электронная
Бесплатно
печатная A5
454
18+
Дом Луны

Бесплатный фрагмент - Дом Луны


Объем:
272 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-3567-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 454
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

— Это дочь Солнца? — глава опергруппы мастер Йохан Фирс нахмурил рыжие кустистые брови, разглядывая раскуроченный труп молодой девушки.

Этим вечером в городском парке Эльтубеле, столицы Земель Восьми Домов, было немноголюдно. Выходные в Землях предпочитали проводить с семьей. Да и усиленная в последнее время Советом охрана не особенно способствовала позитивным настроениям в обществе. Но кто ж удержит молодежь дома, когда вокруг — летние вечера, и эта, подруга всех молодых, а также убийц, насильников и воров — темнота.

— Да, босс, — ответил следователь-морлок, похожий на двуногую, высокую и очень тощую лягушку. — У нее…

— Я и без вас вижу, что у нее! Жертва всего одна? — всматриваясь в пустоту грудной клетки жертвы, в которой должно было располагаться сердце, спросил Фирс.

Оперативник прибыл на место минуту назад. Все как обычно — ночь, деревья, труп. Но какой труп! Фирс не помнил, чтобы в его бытность оперативником (собственно, в последние лет так тридцать), кто-то сходил с ума настолько, чтобы разодрать грудную клетку, а потом хирургически идеально вырезать сердце. Будто работали двое — один безумный зверь, а второй — хладнокровный врач. Но чуйка подсказывала Фирсу, что тут не все так просто.

— Одна, босс. С зацепками туговато. Коллеги из Дома Сатурна прислали своих, осмотрят тело. Все, что есть, непонятно! Секунду назад она была жива, а тут хоп! И усе. И сердца нету. Трое свидетелей, видели, как ее… Эх! — следователь качнул головой в направлении трех жмущихся друг к другу свидетелей, двух парней-гномов и девушки-русалки. Русалка от шока не могла взять себя в руки, и ее нижняя часть тела становилась то ногами, то вновь рыбьим хвостом.

— Так… Давай дождемся ребят из Сатурна. Может, что дельное скажут. И это… Допросите свидетелей, а потом вызови Даурона и кого-то из дома Венеры, может, Марту. Пусть успокоят, а потом сотрут память всем троим. Нам не нужна паника и сплетни, — оборачиваясь к следственной команде, произнес Фирс.

Закончив раздавать указания, старый оперативник снова присел возле трупа молодой голубоглазой девушки. Золотые волосы, которыми отличались дети Солнца, были покрыты уже начавшей засыхать кровью. Одета, как для прогулки. Светлые брюки, майка (от которой сейчас мало что осталось), простые ботинки. Фирс всмотрелся в лицо. Смутно знакомое… Что-то екнуло под ребрами старого оперативника. Предчувствие, нехорошее предчувствие.

Фирс немного посидел рядом с ней и помолчал. А потом встал, нащупал магический туннель, создал через него портал и шагнул внутрь. Портал вел к дому правительства, в приемную Совета Восьми. Маги Солнца — одни из сильнейших магов, населяющих Земли. Оперативник вспомнил лицо девушки — он действительно ее знал. Карла, уполномоченная по делам горных народов, дипломат. Фирс шестым чувством ощутил, что вырезанное сердце у представительницы Первого Дома, да еще и у такой… Карла точно смогла бы себя защитить! Это явно начало какой-то страшной трагедии. Какой конкретно — старый оперативник сказать не мог, но Совет, Фирс был в этом уверен, должен знать ответ.

Глава 1

— Красавица моя! Иди ко мне-е-е! — сладкоголосый эльф, шевеля своими чересчур уж острыми ушами, обходил деревья, выискивая одну мелкую брюнеточку, старающуюся прикинуться то кустом, то пнем. — Убивать тебя буду!

«Не дождешься!» — подумала брюнеточка, то есть я, перепрятываясь за очередную корягу.

— Я все равно тебя найду! А потом твоя вкусная кровь и чудесная жизненная сила будут наполнять меня-я-я! Девочка моя! Я так хочу ку-у-у-ша-а-а-ать! — резко разрубив клинком очередные ветки, вопил эльф.

В какой-то момент мне все это надоело. Ну и где они, все эти бравые недоспасатели?! «Мы тебя выручим!» — говорили они. «Мы тебя спасем!» — говорили они.

— Я тебя вижу-у-у! — голова эльфа просунулась сквозь ветки, нагло ухмыляясь. Я подарила ему лучшую из своих вредных улыбочек. Странно, что несмотря на дикую панику, пронизывающую всю меня, мне почему-то было даже немного весело. Наверное, адреналин и все такое… Эльф попытался схватить меня за запястье, но я увернулась.

— Какой глазастый попался! — ушастик меня уже изрядно достал, кажется, я пересекла половину леса, убегая от этого кошмара, почему-то происходящего наяву. И вот она, та самая опушка, где ребята из ОГР (Организация Государственной Разведки) должны были меня ждать… Ну и где они, спрашивается?! На кой черт я вообще согласилась быть приманкой?!

«Спокуха, Ритка, это практика! Просто практика для первого курса…»

Пипец, конечно, практика!

— Не убегай от меня, все равно поймаю! — эльф кинулся за мной. Я увидела блеснувшие в свете луны клыки. Прекрасно.

Маркус, мой дядя, уважаемый глава Дома Солнца и, на секундочку, глава Совета Восьми Домов, говорил: «Никаких драк! Мы за добро!». Я, будучи мелкой вертлявой девчонкой (еще и довольно вредной в придачу!) отвечала, что добро должно быть с кулаками. Когда мне было пять, дядя, заметив, что я бегаю пялиться на тренировки элитных бойцов Дома Солнца, готовящихся к сдаче экзамена в ОГР, неделю приходил в себя, накапывал валерианку в любую потребляемую им внутрь жидкость и читал мне нотации вместо ежевечерних сказок. А с четырнадцати стал проводить воспитательные беседы о выборе любой профессии, кроме оперативницы. Даже предлагал мне научную карьеру!

Не послушала я дядю, поступила в Элитный Магический Университет (мы его кратко зовем ЭМУ), все же лелея заветную мечту об оперативной работе… Конечно же, девицу из Дома Солнца не могли не принять! Только вот дядя не обрадовался, злился, топал ногами и всячески противился моему выбору. А сам-то, между прочим, тоже ЭМУ заканчивал! Только потом пошел по стопам деда — выбрал защитную магию. Но я так не поступлю! Оперативная работа — моя мечта! А к мечте надо бежать, идти, ползти… Ну, или хотя бы лечь в ее направлении!

Да где же этот долбанный ОГР, Небеса на их головы?! Мне, блин, уже по-настоящему страшно!

Послышался едва уловимый хруст тоненькой веточки под чьей-то ногой. За все то время, что я училась на первом курсе, я развила все свои чувства до предела, в том числе и слух. Так что, едва моего уха коснулся этот приглушенный «к-р-р», сердце радостно застучало.

— Попался! — слава Небесам, вот и они!

— Подсудимый номер четыреста семнадцать, вы имеете право… — забубнил знакомый бас главы оперативной группы мастера Фирса, а также куратора моей практики по совместительству.

Я осторожно выглянула из-за дерева. Двое крепких бойцов-магов держали скрученного эльфа, поставив того на колени и пригиная к земле. Еще один боец, тот, что повыше и побугаистее остальных, зачитывал ему права.

Когда эльфа заковали в Путы Забвения, лишающие не только магической, но и физической силы, и преступник рухнул на землю ничком, я, вконец осмелев, вышла на опушку.

— Надеюсь, это последний сбрендивший эльф? Привет, ребята!

— Маргаритка, ты прости, что задержались… — призвав портал и запихнув туда ушатанного эльфа, извиняющимся тоном сказал мне Кирк, высокий широкоплечий детина с огненно-рыжими волосами — отличительным признаком Дома Марса.

— Ага, щас! Не прощу! — вздернула носик я.

— Маргарита, вы перепутали место, — пробасил Фирс, гневно на меня глядя. А потом прибавил, чуть тише, — И вообще, глупая, пострадать же могла… Кто ж так делает?! Убить бы тебя он не убил, но покусал бы знатно! Потом восстанавливали бы неделю!

Я огляделась. Деревья, ветки… Там тоже были деревья и ветки… Блин, там были другие! Небеса, а ведь он прав! Действительно, не то место… Вот я дура!

— Но практику же засчитаете? — умоляюще глянула я на бугая. — Мастер Фирс, для любимой студентки, а? Прояви-и-и-ите милосе-е-е-ердие, будьте таким ла-а-апочкой!

— Ой, началось! Поставлю, так и быть. Преступник пойман, ты свободна. Проводите кто-нибудь ее в корпус, а то мало ли, найдет себе по дороге приключений на не в меру везучую попу, — махнул на меня рукой Фирс.

Даурон, звездочка нашего универа, студент пятого курса, тут же, поблескивая оранжевыми глазами, вызвался меня провожать. Крутой — он стал оперативником на третьем курсе! Серена Шторм, моя однокурсница, как-то проболталась, что это именно Даурон уговорил Фирса поставить мою практику в свою смену. Яркоглазый брюнет, маг из Дома Юпитера, говорила Серена, питал ко мне, Маргарите Сола, светлые и прекрасные чувства.

— Рита, пойдем, — Даурон галантно протянул мне руку. Я ее грациозно (насколько я была на это способна) приняла, глядя на парня из-под пушистых ресничек.

После слова «пойдем», я ощутила, как мои ноги еле передвигаются. Адреналин, который гнал меня вперед по лесу, перестал мотивировать мое тельце на подвиги, так что я почти сползла по Даурону обессиленным мешком.

— А может, через портал? — с надеждой спросила я. — Быстрее будет…

— Конечно, ты устала, я понимаю, — Даурон сделал ладонью круговое движение, открывая портал к моей общаге. — Рита, я хотел спросить, мы с тобой…

Даурон, уверенный в себе мощный оперативник, робко глянул на меня. Я глупо хихикнула, ответив: «Может быть!» и быстро шагнула в портал. Даурон последовал за мной, полный решимости доставить студентку первого курса точненько до двери ее комнаты в общежитии. Все то время, что мы шли с ним по ЭМУ, я старательно переводила тему с его «может, куда-нибудь сходим?» на любой подворачивающийся в мозгу удобный (и не очень!) повод. У меня скоро Инициация, какие свидания?! А вот после… Юпитерец горяч и прекрасен, так что почему бы и нет?

***

Оказавшись в нашей с Сереной комнате в общаге ЭМУ, я оценила бардак, который тут устроила моя соседка, по какому-то странному совпадению небесных светил еще и являющаяся моей лучшей подругой. Кажется, Серена опять не могла выбрать, что надеть. Как вы думаете, я это поняла? По вороху шмоток, раскиданных не только на ее половине, но еще и на моей кровати, на моем личном столе, а также приткнутых в стену с помощью кнопок и бытовой магии… Видать, подруга плюнула на все свои планы и осталась сегодня в комнате наслаждаться собой и одиночеством. Такое с ней случалось редко — чаще она все же пропадала на студенческих вечеринках или на свиданиях с очередным старшекурсником из Дома Нептуна или Урана. Дочь Венеры, что сказать… Ребята потом баррикадировали дверь цветами и конфетами и выли серенады под окнами, за что в них тут же прилетали пресловутые букеты и коробочки. Я предлагала подруге составлять список реальных нужд — косметики там, качественного гномьего пива или изысканного эльфийского винца. Один раз она даже согласилась и вывесила такой список на нашу дверь. Вино, вроде, мы пока еще так и не допили.

— Посмотрите, кто вернулся! Живая даже! Почти не покалеченная! Неужели сдала, и никакой ошалевший негодяй тебя не пристукнул? — поинтересовалась Серена, валяясь на своей кровати и болтая ногой в воздухе. Кажется, в голосе подруги скользило разочарование, что я так скоропостижно не скончалась, и мои шмотки, кровать и прочие радости жизни не достанутся первой красавице ЭМУ. То есть ей.

— Ну-у-у, — протянула я, облокачиваясь на стену. Небеса, как же я устала! — Сперва я увела эльфа не на ту опушку… Он меня чуть не сожрал…

— Но не сожрал же! А жаль… Твоя кровать мне нравится больше! Да и на шмоточки твои я давненько засматриваюсь, — заявила мне наикрасивейшая из блондинок, хищно улыбаясь и демонстрируя белые ровные зубы. Ну, а я о чем говорила?!

— Так и знала, что тебе на меня наплевать, тебе просто в кайф тырить мои шмотки! — фыркнула я, плюхаясь прямо на кучу Серенкиной одежды (возглас подруги: «Помнешь! Это коллекционное платье!» прозвучал одновременно жалобно и угрожающе. Я его проигнорировала). — Но не дождешься, моя кровать со мной до конца времен! Я ее первая увидела, первая заняла, первая пролила на нее кофе! И вообще, поздравляй давай любимую подругу! Я сдала!

— Ура-а-а! — Серена кинулась меня обнимать, а потом с надеждой зашептала мне в ухо. — Но все же кроватями можем поменяться?

— Неа! — уверенно ответила я, обнимая подругу в ответ. — Вкусненькое есть?

— Для сдавшей практику?! Спрашиваешь! — дочь Венеры отстранилась, обворожительно улыбнулась и отошла к своей половине комнаты.

Серенка достала свои фирменные пончики. Ворожеи из Дома Венеры не только божественно красивы, но еще они и потрясающе готовят! Я с набитым ртом принялась в подробностях рассказывать, какими кровожадными бывают эльфы, как я не понимаю сходящих по ним с ума девиц, и что у меня теперь страшная аллергия на все остроухое и не в меру симпатичное. Когда я закончила, Серена, ухмыляясь, выудила из тумбочной заначки темную бутылку — дань, собранная коварной мной с несчастных поклонников моей лучшей подруги.

— Эльфы, знаешь ли, не только кровожадные… Но еще и делают первоклассное винишко! Утонченные создания, просто прелесть! Ну что, за Инициацию? — элегантно подвигав бровками, возвестила венерианка.

— Ох! За нее, родимую! — поддержала ее я. Мы звучно чокнулись чайными кружками, куда Серена нехило плеснула эльфийского пойла. Вообще это кощунство — так неэстетично распивать дорогущие синие вина, но нас же никто не видит?

— До дна! — осушив разом всю кружку, скомандовала подруга. Еще и проследила, чтоб я последовала ее примеру!

— Ну и развезет же на-а-ас! — с первого же глотка ощутив приятное веселье, протянула я.

За первый год учебы я поднаторела в теории и физической подготовке (хоть первокурсников и не допускали к оружию — я уже потрясно овладела катаной, просто-напросто задолбав Мастера Клинка Инуэ настолько, что он все-таки пустил меня тренироваться), а также в обыкновенной (иногда ее еще называют бытовой) магии. Обыкновенной магией владели все в стране Восьми Домов, но вот магию своего Дома каждый из нас, принадлежащих к этим самым Великим Домам, мог получить только после особого ритуала, Инициации. Если тебе повезло родиться в каком-нибудь Доме, то тебя ждет прекрасное будущее, отличные карьерные перспективы и, что было особенно важно для меня, ты можешь попробовать сдать экзамен на оперативника. Работа в разведке, следствии и охране — это сложная работа, где нужны мозг, физические данные, сноровка, а также корочки ЭМУ. Ну, и дар Дома, конечно же.

В основном Одаренные учились в ЭМУ. Редко кто шел в другие университеты, все-таки родиться в одном из Восьми Домов — это большая удача. Когда-то давно великих Домов было десять: Первый Дом, Солнце, Второй — Меркурий, Третий — Венера, Четвертый — Марс… И так далее до Плутона. Последним, Десятым, был Дом Луны, но магов оттуда уже несколько столетий как не существовало. Да и в целом одаренных было не очень много на Землях — бОльшую часть населения составляли обыкновенные маги, проживающие на территориях одного из Домов. Ну и еще разумные расы существ — эльфы, гномы, русалки, гоблины и феи. Так-то их гораздно больше, но мне, особенно после сдачи практики, которую, если уж честно, сдавать стоило после Инициации и только тем, кто уже точно готовится стать оперативником, сейчас очень лень писать трактат «Разумное население Земель Восьми Домов».

— Напились и бузить?! И без нас?! — в щелочку двери нашей комнаты просунулись две головы: сперва одна, а потом, с секундной заминкой — вторая. Обе огненно-рыжие. И до неприличия одинаковые!

— Брысь отсюда! — шикнула я на близнецов Мора, Ника и Дика, которые носом чуяли запах алкоголя, а сердцем (или попой?) — зов приключений.

С Ником и Диком Мора, яркими представителями одного из древнейших родов Дома Марса, мы с Сереной познакомились во время посвящения в студенты ЭМУ. Тогда у меня еще не было репутации «отличницы» и «зубрилки» (вообще-то я совсем ничего не зубрю, мне просто суперинтересно учиться, но разве переубедишь близнецов, которые уже придумали прозвище?), так что мы с Сереной были просто симпатичными девчонками, которые только-только поступили на первый курс. А уже после посвящения в студенты, когда ректор ЭМУ (мы называли ее «директрисой») Лотт отчитывала нас четверых за «вопиющее нарушение дисциплины, социальных норм и общественного порядка», мы все поняли, что наша четверка — друзья навек. Что еще может сплотить так же крепко, как совместное получение выговора и отработка наказания в первую же неделю учебы? Только совместное распитие спиртных напитков, повлекшее за собой разрушение пары стен (клянусь, я случайно!) и психики бдительных кураторов и преподавателей.

— Неа, и не подумаем! Мы вам вот что принесли! Завтра же Инициация! А ты, Ритка, практику сдала! Раньше всех, еще до получения Дара! — Ник продемонстрировал по бутылке эльфийского вина в каждой руке. А он знает, чем нас убедить! — Иди сюда, обниму, зубрилочка! — младший из близнецов («Всего на минуту позже!!») раскрыл широченные объятия, приглашая меня быть немножечко задушенной.

— Целых ДВА повода, чтобы отметить! — возопил Дик, бесцеремонно вваливаясь в нашу комнату вслед за братом.

Серена развела руками, дескать, раз пришли, да еще и с бухлишком, то что мы, ханжи, выставлять таких джентельменов? Я пожала плечами, как бы соглашаясь с таким веским доводом, как две бутылки вина.

***

Студенты всегда устраивают попойки в общагах, верно? Студенты всегда веселятся, так? Студенты всегда творят что-то такое, отчего преподаватели получают нервный тик, а родители студентов — счета за порчу имущества?

Ну, может, последнее правда только наполовину…

— Ник Мора! Дик Мора! Серена Шторм! Маргарита Сола! В кабинет директора, живо! — завизжали оповещалки — мерзкие звездоподобные магические устройства, когда мы четверо сладко посапывали на задних рядах лекции по вселенскому правопорядку. Ну ладно, посапывали трое моих друзей, а я одним глазом все же следила за преподавателем и даже умудрялась что-то записывать. Например, очередную теорему про баланс сил — чтобы наш мир не навернулся, нужно, чтобы магия всех десяти Домов присутствовала на Землях, иначе в какой-то момент случится коллапс…

— А что мы, мы ничего… — закрутил головой Ник, толкая брата. Дик только отмахнулся.

— Повторяю! Мора, Шторм, Сола — в кабинет директора!!! — снова взорвались оповещалки. — Живо!!!

Преподаватель «Теории Вселенского правопорядка», а также «Магических существ» у первого курса, Мастер Оран (Оран-кабан, как за глаза, да иногда и в глаза называли его студенты), тучный мужчина в самом расцвете сил и отцвете его привлекательности, кряхтя, развернулся от доски, нашел нашу четверку взглядом и попытался проделать в наших юных телах своими глазками-бусинками по паре дырок в каждом. А увидев, что мы еще и спим на его «самом важном для любого мага предмете» (мне кажется, или так считает каждый препод?), пришел в настоящую ярость, такую, что даже создал портал, чтобы лично переместиться к нам (это на целых двадцать ступенек от его места, непозволительно длинное для мастера расстояние!) и вышвырнуть нас из аудитории.

И вот теперь мы, искренне недоумевая, что же умудрились вчера натворить (ох, Небеса, да мы вообще смутно помнили, что там вчера происходило!), стояли, переминаясь с ноги на ногу, в кабинете директрисы.

— Так-так-так… А вот и вы, герои прошлой ночи… Не успели пройти Инициацию, а уже крушите учебный корпус! — строго зыркнув на нас из-под толстых стекол очков, заявила директриса.

— Профессор Лотт, мы ничего не… — начала было я, но осеклась. А так ли я уверена, что мы «ничего не»?

— Да? У меня минимум двадцать свидетелей ваших полетов на гарпиях, а также несколько магических образов ваших художеств на учебном поле для полевых испытаний… Поведение, недостойное студента ЭМУ! А мои статуи… Мои статуи! Вы очернили светлую память великих ученых! И чем, простите, вы сотворили ЭТО? Оно не отмывается! — профессор Лотт, брызжа слюной и гневом, ткнула пальцем в свой стол.

Над столом появилось туманное облако, в котором мы четверо, держа в руках кисти с некой светящейся субстанцией, разрисовывали тренировочное поле и оставшиеся целыми после гонок на гарпиях статуи Великих Мастеров Магии весьма, хм, неприличными вещами.

— Кажется, это экскременты единорога с пыльцой фей, — всматриваясь в субстанцию, предположила я. Скорее всего, я была права — так могла светиться только моча рогатой лошадки (они с запахами не очень, так что метят каждый куст на своем пути ярко светящейся жидкостью, которая, если уж честно, все равно прилично воняла). А вот если наши, хм, художества еще и не отмываются, то мы точно посыпали ее пыльцой фей…

— Да что вы такое говорите?! Правда?! И где же вы взяли экскременты и пыльцу?! — взревела директриса, ударяя ладонью по столу так, что облако магических образов перед тем, как ретироваться, заметалось по углам кабинета.

Серена очень болезненно ткнула меня в бок локтем, как бы говоря: «Не смей сдавать творцов!» Ник и Дик стояли, опустив головы. Если бы они их подняли, директриса, сама принадлежащая к Дому Солнца, испелила бы нас в порошок, потому что эти двое так старались не рассмеяться, что красными стали не только их волосы, но и лица.

— Можете не отвечать! Вы взломали лабораторию ядов! Ох… — профессор Лотт схватилась за голову. — Не исключать же вас прямо перед Инициацией… Наказаны! Все четверо! Будете… Будете ассистировать четвертому курсу на боевой магии! Завтра же!

— Но профессор Лотт, так нельзя с учениками! — пискнула Серена. — Мы пока только начали изучать основы…

— Мне в МОЕМ вузе ВСЕ можно! — прошипела директриса. — Вон из кабинета, пока я не увеличила срок наказания! До месяца, например…

Мы вчетвером поспешили покинуть место, которое вполне могло стать местом нашей потенциальной казни, если бы мы задержались еще хотя бы на минуту. Но и наше наказание… Да уж, профессор Лотт явно покусана бешеной гарпией! Быть ассистентом на боевой магии — это значит, что тебя будут лупить, как грушу, а ты, неопытный первак, максимум сможешь только слабенькую защиту выставить. Ну, на худой конец попробуешь сдаться, но такого никто точно делать не будет — мы ж тут все гордые Одаренные, вы чего, какое сдаваться?! А потом зануды из Дома Сатурна еще станут читать нравоучения, залечивая твои раны. Даже непонятно, что хуже — быть израненным в мясо или слушать этих зазнаек?

Каждый будущий оперативник проходит через подобное. Но не на первом же курсе…

— Еще не так плохо все, девчонки! Она могла нас послать убирать за копытными… а рогатые и крылатые лошадки столько срут… Да и когда еще выпадет шанс навалять старшакам?! — оптимистично заявил Дик, обнимая нас с Сереной за плечи. — И кто догадался про пыльцу, а?

— Ритка. Тут даже думать не надо! Кто-то, кроме нее, слушал вообще на ядах? — сдал меня Ник. Предатель!

Серена кинула в мою сторону яростный взгляд и шикнула:

— Будущая оперативница! Самая, блин, умная!

Не, ну а че? Я и правда самая, блин, умная…

— Ой, можно подумать, гарпий тоже я придумала?! А, кошмары Мора?! Они же разнесли обожаемые Лотт скульптуры великих Мастеров! И еще половину очередной стены учебного корпуса! — фыркнула я и передразнила директрису. — Мои статуи, мои статуи!

— Вот страдаю тут из-за вас! — картинно всплеснула руками Серена. Мы все трое прыснули. Конечно, страдает! А кто предложил взломать лабораторию… И кто крал заветные бутылочки? Мы? Нет, такое может провернуть только дочь Венеры с ее ловкостью тонких ручек, которые не только умеют кокетливо поправлять прическу, но и взламывать любые замки.

Я глянула в окно и, увидев, что солнце уже почти совсем поднялось, охнула:

— Народ, срочно в зал собраний, а то еще Инициацию сорвем, нас тогда просто укокошат!

Мы помчались к залу, стараясь больше ничего случайно не разрушить на своем пути.

Глава 2

Инициация каждый год проходила в один и тот же день — летнего Солнцестояния, ровно в полдень. Каждый маг-новичок выходил в центр зала, где из круглого окна в потолке на него проливался солнечный свет. Солнце бывает в каждом Доме, это сильнейшая астрологическая единица, да еще и, как верили все на Землях, верховный Бог, поэтому именно его свет пробуждал в магах их Дар. И поэтому маги из Дома Солнца — сильнейшие Одаренные.

Слава Небесам, мы не опоздали.

Запихнув свои задницы подальше от преподавателей, собравшихся здесь в торжественном единении такого прекрасного момента, мы затихли.

Посреди зала открылся портал, откуда вышла наша обожаемая директриса (мадам Экзекутор!) Лотт, сверкая белозубой улыбкой, которой позавидовала бы любая гарпия. Ну точно покусанная, зуб даю! Не свой. Гарпии.

— Юные маги! Будущее Восьми Домов! Как прекрасен миг Инициации! Миг, когда боги преподнесут вам с помощью Солнца свои Дары, и вы вступите в настоящую волшебную взрослую жизнь!

— Шмослую, — кисло пробурчал Ник, утыкаясь лбом мне в плечо. — Она же нас чуть не прибила там в кабинете, а теперь смотри, как лыбится…

— Чщщ! Торжественный момент! — шикнула я на него, сдерживая хихиканье.

— Вы, как прекрасные цветы, тянущиеся к нашим Небесным богам, К Солнцу, Луне, Меркурию, Венере, Марсу, Сатурну, Урану и Нептуну! — продолжала заливаться птицей директриса.

Серена шепнула нам (хотя, скорее, мне):

— Почему она говорит о Луне?

Ник и Дик тоже вопросительно посмотрели на меня. Закатив глаза от необразованности друзей, я тихо ответила, цитируя профессора Кироку:

— Богиня Луны никуда не делась. Просто ее Дома больше нет. Детей Луны истребил Дом Плутона во времена Столетней Войны Домов. Дом Луны был очень небольшим, но сильным, почти что равным по силе Дому Солнца. И дети Плутона напали на самых опасных, но малочисленных, в первую очередь… Про Плутон она, видите, не говорит! По той же причине. Плутон больше не является богом наших земель. Неучи! Историю магии слушать надо!

— Да мы слушали… — закивали близнецы. Врут и не краснеют!

Серенка только пожала плечами:

— Да кого волнует то, что было тыщу лет назад!

— Меня! — ответила я.

— Зубрилка, — хмыкнул Ник, кинув на меня ласковый взгляд и нежно погладив по плечу. Я в ответ показала ему язык.

Директриса тем временем закончила нести возвышенную торжественную чушь и, все еще сохраняя жутковато-пугающую улыбку на лице, прошествовала к Книге Инициации. Сейчас профессор Лотт сперва вознесет хвалу Богам и Небесам, затем зачитает ритуальные слова, а потом будет вызывать по именам каждого студента-первокурсника. Имена будущих Одаренных появляются в Книге в год, когда начинающий маг должен получить свой Дар. То, чего каждый из нас так долго ждал, наконец-то началось.

Первый ряд, где сидел дом Меркурия (они всегда открывали Ритуал Инициации светлого Дара Богов — полное название происходящего), медленно, по одному, начал вставать. Каждый студент по очереди выходил в центр зала, поднимался по трем ступенькам на небольшую каменную десятиугольную платформу. Каждый уголок символизировал одного из Богов, в том числе Луну и Плутон, хоть представителей этих Домов в стенах ЭМУ не инициировали уже несколько сотен лет. Лунатиков — потому что их в принципе больше не существовало, а плутонцев — потому что после войны они свалили в закат на Непризнанные Земли и основали новое государство.

Все сыновья и дочери Меркурия были сероглазыми шатенами. Если по какой-то причине цвет волос или глаз не соответствовал Дому Меркурия, то в момент Инициации он становился таким же, как у всех магов их Дома. То же происходило и с остальными Одаренными. То же произойдет и со мной — я стану голубоглазой блондинкой тотчас же, как только Бог Солнца озарит меня своим светом и одарит новой силой. Даже немножко грустно — я привыкла с своим иссиня-черным волосам и темно-серым глазам.

Серена и близнецы тихонько поднялись и медленно, почти на цыпочках, двинулись к своим рядам — второму и третьему, где сидели дети Венеры и Марса.

Когда дети Меркурия получили свои Дары — сверхмагическую скорость и красноречие (короче, стали еще более вездесущими и болтливыми), подошла очередь Дома Венеры.

Серена была второй в списке. Подруга взошла на платформу. Все дети Венеры голубоглазы и светловолосы, Серена такой была от рождения (так бывает, когда оба родителя принадлежат к одному Дому), поэтому во внешности ничего не изменилось. А вот во взгляде… Теперь подруга могла видеть ложь, а также любые эмоции, которые испытывает существо перед ней. Дар Венеры не ограничивался только виденьем — самые сильные маги этого Дома могли заставить кого угодно испытывать любые эмоции по своему желанию. Но только в момент времени, когда маг Венеры держит с объектом своей магии контакт. Благодарно улыбнувшись Небесам, подруга сошла с платформы.

Рыжие близнецы, дети Марса, получили огромную физическую силу и особый навык управления стихией огня. «Да уж, теперь мы точно что-нибудь сожжем…» — подумала я и хмыкнула, вспомнив, сколько еще статуй осталось пока нетронутыми на территории ЭМУ.

У всех из Дома Юпитера глаза меняли свой цвет на оранжевый только в момент Инициации. Даурон, мой несостоявшийся кавалер, обладал такими же магнетическими глазами. А еще эти ребята могли ненадолго подавлять чужую волю и стереть что-то из твоей памяти. Ну и по мелочи — каждый ребенок Юпитера обязательно становился богатым. Повезло кому-то!

Сатурн даровал своим способность исцелять, а также мерзкий чопорный характер. Хотя эти ребята, как я уже успела понять, его получали от рождения и всячески демонстрировали свой снобизм остальным еще до Ритуала Инициации. Дети Урана получали дар кратковременного предвидения, причем чем сильнее маг, тем точнее его предсказания. Удобно во время боя — видишь соперника наперед. Ну и еще безумно синие глаза, от которых таяли представители и представительницы (особенно последние!) противоположного пола. Это не магия — просто ультрамариновый цвет обладал каким-то непонятным магнетизмом ввиду своей «неземной» красоты. Нептунцы — тут все понятно, вечные соперники Марсиан — творческие, харизматичные личности со способностью управлять водой. Особо сильные умели проделывать такое с любыми жидкостями, поэтому какой-нибудь прокачанный в магии пятикурсник Нептунец — это обязательное условие любой крутой студенческой тусовки. Представьте, что у вас из фонтана в парке ЭМУ бьет не вода, а самое натуральное эльфийское синее!

Последними шли представители Дома Солнца. «Первый» Дом по традиции замыкал Ритуал Инициации. Нас, детей Солнца, в этот раз было немного, всего пятеро. Моя очередь подошла последней.

— Маргарита Сола!

Я глубоко вдохнула и поднялась на платформу. Подняла лицо к Солнцу, закрыла глаза.

Дом Солнца умел лечить, ставить щиты и испепелять. Такая магическая «вседозволенность» делала нас сильными союзниками и опасными врагами. Дети Солнца все обладали золотым (не светлым, не блонд, а именно золотым!) цветом волос и яркими голубыми глазами. Мои же глаза всю жизнь были серыми, а на голове — иссиня-черная копна. Сейчас я стану блондинкой, зашибись! Мы с Серенкой несколько раз обсуждали, подойдут ли мне такие изменения.

Секунда. Вторая. Третья. Солнышко приятно грело лицо, а когда я опустила голову, готовясь принять свой Дар, лучи Небесного светила нежно коснулись макушки.

По залу пробежал странный шепоток. Обычно на церемонии Ритуала Инициации все заканчивается бурными аплодисментами, а не шепотком…

На меня упала тень. Солнце скрылось. Я открыла глаза и столкнулась с парой сотен ничего не понимающих лиц студентов. Кто-то шушукался, все смотрели на меня в упор и не двигались с места. Я улыбнулась им, но никто почему-то не ответил на мою улыбку.

— Маргарита… Подойди, пожалуйста, — неожиданно ласково произнесла директриса Лотт. — Все остальные, поздравляю с Инициацией, можете быть свободны.

Я выцепила взглядом ошарашенные лица моих друзей. Все трое стояли близко друг к другу, Серена зажала рот ладонью, а братья качали головами. Да что с ними?!

— Директор Лотт?

— Рита, пойдем в мой кабинет. Надо поговорить, — мягко сказала директриса, приобнимая меня за плечи.

И тут я заметила…

Мои волосы не изменили цвет. Длинные, черные волнистые пряди лежали на моих плечах. Я непонимающе смотрела на директрису всю дорогу до открытого ею портала, а потом, не моргая, продолжила молча так же смотреть на нее и в кабинете.

— Присядь, девочка, — произнесла профессор Лотт, указывая на кресло в углу. Сама она опустилась в кресло напротив.

— Я не понимаю, профессор.

— Рита, так иногда бывает. Скажи мне, тебе ведь уже исполнилось двадцать?

— Да, в мае. Директор, я что… Я не получила Дар?! — воскликнула я. — Солнце… Бог Солнца не даровал мне Силу?! Чем я провинилась? Чем вызвала гнев Бога…

Я почувствовала, как предательские, все еще, видимо, серые глаза наполняются слезами.

— Так бывает, малышка. Так бывает… Не каждому дарована сила. В прежние годы таких было много, — с глубоким сожалением в голове ответила профессор, жестом сотворив мне из воздуха чашку ароматного чая. — Мы не станем тебя исключать, не переживай. Ты одна из лучших студенток, по остальным показателям ты опережаешь даже лучших наших четверокурсников, мы не стали бы добровольно отказываться от такой талантливой ученицы… Но Рита, понимаешь… Будет очень сложно. Сложнее, чем было. Я пойму твое решение покинуть Университет, если ты хочешь…

— Нет! — я жестко перебила профессора, стукнув ладонью по столику, где чашки недовольным звоном отозвались на мою импульсивность. — Я никуда не уйду! Я буду оперативником!

— Рита, это… Оперативная работа очень сложна. Ты ведь это понимаешь? Многие из нас, Одаренных… — директор Лотт осеклась, заметив мой яростный взгляд.

Быть обычным магом?! Да она издевается?!

— Тогда я уделаю этих ваших Одаренных! Вот увидите! Никакого исключения! Да я даже с обыкновенной магией буду лучше остальных! — закричала я. — Даже и думать не смейте!

Я вскочила, вытерла глаза и выбежала из кабинета директора. К черту! К гребаным Небесам! Вот увидите, Маргарита Сола станет лучшим оперативником, какого только видели земли Восьми Домов!

***

Добежав до нашей с Серенкой комнаты, я остановилась. Потрогала лицо, вроде от слез не осталось и малюсенькой дорожки. Ну уж нет, ЭМУ, так просто меня отсюда не вышвырнуть! Подумаешь, бездарная, да эта бездарная фору даст любому поцелованному Богами!

Решительно распахнув дверь комнаты, я упала прямо в объятия Серены.

— Подруга, только не говори, что тебя исключили! Я же умру тут без тебя! Мне даже кровать твоя не нужна! — рыдая мне в плечо, заголосила дочь Венеры.

— Ага, щас, отделаетесь от меня, думали?! Ну уж нет! Я вам такого жару задам! — заявила я, легонько похлопав ее по спине, демонстрируя этим жестом свою решимость.

Братья Мора, которых я сперва и не заметила, подскочили с моей кровати и кинулись меня обнимать.

— Мы уж подумали, что ты все! — воскликнул Ник, стискивая меня медвежьей хваткой так, что затрещали и без того хрупкие ребра.

— Ритка, как же мы без любимой зубрилки?! А у кого списывать тогда?! — треснул меня по спине Дик, да так, что из глаз посыпались искры.

— Эй, одаренные, прекратить избиение младенца! Вы меня так угробите своей Марсианской радостью! — сдавленно пропищала я, глотая ртом воздух и пытаясь вырваться из объятия расчувствовавшихся детей Марса.

— Ох, прости, это я тут радостью заражаю… Пока не до конца разобрались с Дарами, завтра первое занятие по контролю, — всхлипнула счастливая Серена, утирая аккуратно упавшую с ресниц слезинку. Даже плача, подруга оставалась безумно красивой.

— Слышь, заразная, прекращай! — все-таки освободившись, велела я. — Сегодня же вечер после Инициации. А значит, что?

— ТУСОВКА! — радостно завопили рыжие братья, вновь заключая в объятия, но уже не одну меня, а нас с Сереной обеих. — Все на поле, там сейчас такое творится! Нептунцы устроили алкогольные фонтаны, а пятый курс Урана… Будет ого-го! Бежим!

И мы побежали. Удобнее, конечно же, было бы через порталы, но этому учат только на третьем курсе и только у нас, в ЭМУ… Порталы работают через магические потоки, именуемые в простонародье туннелями — их старательно натягивали через все Земли лучшие умы Домов. Создавать портал просто так, не в туннеле, — это умение, которым владеют лишь несколько магов (примерно человек двадцать во всех Землях), занимающих высокие посты в Совете и ОГР. Остальные учатся чувствовать магический туннель, создавать сложные завихрения потока и уже после этих достаточно замысловатых телодвижений, требующих концентрации и большого запаса волшебной силы, вызывать круглое окно перемещения. Со своей болезненной тягой к знаниям я, проведя многие часы в библиотеке, научилась создавать слабенькие порталы, через которые можно, например, украсть ингредиенты для приворотного зелья (просьба Серенки в первый же месяц нашего с ней знакомства) или еще что интересное сотворить…

В коридоре, в конце которого светился выход на тренировочные поля, Ник остановился, пропуская вперед Серену и Дика.

— Ты… Точно в порядке? — спросил парень, заглядывая мне в глаза. — Ты ведь так этого ждала…

Я мотнула головой. Да, ждала! Но что мне, теперь вечно расстраиваться и страдать? Уже хватит, уже поревела. Теперь нужно взять себя в руки и очень потрудиться, чтобы все-таки достичь своей мечты. Просто мне… будет немного сложнее, вот и все. Но ключевое здесь — немного.

— Все хорошо. Не переживай! — заверила я друга, кратко его обнимая. — Подумаешь! Я же справлюсь и так, ты ведь знаешь!

Ник улыбнулся.

— Я в тебе и не сомневался! Но на самом деле… Как ты? Все еще переживаешь?

— Не нагнетай! — я легонько стукнула его по плечу, а после взяла за руку и потянула вслед за убежавшими вперед друзьями. — Я в полном порядке, правда! Пойдем!

Оказавшись на поле, я заметила, что все глаза первого курса (да и не только первого, тут, кажется, собрался весь Универ!) ЭМУ устремлены на меня. Бездарный в университете давненько не бывало, так что я — событие. И если я еще останусь, а я уж точно планировала это сделать, то стану почти легендой! Запрыгнув на одну из колонн, я завопила:

— Я остаюсь, ботаники! Начать вечеринку!

Гул радостных криков и улюлюканий прошелся по полю. Стены университета вздрогнули. Дети Нептуна врубили магические системы усиления звука и грянула о-о-очень громкая музыка. Началось! Танцы, алкоголь, неконтролируемые любовные связи (особенно между детьми Венеры, Урана и Нептуна) … В общем, обычная такая студенческая тусовка. Только с волшебным размахом.

Глава 3

На следующее утро у меня был выбор, на какую конкретно пару Контроля мне идти. Если бы я стала Одаренной Солнцем, то выбора бы не было, а так я, получается, могла посещать любое занятие. Я как раз выбирала, куда двинусь, когда мое лицо озарило теплым светом.

В нашей с Сереной комнате открылся портал. Из портала высунулась голова моего дяди Маркуса. Конечно же, директриса ему уже наябедничала, что его племянница — бездарность, но ему хватило такта и ума не мешать моим вчерашним попыткам утопить горе (и еще парочку шибко навязчивых третьекурсников) в алкоголе.

— Цветочек, как ты? — ласково поинтересовался дядя, просовывая в портал еще и обе руки, чтобы меня обнять.

— Лучше всех, дядя Маркус! — честно ответила я. Неполноценной я себя не чувствовала, скорее наоборот… Я чувствовала себя особенной и готовой победить любого Одаренного, бросившего мне вызов.

— Уверена? — недоверчиво поднял бровь дядя и окликнул мою подругу, притаившуюся за его порталом. — Серена, ну-ка глянь, врет?

— Не врет, Великий Мастер. Доброе утро! — почтительно подтвердила мои слова Серена, с уважением глядя на золотые кудри Великого Мастера Дома Солнца. Его каменный бюст, кстати, уже возвели в нашем парке, еще при жизни! Представляете, насколько крут мой дядя?! Природа поработала в старших родственниках, отыгравшись на мне…

— Смотрите мне. Милая, может, домой? Сдалась тебе эта оперативная работа… Без Дара сложно будет! Университет Теории Магии будет счастлив принять тебя в свои ряды, у них прекрасные дистанционные программы, ты сможешь учиться прямо дома, — снова закинул удочку убеждения любимый дядюшка. Он был против моей мечты, но я упрямая, а значит, никакие уговоры и запреты на меня все равно бы не подействовали. А он пытался запрещать, ой, пытался!

Я очень активно и очень отрицательно замотала головой:

— И не мечтай. Даже с моей бездарностью этот фокус не пройдет, я твердо решила!

— Вот упрямица! Что же мне с тобой делать, м? — горестно вздохнул обожаемый родственник. Его попытки переубедить меня хоть в чем-либо ломались последние лет семнадцать (это именно столько, сколько я себя помню). — Ладно, цветочек. Если ты решила… Но я все равно буду стараться тебя отговорить! Ты только подумай! Оперативница! Тебе еще экзамен надо сдать, а без Дара…

— Дядя! — воскликнула я, предупредительно приподняв брови.

— Ладно, ладно, удаляюсь. Хорошего тебе учебного года, цветочек! — и золотая макушка моего дяди исчезла вместе с порталом.

Серена скептически взглянула на меня и покачала головой.

— Да уж, ну и характер! Я бы тебя отдала куда-нибудь в непризнанные пустые Земли, с твоим-то упрямством! Не стала бы нянчится и соглашаться! Вертишь дядюшкой, как хочешь!

Я показала подруге язык.

— Не отдала бы. Ты слишком сильно меня любишь. Так-с, что надеваем?

Улыбка подруги была полна предвкушения. Утренние переодевания нашей комнаты — это отдельное шоу, за которое стоит брать деньги. Мы на половину пар в этом году опоздали только из-за того, что никак не могли выбрать лучший наряд.

Тренировки будущего оперативника не очень-то дают разгуляться, но эй, я ведь живу с дочерью Венеры! А кто больше Богини Красоты понимает в этой самой красоте? Иногда меня, правда, посещало чувство, что Серена могла бы в два счета уделать в этом свою знаменитую пра-пра-пра… и миллиард раз прародительницу!

— Рит, ну я готовилась к утру после Инициации… Но с золотыми волосами облом, так что вот, смотри-ка…

Подруга вытащила из своего шкафа (все наши шмотки хранились у нее в ящиках, где была принята какая-то особая система кластеризации, благодаря чему Серена потрясающе ориентировалась в огромной куче одежды, обуви и украшений, за секунду находя именно то, что ей нужно) черные плотные обтягивающие брючки из особого заговоренного материала, стойкого к повреждениям и изменениям температур. Следом дочь Венеры выудила довольно откровенный темный облегающий топ, края которого лентами в два оборота закручивались на талии.

Я тут же схватила одежду и прижала к груди.

— Ты лучшая, Серена!

— Надевай давай! Знаю, что лучшая! — довольно улыбнулась блондинка, доставая светло-серое струящееся платье на бретелях для себя.

Одетые и готовые к выходу, мы завершили образ: я — темными тяжелыми ботинками, усиленными сталью, а Серена — сандалиями, тонкими веревочками обвивающими ее лодыжки.

— На какую пару пойдешь? — спросила подруга, запирая дверь комнаты.

— К Марсианам! А то эти двое меня вчера так стиснули, до сих пор ребра болят! — посетовала я. — Хочу удостовериться, что в следующий раз они будут понежнее!

Серена взглянула мне в лицо и нахмурила очаровательные бровки:

— Хм, не врешь… Правда болят?

— Ага! Топай давай! — ответила я и направилась в противоположную от подруги сторону. Странно, но… Вообще-то я врала, ничего у меня не болело. Может, дети Венеры отличают истинную ложь от нытья и не считают последнее враньем?

Забежала на пару к братьям Мора за пару секунд до крика Ворона — наш собственный, университетский вариант сигнала начала занятий, огромная черная птица, точные копии которой находились в каждой аудитории и в коридорах. Пронизывающий ужасом «Кар-р-р!» отзывался где-то в желудке острым желанием обточить зубы о гранит магических наук.

Ник и Дик устроили армрестлинг на первой парте, а окружающие их первокурсники-Марсиане, коих было человек тридцать (Марс — любвеобильный Бог, если вы не знали!), подбадривали соперников улюлюканием. Учитывая схожесть близнецов, различить их могли только мы с Сереной, ведь мы дружили уже год, так что изучили каждую веснушку на курносых носах двух огромных парней. А вот их однокурсники не так хорошо разделяли, кто есть кто, попеременно просто выкрикивая имена каждого и не понимая, где находится тот, за кого они болели.

Я подошла к ребятам и возвестила:

— Победила тяга к знаниям! Рассаживайтесь уже!

— О, Ритка! — радостно отозвался Ник, одаривая меня самой обаятельной из своих улыбок.

Это его действие, вызванное моим внезапным появлением, помогло Дику поднапрячься и все-таки уложить руку братца на парту.

— Е-е-е! Ритка, в следующий раз снова ждем тебя, я так буду выигрывать каждый раунд! — рассмеялся Дик, тут же получив за свою радость от Ника мощный удар в плечо.

В аудиторию размашистым шагом вошел мастер Фаркс. Дойдя до учительского места, он с громким хлопком опустил огромную гору учебников на стол. Несчастный стол затрещал и немного согнулся под внезапно обрушившейся на него тяжестью знаний о Контроле.

— На места, дети Марса! Маргарита, раз уж вы тоже здесь, вас тоже касается!

Я немедленно послушалась, распихав братьев и усадив свою попу ровно между ними. Преподаватель одобрительно блеснул глазами, зная, что эти двое могут устроить потасовку прямо на паре. Правда, одобрительный блеск сменился подозрительным почти сразу же: мастер Фаркс вспомнил, что я тоже являюсь причиной многих нарушений порядка в стенах родного ЭМУ. Но, клянусь, я тут не при чем, оно просто само все ломается! Да и Мора тоже просто рядом стояли!

— Класс, слушаем и запоминаем! Чтобы удерживать контроль над Даром, сперва надо понять суть самого Дара, которым наградил вас Марс, а также вашу собственную специфику, как представителей его Дома, учитывать вашу личность и особенности, которыми обладаете только вы…

***

После первой пары по Контролю, остальные занятия шли, как обычно. Я приняла решение ходить на разные каждое утро, чтобы разобраться в тонкостях Контроля каждого Дома. Эти знания могли пригодиться при сдаче экзамена на оперативника. Даже если я не обладаю собственным Даром, я хотя бы буду в курсе, как обезвредить мага любого Дома.

Последней парой на сегодня стояли Яды. Ну, вообще они назывались Снадобья, Яды и Зелья, но сокращать до Ядов было как-то сподручнее.

Мы снова сидели все вчетвером: я слушала, запоминала и записывала, братья страдали ерундой, пытаясь поджечь Даром Марса полы куртки сидящего спереди нептунца, а Серена вполуха слушала, а в другие полуха пыталась, пользуясь обретенной силой, влюбить в себя одного из братцев. Все были заняты своим привычным делом.

Под конец пары у парочки Мора все же вышло поджечь куртку несчастного однокурсника (кстати, его звали Дирком Молена), но они немножко не рассчитали силу, так что Дирк загорелся полностью. За это братьев выставили за дверь, объявив им выговор. Встретились мы уже после пары в коридоре.

— Ну что, какие планы на вечер? Так, Ритка тренироваться, как обычно, а мы что? — спросил Дик у Серены. Та пожала плечами.

Словно отвечая на вопрос рыжего Марсианина, мерзкая звездная оповещалка, висящая прямо над нашими головами, противно заверещала:

— Мора, Шторм, Сола! На боевую магию!

— Что-о-о?! — возмутилась я. — Я же типа Бездарная, мне нельзя!

— Что-о-о?! — недоуменно воскликнули оба брата. — Какой Мора?! Нас тут двое, а вы про одного!

— Ник и Дик Мора, Шторм и Сола, живо на поле! — завопила мерзкая звезда еще громче, так, что идущие за окном корпуса куда-то студенты подпрыгнули. А у нас четверых чуть не лопнули барабанные перепонки.

— Все, идем, идем, нечего так орать! — проворчала Серена, подхватывая меня под локоток. — Тоже мне… Убивать студентов в воспитательных целях!

Мы поплелись на тренировку… Да какая там тренировка! Мы поплелись на нашу собственную казнь!

Нет, конечно, Дом Сатурна нас вылечит. Даже если нас истыкают копьями и напустят стаю гневных огнеос, которые не только будут жалить нас до потери сознания, но и подарят обширные ожоги. Даже если нас попытаются утопить или разрезать на много маленьких первокурсничков. Однако до этого лечения надо постараться дожить!

Мы, еле волоча ноги и с полным отсутствием желания идти туда, куда нас эти самые ноги несли, все же добрались до тренировочного полигона боевой магии. Ну ладно, может, я только притворялась, что мне не очень-то хочется, за компанию с друзьями. Так-то я добровольно посещала тренировки, если преподаватели пропускали меня. Мои детские восторги по поводу тренировок элитных бойцов ОГР отпечатались внутри меня, поэтому, как только бдительный дядюшка совсем забросил идею хоть как-то на меня повлиять (то есть, с моих примерно восьми лет), я стала тренироваться.

Четвертый курс уже разминался. Завидев нас, четверокурсники засияли хищными улыбками и стали делить добычу: кто первый кого из нас будет немножко убивать. Мы слабо помахали им ладошками одной руки, сложив пальцы второй в неприличный жест. В стороне от оживленной дискуссии четверокурсников я заметила высокого темноволосого парня с широкими плечами. Он переодевался после очередного раунда — видимо, пришел раньше остальных и уже успел попрактиковаться с преподавателем. Парень стянул через голову футболку, предоставляя миру возможность любоваться его идеальным торсом, рельефу которого позавидовал бы сам Марс. Учитывая мою репутацию зубрилки и неумное желание победить даже пятикурсников, я за неполный год, проведенный на первом курсе ЭМУ, уже успела сойтись в тренировочном бое со многими старшекурсниками. И увидев этого смазливого мерзавца, который единственный во всем универе не дал мне несколько месяцев назад нанести себе ни одного удара, я презрительно скривилась. Заметив меня и мое кислое выражение лица, нахал расплылся в довольной улыбке, махнул остальным четверокурсникам, указал на меня и кивнул. Весь четвертый курс выразил абсолютное и единое согласие. Уроды!

— Вот говнюк! — в сердцах воскликнула я.

— Ритка, ты чего? — спросила Серена. Проследив направление моего взгляда, а также яростно вздыбленный средний палец, подруга вздохнула. — А-а-а, Мрак. Да не бесись ты! В конце концов, он же та-а-акой красавчик! Ох, не надевай футболку обратно, парень… А лучше, сними и остальное… — последнее предложение дочь Венеры произнесла томным возбужденным шепотом и хитро глянула на меня.

Я стукнула нагло улыбающуюся мне подругу, всем своим видом выражая полное несогласие с ее словами.

— Да где красавчик?! Он моральный урод! И не только моральный! Глянь, как мерзко лыбится! — я снова ткнула в него пальцем, в этот раз указательным, а потом им же провела себе по горлу. Перевожу: «я тебя мочкану, олень ты выпендристый!»

— Ну как так можно с такой лапушкой, дорогая?! — возмутилась Серена, подарив моему заклятому врагу очаровательную улыбку дочери Венеры и шевеля пальчиками в приветственном жесте. — Это же Ричард Мрак…

— Ричард Мрак со стула бряк! — мрачно парировала я.

— Так устрой ему бряк, Ритка! — поддержал меня Ник, приобнимая за плечи и неодобрительно глядя в сторону Ричарда.

— Устрою, — устрашающе пообещала я, уверенным шагом направляясь к охраной ограде тренировочного поля. — Я ему такой бряк устрою…

Перенесемся на пару месяцев назад. Ричард Мрак не только не дал мне сделать по себе ни одного удара, нет, это бы я с легкостью вынесла, поддавки мне не нужны! Но он еще и сломал мне пару ребер в третий день моего в ЭМУ обучения, сказав, что он «нечаянно». А еще этот урод «не услышал преподавателя», когда мастер Инуэ говорил о работе «НА КАСАНИЕ» раз пятнадцать, выдавая нам оружие. Эта зараза отрубил мне руку! Конечно, ее восстановили. Конечно. Но у меня остался тонкий шрам, напоминающий, кто здесь в ЭМУ мой враг номер ноль. И его, представьте себе, даже не наказали! Лучший студент, потомок именитого рода из Дома Урана, видите ли. Имел право ослышаться. Ага. Скотина недобитая, я тебя добью…

— Давай, Ритка, мы в тебя верим! — хором заявили братья Мора, параллельно оценивая своих потенциальных противников. Я знала, что мне даже гадать не нужно, конечно же, меня поставят в пару с Мраком! Он же меня уже «застолбил»!

В боевой магии важны несколько вещей. Во-первых, конечно, владение самой боевой магией. Во-вторых, умение защищаться, как магически, так и с помощью мозга и владения своим телом: уворачиваться и искать укрытия. В-третьих, знания, чтобы различать силу и тип атаки и понимать, что сделать лучше — бежать или отражать. В-четвертых, понимание, что с поля боя — только вперед ногами. Нас готовили к оперативной работе, к работе в правоохранительных и секретных службах совета… Да и вообще любой маг одного из Восьми Домов обязан себя защищать! Все же на нас нередко организовываются покушения. Не всем нравится, что кто-то в равноправном мире все же имеет куда более «равные» права. А иногда случаются банальные грабежи Домов, например, как… Нет, я не буду думать об этом сейчас.

Мастер Хо, преподающий боевую магию, хмурым взглядом окинул нас четвертых. Потом со вздохом подозвал к себе.

— Небеса, за что мне такое наказание? Дети, ставим защиту. Если можете нападать, нападайте. Я не хочу потом оправдываться перед вашими родителями, какого Плутона обугленные останки вчерашнего инициированного доставлены им в коробке с темной ленточкой. Все ясно? Если чувствуете, что все плохо — падаете на землю и посылаете столп белых искр вверх. Противник остановится, вас заберут санитары. Все ясно?

— Да, мастер Хо! — хором ответила наша четверка.

— Сола к Мраку. Ник Мора к Хану. Дик Мора к мисс Руссо. Шторм к Ундине. Марш, не тратьте мое время!

Конечно, к Мраку, к кому же еще… Обменявшись взглядами, мы разошлись по соперникам.

На каждую двойку выделили квадрат десять на десять метров. По краям, кроме защитных барьеров, выставили ограждения из ледяной стали. Прекрасно, отбивать попу об такое — одно удовольствие.

Преподаватель воспользовался заклинанием усиления, чтобы его голос было слышно даже в самом отдаленном уголке поля.

— Слушать всем! Повторять два раза не собираюсь. Правила, как обычно. Те, кто с мелкими, слушать меня! Мелких не укокошить, дары Богов не применять. Как только мелкие сдаются и посылают вверх столп белых искр, вы прекращаете бой. Начали!

Я повернулась к противнику. Мерзавец стоял в трех метрах и глядел на меня исподлобья. Ультрамариновые глаза насмешливо смотрели на мою боевую стойку. Если бой по обычным тренировочным правилам, значит, у нас пять минут. Пять минут, чтобы мы попробовали друг друга поубивать. Возможно даже пару раз. А потом пару минут на передышку и по новому кругу.

— Ну чего стоишь, Бездарность? Начинай давай. Я девчонок не бью. Первым, — нахально заявил Мрак, потягиваясь. Вот самовлюбленный болван!

— Так уж и не бьешь первым? Помню, помню… — кинула я ему, не двигаясь с места. Первое, что я запомнила на тренировках, так старательно выбитых у мастера Инуэ — никогда не атакуй первой в подобных спаррингах. Подожди, пока противник проявит себя.

Через мгновение Мрак оказался рядом со мной. Он не использовал боевую магию — он просто вдавил мою хрупкую тушку в барьер своей огромной грудой мышц. Футболка, слава Небесам, снова была на нем, но я телом ощутила рельеф его мускулатуры, отчего внизу живота стало жарковато. Заткнув уже начавшие пробуждаться и восторженно верещать, женские инстинкты, реагирующие на «нереального самца», я дерзко посмотрела этому «самцу» в лицо. В его глазах я видела, что он наслаждается своей силой и моей, как ему казалось, беспомощностью. Ну, Мрак… Ты еще не знешь, что после того поражения я тренировалась день и ночь, чтобы иметь возможность отомстить… и сломать тебе что-нибудь! Например, нос. И самомнение!

Ловко выкрутившись из стальных удушающих объятий этого монстра, я скользнула ему за спину и обрушила на него довольно простое, но мощное заклинание Лавины. Забавная игра слов: такой фамилией обладала его создательница, и по эффекту оно напоминало самую натуральную лавину — будто огромная гора упала на тебя сверху и придавила к земле. Помнится мне, на лекциях профессор Кирока рассказывала, что дочь Марса Арианна Лавина пришла домой, застала мужа с любовницей и в тот самый момент и придумала это заклятье. Что произошло с любовницей и мужем далее, история умалчивает, а вот про саму мадам Лавину известно, что она после такого неожиданного успеха даже выпустила книгу бытовых заклинаний боевой магии, включающих такие прекрасные вещи, как «Сковорода», «Дрель вместо ласк», «Нетвердый и неожиданный стул для особо провинившихся», «Вялая печалька для ответственных моментов».

Только вот долбанный Ричард Мрак не только устоял после моей прекрасной атаки, он ее вообще не заметил! С все той же нахальной улыбочкой он сгенерировал проклятье Тысячи Копий, и швырнул его в меня. Я выставила защиту, и ни одно волшебное копье меня даже не коснулось.

— А ты учишься, бездарная, — одобрительно подмигнул мне заклятый враг.

— А ты бесишь, выпендрежник! — выкрикнула я, прикидывая, чем бы свалить эту огромную тушу.

В боевой магии прекрасно то, что даже если твой противник, как, например, в нашем с Мраком случае, выше тебя на две с половиной головы и больше раз в пять, ты все же можешь силой заклинания и умений умудриться его победить. Что я искренне и собиралась сделать! Эх, катану бы мне… Жаль, нельзя! Представила, как отрезаю этому нахалу что-нибудь изящным таким легким движением руки. Как хлещет кровь и как лицо моего врага заполняет гримаса боли и осознания поражения. Мечты-мечты!

Хм, а ведь это вполне неплохая мысль! Никто не говорил, что я не могу призвать оружие! Не говорил же? Почему «боевая магия» — это только про бой заклятиями? Мрак же вдавил меня в стену, и ничего! Пофиг, пляшем!

Я с легким нажимом провела большим пальцем правой руки по остальным четырем, начиная с мизинца, призывая свою катану. Руку наполнила приятная тяжесть моего меча. Материализовался, родной! Я заранее озаботилась заклинанием невидимости для своего оружия, произнеся его, почти не шевеля губами, чтобы лучший, блин, студент не догадался. Слышала, что он умудрился сдать экзамен на оперативника еще на первом курсе, и даже куратор из ОГР Мастер Фирс, возглавляющий в ЭМУ подготовку будущих служителей законопорядка, уважительно о нем отзывался… Так, не паниковать, Ритка! Мы его уделаем!

Словно отвечая моим мыслям, катана легонько задрожала в руке. Моя боевая подруга хочет крови! И она ее получит!

Пока я тут призывала оружие и осторожно прикидывала свои действия, Мрак медленно придвигался ко мне. Настолько медленно и незаметно, что я вздрогнула, когда он вдруг оказался совсем близко.

Мой враг номер ноль провел пальцем по моей щеке, так быстро, что я даже не успела поднять невидимый меч. Через долю секунды моя любимая катана со звоном упала на землю. В следующий миг Мрак оказался сидящим на мне сверху, с любопытством разглядывая мое лицо.

Я открыла рот, чтобы выкрикнуть ему какую-нибудь гадость, но поняла, что не то что кричать, я дышать-то не могу! Удушающее проклятье? Небеса, как он это сделал?! Не шевеля губами… Без квантоу-шу, специальной техники сложения пальцев, необходимой, чтобы сотворить любое проклятье… Даже без малейшего видимого проявления магической энергии?! Святые Небеса, он точно монстр…

Кислород выкачивался из моих легких, я почти почувствовала, как внутренние органы иссыхают, как вдруг прозвучала сирена, знаменующая конец первых пяти минут. Короткие бои в этот раз (по «обычным» правилам на пять минут) — из-за нас, перваков, отправленных на растерзание этим жестоким людям нашей сбрендившей директрисой.

Ричард Мрак как ни в чем ни бывало встал с моей груди, улыбнулся (после его улыбки мне вернулась способность дышать, спасибо, блин!) и протянул мне руку, чтобы помочь встать. Я отпихнула его грубую ладонь, покрытую мозолями от постоянных тренировок. Нет уж. Сама встану.

— Учти, в следующем раунде жалеть тебя не буду. Хотя мне неинтересно драться с пустым местом. Может, начнешь уже хоть что-то делать? — раздраженно бросил мне парень, отходя на пару шагов и наблюдая, как я стряхиваю с себя пыль тренировочного поля.

Я нахмурилась, не удостоив его ответом, и принялась размышлять. Так. Ладно. Говоришь, начать что-то делать… Хорошо.

Вновь звук сирены. В этот раз Мрак не собирается меня жалеть… Что ж, я его тоже жалеть не собиралась! Просто он, мерзавец такой, слишком силен!

Враг скользнул в мою сторону. По движению его ступней я поняла, что именно он делает, и смогла предупредить его атаку. Проклятье Доуна, уранец хотел запихнуть меня в ледяной куб. Я присела и перекатилась по полю, оказавшись за спиной у Мрака. Выставила вперед руку, попутно шепча заклинание Лозы, сдобрив его проклятьем Игл.

Обернувшийся враг удивился, увидев, как его руку опутывает лоза, попутно всаживая в каждый миллиметр кожи, где она проходила, тонкие ядовитые иглы. Ухватив за конец лозы и понимая, что Мрак тут же остановит мое проклятье, не дав ему выполнить свое предназначение, я проявила изобретательность — резко рванула импровизированную «веревку» на себя. На левой руке нахала показалась кровь.

От своей радости я чуть не заорала. Я смогла нанести ему удар!

Радовалась я недолго. Мрак загадочно и как-то слишком уж зловеще улыбнулся и стряхнул на землю капли крови. Ох, долбанные Небеса, я же ему только помогла! Проклятье Крови…

Не хочется как-то делиться подробностями того, как надо мной издевался мерзавец. Отмечу только результаты нашего, с позволения Небес, боя.

Второй раунд: у Мрака порез, который тут же затянулся, у меня разорванные связки правой ноги и уязвленная самооценка. Обезболивающее заклятие — и вот я снова на ногах.

Снова на ногах, чтобы в третьем раунде лишиться одного глаза, а также получить три колотые раны от неизвестного мне проклятия в левую часть живота. Самооценка еще пыталась притворяться живой, но уже была изрядно побитой. В четвертом раунде я тупо психанула и просто попыталась вцепиться Мраку в лицо, от чего противник немного прифигел и сперва рассмеялся, а когда я все же оцарапала ему щеку, он просто впихнул меня внутрь стальной ограды, приварив к ней какими-то железяками, и ждал еще четыре минуты, пока не начнется пятый раунд. В пятом раунде я не смогла даже двинуться, единственное, что у меня еще шевелилось — это глаза, с ненавистью смотрящие на соперника. В шестом… ну, вы поняли, да, к чему я веду?

Долгожданный седьмой раунд закончился для меня, не успев начаться. Он просто подошел и поставил мне щелбан, убив окончательно мое самомнение и предварительно обездвижив хрупкое женское тело тем же неизвестным мне способом, что и парой раундов до этого. Вот и весь бой. Нет, ну я же была бесподобна, да? В качестве груши для этого придурка мне просто не было равных!

Спасительная сирена освободила меня от оков непонятного проклятья. Я рухнула на землю. Так, посчитаем: связки, глаз, колотые раны, шишки и синяки, ссадины, мертвая самооценка… Все не так плохо, сама я по крайней мере не померла, что уже являлось вселенской радостью.

Дела у моих друзей обстояли еще хуже, чем у меня. Обоих братьев, даже несмотря на их нечеловеческую Марсианскую мощь, вынесли с поля во втором и третьем раундах. Серена продержалась до пятого, но и ей пришлось послать в небо столп белых искр и отборного гномьего мата. И как только такое может вылетать изо рта прекрасной дочери Венеры?

Залепив раны временными заклинаниями, сотворенными на скорую руку из оставшейся у меня магии, я собиралась уже топать к крылу Дома Сатурна выслушивать их бу-бу-бу и лечиться, как Мрак нагнал меня.

— Бездарная, а ты и вправду растешь! Поцарапала меня, смотри-ка! — с мерзкой улыбочкой похлопал меня по плечу мой враг. — Глядишь, ударить сможешь в следующий раз…

— В следующий раз я тебя укокошу! — предупредила я парня, погрозив ему кулаком.

— Ну да, ну да! Небеса в сердце, катану в руки! Какая ты милая, злая и… бездарная! — последнее слово Мрак прошептал мне в ухо, наклонившись ко мне, так, что меня приятно обожгло его горячим дыханием. Почему-то мне понравилось ощущать этого мерзавца так близко к своему телу.

«Та-а-ак, у кого-то слишком долго не было парня!» — оправдала я себя, подумав еще о том, что надо бы отпихнуть своего заклятого врага, но почему-то так и не сделав этого.

Мрак, воспользовавшись замешательством несчастной побитой девицы (меня, то есть), тем временем наклонился еще ближе, прикусил мою мочку уха и шепнул:

— А вообще ты меня удивила. Молодец! Не сдалась, бездарная.

Вот тут я, велев бешенству матки завалить хлебальник, резко развернулась и со всей силы послала свой кулак в челюсть этому мерзавцу.

Неожиданно для меня самой, челюсть немного хрустнула. Мрак потер подбородок, зло на меня зыркнув, сделал едва уловимый жест пальцами, из которого я заключила, что сломанную кость он себе тут же исцелил.

Ого, а я действительно прокачалась в своих навыках ближнего боя!

— Ну и что теперь? — снисходительно поинтересовался Мрак, как бы невзначай напрягая мускулы. Я тебе покажу, тварюга ты уранская!

— Теперь… — материализовав в своей руке короткий кинжал, я воткнула его в плечо своему врагу. Да, бой закончился. Но за те сломанные ребра и отрубленную руку… Это моя мстя! Да и вообще, он же так легко лечится! Вот и пусть залечивает свое самолюбие теперь!

— Мрак и Сола! В кабинет директора! — заорала над нашими головами верещалка. Начинается…

Где-то к середине второго курса студенты начинают понимать, что в коридорах ЭМУ лучше не устраивать ничего такого, что щепетильные преподаватели и профессорский состав могли бы классифицировать как «Строжайшее нарушение дисциплины». В других местах — пожалуйста, но почему-то именно в коридорах любая шалость, излишнее проявление чувств (как любовных, так и не очень) и прочие вещи стремительно обнаруживались бдящим оком директрисы.

Мрак хмыкнул, создал портал (понтуется, смотрите-ка, нашел магический поток в кабинет директрисы!) и вошел в него. Его темная футболка пропиталась кровью, а он хмыкает. Потрясающе. Придурок, блин! Я поплелась по коридору к лестнице. Временное заклинание почти закончило свое действие, и уже моя собственная кровь начала капать на ступеньки. Прекрасно, а ведь мне топать еще десять пролетов вверх.

Глава 4

Директриса прожигала меня взглядом. Я стояла напротив ее стола, Мрак сидел в кресле, шепча обезболивающие заклятия и плавно водя ладонью над своей раной, которую я нанесла ему несколько минут назад. Увидев, что он не вылечился тут же, я испытала гордость.

— Студентка Сола! Маргарита! И что же вы скажете в своё оправдание?! — продолжая просверливать во мне дыру (ого, а профессор Лотт может так долго не моргать, оказывается!) и едва сдерживая ярость, спросила директриса.

— Жопа он живучая! — честно ответила я, пожалев, что не укокошила Мрака тут же. Вот действительно, живучий гад!

— Маргарита, он лучший студент второго курса, самый одарённый маг Урана, а не живучая..стоп, что вы сказали?!

— Ничего, — захлопала глазками я, стараясь незаметно показать живучей жопе язык. Мрак в ответ подарил мне свою фирменную мерзкую улыбочку.

— Ох, Маргарита, вы явно нарываетесь на неприятности! И даже ваш влиятельный дядя меня не отговорит от исключения вас, как самой раздражающей в заднице занозы! — ой, как заговорила! А как же «вы одна из наших лучших студентов, мы бы добровольно никогда вас не исключили»?

И какие, оказывается, интересные новости! Во-первых, неужели они уже успели посплетничать о моем неподобающем для первокурсницы поведении с моим дядюшкой? Это когда?! И Мрак это слышал?! И во-вторых, дядя что, заступался за меня и был против моего исключения? Интересно как!

— Директор Лотт, я искренне старалась предостеречь эту живучую ж… этого блистательного ученика от непоправимой ошибки!

— Это какой же? — с подозрением спросила директриса.

Ну да, щас, расскажу я ей, что ошибка — это лезть ко мне со своими стремными заигрываниями! Продолжил бы, я бы ему кинжал во что-нибудь другое воткнула, во что-нибудь более важное, пониже. В сердце, например, а не в то, о чем вы подумали!

— От… от… — я пыталась придумать ответ, который устроил бы воинственно настроенную директрису.

Мерзкий засранец все это время с интересом меня разглядывал. Не знаю, что уж он такого увидел, но парень вдру улыбнулся одними уголками глаз и произнёс:

— Да, директор Лотт. Студентка Сола права, она действительно пыталась меня остановить и не дать мне совершить ужасную ошибку… — это он сейчас про то, что флиртовать с такими, как я — ошибка?! — А я, дурак такой, не понял…

Так, это я не поняла! Это что сейчас было?!

— … Поэтому, мадам Лотт, прошу, дайте нам со студенткой Сола ещё один шанс? Мне кажется, мы отлично сегодня поработали на боевой магии. Мне давно недоставало сильного соперника, а студентка Сола — как раз именно такой. И, если не ошибаюсь, Маргарита хотела бы стать оперативницей, а я, как вы знаете, уже давно состою в рядах этой элитной группы правозащитников, поэтому наше совместное обучение в рамках боевой подготовки было бы на руку нам обоим. И Университету, конечно же, ведь представьте, как было бы здорово, если все больше талантливых студентов еще с университетской скамьи займут достойные места в элитных подразделениях ОГР.

Это… Это как понимать?! Глядя на уверенное лицо Ричарда Мрака, я осознала, что он отнюдь не шутит. Тренироваться с ним?! Что?! Нет!!!

— Директор Лотт, я… — начала я было сопротивляться, но директриса решительным жестом приказала мне молчать.

— Отличная идея, студент Мрак. Мне очень нравится ваша отзывчивость и способность к понимаю неблагоразумных первокурсниц, — улыбнулась директриса этому мерзавцу одной из своих самых обаятельных улыбок. И тут же обратила яростный взор на меня. Ну конечно, я-то не привлекательный студент-четверокурсник, от присутствия которого даже злобная директриса представляет себя юной прелестницей…

— Покиньте мой кабинет, студентка Сола. Студент Мрак, останьтесь ненадолго, прошу вас.

Вот те на…

Поглощенная своими мыслями о несправедливости этого мира, я и забыла, что вообще-то у меня минимум три фигово совместимые с жизнью раны, и если я не потороплюсь, то лежать в крыле Сатурна мне несколько недель… А я там и дня спокойно не вынесу!

Поймав спешащего куда-то третьекурсника из Дома Марса, я молча указала ему на свои раны, оперлась на его руки, произнесла: «Тащи к Сатурну, чтоб их!» и с чувством выполненного перед своим израненным организмом долга радостно потеряла сознание.

***

Где-то вне земель страны Восьми Домов

Портал горел ярким темно-синим, почти черным пламенем. Однако каким-то неведомым образом от него исходил свет, падая на лица двух мужчин.

— Ты уверен? — голос бородатого мужчины, чей истинный возраст угадать было невозможно, был строг.

— Я могу ошибаться, но вероятность очень высока, — второй мужчина провел пальцем по темному дерево столешницы, за которой восседал его собеседник, заметил пыль и скривился. — Ты бы прибрал.

— Приберу. Раз ты уверен, думаю, работаем дальше в этом направлении, — довольно улыбнулся бородатый. — Помощь, как обычно…

— Не требуется, — ответил второй, уже входя в портал.

Когда портал закрывался, из него послышался окрик:

— И чтобы в следующий раз прибрал! Ненавижу пыль.

***

Дом правительства, Совет Восьми Домов

Фирс нервничал, переминаясь с ноги на ногу. Он стоял перед полукруглым столом, за которым сидели восемь Глав Домов. За столом было еще два пустых места: одно слева, другое справа.

«Луна и Плутон,» — подумал Фирс.

Первое слово, как обычно, предоставлялось главе Совета, Великому Мастеру Маркусу Сола.

— Фирс… Гм, глава подразделения сыска и разведки, мастер Йохан Фирс, прошу вас, присаживайтесь.

Фирс приземлился на услужливо поданный ему кем-то стул. Сидеть вот так, перед этими восьмью заслуженными Мастерами, будто на допросе — часть приличий, которых требовал Устав ОГР. Однако Фирса Устав ОГР волновал точно также, как юную девицу-русалку волнуют статные эльфы — примерно никак. Несовместимость видов, знаете ли. Вот и у Фирса была полная несовместимость с Уставом.

Однако присесть ему было необходимо. Утром был найден второй труп. В этот раз — сын Меркурия. И снова без сердца.

— Господа мои хорошие, ну и что мы делать будем? — спросил глава опергруппы, вытаскивая из нагрудного кармана скрученные листья карамиэлы — особого вида табака, растущего рядом с марсианскими поселениями. Поговаривали, что курение карамиэлы повышает концентрацию, делает ум острее, а также позволяет дольше продержаться в бою. Фирсу плевать было на слухи, ему нравился аромат.

— Фирс, я могу вас так называть? — хрупкая девушка с ультрамариновыми глазами, дочь Урана, обратилась к оперативнику. Тот кивнул. — Отлично. Приятно снова вас видеть, напомню, я Лиана Кортура, Мастер и глава Дома Урана.

Фирс снова кивнул. Эту стерву он помнил, она зажала ему бюджет на увеличение снаряжения для группы новичков. И хрупкой девушкой эта почти двухсотлетняя дамочка отнюдь не была.

— Вы предполагаете, что это ритуальные убийства, я верно вас понимаю? И вы считаете, что следующей жертвой падет кто-то из дома Венеры?

— Я так и буду кивать, как болванчик? Да. И все то, что было в отчете, я еще раз могу лично подтвердить.

Мастер Маркус с горечью втянул воздух. В зале повисла тишина. Великий Мастер прокашлялся и вновь вступил в разговор:

— Уважаемые советник Фирс и Совет Восьми. Все повторяется. Мы имеем дело с Ритуалом Возмездия. Как говорится, идея хорошая, реализация говно…

— Мастер Маркус! — укоризненно воскликнула утонченная красавица, глава Дома Венеры, Лора Кипарис, блеснув ярко-голубыми глазами в сторону главы Дома Солнца. Тот развел руками, дескать, а как еще назвать то, для чего пока не придумали более точного определения?

— Лора, ну ты сама посуди! Для чего еще могут быть нужны сердца… — вмешался мастер Радон, откидываясь в кресле назад.

— Если это Ритуал Возмездия, то два вопроса, где они найдут дитя Луны? И второе… Опять Дом Плутона?! — вновь вступила в диалог Лиана.

Из-за стола поднялся огромный красноволосый мужчина, мощью своей фигуры умудрившийся отодвинуть стол.

— А потом будет кто-то из твоего дома, Лора! А потом из моего! Убить ублюдка…

— Горр, сядь! — рявкнул мастер Маркус. Глава Дома Марса тотчас же послушался, увидев, как опасно засияла фигура Великого Мастера. Солнце лучше не злить. Оно может согревать тебя и заставлять природу оживать, а может и испепелить, оставив после только воспоминания. И неважно, маленький ли ты жучок, или устрашающий воин. Размер, как говорится, значения не имеет. Особенно для магов Солнца.

Фирс сделал первую глубокую затяжку карамиэлы, ожидая, когда уже разговор вновь перейдет в адекватное русло.

Все главы Домов расселись обратно. Мастер Маркус унял сияние, окружавшее его, возвращаясь к обычному своему состоянию немного усталого спокойного человека, главы Первого Дома.

— А теперь давайте подумаем, как мы можем сделать так, чтобы на этих двух несчастных молодых людях все закончилось… Ритуал Возмездия — сложная вещь. И дитя Луны… Найти хотя бы одного оставшегося в живых — невозможно. Но это не значит, что наши враги не попытаются…

Фирс слушал мастера Маркуса. Нет, убийства случались на землях Восьми Домов. Обычная бытовуха — пришел домой, увидел с любовником, грохнул обоих. Или по случайности. Или в поисках Уробороса (вещество, изобретенное одним Уранцем, давало непомерный кайф, но ровно до того момента, пока ты не попытаешься хотя бы раз использовать магию после первого же применения) какой-нибудь забулдыга убивал другого. Фирс многое видел, побольше, чем любой другой оперативник. Но то, о чем рассказывал сейчас Мастер Маркус, лежало за гранью обычных убийств.

Если это Ритуал Возмездия, а как понял Фирс, это был именно он, то те, кто его задумал, собирают огромный магический источник, нереальную мощь, которую не видели Земли Восьми Домов. Как там сказал мастер Маркус… «Хватит, чтобы спалить планету?». Мда… И нахрена такой магический источник может быть нужен, спрашивается? Явно не для чего-то хорошего. Для того, чтобы собрать источник, необходимы девять сердец из разных Домов и один маг Луны. Сердца Солнца и Меркурия уже собраны. Остались Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун… и Плутон. Раз тот, кто собирает такую мощную штуку, уверен, что Ритуал удастся, то он уже знает, где найти мага Луны… Или хотя бы догадывается.

— Хм, мастер Маркус… Простите, что перебил ваши размышления, — сказал Фирс, останавливая монолог главы Дома Солнца. — Маг Луны. Найти представителей разных домов не составит труда, каждый из магов принадлежит к одному из них. Но как быть с Луной? Ее Дом давно погиб. С чего вдруг эти ребята, кто бы они ни были, взяли, что хотя бы один маг Луны еще жив? Плутонцы перебили их всех!

Мастер Маркус нахмурился, оценивающе посмотрел на Фирса, как бы взвешивая, можно ли ему доверять.

— Фирс… Советник Фирс, — обратился мастер Маркус к оперативнику. Тот немного смутился, он не любил светить своим статусом. — Ты слушал сказки в детстве?…

Глава 5

Комната в общежитии Маргариты Сола и Серены Шторм

— Я его когда-нибудь точно прирежу! Может, во сне? Где эта зараза спит?! — негодуя, я в ярости грызла домашнее печенье Серены, оставляя крошки даже в тех местах, куда они попасть ну никак не могли.

— О, кто-то уже интересуется его постелью! — пропела Серена, пригубив эльфийское синее — редкий сорт, который где-то раздобыли близнецы.

Ник и Дик прекратили свои очередные попытки выяснить, чьи сила Марса круче (эти два идиота поджигали в нашей комнате все подряд!), и уставились на меня.

— Что-о-о?! Ритка, какая еще постель?! Сперва ты упадешь в мою… — коварно усмехнулся Ник, притягивая меня в свои объятия.

— Пусти, марсианин! — отбилась я, выворачивая его руку и как бы случайно едва не вывихнув ему пару пальцев. — Ни в какую постель я не собралась. Просто этот… этот… бугай опять сломал мне руку в двух местах! Да на ринге, все по правилам, не злись ты так! — поспешила я успокоить Ника, у которого уже заиграли желваки, челюсть слегка выдвинулась, да и он сам был готов выдвигаться искать Ричарда Мрака, который посмел обидеть его подругу.

— И что, что на ринге! Пойдем его… немножечко мочканем? — подмигнул брату Дик, намекая, что мочить мерзавца они будут явно не немножечко.

Я вздохнула. Небеса, ну за что мне это наказание?! Да, Мрак тренировался со мной, не пользуясь Даром Урана, но все равно каждый наш бой для меня был словно маленькая смерть. А ублюдок этими смертями, случающимися каждый новый раунд, наслаждался уже пару месяцев!

И уже пару месяцев я по-прежнему не могла ничегошеньки ему противопоставить. Уранец не зря считался лучшим — он действительно им был, каждый новый наш бой с легкостью уходя от всех моих атак и не давая мне даже шанса!

С одной стороны, наверное, я должна быть благодарна за такую возможность — тренироваться вместе с Ричардом Мраком, непобедимым сыном Урана, лучшим студентом, еще на первом курсе сдавшим сложнейший экзамен на оперативника! Но, Небеса, мне с каждым новым взглядом в слишком красивое лицо этого божественно сложенного мерзавца, хотелось прирезать его! Причем не только из-за наших тренировок.

Вот вам пример. Неделю назад сидим мы с Серенкой в столовой, никого не трогаем, поедаем свои салатики и болтаем о какой-то женской чепухе, кажется, о наименее ресурсозатратном способе задушить человека.

Все прекрасно, погода стоит чудесная, птички за окном чирикают, я уже почти забыла, что я бездарное дно, у которого никаких сил и, в целом, почти никаких перспектив. Я мечтала о должности оперативника, но теперь, видя, как мои однокурсники могут одним взглядом почти за секунду уложить маракануила (это огромный такой зверюга с большими и обманчиво добрыми глазами, закованный в стальную броню, метающий смертоносные иглы, а также способный убить тебя одним своим рыком), я понимала, что у меня все меньше и меньше шансов… Даже несмотря на то, что я мощнейшая соперница, пока не доходит до использования Даров. А про то, насколько я продвинулась в теоретической и обыкновенной магии — вообще молчу!

Столовая полна студентов — обед, как никак. Все курсы приперлись наполнить свои бездонные животы перед началом второй части учебного дня.

И тут заходит Мрак. В окружении толпы самых классных ребят нашего универа. Взгляд каждой, буквально каждой особи женского пола направляется на него. Идет он такой весь красивый, расчудесный и прекрасный, в новом плотном костюме для тренировок, верхняя часть которого облепила его слишком сексуальное тело, а нижняя… Туда я не смотрю, не смотрю, не смотрю! Проходит мимо нашего стола и бросает мне:

— Привет, Бездарная! Ноги срослись? Могу снова раскидать их в разные стороны. Тебе, кажется, понравилось?

И проходит дальше. А все девчонки тут же начинают шушукаться, какая у этого придурка классная задница. Да он сам — сплошная задница! И отнюдь не классная!

Вообще эта «задница» говорила о том, что он на прошлой тренировке скрутил меня в единорожье дерьмо, переломав половину костей. Я неделю валялась в крыле Сатурна, восстанавливаясь!

Но студенты, кажется, поняли это немного иначе. И типа лежу я в крыле Сатурна не потому, что уранец превратил меня в гоблиново желе, а потому, что мы с ним так долго и страстно любили друг друга, что мне требуется неделя отдыха… Мы с ним! Любили друг друга! Долго и страстно! Вы только подумайте!

Я два дня отбивалась от слухов обо мне и Ричарде Мраке. Одной не в меру любопытной особе с третьего курса я даже пообещала в следующий раз отрубить катаной не только нос, но и ее внушительную грудь, если она еще раз вздумает лезть ко мне с расспросами, а каков герой ее мечты в постели.

Герой мечты всей женской половины (и части мужской, что уж там!) ЭМУ тем временем пытался убить меня уже столькими способами, что я даже и подумать не могла, что такое можно сотворить с человеком всего за пару месяцев! Сама я так и не смогла сделать ему ничего, кроме как оцарапать шею. За все это время!

Ох. Скоро декабрь. Поле, конечно, имеет магическую защиту, но мастер Хо придерживался такого же мнения, что и мастер Инуэ — бой надо максимально приближать к реальным условиям. Поэтому мы дичайше мерзли, подогревая свои боевые костюмы заклинаниями, нещадно тратя магические запасы. Мне особенно приходилось несладко — если я трачу запасы магии на то, чтобы согреться, то Мрак, казалось, был какой-то бездонной волшебной бочкой! Ну или он совсем не мерз. Ну, или последнее предположение, в которое мне не очень хотелось верить, но которое было максимально вероятным — он умел поддерживать одновременно несколько волшебных потоков. Как — одни Небеса знают! И этому засранцу доставляло удовольствие смотреть, как я пытаюсь выговорить хоть одно заклятье трясущимися от холода губами.

Но в целом преподская политика была вполне верной. Несчастный эльф, страдающий от магофилии (такой же, как тот, что был целью моей оперативной практики), или гоблинская банда головорезов не будут ждать, пока станет потеплее и в воздухе будет меньше осадков. Они нападут сразу. Вот и мы должны защищать и защищаться в тех условиях, которые есть.

А пока я могу попытаться прибить Мрака. Все же я преувеличивала, когда говорила, что он придумывает абсолютно невозможные способы моего убийства. В своей голове я за секунду сочинила сценариев его смерти… примерно в три раза больше, чем он пока успел предпринять попыток.

— Ритка, ау! Венера вызывает Солнце! Ритка! — Серена потрясла перед моим лицом пока еще пустым бокалом для синего.

— А? Чего? — вынырнув из своих мыслей о том, как Мрака сжирает маленький опасный лесной фей, предварительно разорвав его на миллион маленьких Ричардов.

— Если уж он тебе так не нравится… То ты явно слишком много о нем думаешь! — ехидно заметила Серена, наполняя опустошенный ею ранее бокал синей тягучей жидкостью. — Прекращай, мне уже самой он будет скоро по ночам снится! А то заладила во сне, Ричард, Ричард…

— Как будто ты по ночам спишь, а не со своими… шляешься! Стоп, что я там заладила?!

— Ой, ты прям как моя мама! «По ночам надо спать, а не со всякими там лямуры крутить!» Шучу я про твоего Мрака! — ответила Серенка, усаживая свою подтянутую попу на кровать, ровненько между рыжими близнецами Мора. — Или не шучу! — лукаво добавила подруга, оценив вздувшуюся от слов про мои сны о Ричарде Мраке вену на шее у Ника.

— Рит, он же тебе не… не снится? — каким-то чересчур трагичным тоном спросил у меня Ник.

Я хихикнула. Кажется, наши мальчишки Мора уже перешли в этап настоящего полового созревания. Парням по двадцать лет, вполне пора бы уже, конечно… Но объект для своего интереса Ник явно выбрал неудачный!

— Не переживай, во снах у меня только ты! — и, заметив, как лицо уже не мальчика, но мужчины, расплывается в мечтательной улыбке, я добавила. — И твой брат иногда… Вечно вас путаю!

С наслаждением наблюдая, как Ник тихо начинает закипать, я в итоге погладила его по голове и уверила, что пошутила. Но вот с Мраком надо что-то делать… Особенно учитывая, что завтра новая тренировка, а значит, новые покушения придурка на мое хрупкое тельце.

***

— Бездарная, ну ты и… Бездарная! — отметил мой враг номер ноль, смотря, как я отплеваваюсь от пыли. Руку он мне больше не подавал, хотя весь прошлый месяц и пытался. Тоже мне, вежливый какой!

— Придурок, ну ты и… Придурок! — парировала я, накладывая временное заклинание на не особо опасные, но очень уж неприятные раны в левом боку.

Мастер Инуэ в этот раз попросил нас всех не стараться убивать друг друга. Кажется, мы с Мраком оба пропустили это мимо ушей.

Сегодня мы весь день провели на импровизированной арене, иногда меняя локации. Мастера решили, что деткам не хватает свежего воздуха, и через портал вышвырнули нас всех в один из лесов в районе Дома Нептуна. А это значило что? Что тут все непредсказуемо, куча водоемов, скал, резких обрывов и прочей прелести. Противные преподы даже не озаботились тем, чтобы выкинуть нас на землю — мы все сразу угодили в водопад. В декабре. В водопад. Класс! Но был в этом и плюс — вместо одного очага знаний у нас сегодня их было два: дети Марса, попав в воду, которую они терпеть не могут, разразились семиминутной тирадой, сплошь состоящей из отборных ругательств. Моя натура отличницы и зубрилки издала внутренний стон, пожалев, что под рукой нет тетради — руки зачесались законспектировать! Марсианские ругательства достойны отдельного предмета: как шокировать противника познаниями о нем самом, его маме, папе, бабушке и всех до дцатого колена, а также некоторые интересные подробности интимного доминирования марсиан над любым, кто еще раз запихнет их в воду.

Раунды длились по десять минут, бой проходил как с использованием оружия, так и боевой магии. Делай, что хочешь, но уложи соперника. Для четвертого курса это было занятие на зачет. Мрак все зачеты закрыл заранее, так что для него это была просто очередная дополнительная возможность поиздеваться над бездарной первокурсницей.

Судя по интенсивности боя и скорости противника, Мрак был полон решимости уложить меня в этот раз так, чтобы я уже больше точно никогда не встала. К последнему раунду занятий, который должен был вот-вот начаться, я с трудом могла двигаться, а вот мой враг, кажется, даже не вспотел.

Звук сирены возвестил о начале боя. Я кинула взгляд на Мрака и поняла, что мне точно ничего не светит — сейчас срочно надо бежать! Причем бежать так, будто за мной гонится толпа разъяренных магофилов на мантикорах. Хотя зачем мне представлять какую-то ужасающую картинку, если за мной сейчас с абсолютно непроницаемым лицом гонится зверюга куда хлеще какой-то хиленькой мантикоры — богоподобный уранец с нездоровым интересом к убийству неумелых первокурсниц.

Перепрыгнула через сваленное дерево и понеслась к просвету между мощными ветвями впереди. Осталось восемь с половиной минут… Не дам ему еще что-нибудь себе сломать! Блин, был бы у меня Дар моего Дома, Солнца, я бы остановила его в считанные секунды! Но Дара у меня нет, так что драпаем, товарищи!

Я быстро оглянулась — Мрак все еще был довольно далеко. Бежим, прячемся, прячемся, бежим!

Шесть минут. Я уже явно не могу бежать еще быстрее… А этот мерзавец, я уверена, даже не устал! Спрятавшись за пушистым кустом неведомого мне растения, которое вроде отлично скрывало мое тщедушное тело, запакованное в плотный боевой костюм, я быстренько сотворила три заклятья-ловушки, закинув их подальше от меня. Закончив с ловушками, я поняла, что запасы моей магии кончаются (слишком устала), но на отвлекающий маневр, который должен был сбить врага с моего следа и увести в сторону ловушек, в теории вполне хватало.

Проверив, где именно находится мой преследователь, я произнесла заклинание Фантома и спустила необходимый для него сгусток энергии с пальцев на землю. Рядом со мной присела точная копия Маргариты Сола, в таком же темном боевом костюме, уже порваном в нескольких местах, с черными волосами, заплетенными в тугую косу, пусть и изрядно поистрепавшуюся, и с перекошенным и грязным лицом. Ну и видок, дорогая! Серена, увидев меня такой, грохнулась бы в слишком глубокий обморок! Моя бета-Ритка посмотрела серыми глазами на меня, покорно слушая и внимая инструкциям создательницы.

Пять минут до конца боя. Я отправила вторую себя в сторону поляны, на которой расположились мои ловушки. Высчитав двадцать секунд, я выглянула из-за куста и столкнулась нос к носу с Ричардом Мраком.

— Бездарная, ты серьезно? Фантом? Тебя вообще чему учили, деточка? И вот эти три милых капканчика — это для кого, для зайца?

Пока враг издевательски перечислял мои недостатки и откровенно глумился, я вытащила из-за пояса кинжал. Тот самый, дорогой мой Мрак, уже побывавший в твоем перекачанном теле, которое ты так любишь!

На середине его «лекции» о том, что «Надо бы сказать мастеру Хо, что он явно тебя переоценил» и прочих бла-бла, я скользнула влево и сделала резкий взмах правой рукой, целя придурку в горло. По горлу не попала, живучая задница успел отскочить, но кинжал задел его боевой костюм, оставив не только разорванную ткань, но и прекрасный, длинный порез на широкой груди парня. Тот подарил мне ласковую улыбочку, в которой я прочитала: «Капец тебе, малявка!»

А вот теперь драпаем, драпаем нафиг! Магии во мне осталось с огнеосу, но адреналин долбился во все клетки тела, придавая мне скорость меркурианца.

Три минуты. Три минуты, и я впервые выйду с поля боя не покалеченной вусмерть! И в крыло Сатурна будет нужно на час, а не на неделю! От такого внезапного счастья я почувствовала, что моя мотивация растет с каждой секундой, приближающей меня к концу раунда.

Я, не прекращая свой веколепный забег с препятствиями, обернулась. Расстояние между мной и преследователем сокращалось слишком уж быстро!

Мерзкая ухмылочка моего врага, к которой я уже успела привыкнуть за долгие месяцы получения от него звездюлей, вдруг исзезла. Лицо Мрака приобрело обеспокоенное выражение, и он, протянув ко мне руку, выкрикнул:

— Стой!

Ага, уже остановилась, конечно! Чтобы ты меня сцапал?!

— Да остановись же ты, дура!

Дура?! Это что-то новенькое…

Внезапно пропавшая из-под ног земля объяснила мне, что имел ввиду Мрак.

Сила гравитации, Небеса на тебя! Сорвавшись со скалы, я полетела вниз, к бурной реке (долбанные Нептунские земли с их абсолютно идиотским рельефом!), ударилась головой о камни. Меня затошнило, но падение не прекратилось.

Скорость, с которой мое тело летело вниз на скалистый берег реги, была ого-го! Я запаниковала. Магии ни капли, я даже создать ничего не могу, что спасло бы меня… Очередной камень острым концом прошелся по моему правому боку, распоров его до подмышки. Дикая боль пронзила все тело, я почувствовала, как мир вокруг начинает исчезать. Прекрасно! Я умру во время тренировки. Боль застилала глаза, я не могла даже вскрикнуть. Прав был Мрак, когда назвал меня дурой… И вправду, дура, обернулась, не заметила резкий выступ скалы…

— Рита! — голос Мрака раздался где-то над моей головой.

Парень сиганул вниз за мной. Я весила меньше, поэтому он успел подхватить мое хрупкое тельце до того, как оно превратится в кровавую кляксу, на руки и осторожно прижать поближе к своему. Я ощущала напряженные мышцы и бешено колотящееся сердце уранца, когда он окутал нас обоих плотным магическим кольцом и перенес на берег реки.

— Ч-щ-щ, милая, знаю, что больно, сейчас будет легче… Потерпи чуть-чуть, ты же сильная… Рита, девочка моя, только не отключайся, будь в сознании, — голос ненавистного мне человека вдруг стал мягким. Мир вокруг меня кружился, я, приложив недюжинное усилие, старалась сконцентрироваться на парне, который бережно положил меня на траву.

Он распорол остатки одежды рядом с раной, приложил руку, из которой, я видела, клянусь, видела, полился теплый голубой свет. Этот свет затягивал мои ткани, восстанавливал поврежденные падением кости и органы. Губы уранца не шевелились — он не применил ни одного заклятия исцеления или обезболивания… Он лечил мои раны, но, Небеса, как именно он это делал?! Голубой свет?! Это еще что за…

Мой враг («а враг ли?» — переспросил противный внутренний голосок) гладил меня по волосам свободной рукой, просил не закрывать глаза. Мой противник, секунду назад еще противник, а сейчас парень, который спасал мне жизнь, залечил мою рану на боку. Полностью. Лучше и быстрее, чем любой лекарь из Дома Сатурна.

Голова еще кружилась, мозг не соображал. Ричард вновь погладил мои волосы, положил ладонь на лоб. По телу разлилось приятное тепло. Переместив ладонь на щеку, мужчина посмотрел в мои глаза. Странно… Он перестал быть похожим на мага Урана. Темно-серые, с зеленой поволокой и маленькими ярко-желтыми крапинками, магнетически прекрасные глаза парня смотрели на меня, стараясь увидеть, что я жива, что все в порядке. Я моргнула.

— Что сейчас?…

— Небеса, ты жива! Я так испугался! — Мрак порывисто прижал меня к себе. Я услышала, как часто он дышит. — Дурочка… Ты ведь могла умереть! Не смей так больше поступать со мной!

Я, все еще находясь в его объятиях, даже не попыталась высвободиться. Мне почему-то было слишком приятно прижиматься к его груди, слышать стук его сердца, ощущать на своей шее горячее дыхание, чувствовать, как сильные и грубые руки бойца обнимают меня, вдыхать волнующий аромат настоящего мужчины, исходящий от Ричарда Мрака… Ох. Голова вновь закружилась, и уже явно не от удара о скалы. Сама не понимая, что делаю, я обвила руками его шею, запустив пальцы в темные волосы. Парень чуть отстранился, вглядываясь в мое лицо, а потом резко накрыл мои губы своими, со звериной страстью начав меня целовать. Немного ошалев от такого напора, я хотела его оттолкнуть. Нет, правда, я честно-честно даже не собиралась отвечать на поцелуи этого несносного и потрясающего мужчины. Мое тело тянулось к нему, а женская неудовлетворенная сущность вопила, что я должна отдаться ему прямо тут и разрешить ему делать со мной все, что он только пожелает. Я возразила самой себе, что, вообще-то это все еще Ричард Мрак, пусть он, конечно, и сложен, как Марс, и красив, как сын Венеры, а целуется просто как Бог… Так что, сказала я себе, я должна немедленно прекратить происходящее! Вот еще пару секунд, и прекращаю льнуть к этому парню, как самка лесного львиногрива во время течки! Вот еще парочку секунд и точно все!… Ох, Небеса, что ж он так хорош-то, а?!

Звук окончания седьмого раунда прервал мою внутреннюю борьбу.

Мрак резко вскочил на ноги и отвернулся, всего на секунду. Как только он вновь развернулся ко мне, я увидела обычного насмешливого негодяя. Мрак протянул мне руку. Я ошарашенно ее приняла, позволяя парню помочь мне встать.

— Ты как, Бездарная? — спросил сын Урана, блеснув глубокой синевой глаз. — Не тупи больше!

Бросив это, он пошел прочь от меня, к порталу, который должен был вернуть нас всех в стены ЭМУ. Шокированная, я медленно поднялась на ноги.

Постояв так еще минуту, я потрясла головой. Мне что, привиделось? Ричард Мрак, не пытающийся меня убить? Темноволосый красавец, залечивший все мои раны непонятной магией? Что он там сказал… Что он за меня испугался?! И… что это такое произошло с его глазами?

Я в упор ничего не понимала. Это что сейчас было?!

***

Дом правительства, Совет Восьми Домов

— Хватит орать! — Фирс встал с так надоевшего ему за эти месяцы стула. — Заткнитесь!

Горр, глава дома Марса, и Лора, глава дома Венеры, потрясенно замолчали. Какой-то оперативник им приказал закрыть рты?! Фирс махнул рукой. Ему всегда было плевать, какая там у кого должность. Разве у них есть время на тупую ругань друг с другом?!

Великий Мастер Маркус Сола поддержал Фирса, кивнув и произнеся:

— Советник Фирс прав. Действительно, заткнитесь.

Мастера, все еще злобно глядя друг на друга, уселись на свои места за полукруглый стол совета Восьми Домов. Маркус Сола вздохнул. Лиана, глава дома Урана, с неодобрением зыркнула на Фирса ультрамариновыми глазами. Из ее Дома пока никто не погиб, но судя по темпам, которые набирали преступники, жертва не за горами.

— Солнце, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер… — начал перечислять Великий Мастер. — Плутон не идет на контакт.

— А ты уверен, Маркус, что это вообще они? — поинтересовалась Лора Кипарис, хмуря бровки.

— А у тебя есть другие варианты? — спросил Маркус Сола в ответ. Дочь Венеры покачала головой.

— Да весь дом Плутона надо давно стереть с лица Земель! — высказался Радон, стукнув кулаком по столу.

— Плохая идея, пока мы не знаем точно, кто конкретно является зачинщиком этой отвратительной истории, — ответил Маркус Сола. — Там ведь есть обычные граждане, дети, обыкновенные маги… И народы, которые переселились к ним. Разве мы можем так поступить? Кстати, об этом… Мастер Фирс, мы все еще не продвинулись со следом?

Фирс не успел ответить — его перебили.

— Да вы вообще работаете?! — заорал мастер Горр, тыча огромным пальцем в оперативника. Несмотря на то, что Фирс и сам принадлежал к Дому Марса, а значит, был по должности сильно ниже главы Дома, старый боец абсолютно не боялся громилу Горра. Статус статусом, но сила Дара у Фирса была куда мощнее. Он мог бы претендовать на нынешнюю должность Горра еще тогда, когда сам Горр был юнцом, только-только пришедшим в ЭМУ и получившим свой Дар. Но Фирс довольствовался званием Мастера и Советника, не желая вступать в политические игрища.

— Представь себе, Горр, работаем. А ты? — смерив оппонента усталым взглядом, спросил Фирс. Его слова вызвали у Горра новый приступ ярости.

— Ты… Ты! — Горр вновь вскочил с места. Предупреждающий взгляд Великого Мастера, а также прожженная в столе дыра, появившаяся прямо рядом с огромной пятерней Горра, заставила главу дома Марса замолчать.

— Следующие — Дом Сатурна, — Маркус Сола взглянул на своего старого друга, мастера Мауро Хена, который отмалчивался все их предыдущие по этому делу встречи. — Фирс, как ты считаешь, мы можем это остановить?

Фирс мрачно глянул на Совет. Даже Горр наконец заткнулся и ждал, что же ответит советник.

— А вы сами как думаете?

***

Комната в общежитии Маргариты Сола и Серены Шторм

Всю следующую неделю Ричард Мрак вел себя, как обычно — то есть был тем еще засранцем. Я окончательно уверилась в том, что мне причудились эти его слова и забота.

Однако иногда меня посещало предательское чувство. Вдруг не причудилось? Тогда что это вообще такое было?

На теле не осталось ни царапины с того боя. Даже тех, что были в предыдущих раундах. На следующий же день Мрак гонял меня по тренировочному полю, подпинывая периодически выкриками «Бездарность!» и «Неумеха!». Ну и иногда разного рода гадкими проклятиями. В крыле Сатурна меня уже встречали, как родную — снизили градус снобизма с высокомерного молчания до сдержанного кивка. Кажется, у меня даже появилась собственная койка, рядом с которой всегда были бинты, заживляющие снадобья и почему-то учебник по этикету. Я предположила, что последнее — это намек, тонкая демонстрация мнения детей Сатурна о моем неподобающем поведении и злоупотреблении их «гостеприимностью».

Но надо отдать Мраку должное — благодаря тренировкам с ним мой уровень значительно вырос. На этой неделе я провела два боя с будущими оперативниками — третьекурсником из дома Марса и пятикурсником-нептунцем. Оба вовсю пользовались своими Дарами. И оба раза я победила!

Правда, Мрак, наблюдавший за боями своей любимой тренировочной груши, оба раза лишь презрительно бросил:

— Повезло!

Во время наших тренировок мой враг номер ноль своей особенной силой не пользовался. Ну, или это он так утверждал, потому что мне-то как раз казалось, что он видит меня насквозь и не просто знает, какой шаг я сделаю следующим, а он осведомлен и о том, какой шаг я сделаю через неделю.

Сегодня же у меня был день, свободный от вечерней тренировки. У Мрака появились какие-то дела, а у меня — время на залечить сломанные очередной раз кости и попросту хоть немножко отдохнуть. И этим временем я вовсю пользовалась, лентяйничая и поедая печеньки.

Мы с Серенкой валялись на ее кровати, листая номер журнала «Современная магия». Серена хотела узнать, встречается ли с кем-то мастер Гард, советник главы Дома Марса.

На моменте живого обсуждения, что у такого красавчика, как Гард, стопроцентно есть отдельный подвал для поклонниц («И не факт, что для живых!» — как раз вставила я, оценив его хищную улыбку) к нам в окно комнаты тихонько постучали.

По подоконнику с внешней стороны нашей комнаты прохаживался нахохленный вороненок. В клюве малыш держал записку. Я открыла окно, впуская птицу.

Перелетев на стол, вороненок, повертев головой, изучил наши лица. Всмотревшись в меня, он утвердительно и важно кивнул. Я протянула руку, птичка опустила в нее записку и, умильно каркнув (большее походило на «Кря!», если честно), покинула нашу комнату тем же путем — через окно.

— Что там? — с любопытством сощурила голубые глаза подруга.

Я развернула клочок бумаги и удивленно охнула. Оторвав взгляд от листка, я, излучая вселенское счастье, радостно рассмеялась.

— Мда, судя по слишком уж счастливой и явно неадекватной реакции, это не свидание… — разочарованно протянула Серена. — Колись давай, что там?!

— Меня допустили до первой части экзамена на оперативника! — я кинулась обнимать подругу. Мне надо было срочно поделиться своей радостью!

— Тоже мне, счастье, — сдавленная моими объятиями, проворчала Серена. — Лучше бы Мрак наконец-то позвал тебя выпить…

Я, не прекращая ее обнимать, легонько боднула подругу головой. Нет уж, увольте, лучше стать избранной самкой маракануила!

***

Заброшенный Храм Луны и Плутона, нейтральные Земли

— Давай повторим еще раз, — произнесла женщина, склонившись над каменными осколками, которые когда-то были единой плитой. — Мага Луны нельзя убивать?

Мужчина, стоящий за ее спиной, раздраженно прокашлялся.

— Я уже повторял, сколько можно… Нельзя. Отдать силы маг должен, будучи еще живым. Я пытался сделать проще, но ты же понимаешь… Древняя магия — сложная штука.

— Понимаю, понимаю… Сколько осталось времени? — вставая и поворачиваясь к собеседнику, спросила женщина.

Мужчина улыбнулся.

— Совсем немного. Уже скоро.

Женщина улыбнулась в ответ и позволила рукам мужчины обвить ее талию. В этот раз все точно получится — подготовка была долгой. Прошлую попытку они провалили, но в этот раз… Все будет совсем не так. И они наконец-то составили полное пророчество Урана. Сила Богов на их стороне.

***

ЭМУ, Столовая

Первая часть экзамена — теоретическая. Сдавать через полторы недели, незадолго до зимнего солнцестояния. Остальные три части экзамена — сразу после. Если не сдам с первого раза, то следующую попытку мне предоставят только через три месяца… И не быть мне первым оперативником женского пола, сдавшем экзамен еще на первом курсе! Учеба в ЭМУ круглогодична, есть всего две недели каникул в марте. В апреле нас переводят на второй курс. А мне так хотелось доказать (скорее уж самой себе!), что я ничем не хуже дурацкого Ричарда Мрака! Близнецы, узнав о моем допуске, сказали, чтоб я расслабилась. Ник заявил, что главная зубрилка ЭМУ уж точно в легкую сдаст. А я вот не была так уверена.

Поэтому я решила попросить погонять меня по теории единственного знакомого (и дружелюбно настроенного, что немаловажно!) действующего оперативника, которому я доверяла. Даурон, которого я обнаружила в столовке, вальяжно развалившимся на стуле, жевал бутерброд, загадочно отмалчиваясь в ответ на вопросы друзей о том, где он пропадал последние несколько дней. На парне была форма ОГР — темные штаны и куртка с десятиугольной нашивкой, в центре которой помещен большой оранжевый круг, отличительный знак магов Юпитера.

— Важное дело, — повторял он в шестой раз, не сдавая никаких подробностей.

Оранжевые глаза мага Юпитера вспыхнули теплым огнем, когда я, поправив не самую длинную юбку в складку, плюхнулась рядом с ним.

— Приятного пищеварения! — звонко поприветствовала я парня, поставив поднос на стол. Юпитерец проглотил остатки бутерброда и широко мне улыбнулся.

— Ритка! — радостно ответил он, обнимая меня за плечи. — Слышал о твоих боевых успехах! Умница!

— Ты еще не слышал главной новости! Меня допустили к экзамену! — победно возвестила я.

Я ждала радостной улыбки, поздравлений или, на худой конец, удивления, как бездарной девчонке удалось уговорить строгих преподавателей. Однако реакция Даурона была совершенно иной.

— Рит, а оно тебе надо? — обеспокоенным тоном спросил парень. Накрыв мою руку своей теплой шершавой ладонью, он добавил, — В ОГР сейчас сложные времена. Опасные. Не место тебе там.

От его слов меня захлестнуло волной возмущения. Он что, считает, я не справлюсь?! Увидев негодование в моих глазах, Даурон погладил тыльную сторону моей ладони большим пальцем, успокаивая начинающуюся бурю.

— Эй, эй, я просто спросил! Не прожигай меня взглядом! — улыбнулся он.

Я все же продолжила прожигать. Интересно, воспламенится? Но парень смотрел на меня так тепло и обезоруживающе, что я уняла ярость.

— А мне уже показалось, что ты во мне сомневаешься! — фыркнула я.

Даурон округлил глаза, как бы говоря мне: «Да ты что! Я? В тебе? Да ни в жизнь!». И, закрепляя примирение, украл с моего подноса сладкую булочку.

— Ты хоть радость изобрази, а? — вяло попросила я. — Я вообще попросить тебя хотела… Чтобы по теории погонял. А то братцев Мора просить бесполезно, а Серенка, ты знаешь, будущий дипломат! — увидев, что Даурон скептично поджимает губы и уже готовится мне отказать, я перешла в умоляющий режим. — Ну Дауроша-а-а! Ну пожалуйста-а-а! Ну чего тебе стоит, а?

Юпитерец наклонился ближе ко мне, так, что его губы почти коснулись моего уха, и проговорил:

— Рит, я серьезно. Мне бы не хотелось, чтобы ты сдавала этот экзамен. Если сдашь теорию, то потом три практических… А если не завалишь их, а я в тебе действительно не сомневаюсь, то станешь оперативницей. И тебя сразу бросят на полевую работу, нам очень не хватает людей. Но сейчас… Сейчас, Рита, это действительно очень и очень опасно. А ты… Ты мне дорога! Я не хотел бы, чтобы ты пострадала. Может, подождешь пару лет?

Я повернула голову к парню и внимательно посмотрела на него. Я хотела, чтобы он понял — переубедить меня, если я что-то решила — гиблое дело! Проще остановить единорога на скаку, чем меня. Особенно, если дело касается моей мечты.

Правильно истолковав мой взгляд, Даурон шумно вздохнул.

— Не передумаешь, да? — спросил. Я отрицательно замотала головой. — Ладно. Вечером тогда жду в библиотеке.

Я кинула на Даурона с объятиями, чуть не придушив юпитерца своим рвением.

***

Тренировку с Ричардом отменять не пришлось — он опять был занят чем-то безумно важным, так что я сразу же после пар, вооружившись термосом с горячим травяным сбором и выпросив у Серены ее знаменитых печенек, направилась в библиотеку.

Даурон сидел на библиотечном подоконнике в разделе «Разумные виды магических существ» и листал толстенный том «Между нами и ними» Лорана Ороу. Прикольный, кстати, мужик, я ходила на его лекцию, когда еще училась в школе общей магической направленности. Сам Лоран был наполовину эльфом, наполовину гномом. Остроухий мужчина, чьи размеры в высоту равнялись размерам в ширину, пропагандировал глобализацию, новые горизонты и выступал за идею свободных отношений между особями разных видов. Если полюбил гоблин русалку, а она ответила взаимностью — то почему бы и нет?

Мягкий свет от библиотечных магических огоньков отражался от оконного стекла за спиной Даурона, выделяя его мощную фигуру и окутывая ее загадочным сиянием. Темные длинные волосы юпитерец убрал в хвост, но непослушные пряди у лица все же выбивались и падали ему на глаза, а он каждые пару секунд заправлял их за ухо. Я засмотрелась на парня, только сейчас осознав, что он очень красив и вполне в моем вкусе. Мой женская натура подала голос откуда-то из глубин подсознания, ехидно заметив, что раньше надо было думать!

Даурон оторвался от страниц и потянулся. Я совершенно неприлично стала разглядывать бугры мышц на его руках и рельефный торс, обтянутый майкой. Даурон заметил меня и махнул рукой, указав на место рядом с ним на подоконнике.

Я потрясла головой, избавляясь от мысли, что надо было все-таки согласиться сходить с ним куда-нибудь, и подошла к парню.

— Привет, красавица! — улыбнулся юпитерец, когда я удобно устроила свою попу рядом с ним.

Я поздоровалась в ответ, и мы приступили к моей подготовке.

После двух часов по истории земель, мы перешли к устройству ОГР.

— Почему на знаке ОГР десять углов? — когда Даурон спрашивал о чем-то, он чуть прищуривал оранжевые глаза.

— Десять Домов, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон, Солнце и Луна. Вне зависимости от того, к какому дому принадлежит служащий ОГР, оперативники защищают всех и каждого, даже плутонцев, хоть они и не имеют отношения к землям Восьми Домов, — отчеканила я. — Символ остается таким на протяжении последних пятисот лет.

— Назови строение опергруппы.

— Четыре оперативника: глава группы, следопыт или следователь, боец, медик — минимальный набор. Группа может состоять из трех человек, но не меньше, в случае, если покрыты все необходимые для работы компетенции. Необходимые компетенции: боевая магия, владение оружием, прогнозирование, переговоры, лечебная магия, ориентирование на местности, знание не менее трех языков. Стандартный набор языков для опергруппы: язык морского народа, язык лесных поселенцев, язык горняков, общий магический.

— Это четыре, — улыбнулся Даурон.

— Да… Ой, — я прикусила язычок. — Какой-то неверный?

— Сама думай, — хитрая улыбка стала шире.

— Нет, все верно. Трех языков, не считая общего магического! — воскликнула я.

— Верно. Разберем ситуации, — юпитерец отложил книгу, которую вертел в руках, и спрыгнул с подоконника. — Вы являетесь боевым магом, принадлежащим к дома Урана, работаете в составе стандартной опергруппы. Задание вашей группы: забрать объект Б и доставить его в целости в дом правительства. В ходе операции вы остаетесь одни, ваши коллеги не подают признаков жизни. Цель задания в охраняемом гоблинами доме перед вами. Опишите ваши действия, строго соблюдая их порядок.

— Не трогая тела коллег, я ставлю магическую защиту вокруг места, где они находятся. От каждого места, если их несколько, отправляю сигнал бедствия. Оцениваю противников, предсказываю их действия, составляю карту вариантов. В случае наличия более трех шансов выполнить задание и доставить объект Б в дом правительства, я забираю объект Б, предварительно отметив себя знаком сигнала бедствия, который, в случае выведения меня из строя, отправляется в штаб, — тут же ответила я. — Или сначала оценка, а потом сигнал?

— Подсказывать? — спросил Даурон, помогая мне спрыгнуть с подоконника.

— Нет! Да, верно. Сначала оценка, а потом сигнал!

— Умница! На самом деле, это будет отточено до автоматизма, поверь. Еще ситуация, — Даурон подошел ко мне ближе, взял за руку и заглянул в глаза. — Перед вами маг Юпитера, торговец Уроборосом. Как вы проведете задержание?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 454
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: