки. В целом же обстановка была более-менее спокойная.

Марку очень нравился этот подземный городок. В нем легко дышалось, крепко спалось, да и команда у него подобралась отличная. Он и его бойцы постоянно совершали рейды в разные уголки планеты, помогая своими сведениями не только военным, но и гражданским специалистам.

До недавнего времени капитан занимал небольшой отсек рядом с помещением своего штаба, где не только хранилось обмундирование и оружие, но и где он собирал своих ребят, чтобы наметить план действий. Когда у него закрутился роман с Элен, то они, недолго думая, перебрались в отсек с двумя комнатами и небольшой кухней.

Раз в неделю полковник собирал всех начальников подразделений и те отчитывались о проделанной работе. Вот и сегодня, несмотря на то, что Марк только утром вернулся из очередного рейда и безумно хотел спать, ему пришлось ползти в берлогу к Кону и слушать о том: кто, что, когда и где сделал. Отогнав от себя образ мягких подушек, капитан жестом попросил передать ему пластиковый стаканчик с ароматным кофе и попробовал сосредоточиться на происходящем.

Полковник как раз выяснял отношения с одним из гражданских специалистов:

— Так ваше подразделение выяснило, кто построил все эти объекты?

— Нет, но надеемся, что скоро разрешим эту загадку.

— Вы обещаете мне это практически с первого дня. Неужели так трудно определить: когда, кем и для каких целей были построены бункер, склады и Пирамида?! У нас что, на базе специалисты перевелись?

В разговор вмешался молодой парень:

— А может, те, кто жили здесь до нас, того? — предположил он.

— Что, того? — не понял полковник.

— Улетели, — пояснил парень.

— Вот как. Получается, что все они жили в одном единственном бункере? — съязвил полковник.

— Почему бы и нет? Мы же живем, — парировал молодой человек, чем вызвал веселое шушуканье на местах.

— Тогда, где их следы?.. Капитан!

Марк поднялся.

— Сиди, — махнул на него рукой полковник. — Скажи, имеются ли на планете еще какие-нибудь сооружения?

— Мы пока исследовали два континента, но кроме бункера, находящегося в нашем распоряжении, двух складов, заваленных странной техникой и Пирамиды, других наземных или подземных сооружений не найдено.

— Вот видите, — развел руками полковник, — два континента пусты.

— Так еще два осталось, — не унимался парень.

Все дружно засмеялись.

— Прекратить смех! — строго приказал полковник. — Это вам не цирк! У нас очень серьезная миссия.

— Там, где военные, миссия всегда серьезна, даже если она касается жизни муравья, — буркнул все тот же парень, чем вызвал новый всплеск смеха.

— Итак, — сказал полковник, обращаясь к Марку, — что с Пирамидой?

— На сегодняшний день мы знаем только одно — Пирамида вырабатывает электроэнергию и к ней подключены бункер и склады. К самому сооружению не подступиться. Вокруг него находится силовое поле, и никто не знает, как его отключить или обойти.

— А вы постарайтесь. Вместе с другими специалистами. Теперь перейдем к строителям.

Около Марка вздохнул пожилой мужчина в комбинезоне.

— Томпсон, где ты там прячешься?

— Я не прячусь, — спокойно сказал пожилой мужчина, принимая из рук соседки стаканчик с кофе. — Вот, кофе для капитана передаю.

И он протянул стаканчик Марку.

— Томпсон, почему замедлилось строительство поселений? Бункер не резиновый. Свободных помещений практически не осталось, а через несколько месяцев прибудут новенькие.

Томпсон пригладил густые усы и ответил:

— Боятся люди выходить на работу. Вы видели, какие здесь фурии бродят?

Полковник подпер кулаком щеку:

— Ваших людей охраняет военный патруль. С оружием. Если кто-то боится, то могут отправляться домой следующим же кораблем.

— Полковник, — вмешался в разговор Марк, — наше оружие не всегда может пробить панцирь или шкуру этих тварей. За последний месяц было съедено около ста пятнадцати человек. Местное зверье воспринимает строительную площадку как кормушку и наведывается к ней по нескольку раз в день. Прежде чем строить, жизненно необходимо создать над этим местом силовой купол, как у Пирамиды.

— Вот-вот, — поддержал капитана Томпсон.

Полковник, почесав себе макушку, сказал:

— Хорошо, я постараюсь решить этот вопрос. Теперь самое главное. Золото. Где Смит?

— Здесь, — поднял руку рослый мужчина лет тридцати.

— Что скажешь? — спросил у него полковник. — Сколько нам потребуется времени, чтобы добыть две тысячи тонн?

— В тех условиях и с теми средствами, что имеются у нас в распоряжении? Года два, не меньше, — ответил тот.

— Слишком долго.

— А как я сделаю быстрее, если никто в этих шахтах не хочет работать? Грязь, пыль, современную технику не доставить. Из тех, кто полгода назад прилетел сюда на заработки, осталось меньше четверти. Остальные сбежали. Ну, иногда, в свободное время, кто-то из других специалистов соглашается подработать, но это малые крохи.

— Могу заказать андроидов, — предложил полковник.

— Они выйдут из строя ровно через сутки. Я уже сталкивался с такими шахтами на другой планете.

— Понятно, — полковник устало откинулся на спинку кресла. — Что будем делать?

— Можно попробовать кое-что. Мы тут несколько раз натыкались на одну популяцию. Внешне похожи на нас, только слишком примитивны. Живут в норах.

— И?

Смит посмотрел на молодого человека, сидящего около самой двери. Тот, кашлянув, сказал:

— Мы думали отловить парочку и попробовать их приручить.

— Кто такой? — спросил полковник.

— Мэй Андерсон, — представился тот. — Биолог.

— Не знал, что биологи что-то смыслят в дрессировке, — усмехнулся полковник.

Кто-то из присутствующих захихикал, и Мэй, обидевшись, уткнулся в свой гаджет.

Помолчав несколько минут, полковник посмотрел на Марка и сказал:

— Капитан, поймайте этому гению от биологии несколько аборигенов. Возможно, ему удастся их приручить. Сколько на это уйдет времени, Андерсон?

— Не знаю. Постараюсь уложиться в пару-тройку месяцев.

— Хорошо. Смит, что можно еще придумать для добычи золота?

Тот хрустнул пальцами:

— Будем добывать его из воды.

— Договорились. Охрану я тебе выделю. Держи меня в курсе дел…

Эпизод 5

Вернувшись домой, Кефей застал мать за ее любимым занятием — она, в окружении трех служанок, заполняла цветами расписные хрустальные вазы. Хитон голубого цвета мягко струился мелкими складками по ее стройному телу, а вышитый серебром широкий пояс подчеркивал тонкую талию. Серебряные застежки на плечах завершали красивый туалет. Она, как всегда, была безупречна, вот только на лице отражалось холодное равнодушие.

«И что отец нашел в ней когда-то?» — подумал молодой человек, но вслух произнес:

— Здравствуй, мама! Ты выглядишь великолепно.

Не отрываясь от дела, Селена ответила:

— Сегодня ты вернулся рано, сын.

— Так получилось. Где отец?

Губы Селены скривились в подобие улыбки, и она ответила:

— А где ему еще быть?.. В своих покоях.

Кефей подошел к столу и, взяв с серебряного подноса небольшую кисть винограда, направился в свою комнату. Проходя мимо покоев отца, он не удержался и, остановившись, прижался ухом к двери. За дверью было тихо. Сунув в рот несколько виноградин, он собрался идти дальше, но тут до него донесся голос отца:

— Кефей! Я знаю, что ты стоишь за дверью! Входи! Я хочу тебя видеть!

Молодой человек закатил глаза. Может сделать вид, что он ничего не слышал? Кефей на цыпочках отошел от двери.

— Сын! Я жду!

Кефею ничего не оставалось делать, как, открыв дверь, войти к отцу. Он не был в его покоях целый год, и первое, что бросилось в глаза — это измененное пространство — отец превратил свою комнату в кусочек природы.

В глубине этой пространственной идиллии возвышалась огромная скала. По ее неровной каменной стене стекал водопад, но, в отличие от настоящего, чьи мощные потоки с шумом и пеной низвергаются вниз, этот падал медленно и практически бесшумно, образуя у подножья скалы небольшой водоем, в котором плескались разноцветные карпы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72 50
печатная A5
от 455