электронная
202
печатная A5
413
18+
Дыхание Разума

Бесплатный фрагмент - Дыхание Разума

Парапсихологический роман

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-1818-2
электронная
от 202
печатная A5
от 413
До конца акции
6 дней

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дыхание разума
Парапсихологический роман
Жанр — фантастика

От автора

И мира нет, и нет ни где врагов

Страшусь — надеюсь, стыну и пылаю

В пыли влачусь и в облаках витаю.

Всем в мире чужд и мир обнять готов

(Оскар Уальд)

О книге:

Сказка — ложь, да в ней намек,

Добрым молодцам урок.

Предъистория

Он всегда мог вспомнить любой отрывок из своего детства. И не понимал почему другие напрочь забывают это прекрасное, полное приключений, время. Особенно в детстве его всегда ставили в тупик такие вопросы как «кем ты хочешь стать когда вырастишь?» — «я уже есть, разве этого недостаточно?» — думал он. «какой твой любимый цвет?» у него не было любимого цвета… Его звали Чензо. В школе он был далеко не самой яркой личностью. Очень часто, на протяжении своей жизни, он замечал за собой что ни о чем не думает. В его голове просто не было мыслей. Такая «странность» его не напрягала. Он вообще практически ни о чем не заморачивался. Он как бы плыл по течению… И плыл увереннее других, так как с самого детства был предоставлен сам себе. Это были 90ые. В то время в России многие дети были беспризорниками. Однажды кто-то из друзей спёр дома зажигалку. И они все вместе пошли жарить картошку в заброшенную машину, у которой открывался только багажник. Через этот багажник они туда и залезли. Чензо очень любил машины и поэтому он сразу сел за руль. Ему было интересно… Задних сидений не было. Два его друга решили разжечь костер под картошку прямо в машине. Чензо почувствовал дым, но не придал этому значения, пока не запахло палёной резиной. Он повернулся назад и увидел, что половина салона уже в огне а ребята уже на улице. Он понял, что от выхода он отрезан, а двери не открываются. Стекла тоже не опускались. Страх проявился на доли секунды. Потом пропали все эмоции. Он как будто знал, что вылезет из машины любой ценой. Это было состояние полной не двойственной осознанности. Оно было не первым в его жизни, но единственным ярко запомнившимся. Под рукой оказался шатающийся железный ручник ручного тормоза. Невероятным образом он вырвал этот ручник и начал им бить по стеклу двери. Но в 7 лет едва ли хватит силёнок что бы выбить такое стекло… Дым практически полностью окутал салон. Чензо начал покашливать. В этот момент он захотел воздуха так же, как любой захочет, находясь под водой. Он продолжал бить по стеклу в одну и туже точку. Железка разодрала ему всю ладонь, но он этого уже не чувствовал. Стекло треснуло… Но дышать уже было нечем. Этот треск дал надежду. Он начал бороться за свой вдох свежего воздуха еще сильнее уже двумя руками. В моменте стекло рассыпалось на очень маленькие стеклышки. Воздух попал в салон и огонь разом охватил всё. Но свой первый глоток воздуха Чензо сделал, когда вынырнул из окна вместе с огнем. К нему подбежали друзья, схватили под руки и потащили дальше от машины. Один из них крикнул «ШУХЕР». Это слово всегда вселяло в Чензо второе дыхание, особенно в такие моменты. Они бежали и смеялись. Смех перерастал в ржач и сбивал дыхание. И так заканчивалась далеко ни одна история из его детства. На этом районе они больше не появлялись…

Шли годы. В свои 30 лет Чензо уже был закалённым жизнью человеком. Его круг общения поменялся уже не один раз. И он понимал, что так жить уже не интересно. Приоритеты менялись. В нем давно проснулись амбиции. Он никогда никому не завидовал. Все, что происходило в его жизни, воспринимал как должное. В своей жизни Чензо уже успел освоить разные поприща заработка. Все проходило по одному сценарию. Он устраивался на работу, в новую для себя область или сферу деятельности. По началу в этой работе все было интересно. Потом, изучив отрасль и став специалистом в этой области, ему становилось не интересным это занятие. И он начинал искать что-то новое. То, чего он не знает или не умеет. Последнее время Чензо стал осознавать всю тщетность и ограниченность этого мира, и своей жизни в частности… Буквально на днях он поссорился с начальством, которое разбрасывалось сотрудниками как хотело. Чензо наблюдал эти картины уже не раз. Людьми пользовались. В силу своих безвыходных обстоятельств людям приходилось терпеть такое отношение к себе. В один из таких моментов Чензо не выдержал. «Лучше моя совесть будет чистой, чем я буду смотреть на этих мразей и бездействовать. Надо уйти красиво, но чтоб не закрыли меня потом» — подумал он. В его глазах они были ничтожествами. Но особенно тот, кто манипулировал другими уродами, вызывал в нём сильную ненависть. Чензо выждал пока его цель выйдет на улицу перекурить и последовал в след за ним. На улице он подошел и спокойным голосом спросил:

— Знаешь почему со мной в коллективе все дружат?

— Не знаешь, а знааеете! Ты как со мной разговариваешь? Хочешь работу себе новую поискать? — возмутился начальник. Чензо продолжил в спокойном тоне:

— Так ты хочешь узнать или нет?

— Да мне по барабану, но ты можешь меня просветить. Ты же типа умный — съехидничал начальник.

— Потому что ты конченный — ответил Чензо и резким ударом лбом разбил переносицу своему собеседнику.

— Извини, я споткнулся и нечаянно ударился об тебя — продолжил Чензо — теперь попробуй доказать обратное мразь. Я здесь больше не работаю.

Начало

Это был обычный летний день. Чензо сидел возле реки, осознавая свою неприспособленность к этому миру… В такие моменты не особо понимаешь, что происходит на самом деле. Ты как бы здесь, но и это «здесь» не совсем такое, как тебе хотелось бы… Разные мысли лезли в голову. С одной стороны хочется чего-то добиться, с другой вообще ничего неохото… Какая-то не обоснованная печаль накрывала его. Целая симфония из мыслей «ни о чем» крутилась в его голове и казалось, что эти помыслы и вымышленные истории очень важны для него. Он был разбит… Иногда он себя останавливал в помыслах… — " тормози Чензо, что же в действительности напрягает тебя?» — мысленно спрашивал он себя. Но не возможно было описать это чувство неопределенности… «Наверно это кризис среднего возраста» — думал он, хотя это определение не соответствовало его ощущениям. Это и кризисом назвать нельзя. Было ощущение пустоты и всего лишь… Ему казалось, что где-то в этом мире есть что-то более важное, более высокое и недосягаемое… то, чего он не мог достать в силу своих, ограниченных этим миром, возможностей.

Он продолжал сидеть, наблюдая за течением реки. Мысли плавно переключались на воду… Сначала всплывали мысли о разных структурах воды, научных наблюдений, всем известных экспериментов и о возможностях этой стихии. Потом он просто смотрел на красоту её течения и мысли больше не всплывали… Вдруг часть воды перед его ногами стала вести себя не реальным образом. Вода начала менять течение от его ног к центру реки, поднимаясь в медленный вихревой столб, пока не образовался человеческий силуэт. Этот «силуэт из воды» поднялся над рекой и медленно двинулся по воздуху в его сторону. Чензо не испугался, он просто застыл от удивления. «Это сон» — подумал он. Обычно ему всегда снятся интересные, полные приключений сны. И всегда, когда он осознавал во сне что спит, то немедленно просыпался. Но не в этот раз. Это его и насторожило… Рядом с собой Чензо увидел своё тело. Со стороны оно выглядело как нелепо упавший комок человеческой плоти в грязной одежде. «Я умер?"… От страха он отлетел от тела метров на 5, причем по воздуху.

— Не бойся, ты всегда умел летать и ты не умер.

Тут Чензо понял, что говорит с ним этот силуэт из воды.

— Кто ты? — спросил Чензо, понимая, что их беседа проходит на мысленном уровне, то есть физически эти слова он не произносил.

— Я не скажу тебе кто я и даже не покажу свою внешность, так как я проявляюсь во всем что тебе известно. Поэтому в каждую нашу встречу ты будешь понимать моё присутствие тогда, когда привычные тебе физические элементы будут вести себя не обычным образом.

И тут он понял, что видит все вокруг себя одновременно.

— Как это возможно? Где я? — с каждым мгновением ему становилось всё интереснее.

— Ты в бордо. Это пространство между смертью и освобождением. Здесь ты встречаешься сам с собой. Не обязательно умирать чтоб оказаться здесь. Например, ты можешь стать йогом сна и без препятственно бывать здесь, когда захочешь. Большинство людей, оказываясь здесь, испытывают страх и мучения или мытарства, не понимая, что мучаются от самих же себя. Но тебе это не грозит…

— Почему? — подумал Чензо.

— Ты достаточно совершенен и ты не строишь ложных предположений. На это способен каждый, но приходят к этому единицы. В одной из прошлых жизней ты был йогом и достиг серьёзных высот. Тебя знали как великого мистика.

— Почему это сейчас происходит со мной? — спросил Чензо.

— Потому что сейчас ты захотел этого с такой же силой как тогда хотел дышать в машине, полной дыма и огня. — ответил собеседник. Его голос был даже больше чем знакомым. — Если ты сейчас разговариваешь со мной, значит ты вернулся на путь познания себя и той безграничной силы, которую ты называешь своим отцом. — продолжал незнакомец из воды.

— Откуда тебе знать кого я называю отцом? — снова подумал Чензо.

— Неужели ты думаешь, что я не вижу твои мысли, если я разговариваю с тобой на телепатическом уровне? И уверен ли ты что эти мысли твои? — произнеслось как бы в мыслях, но в тоже время Чензо понимал, что он с этим незнакомцем как бы одно целое. Это ощущение быстро вернуло его в тело. Он открыл глаза. Он помнил каждое слово из этого разговора. Но больше всего его интересовал другой момент. Как это он почувствовал единение с собеседником? «Или это шизофрения или то, что я искал всю жизнь в этом мире» — подумал Чензо — «если это шиза, значит этого не повторится». Он встал отряхнулся и пошел. Его одолевала слабость. Чензо понимал, что надо взять себя в руки, ведь сегодня такой важный день. У его друга детства день рождения. Это был самый верный и лучший друг. Он был ближе чем родня. Они были как братья и позволяли между собой в общении любые реплики. Иногда могли разругаться, но это никода не нарушало их дружбы.

Праздник к нам приходит…

Подходя к дому, Чензо уже чувствовал бодрость. Время поджимало. Он забежал домой. Ополоснулся по быстрому. Одел чистое, что попалось под руку, и пошел на улицу. До Михо надо было пройти два квартала. Именно так его звали близкие друзья. Звали его конечно Миша. Но так вышло, что с детства Михо и Чензо были самыми отмороженными в школе. Они оба выросли в неблагополучных семьях. И всегда на пару срывали уроки. Если старшеклассники грубили, то они вдвоём вылавливали их по одному за школой и мстили друг за друга на пару. Их ровесникам было не понять что их так объединяет, так как они росли в нормальных семьях. А Михо и Чензо росли как волчата… Возле дома своего друга Чензо увидел компанию. Некоторых он уже знал. Компания была уже на веселе. Это были друзья Михо. Он по прежнему продолжал гулящий образ жизни в отличии от Чензо. «Братуха, один раз живем!» — всегда говорил Михо на любые реплики друга, касаемо образа жизни своего друга. Чензо со всеми поздоровался и зашел в подъезд. Михо жил на втором этаже. Но встретил его друг между этажами на пролёте.

— Братух, курнешь? — спросил Михо не поздоровавшись. Это было в его духе.

— Не, братух, ты же знаешь — ответил Чензо и пожал ему руку.

— Поэтому и предлагаю — ухмыльнулся Михо, — мне сегодня 30. Ты можешь отговаривать меня как хочешь, но я сёня отожгу по крупному! Праздник к нам приходит!!! — повышенным и радостным тоном вскрикнул Михо. Чензо понимал в такие моменты что закончится это далеко не самым лучшим образом, но друга оставить не мог. Они вышли на улицу. Чензо заметил, что компания увеличилась. Человек 15 — 20 ждали на улице.

— Идём на вписку к моей подруге — сказал Михо своим друзьям — я договорился. Компания двинулась в сторону соседнего дома. Его подруга жила в 3х комнатной квартире, доставшейся ей от родителей. Она была старше Михо лет на 10. И тоже любила по экспериментировать с разными запрещёнными веществами. Все звали её Кэтрин.

— Братух, ты хочешь отметить свою тридцатку в компании этой потасканной оторвы? — спросил Чензо.

— Давай не базарь — ответил Михо — куда ты ещё с такой оравой сможешь забуриться?

— Ну да, тоже верно — заметил Чензо.

Соседи Кэтрин уже давно привыкли к её весёлым посиделкам. Она знала, что к ней сегодня придут гости и, не смотря на её разгульный образ жизни, прибралась к приходу гостей. В свои 40 лет она не теряла надежды встретить того, кто не будет ей пользоваться и готов будет ради неё на какие-то серьёзные поступки. Её женская природа всё равно напоминала о себе. Но она была добра и многие этим пользовались.

Часть компании отделилась в магазин, остальные пошли к Кэтрин. Когда все собрались на месте, Михо объявил — «Сегодня рядом со мной мой лучший друг в мой лучший день в этой жизни! Первый тост с него!» Чензо понимал, что речь идет о нём и придется участвовать в этом празднике жизни своего друга. После первого тоста пошел второй, третий, четвёртый. Дальше уже кто-то пил, кто-то курил. Все разбрелись по мини компашкам и в квартире стоял один сплошной гул. Начались пьяные разговоры о жизни. Чензо был не трезв, но и не пьян. Его напрягала такая обстановка. В моменте он поймал себя на мысли «если всё то, что они употребляют, убивает их изнутри, значит это массовое медленное самоубийство и я в этом участвую. Странно… Самоубийство разрешено на законодательном уровне. Почему одни виды самоубийства разрешены, а другие запрещены? Кто решил, что убить себя алкоголем более почётно чем наркотой? Почему, с теми, кто порезал вены, работают всякие психологи, а с теми, кто нажрался и чуть не сдох на морозе, не работают? Почему я думаю об этом? Я же планировал склеить здесь какую ни будь фифу. Куда делись эти помыслы животного характера? Почему именно животного? Откуда мне это известно?…» От мыслей его отвлекли крики и резкие движения на периферийном зрении с громкими хлопками. «Понеслась» — последнее, что успел подумать Чензо. Удар по затылку… Потемнение… Боль… Сладкий привкус во рту… Чензо оказался в центре комнаты под потолком. Его окружал дым и силуэты отдыхающих в этой квартире как в замедленном кадре. Он увидел, как загорелось кресло, но огонь резко вырос и приобрел очертания человеческого силуэта. Чензо понял, что происходит. «Второй раз за день. Как часто это будет происходить?» — подумал он.

— Я знаю, что ты меня узнал — пронеслось в пространстве — теперь мы периодически будем общаться, так как твоё прохождение причинно-следственных связей начало ускоренный темп.

— Почему? — спросил Чензо.

— Потому что ты на пути познания и совершенства. Теперь все негативные и позитивные наработки твоего эго из этой и прошлых жизней будут всплывать на физическом плане с ускоренным темпом. Ты начал страдать теперь в разы больше и чаще чем раньше. Всякое страдание разрушает иллюзию этого мира и ведет к просветлению. То, что сегодня для тебя страдание, завтра опыт. Если ты чем-то разочарован, значить маленькая часть иллюзии стерта.

— Почему ты сейчас в виде огня — спросил Чензо.

— Что ты видишь здесь?

Вокруг себя Чензо увидел бегающих людей в дыму. Где-то на кухне во всю полыхал пожар. Его тело тащили к выходу.

— Где Михо? — подумал Чензо.

— Не думай об этом. Его жизнь — это его личный опыт, который он сам выбрал. Это не хороший и не плохой опыт. Он проходит то, что задумано им еще до рождения, так же как и все кого ты знаешь.

— Типа судьба — подумал Чензо.

— Судьба, это прошлое. Сущность не может назвать грядущее судьбой. Иначе какой толк выбирать как поступишь или что скажешь? Пока тебя везут в больницу, я покажу тебе на каком отрезке жизни ты находишься на данный момент.

Стена с окном в квартире исчезли вместе с дымом. Чензо был в центре комнаты. «Что ты видишь?» — услышал он. Чензо увидел небо без облаков во весь проём. Ему казалось, что это помещение находится очень высоко от земли. «А теперь подлети ближе…» — пронеслось в воздухе. Чензо двинулся ближе, но не на много. Страх высоты его остановил, несмотря на то что он летает и упасть в низ физически не может. Теперь он увидел, как где-то далеко в небе летят два метеорита, оставляя за собой огненный непроходящий след. «А теперь перебори страх и двинься ещё ближе…» — услышал Чензо. Переборов страх, он двинулся к самому краю. И тут перед ним возникла картина, которую он не ожидал увидеть. Отверстие, в котором он находился, было пещерой высоко в горах. Его окружали горы невероятной красоты. А те два, как ему сначала казалось, метеорита оказались двумя рукавами лавы. Они сходили с огромнейшего вулкана. Чензо был поражен увиденным. «Теперь ты понял?» — последовал вопрос.

— Страх мешал мне увидеть полную картину. В жизни всё по другому. — подумал Чензо.

— В жизни всё именно так. Страх, это проявление твоей животной сущности. Если понять, что ты боишься того, что по факту не наступило, то страх потеряет свою силу.

«Как же я раньше до этого не догадался? "- подумал Чензо

— Значит с нормальным ритмом жизни я могу попрощаться… Если сейчас откачают, то завтра уже не факт…

— Не факт… — услышал он — любая мудрость даётся через боль. Твой путь открывается через страдания. Смирись. Ищи и познавай.

— Как я пойму, что нашел правильную информацию? С чего начать, когда я очнусь? — спросил Чензо.

— Ты поймёшь это сердцем. Если знание достойно, то оно зацепит тебя за душу. Для начала начни дышать. Дыхание, это канал, который связывает тебя с телом. Это единственная жизненно важная функция в твоём организме, которую ты можешь контролировать. Уделяй своему дыханию побольше внимания. Ищи источники, в которых говорится о дыхании и практиках дыхания… Дыши… Дышиии…

— Еще разряд! — услышал Чензо — Пульса нет, еще разряд!

«Они же меня так добьют» — подумал Чензо. После очередного разряда сердце начало стучать, он сделал глубокий вздох.

— Ну наконец то! — услышал он как в тумане — теперь можешь поспать…

Твой разум дышит

Чензо проснулся в больничной палате. Рядом с ним сидел незнакомец.

— Разговаривать можете? — спросил незнакомец.

— Могу — ответил Чензо.

— Меня зовут Виктор Шомов, я из полиции. — Шомов протянул удостоверение, но Чензо не смог там прочитать ни слова. Буквы расплывались. — Вы помните, что произошло? Вы знаете, почему Вы здесь?

Чензо всё помнил до последнего слова. Но разговаривать не хотел. Он не знал, что случилось с Михо и поэтому решил воздержаться от комментариев чтобы не подставить друга.

— Я ничего не помню — ответил Чензо.

— Я так и думал. — продолжил Шомов — Врач сказал что у Вас черепно-мозговая травма, плюс отравление угарным газом и ожоги. Возможна потеря памяти.

Шомов оставил визитку на тот случай если Чензо что-то вспомнит.

На следующий день пришел доктор. Крепкий и высокий мужчина в очках. Провел осмотр и сделал запись в карточке.

— Судя по всему… Даже не смотря, на то, что Вас достали с того света… Вы очень быстро пойдёте на поправку — сказал доктор — завтра Вас переведут в общую палату.

— Я здесь на долго? — спросил Чензо.

— С такими травмами недели три, не меньше. Вам ещё надо прививку сделать и с психологом пообщаться. Психолог у нас особенный. Имеет научную степень. Так что будут вопросы, не стесняйтесь. — сказал врач и вышел. «Это наверно из-за того, что я типа память потерял. Хрен с ним, пообщаюсь» — подумал Чензо.

Он лежал на больничной койке и пытался уделять внимание своему дыханию. Чем дольше он концентрировался на дыхании, тем неудобнее становилось дышать. «И правда… На что ещё я могу повлиять в своём теле кроме дыхания без лишних помыслов? Я могу двигаться, но, если по чеснаку, люди живут и без движений. Без дыхания едва ли кто выживет.» Так он провалялся весь день, переключая внимание на всякие мысли о прошедшем и обратно на дыхание. Часы в палате показывали полночь, а он даже и не собирался спать. Вдруг в палату вошел человек. Судя по одежде, это был не медицинский работник. Его лицо выражало полное умиротворение. На вид он был ровесником Чензо. Он подошел к койке и произнес:

— Твой разум дышит брат. Ходить можешь?

— Могу, но сейчас не хочу. — С растерянностью ответил Чензо. «В каком я отделении? Что за хрень здесь происходит?» — подумал он.

— Можешь называть меня «брат», у нас нет имен. Я знаю, что ты меня не боишься. Я так же знаю, что тебя здесь ничего не держит. Ни здесь, ни дома, ни на работе. Тебе эта жизнь не интересна. Если ты пойдёшь со мной, то получишь ответы на многие вопросы. К тому же ты ничего не потеряешь. Если не пойдешь, то завтра они тебя чипируют под предлогом прививки. И тогда ты продолжишь своё существование, как и раньше, но при этом они смогут влиять на твоё настроение и даже поступки. Как тебе такая перспектива?

— Я не знаю кто ты, но ты умеешь уговаривать — ухмыльнулся Чензо. Он всегда был за любой «кипиш». А эта авантюра опасности не представляла. К тому же ему уже надоели эти стены. — Я пойду с тобой, но, если только медленно. Меня пока штормит чёто.

— Хорошо. Я отвезу тебя туда, где ты и подлечишься, и проведёшь время с пользой — сказал незнакомец. Он помог Чензо встать на ноги и повёл его из палаты к лестнице. В центре коридора сидя за столом, облокотившись на руки, спала медсестра. — Она не проснётся — сказал незнакомец, как бы прочитав мысли Чензо — это я её усыпил.

Они спустились на первый этаж и пошли мимо приёмного отделения. Чензо увидел ещё троих спящих медиков. Они вышли на улицу и двинулись к проходной. На проходной Чензо так же увидел двух охранников в спячем состоянии. Пройдя проходную, они подошли к машине. Незнакомец усадил Чензо на заднее сидение, а потом сел за руль и машина тронулась с места. У Чензо было много вопросов. Он даже не знал с чего начать. Они молча ехали уже минут 20.

— Слышь братух… Ты не против, если я так буду к тебе обращаться? — спросил Чензо.

— Не против.

— Что значит чипировать? Типа чип вошьют? И как с помощью этого можно управлять организмом?

— Это нанотехнологии. С помощью чипа они подключаются к твоей нервной системе и передают определённые импульсы. Но это не самые страшные разработки. Ты потом всё узнаешь. Сейчас отдыхай. Нам ехать ещё часа полтора. — ответил братуха.

— Как ты узнал о моей жизни? Как ты меня нашел вообще? Они всех чипируют? — Чензо очень сильно хотел разобраться в происходящем.

— Не всех пока. На данный момент они чипируют таких как мы. Ты тоже такой. Мы представляем угрозу этому рабству. Каждый, кто приобретает понимание, кто встаёт на путь совершенствования и познания себя, кто становится мудрее. Такие люди представляют угрозу современной системе управления обществом. Такими людьми невозможно управлять. Потому что управление строится на манипулировании вниманием. Всё что окружает людей так или иначе манипулирует их вниманием. Мало кто в современном обществе уделяет внимание действительно важным для себя вопросам. Наше ментальное тело косвенно влияет на физическое. Таким образом они нас вычисляют с помощью специальной техники. Доктор, который тебя осматривал был в очках. В эти очки встроены определенные технологии. Через них можно просматривать даже цвет ауры.

— А ты как меня нашел? — снова спросил Чензо — у тебя же нет очков

— Среди нас есть мастера, которые обладают разными способностями. Тебя нашла наша сестра и указала точное место и время, когда будет удобнее тебя забрать. Ты с ней конечно встретишься.

Дальше они ехали молча. Веки у Чензо потяжелели. Его явно клонило в сон. Видимо от переутомления и не самого лучшего физического состояния. Он уснул.

Семья

Чензо проснулся в полной тишине на полу. Точнее на белом матрасе от двуспальной кровати, расположенном прямо по центру большой белой комнаты. Мебели в этой комнате не было вообще. В комнату вошла девушка. На вид ей было лет 20. Она поразила его своей красотой, хоть и была скромно одета. Чензо понимал, что проснулся в незнакомом месте, но его ничего не напрягало. Он не мог отвести от неё глаза.

— Кто ты, прекрасное создание? Я в раю? — решил начать разговор Чензо.

— Не дёргайся, — холодным тоном ответила девушка — ложись на живот. Тебя надо растереть.

Её взгляд выражал полное смирение и в тоже время невероятную волю. Чензо повернулся на живот. И решил продолжить общение. Только он захотел произнести слово, как у него застыло дыхание от её прикосновения. Она начала растирать ему спину в области лёгких.

— У тебя волшебные руки. Аж дух захватывает. Как тебя зовут? — спросил Чензо.

— Наш брат говорил тебе что у нас нет имён.

— Говорил. Но если здесь не одна сестра, а остальные сёстры не такие красивые как ты, как мне тебя называть?

— Тебе придётся забыть о моей красоте. Я на много старше чем ты. Мне уже 56. Можешь называть меня Лисой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 202
печатная A5
от 413
До конца акции
6 дней