электронная
Бесплатно
печатная A5
219
12+
ДОТ

Бесплатный фрагмент - ДОТ


5
Объем:
30 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-9250-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 219
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

16 января

Василий Николаевич Торжецкий — начальник Паласовской дальности дорог — структурного подразделения Приволжского директората рельсов — структурного подразделения Центрального директората рельсов — филиала открытого акционерного общества «Российские железные дороги», а если пользоваться корпоративным сленгом — просто ТП-13, соответствовал занимаемой им должности всем своим внешним видом.

У него были крепкие длинные руки, солидный упругий живот, строгие, как полагается всякому начальнику, близко посаженные светлые глаза и кривая, переломленная грузом ответственности осанка. Возраст у Василия Николаевича тоже был для начальника ТП самый подходящий — 43 года, заключающий в себе достаточный опыт на железнодорожном транспорте, но в то же время неокончательную, сглаживаемую воспоминаниями о юношеской гордости, разочарованность в службе.

Заведённый заблаговременно будильник прозвенел в установленные 16:15. Через пять минут на многоканальном телефоне ТП-13 загорится красная лампочка и начнётся аудиоселектор, на котором как обычно ПД будут освещены все жестокие важные нарушения, допущенные Василием Николаевичем и другими ТП Приволжья на этой неделе.

Самыми серьёзными нарушениями будут, конечно, нарушения исполнительской дисциплины, которых за Василием Николаевичем на этой неделе насчиталось более пятнадцати. Не были ещё подготовлены отчеты о подписанных на прошлой неделе сделках, отчёты по суммам вынесенных штрафов, отчёты о состоянии безопасности движения, о количестве допущенных случаев брака, об исполнении плана капитального ремонта. И другие ещё отчёты, отчёты, отчёты…

Руководству нужны были только отчёты. А сама работа? Исполнение самих сделок? Очистка пути, полосы отвода, уборка мусора? А ремонт оборудования, испытания новой техники, проверка квалификации персонала? Но эта работа по мнению ПД должна была делаться сама собой. Делалась же она как-то предыдущие 100 лет. А вот отчёты о состоянии исполнительской дисциплины, которые еженедельно направляют в Москву — вещь важная. Пустая, но важная. Именно от неё зависит, снимется ли с ТП-13 объявленный ему очередной дисциплинарный проступок. Например, замечание с прошлого месяца, или выговор с позапрошлого; и ещё раньше тоже был выговор. А выговор до его снятия означает отсутствие премии. А отсутствие премии — невыплату большей части месячных денег, а это — чистый оклад. А оклад у ТП был… Об этом лучше не думать.

Лампочка замигала красным. Василий Николаевич откашлялся, приосанился и нажал кнопку подключения.

— ТП-13 на связи. Добрый вечер.

— Добрый вечер, Василий Николаевич. Ждём ТП-20 и ТП-8 — объявил голос секретаря.

— ТП -20 слушает.

— ТП-8 слушает.

— Добрый вечер коллеги. Рад всех слышать.

Василий Николаевич беззвучно усмехнулся в центр красной лампочки. В голосе ПД не было ни грамма радости.

— Буду краток. Об отчётах спрашивать не стану, жду всё установленным порядком. Сегодня на повестке дня «День охраны труда». Утром прошёл селектор с Москвой, и было дано поручение провести это мероприятие в следующую пятницу. Передаю слова московского руководства — «событие масштаба страны»! На всех дорогах, повторяю — всех, 23 января отменяются все виды работ и проводятся инструктажи и показательные программы, посвящённые охране труда. На каждый регион будет направлена комиссия из аппарата. Какой именно участок комиссия посетит, естественно, не разглашается. Примерная программа мероприятий будет разослана в субботу. Завтра до обеда прошу представить мне списки ответственных за организацию на местах.

— Но, Артём Дмитриевич, как же всё успеть? В ТП-15 девятнадцать участков. Я всех не соберу!

— Собирайте! И не пытайтесь задавать мне такие вопросы, сами знаете, что сроки устанавливаю не я. Итоговые списки по Приволжской ПД я должен передать в Москву до шестнадцати часов. Работаем, господа-товарищи!

— А как же снег? Выправка? У меня на пятницу три окна!

Василий Николаевич решил озвучить главный, мучивший всех вопрос.

— Переносим на понедельник?

— Василий Николаевич, ты соображаешь? Понедельник это уже двадцать шестое — у тебя срок отчётности — двадцать пятое. Не выполнишь план, сам знаешь, какие будут последствия.

— И как же быть? Выходить на работы в пятницу?

— Ни в коем случае! Ты же слышал, что я сказал. Проверка московская будет в пятницу! Ну что вы, ей богу, сегодня все как дети малые!

— Понял, Артём Дмитриевич.

Василий Николаевич отключил связь, откинулся на спинку кресла и стал медленными круговыми движениями массировать виски.

23 января

Душную, застеленную паром кухню не спасала даже открытая форточка. Небольшое деревянное окно запотело и по его старым, заляпанным в разных местах голубой краской стёклам, стекали быстрые прохладные капли. Такие же капли дрожа ползли по влажному белённому потолку и по золотому пластиковому ободку настенных часов в форме парусника. Любому вошедшему в эту кухню, захотелось бы тут же выскочить из неё на мороз и, наблюдая, как пар высвобождается из нагревшихся губ, глубоко вдыхать колкий, но свежий воздух.

Однако, Михаил Прохоров — машинист 7-го разряда автоматрисы АДМ №1270 Паласовской дальности дорог Приволжского директората рельсов в эту душную кухню вошёл смело, горделиво задрав подбородок. Да ещё и громко хлопнул ветхой деревянной дверью. Он сделал это намеренно с явным желанием того, чтобы жена, хлопотавшая над тремя кипящими кастрюлями, услышала и обернулась. Жена услышала и обернулась.

Михаил улыбнулся ей и легко, демонстративно небрежно, бросил на обеденный стол свёрнутый в трубку листок бумаги.

— Грамота! — пояснил Михаил на вопросительный взгляд жены и ещё более довольно улыбнулся. — За надлежащее обеспечение безопасности движения в период снегоборьбы.

Жена безразлично хмыкнула и отвернулась к своим кастрюлям. Что ей до его грамот — бумажки, которыми можно уже обклеивать стены в гараже. Муж нужен был сегодня дома, чтобы помогать готовиться к завтрашнему празднику. К его же, Михаила, собственному пятидесятилетию!

— Ну, Маш!

Михаил подошёл к жене, обнял её за плечи и уткнулся лицом в её влажную, прохладную от пота шею. Жена недовольно повела плечами, но Михаил только крепче сжал их.

— Голубцы, ммм…. Маш, ты золотая! Маш? Ну, виноват. Ну, прости! Ты ж знаешь, как оно бывает….

— Оно у тебя каждый день так бывает! То, проверка, то сетевое совещание, то разбор, то круглый стол… Сегодня этот твой «День охраны труда»! Только не вижу я, кто и как твой труд охраняет! Полночь за окном.

Жена всё-таки стряхнула руки Михаила со своих плеч и стала яростно натирать на мелкой тёрке морковь.

— Так поздно? — Михаилу почти искренне удалось изобразить удивление.

На самом же деле он прекрасно отдавал себе отчёт во времени. Более того, после официальной части мероприятия он умышленно задержался, чтобы выпить с коллегами по работе (отпраздновать, так сказать, предстоящий юбилей). Но жене об этом знать было не обязательно. Также как не обязательно было ей сейчас сообщать, что завтра, в свой выходной (и, опять же, в свой юбилей!) ему придётся выходить на работу. Пусть лучше это будет неприятным ранним срочным вызовом. Естественно, неожиданным.

— И что там было?

— Ни что, а кто, Машуня! Сам первый зам Центрального директората! Представляешь? И умный мужик, оказался, знаешь ли. Сам когда-то и выправкой занимался, машиной управлять умеет. И глаз у него намётан. Когда высоту ограждений проверял, заметил погрешность на полтора сантиметра! А когда наш Леонидыч свой доклад о новых АДМ докладывал, такие детальные вопросы задавал, что тот и ответа не знал…

— Ну, Миш, на то они и начальники, — чуть оттаявшим голосом прокомментировала жена.

— Но наш-то Леонидыч — мозг участка! Начальство его всегда на все конференции посылает с докладами выступать. Потому что язык у него подвешен, да и голова хорошо в механизмах разбирается. А этот, первый зам его как на экзамене вопросами завалил. Мы так и ждали, что в конце он ему скажет: «садитесь, тройка!».

Михаил коротко рассмеялся и чуть боязливо покосился на жену.

— Есть хочешь?

— Не, Машунь. Нам после такой банкет закатили! Красота просто! И бутерброды с красной рыбой, и шашлык, и икорка, и салатики разные… «А потом и я еще проставился колбаской, килькой да водочкой» добавил Михаил про себя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 219
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: