электронная
Бесплатно
печатная A5
434
12+
Дорога обратного времени

Бесплатный фрагмент - Дорога обратного времени

Объем:
356 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6888-2
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 434
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Глава 1. Алое пламя

Мэдлин брела по бесконечной пустыне. Она снова была босая и горячий песок неприятно обжигал ей ступни. Сейчас девушка мечтала лишь о том, чтобы встретить на своем пути хоть какой-то источник воды, пусть даже маленькую лужицу. Но впереди виднелись одни только песчаные барханы. Огромное красное солнце опускалось за горизонт, и Мэдлин надеялась, что с его уходом станет хоть немного прохладнее.

Девушка с какой-то тревогой смотрела на этот кроваво-красный закат, будивший в ее душе затаенные и страшные воспоминания. Когда-то давно она уже видела это неправдоподобно алое солнце. Только тогда она была не в пустыне, а кажется в городе. В каком-то чужом незнакомом месте. И там было очень плохо, там ей грозила смертельная опасность.

Мэдлин вдруг поймала себя на мысли, что не помнит, как она вообще оказалась в пустыне. Почему она здесь и куда идет? Девушка остановилась, тревожно оглядываясь по сторонам. Обжигающий сухой ветер трепал ее волосы и платье. Неожиданно она услышала голоса. Люди! Если рядом люди, то значит есть и оазис, и вода!

Мэдлин поняла, что от незнакомцев впереди ее отделяет один лишь высокий песчаный бархан. Не жалея ног, она принялась взбираться по нему вверх. И оказавшись на самой вершине увидела, что внизу простирается песчаная равнина, где столпились какие-то люди. Только люди ли?

Девушка с недоумением разглядывала темные фигуры, закутанные в странные одежды, похожие на балахоны, так что не было видно лиц. Загадочные создания скользили по песку, не касаясь его. В свете заходящего солнца их тени казались неимоверно длинными. Так что не понятно было, где заканчиваются силуэты незнакомцев и где начинаются их отражения.

Мэдлин стало не по себе. Она уже пожалела, что взобралась на этот бархан. Вдруг эти неизвестные заметят ее и не слишком обрадуются подобной встрече?

Так и произошло. Одна из фигур обернулась к девушке, и та увидела, что под капюшоном нет лица, одна лишь чёрная пустота. Мэдлин сделалось жутко, ей захотелось убежать прочь. Но неожиданно она услышала знакомый голос и сердце ее буквально замерло.

— Мэдлин, это ты? Спустись сюда, помоги мне! — крикнул кто-то.

Девушка не могла не узнать этот голос. Он, несомненно, принадлежал Джереми, которого она не видела уже больше года и о местонахождении которого ровным счетом ничего не знала. Мэдлин почувствовала в интонации молодого человека искреннюю мольбу о помощи. Поэтому не удержалась и закричала в ответ:

— Джереми, где ты? Что с тобой?

Это было роковой ошибкой. Темные фигуры все разом повернулись в сторону девушки. А затем с какой-то нечеловеческой скоростью стали приближаться к ней. Теперь уже точно было видно, что это никакие не люди. Под прорезью черных балахонов мелькали худые длинные когтистые лапы. Мэдлин в ужасе осознала, что сейчас неведомые твари ее попросту растерзают. Она попала в ловушку! Никакого Джереми здесь не было и быть не могло!

Неизвестное существо, приблизившись к девушке, больно коснулось когтями ее предплечья и оцарапало его. Мэдлин в ужасе инстинктивно закрыла лицо руками, закричала и… от этого проснулась.

Девушка резко села на кровати и откинула прилипшую к вспотевшему лбу прядь волос. Она никак не могла отдышаться, словно действительно только что бежала по пустыне. Мэдлин поняла, что утро еще не скоро, потому что в ее комнате было совсем темно. Единственным источником света оставалась одинокая свеча, стоявшая на комоде и по собственному желанию загоревшаяся красным магическим пламенем.

Девушка отлично помнила, что не собиралась ее зажигать, а значит огонь возник сам собою. Мэдлин это совсем не понравилось. Магическое пламя никогда не появляется просто так. Ее же оно в последнее время буквально преследовало. Стоило девушке оказаться поблизости от огня, как тот непременно старался принять зловещий алый оттенок. Мэдлин казалось, что таким образом магия Междумирья, которое она навсегда покинула, звала ее обратно.

Девушка сидела на кровати, как завороженная, не двигаясь и глядя на мерцающее пламя свечи. У нее появилось какое-то непреодолимое желание бросить все и прямо сейчас произнести заклинание перемещения, чтобы оказавшись в Междумирье, хоть на секундочку вдохнуть и почувствовать ставшую ей родной магию. Мэдлин вдруг стало так тоскливо, словно она была заперта в темнице.

Девушка резко тряхнула головой, отгоняя неприятное наваждение, а затем вскочила с постели и попыталась задуть горевшую зловещим пламенем свечу. Огонь даже не шелохнулся, словно ее и вовсе не было рядом. В раздражении Мэдлин произнесла слишком мощное водное заклятие, которое не только потушило пламя, но и немного затопило пол под ногами.

Но девушку это мало взволновало. Она снова легла на кровать и принялась разглядывать потолок над своей головой, пытаясь вспомнить ускользавшие после пробуждения подробности сна. Мэдлин с такой ненавистью спешила погасить своенравную свечу еще и потому, что огонь неприятно напоминал ей кроваво-красный солнечный диск из ее кошмаров. Она уже где-то видела нечто подобное и это обстоятельство тревожило ее даже больше, чем явившийся во сне образ Джереми. Девушка пребывала в полной уверенности, что молодой человек в состоянии сам постоять за себя и вряд ли станет просить ее о помощи в реальной жизни. Скорее это ему чаще приходилось защищать свою спутницу, когда они вместе путешествовали по дорогам Междумирья.

«Нет, это всего-навсего дурной сон», — решила про себя Мэдлин.

Она столь активно отгоняла от себя мысли о Джереми еще и потому, что в глубине души ей неприятно было осознавать то, что он не вспоминал о ней уже больше года и ни разу не вышел на связь. Волей неволей Мэдлин начала воскрешать в памяти подробности их жизни в Междумирье и, погружаясь в эти воспоминания, сама не заметила, как уснула…

Проснулась девушка уже от того, что солнце, беспрепятственно проникавшее в окно из-за не зашторенных занавесок, светило ей прямо в глаза. Мэдлин машинально потянулась к лежавшим на тумбочке наручным часам. Те показывали одиннадцать часов утра. Девушка поразилась тому, как долго она спала. Хорошо еще, что сегодня был выходной, ведь в обычные дни она просыпалась не позднее девяти из-за того, что ей приходилось вести занятия.

Раздался стук в дверь. Не громкий, но настойчивый. Почувствовав знакомую магическую ауру, Мэдлин поняла, что за порогом находится не кто иной, как Зоя — ее давняя приятельница и коллега, к которой девушка относилась особенно трепетно после того, как та спасла ей жизнь при ранении стрелой Бессмертия. Не дожидаясь, когда ее впустят внутрь, Зоя без особых церемоний просто-напросто прошла сквозь дверь. Подобное было под силу только магу достаточно высокого уровня.

— Вставай, соня, — насмешливо произнесла она.

Подруга Мэдлин в отличии от нее самой не обладала особо яркой внешностью. Скорее наоборот. Худенькая, маленькая, с тусклыми русыми волосами и большими глазами за стеклами огромных очков. Она казалась какой-то незаметной, робкой и беспомощной. Но на деле была очень хорошим и сильным магом, а еще человеком, не боявшимся принимать сложные решения даже в самой непростой ситуации.

Мэдлин недовольно поморщилась и села на кровати, натянув одеяло до самого подбородка. Ее раздражало такое пристальное внимание к собственной персоне.

— Я и сама могу проснуться, совсем необязательно ко мне врываться, — пробурчала она.

— Что-то долго ты просыпаешься! — парировала Зоя. — Проспала завтрак. Я конечно понимаю, что сегодня выходной, но мы с Юнием все равно беспокоились, вдруг тебе стало плохо.

Мэдлин тяжело вздохнула. После того, как она вернулась из Междумирья и обрела несвойственные другим магам способности, коллеги в ее родном институте принялись активно интересоваться ее состоянием и самочувствием. И девушке упорно казалось, что они считают ее немного не в себе и стараются общаться с ней мягко и аккуратно, как с больным человеком. Хотя она и так тщательно скрывала от всех, что слышит голоса в собственной голове, подсказывавшие ей, как правильно использовать магию Междумирья. Если бы Мэдлин в открытую рассказала о таком, то уже, наверняка, давно бы попала в психушку, несмотря на все свои заслуги. Девушке и так казалось, что с ней до сих пор не произошло ничего подобного только потому, что было бы как-то некрасиво одеть в смирительную рубашку человека, предотвратившего тяжелую войну и собственноручно уничтожившего сильного мага с нездоровыми замашками диктатора.

— Я всего лишь решила поспать подольше! А вы уже начинаете беспокоиться! Как будто бы я ребенок, которого ни на секунду нельзя оставить одного! — раздраженно ответила она Зое.

— А чем ты ночью то занималась? — хитро прищурившись, спросила та, благополучно пропуская мимо ушей раздраженный тон подруги.

— Тоже спала, — машинально отозвалась Мэдлин.

— Да ну? А кто же тогда устроил этот потоп? Из-за которого я даже не решаюсь подойти к твоей кровати, чтобы не промочить ноги. Не говоря уже о судьбе бедного ковра на твоем полу! А ведь его между прочим подарил твой бывший выпускник!

Мэдлин уже и позабыла о том, что сегодня ночью переборщила с водным заклятием, и теперь с легким недоумением уставилась на залитый водой пол. Она щелкнула пальцами, и вода тут же исчезла, а от ковра начал подниматься небольшой пар. Зоя восхищенно взглянула на свою подругу, которая проделала весь этот фокус без магического амулета.

— Никак не могу привыкнуть к тому, что ты теперь можешь колдовать без заклятий! Признаться, я и сама пару раз пробовала, но все безрезультатно! Сколько я ни концентрировалась, сколько ни пыталась! — с легкой завистью заметила она.

До того, как попасть в Мэждумирье, Мэдлин, как и все маги в ее родном мире, тоже могла колдовать лишь с помощью произносимого вслух заклятия и магического амулета с камнем — проводником. Им мог быть любой драгоценный минерал, подвергшийся специальной огранке, и пропускавший сквозь себя энергию волшебника, чтобы преобразовать ее в магию. Произносимое же вслух заклинание предавало этой магии конкретную направленность. Без амулета и заклятия могли колдовать лишь единицы избранных, к числу которых теперь присоединилась Мэдлин. Правда девушка была не слишком рада приобретенным способностям, так, как ради них ей пришлось помимо собственной воли пройти серьезные испытания в Междумирье, едва не стоившие ей жизни. А может быть даже и стоившие…

— Скажи честно, тебя опять преследовал магический огонь, и ты разнервничалась? — совсем другим тоном поинтересовалась Зоя, аккуратно присаживаясь на краешек кровати рядом с подругой.

Мэдлин решила, что отпираться будет бессмысленно, и молча кивнула, глядя не на собеседницу, а на свое отражение в висевшем напротив кровати зеркале. Девушка упорно не верила во всевозможные приметы и поверья, несмотря на то, что те порой не были лишены здравого смысла и придумывались самими магами. Вместо этого она наоборот старалась сделать все наперекор традициям. И в данном случае специально повесила зеркало напротив кровати, несмотря на то, что абсолютное большинство ее знакомых убеждало девушку в том, что спать, отражаясь в зеркале — очень плохая примета.

Сейчас же Мэдлин придирчиво оценивала себя в отражении. С зеркала на нее смотрела девушка с бледной кожей и большими каре-черными глазами. Ее образ мог бы показаться несколько мрачноватым и усталым, если бы не ярко-рыжие кудрявые волосы, достигавшие плеч.

С волосами у Мэдлин была связана отдельная история. Они имели свою особую магию и когда девушка испытывала какие-то сильные эмоции их пряди начинали превращаться в самые настоящие языки пламени, способные обжечь окружающих, но не причинявшие вреда своей владелице.

Кроме того, их нельзя было стричь. Точнее можно было, но это причиняло девушке сильные страдания, словно ей пытались отрезать палец или какую-то иную часть тела. Поэтому до того, как она больше года назад попала в рабство к Литургу, и колдун, имевший склонность к садизму, подстриг ее, волосы девушки были неимоверно длинными.

После этого события они стали расти вообще непонятно как. В Междумирье отрастали сумасшедшими темпами, а когда Мэдлин вернулась обратно в свой мир, резко остановились и за весь последний год едва ли удлинились на несколько сантиметров.

Девушка поняла, что чересчур погрузилась в свои мысли, потому что сидевшая рядом Зоя принялась настойчиво тормошить ее за плечо.

— Эй, для кого я тут распинаюсь? Если тебе не интересно — так и скажи! — возмущенно заявила она.

Мэдлин лишь краем уха слышала то, что ее подруга предлагала поискать в книгах какой-нибудь способ блокировки магического огня. Но девушка не слишком верила в успех подобных начинаний. Она считала появление алого пламени особым знаком. Таким образом что-то, возможно даже ее собственная защитная магия, предупреждало Мэдлин о некой опасности. И, вполне возможно, что если девушка избавится от огня, то вокруг нее появятся другие знаки.

— Кстати, — неожиданно переменила тему Зоя. — Ты ведь не поддерживаешь связь с Джереми?

Мэдлин недоуменно взглянула на подругу. А та с какой-то повышенной заинтересованностью принялась разглядывать висевшее на спинке стула платье девушки, словно та не носила его уже два года.

Мэдлин вдруг вспомнила, что до этого момента Зоя вообще никогда не заводила подобных разговоров, видимо, опасаясь расстроить свою приятельницу. Кроме того Джереми был преступником и находился в бегах, будучи объявленным в международный розыск. И ни Зоя, ни Юний (начальник и бывший возлюбленный Мэдлин) старались не поднимать эту тему, просто на всякий случай.

— Ты прекрасно знаешь, что не поддерживаю, — холодно ответила Мэдлин и добавила. — И меня это совсем не волнует. Перед тем, как он уехал, мы поговорили и пришли к выводу, что нам лучше быть по раздельности.

На самом деле разговор, произошедший между ними тогда, был несколько иного содержания, и девушка до сих пор помнила его дословно и очень переживала из-за того, правильно ли она поступила. Джереми не раз спасал ее, когда они вместе путешествовали по Междумирью. Но когда они смогли его покинуть, Мэдлин сумела вернуться к обычной жизни и своей прежней работе в институте, а для Джереми подобное было, увы, невозможно, так как он занимался преступной деятельностью и на счету его было несколько убийств.

Этого ему простить никто не мог, и молодому человеку грозила не просто тюрьма, а виселица, потому что среди магов практиковалась смертная казнь. И у Джереми не оставалось иного выхода, кроме как податься в бега. Он очень хотел забрать с собой Мэдлин, так как, по его словам, успел полюбить ее, но девушка отказалась. Она так устала мотаться по дорогам Междумирья, что ей захотелось спокойной и размеренной жизни, которая рядом с Джереми была бы попросту невозможна.

С тех пор прошло чуть больше года, но Мэдлин никак не могла забыть об этом и успокоиться. Ее терзало чувство вины, мысли о том, что она поступила неправильно и чуть ли даже не предала Джереми. К тому же, несмотря на то, что девушка упорно отрицала свои чувства, она действительно полюбила Джереми и в душе рассчитывала на то, что молодой человек будет поддерживать с ней связь, но он исчез, словно провалился в небытие.

— А-а-а ну хорошо, раз не поддерживаешь, — как-то слишком поспешно произнесла Зоя.

— Так, так, так, — окончательно насторожилась Мэдлин. — Что-то ты темнишь! К чему ты вообще завела этот разговор? Больше года тебя мои отношения никаким образом не волновали, а тут вдруг забеспокоилась!

— Ну, ты же точно уже о нем забыла? — зачем-то снова поинтересовалась ее собеседница.

— Зоя, или ты немедленно говоришь мне, в чем дело, или я за себя не ручаюсь, и ты станешь более разговорчивой от моего заклятия, — возмущенно заявила Мэдлин.

На самом деле, она, конечно же, не собиралась заколдовывать подругу, и Зоя это прекрасно понимала, но на всякий случай пошла на попятную. Все-таки Мэдлин и правда была очень сильной волшебницей. А ведь не редко случается так, что маг под действием эмоций, сам того не желая, накладывает какое-то заклятие, а потом не может его снять, несмотря на то, что сам же и раскаивается.

— Ладно, ладно, — быстро проговорила Зоя. — Просто сегодня утром я слушала радио.

Она имела ввиду особые радиоволны, транслируемые только среди магов и передающие новости из их жизни.

— Так вот, — продолжила девушка после небольшой паузы. — Там было короткое сообщение о том, что в одном из людских городов был найден сгоревший автомобиль…

— Тоже мне новость, — усмехнулась Мэдлин, правда засмеялась она как-то нервно. — Такие находки едва ли не каждый день появляются, сами люди их и сжигают!

— Так то оно так, — согласилась Зоя. — Но про такие случаи, как ты понимаешь, по нашему радио и передавать не станут. Точно установлено, что машина была уничтожена мощным боевым заклятием, а сам автомобиль явно принадлежал магу, потому что подвергался магическому усовершенствованию. Ну, стандартный набор — полеты, телепортация…

— А сам владелец? — перебила ее девушка. — Машина была пустой?

— Нет, — Зоя снова отвернулась и теперь разглядывала причудливый восточный орнамент на ковре в спальне Мэдлин. — Там нашли тело. Только оно очень сильно обгорело, но судя по описанию это был молодой мужчина…

Мэдлин молчала, не решаясь произнести ни слова. Она прекрасно понимала, что таких совпадений не бывает даже в магическом мире. Можно было, конечно, надеяться на то, что не повезло кому-то другому. Но в глубине души девушка осознавала, что, скорее всего, убитым найден именно Джереми. И сейчас она вспомнила, что в последнее время ей не раз снились сны, в которых она видела молодого человека похудевшим и замученным, казавшимся больным. Не означало ли это, что с ним должно случиться что-то плохое?

И магический огонь. Что, если он тоже был предупреждением? Ведь Джереми тоже имел непосредственное отношение к Междумирью. Он, так же, как и Мэдлин, сотворил в нем новую вариацию развития событий, благодаря чему в их родном мире не было тяжелой войны.

Зоя внимательно смотрела на подругу, словно пытаясь прочесть ее мысли, а затем произнесла:

— Предполагается, что это был Джереми. Диктор так и сказал, что похоже найден мертвым преступник, находящийся в международном розыске.

Мэдлин молчала, не зная, что ответить. Новость ужасно поразила ее. Но девушке от чего-то не хотелось плакать, и она не ощутила той боли утраты, которую могла бы испытать. Конечно, можно было списать подобную реакцию на то, что они с Джереми не виделись больше года. Но все равно, Мэдлин слишком тепло относилась к молодому человеку, чтобы так равнодушно воспринять известие о его гибели.

Нет, она поймала себя на мысли, что не может поверить в произошедшее. Такого просто не может быть, чтобы Джереми умер! Он слишком сильный боевой маг и очень предприимчивый человек. Он просто физически не мог попасть в такую примитивную ловушку. Нет, и еще раз нет! Он бы тысячу раз телепортировался из горящей машины и спас себя.

«Если только он не был слишком уставшим и ослабленным», — промелькнула тень сомнения в голове девушки.

И все равно Мэдлин отказывалась в это верить, пока не увидит тело Джереми своими глазами. Она легко сможет понять, он это или нет. Ведь она находилась с ним рядом круглые сутки и может отличить его магическую ауру от любой другой. Потому что даже после смерти аура не рассеивается до конца, особенно в первое время. И, не смотря на то, что тело было изуродовано, она его узнает.

Все эти мысли стремительно проносились в голове Мэдлин. Зоя же сидела рядом и не решалась нарушить возникшую тишину. Она никак не могла понять реакцию подруги. Насколько сильно та расстроена и не перерастет ли ее спокойное молчание в бурную истерику. Так бы они и просидели молча еще неизвестно сколько времени, если бы в комнату не постучали вновь. Обе девушки разом встрепенулись и повернулись.

— Это Юний, — уверенно произнесла Зоя. — Наверное, тоже решил узнать, что с тобой.

Хотя подобных объяснений и не требовалась. Мэдлин и сама могла понять кто к ней пришел, не открывая дверь и не смотря в глазок.

— Можно, к вам, девушки? — послышался мужской голос из-за двери.

— Можно, можно! — разрешила Зоя, хотя вообще-то это была не ее спальня.

Мэдлин лишь недовольно натянула одеяло еще выше. Хотя, чего греха таить, Юний вряд ли смог бы увидеть что-то новое.

— Что с нашей дорогой Мэдлин? Почему ее не было за завтраком? Ты выяснила, что случилось, Зоя? Ты же знаешь, ее нельзя оставлять на долго одну, не рискуя потом искать целительное зелье! — улыбнулся новый гость.

Юний был приятным мужчиной средних лет с тонкими чертами лица и слегка тронутыми сединой удлиненными волосами. Он выглядел очень респектабельно и добродушно, но его голубые прозрачные глаза смотрели на мир с какой-то хитрецой, словно он каждый раз прикидывал, как использовать все, что он видит, в свою пользу.

Мэдлин поморщилась. Она уже давно не верила в искренность заботы Юния и прекрасно понимала, что он с таким трепетом относится к ней, лишь желая использовать ее талант преподавателя и новые открывшиеся магические возможности.

— Вообще-то, чтобы со мной поговорить, совсем не обязательно врываться ко мне в спальню и смотреть, как я прячусь от вас под одеялом сонная и растрепанная! — недовольно проговорила она.

— Ну что ты, Мэдлин, мы же все здесь родные люди! К тому же у тебя никак не должно быть плохого настроения, у тебя же завтра день рождения! — снова улыбнулся Юний.

Если бы он ей не напомнил, девушка, пожалуй, и вовсе забыла бы об этом событии. В последнее время, а именно с момента возвращения из Междумирья, Мэдлин совершенно не тянуло радоваться и что-то отмечать. А также собирать вокруг себя людей, которые формально считались друзьями, но по сути были абсолютно чужими. И для девушки ее день рождения стал лишь очередным напоминанием о том, что жизнь далеко не вечна и что сегодня она сократилась ровно на один год.

— Я уже и забыла, — вздохнула Мэдлин. — Впрочем, не пытайся меня отвлечь, скажи лучше, что тебе известно о Джереми, — сразу напрямую потребовала она.

Юний сокрушенно покачал головой, словно сомневаясь, стоит ли поднимать эту тему.

— Я же знаю, что до тебя уже наверняка дошли какие-то слухи! Ты всегда обо всем узнаешь первым, даже о том, что другим знать не положено! — принялась настаивать Мэдлин и мужчина сдался.

— Да, я уже говорил кое с кем на эту тему, — сознался он. — Признаться, мне и самому стало интересно,

Юний на минуту замолчал, видимо размышляя, стоит ли называть имена. Он конечно верил в честность Зои и Мэдлин, но по жизни привык следовать поговорке, что до конца доверять нельзя никому.

— Не томи, расскажи уже! Неважно от кого ты это услышал, главное, что этот кто-то сказал! — не удержалась Зоя.

— Похоже, что это все-таки Джереми, — наконец, произнес Юний, располагаясь в кресле рядом с окном.

— Откуда такая уверенность? — сухо поинтересовалась Мэдлин.

— Поверь мне, расследованиями занимаются далеко не дилетанты и маги отнюдь не с базовым сертификатом. Эти ребята свою работу хорошо знают. Они уже досконально изучили сгоревший автомобиль и выяснили, что усовершенствования в нем были произведены с помощью амулета, содержащего в себе красный гранат. А как все мы хорошо помним, именно таким пользовался мистер Хоул. Кроме того, в машине остались следы его магической ауры. Ничтожные, конечно, возможно для нас с вами незаметные, но для профессионалов вполне себе ощутимые, — рассказал мужчина.

— А сами останки? — перебила его Мэдлин. — Они принадлежат Джереми?

Несмотря на все доводы, она продолжала пребывать в уверенности, что не только у ее возлюбленного мог быть амулет с гранатом. А то, что машина сохранила частички его ауры, означает лишь то, что он в ней когда-то находился, но не факт, что там умер. И значит, вполне возможно, что это был не Джереми. Кроме того, молодой человек ведь мог и специально инсценировать собственную гибель для того, чтобы его перестали искать. Жизнь в ритме бесконечной погони не могла ему не надоесть.

— С гарантией семьдесят процентов — да, — кивнул Юний. — Но сама понимаешь, сразу точно не определишь.

— Я не поверю в это, пока сама не увижу! — громко заявила девушка.

Своей решительностью она скорее пыталась приободрить себя саму, чем убедить других. Зоя сочувственно взглянула на подругу, а Юний неожиданно усмехнулся.

— Мэдлин, о чем ты говоришь? Да тебя и близко не подпустят к его телу. Уж поверь мне. Ты конечно очень сильная волшебница и обладаешь уникальным даром, но это тот случай, когда количество побеждает качество. Никто не позволит просто так расхаживать рядом с трупом преступника, объявленного в международный розыск, и который, что самое важное, еще и скрывался в Междумирье. Нет, это слишком значимая фигура, — заявил он. — И потом, позволь тебе напомнить еще об одном правиле. Информация о том, где находится могила преступника-мага, всегда строго засекречена. Возможно, таких кладбищ и вовсе нет, а тела просто уничтожаются. Потому что слишком уж много у нас желающих заняться некромагией, а такие погибшие всегда представляют в этом деле особый интерес. Да и вообще, существует еще уйма всяких причин, — Юний развел руками, словно показывая, что не он лично эти причины выдумал, а так уж сложилось.

Мэдлин мрачно взглянула на него. Она прекрасно понимала, что ее собеседник прав, но, все равно, упорно не хотела свыкнуться с этой мыслью, а мужчина снова заговорил:

— Если тебе был так дорог этот человек и ты хочешь узнать, действительно ли он мертв, нужно просто дождаться результатов экспертизы. Я уверен, что профессионалы смогут опознать его не хуже, чем ты.

Девушка кивнула. Хотя меньше всего на свете ей сейчас хотелось чего-то ждать. Как только она начнет сидеть сложа руки, на нее сразу же накинется хандра и депрессия. И она окончательно поверит в то, что Джереми мертв, и даст волю своим эмоциям, а этого Мэдлин совсем не хотелось.

Когда Юний распрощался и покинул спальню девушки, Зоя вдруг неожиданно придвинулась поближе к подруге и произнесла заговорщицким шёпотом:

— Мэдлин, слушай, а у тебя осталась какая-нибудь вещь Джереми?

Девушку этот вопрос поставил в тупик. Они с Джереми конечно были очень близки, но вот общими вещами обзавестись не успели. Когда они вдвоем путешествовали по Междумирью, у них вообще не было с собой ничего лишнего, обстановка как-то не располагала. И у Мэдлин не успело скопиться каких-то подарков или чего-то еще.

— У меня есть только этот амулет, — девушка указала на браслет на своем запястье.

Это был полетный артефакт. Джереми сам не знал о его свойствах и за ненадобностью отдал своей спутнице. Но когда та упала с высоты, именно этот браслет спас ей жизнь, не дав разбиться. Никаких иных свойств амулет не проявлял. Мэдлин носила его скорее по привычке и как память о Джереми и о Междумирье.

— А зачем ты спрашиваешь? — поинтересовалась она.

— Нет, он не подойдет, — разочарованно покачала головой Зоя, глядя на браслет. — Он уже весь наполнен твоей энергетикой. Да, и до того, как попасть к тебе, Джереми вряд ли носил его постоянно. Нужна личная вещь, которая принадлежала ему длительное время и желательно постоянно была с ним.

— И зачем она нам? — снова спросила Мэдлин, хотя уже сама начинала прекрасно осознавать, к чему клонит ее подруга.

— Мэдлин, ты мыслишь как все волшебники с высшим магическим сертификатом! — укоризненно заметила Зоя. — Вы считаете, что доверять можно только суперсложным заклятиям из профессиональных справочников. А между тем существуют достаточно простые обряды, но которые при этом очень эффективны! И я подумала о том, что чем тебе сидеть и терзать себя мыслями, погиб Джереми или нет, мы могли бы просто погадать на его смерть! — воодушевленно закончила она.

— А ты умеешь? — недоверчиво переспросила девушка.

Зоя была частично права. Мэдлин действительно не было равных в сложных заклинаниях, но при этом она понятия не имела о всяких гаданиях, предсказаниях и прочих вещах, которые считала непрофессиональными и малоэффективными. Да, конечно, раньше, на заре освоения людьми магии они были единственным методом, но с тех пор магиология (наука о заклятиях и использовании магической энергии) значительно продвинулась вперед. С другой стороны, когда иного выхода нет, можно обратиться и к старым, проверенным временем методам.

— Ой, неужели мы, находясь в институте, где хранятся тысячи книг, посвящённых любой тематике, не отыщем как правильно проводить этот ритуал? Тем более мы с тобой не какие-нибудь начинающие колдуньи! Правда ты сказала, что у тебя нет его вещей. И вот это действительно проблема. Без этого никак нельзя.

— Возможно я что-нибудь найду, — уклончиво ответила Мэдлин.

На самом деле у нее было даже кое-что получше. Прядь волос, хранившаяся у девушки, впитала в себя намного больше энергетики Джереми, чем любая его вещь. Мэдлин и сама не знала, для чего ее сохранила.

Когда они только вернулись из Междумирья, Джереми целую неделю жил в стенах ее родного замка. И как-то раз у них вышел спор. Молодой человек предпочитал следить за своей внешностью и периодически менял длину волос от длинных до стильно подстриженных. Естественно делая это с помощью магии. Причем иногда едва ли не каждый день, а Мэдлин периодически над этим посмеивалась.

Тогда они и поспорили. Джереми заявил, что ни один человек в мире не подстрижет его лучше, чем профессиональное заклятие, а Мэдлин утверждала обратное. И молодой человек сказал, что поверит в подобное только, если она сама его подстрижет. Ну и пошло-поехало. Результат, правда, получился достаточно сомнительным. Причем можно было сказать, что Мэдлин скорее проиграла, чем выиграла. Но тем не менее с тех пор у нее и хранилась эта прядь волос…

Зоя поняла, что ее идея, скорее всего, воплотится в жизнь и, хитро улыбнувшись, покинула Мэдлин и отправилась вести дополнительные занятия. Ей и самой не терпелось отвлечься от повседневных дел. Все-таки, что ни говори, а однообразная деятельность может надоесть, даже если ты маг и живешь в мире, полном волшебства.

Оставшийся день девушки провели в библиотеке, находившейся на цокольном этаже замка. В последнее время Мэдлин не любила сюда заглядывать, несмотря на то, что во время своей собственной учебы она проводила здесь уйму времени, сидя за книгами. Виной тому стали плохие воспоминания.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 434
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: