электронная
90
печатная A5
299
12+
Дорога к мечте, или Третье правило кошек

Бесплатный фрагмент - Дорога к мечте, или Третье правило кошек

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-7118-7
электронная
от 90
печатная A5
от 299

Если у вас есть кошка, вы возвращаетесь не в дом, а домой.

Пэм Браун

Пролог

Было не слишком раннее утро воскресенья. Папа уже сидел в кабинете за своим компьютером, а мама готовила завтрак, когда из детской вылетела возмущенная Рита:

— Мама, Батý опять сделал лужу в моей комнате!

— Солнышко, ты же знаешь, Бату уже старенький и больной котик, бесполезно требовать от него многого. Покажи, где, я уберу, — невозмутимо отозвалась мама.

— Нишка погрызла мой холодильник из коробки, у него теперь вся дверца в дырках! А Алиска вообще хотела съесть мою конфету! — капризно продолжила девочка.

— Ты опять прятала конфеты в комнате? Конечно, кошке тоже хочется.

— Надоели эти котики! Когда у меня уже будет собака?

На шум подошел папа. Посмотрел на растрепанную девочку в розовой теплой пижамке и скептически хмыкнул:

— Думаешь, щенок не будет делать лужи и грызть твои вещи? А еще его нужно выгуливать, дрессировать, кормить…

— Ну и что! — оттопырила нижнюю губу Ритка. — Это же со-ба-ка! Не какие-то глупые кошки!

— Давай проведем эксперимент, — предложил папа, — ты хотя бы неделю будешь убирать за кошками, чтобы понять, справишься ли с уходом за щенком. А там видно будет.

— Нет, так я не хочу, — насупилась Рита.

— Тогда и говорить пока не о чем. Иди умываться, — закончил разговор папа.

В доме у Риты действительно жили целых три кошки. Точнее, две кошки и кот.

Бату был черным, как сажа, с гладкой лоснящейся шерстью. Он всегда имел важный или задумчивый вид и любил сидеть у окна, напоминая египетскую статуэтку. Папа и мама завели Бату задолго до рождения Риты. От старости он не всегда доходил до лотка, но мама и папа его за это не ругали, а только вздыхали и вытирали лужи. Еще Бату не любил, когда кричат, и больно кусал крикунов за ноги. Чаще всего доставалось Ритке, поэтому она недолюбливала черного кота. А вот папа никогда не повышал голос, и Бату позволял ему себя гладить и даже иногда мурлыкал в ответ.

Нишка была Риткиной ровесницей. Она считалась маминой кошкой. Рыже-полосатая, игривая и глуповатая, больше всего на свете она любила сидеть у мамы на руках и обниматься. А еще рвать бумагу и картон, когда становилось скучно. Все важные документы мама и папа хранили там, куда не залезет Нишка.

Алиску никто не заводил. Она сама пришла несколько месяцев назад. Мама с папой считали, что двух кошек в городской квартире вполне достаточно, каждый раз занудно объясняя Рите, почему они не возьмут еще котенка или щенка. И никого бы они не завели, но однажды за ними во дворе увязалась пушистая белая кошка. Кошка проводила их до дома, зашла вместе с ними в подъезд и заскочила в открытую дверь квартиры, всем видом показывая, что ей тут нравится и теперь она будет здесь жить. Папа, мама и Рита очень удивились, но обрадовались — кошка была красивая, хотя и исхудавшая. Даже удивительно, что она оказалась без хозяев. Особенно радовалась Рита — раз у папы и мамы уже были котики, то новую кошку она могла считать своей и назвать, как хочется. Бату и Нишка тоже очень удивились и нисколечко не обрадовались — новенькая с уличными повадками сразу установила в кошачьем мирке свои правила. Она была вечно голодной и бесцеремонной, хотя давно отъелась и растолстела, — могла залезть в чужую тарелку или порыться в мусорном ведре под раковиной. А еще Алиска любила плюхнуться поперек кого-то из спящих котиков и начать его облизывать.

Ритка иногда представляла, что Алиска — ее собака, и пыталась ее дрессировать. Алиска охотно подбегала на зов, особенно, если ей предложить еду, но другие команды учить не хотела.

Еще у Риты жила огромная улитка по имени Рогалик. Улитку подарили Рите на день рожденья, чтобы она училась уходу за каким-то неприхотливым существом. Рогалик любил салат и огурцы, а еще купаться под струей теплой воды из крана. Ухаживать за ним было легко, но не особенно интересно, поэтому Рита все реже наблюдала, как смешно улитка вытягивает свои рожки с точечками глаз на концах.

Рита торопливо умылась, пару раз провела щеткой по зубам и решила, что этого достаточно. Пока мама не заметила и не заставила чистить зубы второй раз, Рита проскользнула на кухню и понесла к себе в комнату тарелку с завтраком. Там она поставила тарелку на стол, удобно устроилась на стуле и только собралась поднести ложку со сладкой кашей ко рту, как из коридора послышался топот маленьких ножек. Покачивая пушистыми меховыми штанами, в детскую вбежала Алиска, вскочила Рите на колени и жадно потянулась носом к тарелке.

— Белая! Ты опять?! Ма-а-ма! А Алиска мешает мне есть! Посади ее в клетку! Вот если бы у меня была собака, я бы ее научила не лезть к чужой еде…

Мама вошла в детскую и встала в дверях.

— Ритуля, ты же хочешь большую собаку? Ей будет тесно в квартире. Негде побегать, погулять. У нас нет даже собачьих площадок.

— Тогда давайте купим дачу и будем жить на даче! Там можно будет гулять с собакой!

Папа вышел из кухни следом за мамой и встал позади, обняв маму за плечи.

— А как же я тогда буду на работу ездить? А твоя школа? Да и вообще, не так просто, знаешь ли, взять и купить дачу. На это деньги нужны. Есть у тебя деньги?

Денег у Риты, конечно, не было. Вернее, были двадцать рублей в копилке, но этого явно не хватало на дачу.

— Подумаешь, школа… Подумаешь, деньги… — пробурчала она, не желая признавать поражение.

Глава 1. Бунт на корабле

— Нет, вы слышали, она назвала нас глупыми кошками! И это после всего, что мы для них делаем!

— Белая, успокойся. Это всего лишь девчонка. Люди почти все глупые, особенно, когда маленькие.

Бату потянулся, широко зевнул и слез с подоконника в спальне родителей. Нишка с Алиской лежали на маминой и папиной широкой кровати. Алиска посмотрела на Бату, замолчала и начала ожесточенно вылизывать свою длинную шерсть, показывая, как она возмущена. Нишка перевернулась с боку на бок, потянулась и продолжила дремать, делая вид, что разговор ее не касается.

— А ты чего разлеглась, Рыжая? В этом ведь и твоя заслуга есть.

— В чем? — прикинулась дурочкой Рыжая, старательно округлив и без того выпуклые глаза.

— Ты мне глазки не строй! Я не человек, умиляться не стану! — не сбавляла напор Белая.

— Ну-ка, расскажи мне первое правило кошек на Земле? — добавила она, прищурившись.

— Выполнять свою роль до конца… — уныло пробубнила Рыжая.

— И в чем же твоя роль? Кто ты?

— Охотница… — неуверенно ответила Рыжая.

— Ага! И когда ты последний раз охотилась на кого-нибудь? Ловила моль на антресолях? Вероломно напала на картонную коробку? Дала бой жиру на боках?!

— Здесь некого ловить… — робко начала оправдываться кошка, украдкой оглядывая располневший животик, — Я бы и рада…

— Ну вот что ты докопалась? Хорошо же лежали… — миролюбиво промурлыкал Черный.

Белая не дала ему погасить зарождающийся конфликт.

— Ты тоже хорош, Черный! Ты у нас кто? Страж. И вместо защиты своих людей ты целыми днями дрыхнешь на подоконнике, делая лужу от любого внезапного шороха?!

— Но-но, позвольте, — обиделся Черный. — Я мыслитель. Философ. Я тут думаю…

— Думаешь? — ехидно усмехнулась Белая. — Умный, значит. Второе правило напомни?

— Преображать человека, — холодно отозвался кот.

— И что же это значит? Объясни нам, будь добр.

— Это значит, что наш человек должен стать похож на нас. Для своей же пользы, разумеется. Приблизиться к венцу творения, каким являемся мы, кошки — это большое благо для любого живого существа. К сожалению, не все создания достаточно разумны для этого, но вот у людей вполне получается копировать наши лучшие черты — смелость, независимость и свободолюбие… — пустился в длинные рассуждения Черный, позабыв, что пересказывает прописные истины, которые заучивает каждая кошка еще до того, как родиться на Земле.

— Короче, — бесцеремонно перебила его Белая, — кто из вас с хозяином на кого похож? Он защищает свою семью, как ты или ты, как он, пролеживаешь бока, пока он сидит за компьютером?!

— Хозяин работает!

— Да-да, а ты думаешь! Целыми днями, не отвлекаясь на еду и сон! Ну а ты, Рыжая? Твоя хозяйка так же сосредоточена на цели, как кошка, не сводящая глаз с добычи? Или вяло жует бумагу, плывя по течению?

Оскорбления хозяйки Рыжая не стерпела. Она подскочила на кровати, выгнула спину и распушила хвост так, что он стал похож на полосатый ершик для чистки бутылок.

— Ты что себе позволяешь?! Тебя вообще сюда никто не звал! Тоже мне, проверяющую прислали! Да сама ты на что годишься, кроме как зубы скалить?! — зло зашипела она. — Ой, прости, я забыла, что у тебя нет зубов!

— Я три года ела с помоек и убегала от собачьих стай, чтобы вас разыскать! Там, где я потеряла зубы, вы бы расстались с жизнью, домашние! — Белая ощерила в ответ пасть, в которой действительно не хватало нижних резцов и был обломан левый клык.

— Вы и жизни не нюхали, чтобы рассуждать о том, зачем меня к вам послали! Не справляетесь сами, а мне за вами разгребать!

Белая подалась вперед и укусила Рыжую за заднюю ляжку. Рыжая в ответ вгрызлась в пушистую белую шею. С истошным мявом дерущийся клубок скатился с кровати. Рыжая извернулась и вырвалась вперед, вторая кошка неслась за ней. На пороге комнаты их встретила Ритка.

— Мам, кошки опять дерутся! Это все белая!

— Посади ее в клетку, — раздался мамин голос откуда-то из глубины квартиры.

Ритка на бегу схватила Алиску за шкирку и понесла в угол комнаты, где стояла небольшая переноска. Клетка предназначалась для поездок к ветеринару и навевала не самые приятные воспоминания. Нишка юркнула в коридор, воспользовавшись моментом. Бату же отошел на несколько шагов и спокойно лег, всем своим видом показывая, что всегда был выше женских склок.

Алиска достойно перенесла унижение, не сделав попытки укусить Ритку или вырваться из ее рук — мудрые кошки всегда работают на репутацию. Решетчатая дверца захлопнулась, и в комнату вернулась Нишка. Она подошла к клетке, обнюхивая ее и держась на безопасном расстоянии даже от запертой соперницы. Кошка не торопилась праздновать победу, понимая, что в этом нет ее заслуги. Белая, однако, не унывала и нисколько не смущалась своим положением.

— Что ж, я пока отдохну, а вы еще раз подумайте над тем, что я сказала. Я здесь не просто так, и я собираюсь делать именно то, для чего мне велено было вас найти. Ах да, а еще я забыла напомнить вам третье правило… — Белая зевнула, замолкла на полуслове, свернулась клубочком в переноске и задремала, уткнувшись носом в длинную шерсть.

Глава 2. Риткин сон

Наступил вечер. Не самый поздний вечер, но такое время, когда маленьких девочек уже отправляют спать, а взрослые еще долго занимаются своими интересными взрослыми делами. Вот и Рите мама и папа уже пожелали спокойной ночи. Раз десять пожелали, потому что как только Рита ложилась спать, она все время вспоминала о чем-нибудь важном и нужном — то попить, то положить в школьный рюкзак игрушку, чтобы на следующий день показать друзьям, то рассказать маме страшный секрет про соседского Сашку, который учился уже во втором классе. А поскольку Рита была воспитанной девочкой и любила родителей, то после каждого действия подходила по отдельности к маме и папе, обнимала, целовала и долго желала спокойной ночи и приятных снов. Мама и папа почему-то не всегда этому радовались — чаще всего они показывали на часы и делали грозные лица. Рита расстраивалась и шла в кровать, страдая от обиды на родителей, которые ничегошеньки не понимают в детях.

— Наконец-то уснула, — с облегчением выдохнула мама, — ей так тяжело просыпаться в школу…

— Мааа-мааа! — раздался крик из детской.

Мама поспешила туда.

— Я только начала засыпать, как мне опять приснился страшный сон про кенгуру.

— Какого кенгуру, солнышко?

— Ну я же тебе уже рассказывала! — с досадой вскрикнула Ритка. — Кенгуру в боксерских перчатках, он бегал за мной, чтобы меня убить.

— Мы не пустим сюда никаких кенгуру, обещаю. Все кенгуру в Австралии или в зоопарках, они травоядные и никого не убивают.

Мама вздохнула и вспомнила, как несколько месяцев назад читала Рите рассказы о животных одного детского писателя. Там и была история про кенгуру в боксерских перчатках, которого ради забавы показывали в передвижном цирке. Никогда не угадаешь, что может напугать ребенка! Вот документальные фильмы о том, как охотятся львы, Рита смотрела с удовольствием и нисколечко не боялась.

— Хорошо, — продолжила мама, — чтобы тебе больше не снились страшные сны, вот тебе кошка.

Мама сходила в свою комнату и принесла Алиску, положив ее на Ритино одеяло. Кошка недовольно мявкнула, но осталась лежать там, куда положили.

— И она будет меня охранять? — недоверчиво спросила Ритка.

— Конечно. Кошки ведь могут ходить между мирами. Она увидит все твои сны и прогонит страшные. Не даст им к тебе даже подойти, вот увидишь.

— Ладно… Спокойной ночи, мамулечка!

— Нет, иногда люди бывают довольно догадливы! Но как же они все упрощают! «Ходят между мирами», подумайте только! Во-первых, не между, а во всех сразу, во-вторых…

Белая не закончила свои размышления: она услышала, как засопела во сне Рита, и поняла — пора.

Если бы в детскую сейчас вошли мама или папа, они бы увидели свернувшуюся клубочком на одеяле кошку. Кошка спала так крепко, что из приоткрытой пасти высунулся кончик языка. Можно было его даже потрогать — кошка все равно бы не проснулась. Это была лишь видимость — на самом деле Белая уже осторожно вошла в Риткин сон и осматривалась. Вокруг было желтое поле с чахлой травой и редкими деревцами. На безоблачном синем небе сияло солнце. На горизонте виднелась скала необычной формы, возле которой отдыхали несколько львов — Рита обожала мультики про саванну. Белая двинулась дальше. Львов кошка не боялась — они были воображаемыми, как и все тут. Палящее солнце не грело, сухая трава не кололась, даже запахов не было — и вот это Белую очень огорчало. Она не представляла, как можно здесь найти кенгуру совсем из другого сна. Однако кенгуру нашелся сам — он выскочил из-за кустов и с ошалелым видом поскакал прочь. На его передних лапах были красные боксерские перчатки.

— Стой! Подожди! — кинулась за ним Белая.

Кенгуру и не думал убегать. Кажется, он был рад передышке.

— Зачем ты хотел убить девочку? — напрямик спросила кошка.

— Я… не… хотел… — ответил кенгуру, пытаясь отдышаться. Для него жара и песок саванны из Ритиного сна были настоящими.

— Тогда зачем ты гоняешься за ней который сон?

— Хотел, чтобы он помогла снять эти перчатки. В них очень неудобно и жарко. Сам я не могу.

— А почему ты ей не сказал об этом?

— Да я кричал, — грустно отозвался кенгуру. — Она не слышала от страха.

— А может, не поверила — кенгуру ведь не разговаривают… — задумчиво промурлыкала Белая.

— Это все, что тебе нужно? — затем спросила она. — Без перчаток ты перестанешь сниться?

— Конечно! — с жаром отозвался кенгуру. — Зачем только она меня в них придумала… Может, ты мне поможешь? — с надеждой спросил он.

— Я не смогу снять с тебя перчатки, — сказала ему Белая. — Во-первых, потому что я кошка, а во-вторых, меня здесь вообще нет. Можно считать, что я тебе снюсь, хотя на самом деле это ты снишься Ритке.

— И что же мне делать?

Белая еще раз огляделась. Искать девочку во сне она не хотела, чтобы не напугать. К тому же, людям обычно очень долго приходится объяснять, что от них нужно. «Обойдемся как-нибудь», — подумала кошка. В отдалении она заметила небольшую рощицу. На ветвях деревьев резвились обезьяны.

— За мной! — скомандовала Белая и потрусила в сторону рощицы. Кенгуру поскакал за ней.

Обезьяны оказались небольшим стадом бабуинов. Они прыгали, раскачивались на ветках и кричали так, что можно было оглохнуть. Кенгуру невольно попятился.

— Я не помогу, — повторила кошка, — а вот они могут. Просто подойди к деревьям и ничего не делай.

Кенгуру послушно сделал несколько прыжков к роще. Бабуины заметили его и с радостным визгом помчались знакомиться. Молодые бабуинчики прыгали на спину кенгуру, цеплялись за хвост и лапы и, конечно, заметили перчатки. Сразу несколько детенышей повисло на них, дергая за шнурки и пытаясь снять необычные штуковины. Минута — и все было кончено: потеряв интерес к кенгуру, бабуины помчались обратно, прижимая к себе добычу.

— Ты можешь идти, — сказала Белая.

— Куда? — спросил ее кенгуру.

— Домой.

— Я не знаю, где мой дом. Думаю, он в Австралии, но я никогда там не был. Это, наверное, очень далеко.

— Ерунда, — отмахнулась кошка пушистой лапкой. — Это же Риткин сон, а она тоже не знает, где Австралия. Считай, что она вон за той горкой. Скачи туда и придешь. Только не забредай больше в ее сны, договорились?

— Ни за что на свете! — пообещал кенгуру и ускакал.

Белая зажмурилась и приготовилась к возвращению. Саванна вокруг нее задрожала и расплылась.

Кошка потянулась и спрятала язык. Рита дышала все так же ровно и спокойно, никакие кошмары ей не снились. Теперь можно и по-настоящему вздремнуть.

— Мама! Папа! Представляете, мне такой сон сегодня приснился! Как будто кенгуру пришел на Земли Прайда, а там у него бабуины отобрали перчатки, и он убежал! А-ах, эти бабуины, вечно хулиганят! А-ах, эти бабуины, скромности не зна-ают! — Рита запрыгала на одной ножке и запела песенку из любимого мультфильма.

— Ну, теперь-то он тебя не побеспокоит, — улыбнулась мама. — Я же говорила, что кошка будет тебя охранять и не позволит приблизиться страшным снам.

Лежащая рядом Алиска сделала вид, что совсем не слушает, но довольно ухмыльнулась про себя. Еще одно дело сделано.

Глава 3. Предназначение

Рита, позавтракав, отправилась в школу. Мама пошла ее провожать, а папа ушел на работу. Четвероногие (и один брюхоногий) обитатели квартиры остались наедине.

— Как тебе это удается? — заинтересованно спросила Рыжая у лежавшей на папином крутящемся стуле Алиски. Сама она растянулась в кресле мамы, а Бату, как всегда, лежал на подоконнике.

— Что — это? — переспросила Белая.

— А, ты про сон, — она нарочито зевнула, подчеркивая обыденность ситуации. — Ничего особенного, просто у каждого свой дар. Чужие сны только поначалу кажутся интересными. Чаще всего снится всякая чушь. Особенно людям — ведь им снится человеческая чушь. Сначала строгие учителя, потом злое начальство. Ни одной завалящей мышки!

— Так для чего ты нас разыскивала? — вмешался Черный. — Ты вчера так и не договорила.

— Конечно! Я же до самого вечера в клетке сидела! Они про меня забыли! Так и не вспомнили бы, если бы мяукать не начала! И вы хороши — даже не помогли!

— Ну, мы…

— Ладно, хватит оправдываться, — сменила гнев на милость Белая, — я все равно собиралась вам рассказать. Иначе какой в этом смысл?

Кот с кошкой приподняли головы, развернув чуткие уши в сторону Белой.

— Я, как вы знаете, родилась на улице. Вернее, в подвале. У меня не было и не должно было быть постоянных хозяев. Мое предназначение — помогать другим кошкам выполнять свою роль. Для этого мне сначала пришлось долго учиться — драться за еду с бродячими псами, налаживать отношения с другими уличными котами, узнать, что такое голод, холод и болезни…

— Но зачем все это? — жалобно пискнула Рыжая, живо примерив на себя описанную Белой жизнь.

— А как иначе я смогу понять, когда плохо другим? Как бы я помогала решать проблемы, не столкнувшись ни с одной сама?

— Сытый голодного не разумеет, — ввернул Черный, любивший цитировать человеческие выражения, услышанные от хозяина.

— Именно, — кивнула кошка и продолжила. — Когда я достаточно подготовилась, меня отправили разыскивать вас. Это было не очень сложно — подвал, в котором я выросла, находился в вашем районе. Наконец, я увидела окна вашей квартиры и стала дожидаться у подъезда, когда мимо пройдут ваши хозяева. Их легко было опознать по запаху страха и несбывшихся ожиданий.

— Чепуха! Какие еще несбывшиеся ожидания? — возразила Рыжая. — У хозяев крепкая семья, любимая дочь, хорошая работа, просторная квартира, да еще мы с Черным. Чего еще желать?

— Вот они и перестали желать, боясь потерять то, что имеют. Ритка уже почти не мечтает о собаке — не верит, что ее могут завести. У хозяйки в разных углах валяются десять недописанных картин и пять незаконченных рассказов. А когда-то она мечтала о собственных выставках и толстых книгах с ее именем на обложке. Хозяин… Черный, ты наблюдателен. Скажи, когда у твоего хозяина в последний раз горели глаза? Когда он был весел, энергичен и радовался жизни?

Бату замялся.

— Когда все хорошо на работе. Когда жена приготовит что-нибудь вкусненькое. Когда удается посмотреть интересный фильм…

— Нет, это не то! Ты видел хозяина совсем другим. Вспомни! Когда это было?

Кот молчал.

— Тогда я подскажу. Летом, когда у хозяев был отпуск, они уехали на две недели, оставив нас одних. Вместо них к нам приходил друг семьи, у него еще была такая густая борода. Кормил нас, убирал за нами и даже гладил. Неплохой человек, хотя и ему далеко до совершенства…

— Да-да, я припоминаю. Ты тогда еще сидела в запертой комнате на карантине и каждый раз выпрашивала у бородача тройную порцию еды. Когда приехали хозяева, ты была похожа на шарик, — заметила Рыжая.

— Смотри, шарик может задать тебе очередную трепку! — зашипела Белая.

— Драться я научилась хорошо, как и подчиняться старшему по рангу. Чего не скажешь о вас — никакого понятия о субординации. Домашние! — презрительно протянула она и продолжила. — Так вот, именно после возвращения из отпуска хозяин был по-настоящему живым, а не наполовину в мире призраков, как обычно. Черный, ты и сам почти все время по ту сторону реальности, даже странно, как ты мог этого не замечать!

Бату попытался скрыть смущение. Он настолько привык улавливать настроение хозяина, что совсем не обращал внимания, как он это делает. И черная меланхолия хозяина незаметно стала фоном, таким же естественным явлением, как его собственная черная шерсть. Упущение, непорядок!

— Я ходила в их сны, чтобы понять, откуда эти изменения. Я слушала все их разговоры. Мне приходилось ложиться в проходе, чтобы меня не оставили за закрытой дверью, обсуждая что-нибудь важное. Пару раз на меня даже наступили! — добавила напускной драматичности Белая.

— А разгадка проста! Они были в деревне! В маленьком домике на окраине, где кругом горы, лес и речка. Где, чтобы приготовить обед, нужно было нарубить дров, растопить печь и накачать воды из колонки. Где Ритка бегала по высокой траве и дурачилась, хозяйка любовалась восходами и закатами, представляя их на своих ненаписанных картинах, а хозяин махал топором и больше всех жаловался на свою судьбу. Он ворчал и ворчал, он бухтел и кряхтел, но каждый день поднимался ни свет ни заря, выходил в зябкие сумерки и лез на самый крутой из окрестных склонов, чтобы вместе с хозяйкой встретить там рассвет. И тогда у него горели глаза. Он ни за что в этом не признается, но ему это снилось. И теперь, когда понятны хозяйские цели и мечты, нам нужно будет определиться с тем, как мы поможем им их осуществить. Очевидно, что ближе к природе им будет проще найти радость и вдохновение. Значит, нужно убедить их в том, что переезд необходим. Я буду руководить операцией, но что-то сделать для ваших хозяев мы можем только вместе. В конце концов, это вы — домашние, а я привыкла гулять сама по себе. Времени у нас в обрез — уже очень много упущено. Если мы не успеем… — кошка осеклась на полуслове и замолчала.

— Но почему ты не сказала нам раньше? — удивилась Рыжая. — Почему ты молчала столько времени? Мы ведь могли бы уже что-то сделать…

— Мне нужно было провести разведку на месте. Понять, в чем именно беды ваших хозяев и что мешает вам самим выполнять свое предназначение. Да и потом, стали бы вы меня тогда слушать? — ухмыльнулась Белая.

На этот раз смущенно замолчала Нишка, вспоминая, как летали по всей квартире клоки разноцветной шерсти, когда Белую выпустили из изоляции. Домашние кот и кошка действительно были не рады появившейся в их доме нахальной конкурентке. И хоть сама Рыжая обычно проигрывала в схватках с Белой, с прокушенными ушами и расцарапанными мордами поначалу щеголяли обе кошки. Бату благоразумно сдался без боя. Белая называла это трусостью и подтверждением того, что в бою у Черного не было шансов на победу, но сам он считал, что просто не ввязывается в примитивные свары. Так или иначе, на установление нейтралитета, а затем и дружеских отношений потребовалось довольно много времени.

— Да уж… — тихо пробормотала Рыжая и тут же насторожилась.

— Тсс! Кто-то идет!

Все замолчали и приняли абсолютно безмятежный вид, какой умеют делать только кошки — от самых маленьких домашних котят до грозных львов и свирепых тигров.

Хлопнула входная дверь — это Ритка пришла из школы. Возвращалась она частенько одна, хотя ходить без мамы по утрам все еще не решалась.

— Привет, котики! Что, спите целыми днями? Везет же вам! Ничего делать не надо… — вздохнула она, — А вот мне столько всего нужно — и уроки сделать, и в комнате прибраться, и мультики посмотреть… Пока мамы нет, начну, пожалуй, с мультиков…

Глава 4. Рогалик

— Рита, нарежь Рогалику огурец и побрызгай его аквариум водой, у него все пересохло!

— Мам, потом! — отмахнулась Ритка, не отрываясь от планшета с мультиками.

— Ты уже четвертый день говоришь, что потом сделаешь. Думаешь, хорошо ему у тебя живется?

— Нормально, — пробурчала девочка. И тихо добавила, — все равно от него никакой пользы.

— А от тебя какая польза? — вмешался в разговор папа. — А то, может, нам тебя тоже не кормить, когда ты пользу не приносишь?

— Меня кормить! — возмутилась Рита. — Я вам не питомец, я вам ребенок!

— Так мы ребенка заводили, чтобы он нас радовал, а он дуется.

— Папа! Ну почему ты все время говоришь так, чтобы я обиделась?!

Рита старательно надула щеки, чтобы показать, как сильно она обижается. Папа надул щеки в ответ. Его щеки были намного больше, и Рите стало смешно. Она рассмеялась и забыла, что собиралась сердиться.

— А улитку все-таки покорми, — посоветовал папа.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 299