электронная
292
печатная A5
615
6+
ДОЛИНА ЭДЕЛЬВЕЙСОВ и День Рождения Принцессы

Бесплатный фрагмент - ДОЛИНА ЭДЕЛЬВЕЙСОВ и День Рождения Принцессы


Объем:
268 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-8061-5
электронная
от 292
печатная A5
от 615

Долина ЭДЕЛЬВЕЙСОВ

Темно-бордовый диск небесного светила сонно выполз из-за высоких гор, окрасил их верхушки в ядовитый красный цвет и стал медленно подниматься в небо. В Долине Эдельвейсов наступал новый день весны.

С веселым гомоном просыпались птицы. Цветы неторопливо поднимали к светлеющему небу закрытые, свернутые в аккуратные бутоны чашечки, медленно покачивали яркими головками и осторожно раскрывали нарядные лепестки.

Вьюг-Ю, младший сын сурового северного ветра Борея, разгоняясь, скользнул вдоль цепочки острых горных вершин, поднялся к самой далекой и высокой, сдул с нее шапку снега, с посвистом пролетел по глубокому горному ущелью, с силой оттолкнулся от его заледенелого дна и взмыл вверх. Потом легко перемахнул через неприступную гряду гор и оказался на высоком горном плато — в Долине Эдельвейсов.

В центре высокогорного просторного плато, со всех сторон окруженном сплошной цепью гор, словно чудесная круглая чаша расположилось Хрустальное озеро. Возле него, горделиво вытянув к небу многочисленные причудливые башенки, стоит красивый белый трехэтажный особняк. Его высокие тонкие колонны поддерживают круговую веранду второго этажа и небольшой аккуратный портик на входе во дворец. А еще дворец-особняк украшает короткая лестница с ярко сверкающими посеребренными перилами, а острая серебряная крыша с высоким поющим от сильного ветра шпилем наводит на мысль, что в этом особняке живут очень важные персоны Долины Эдельвейсов.

Действительно — это королевский дом, где живут Король Тигрольд Бережливый с Королевой Шарлоттой, наследным принцем Луи Джорджем де Корнелионом и принцессой Фернандиной. В красивом особняке также живут все, кому хочется пожить в нем: королевские друзья, друзья их друзей, жители Долины Эдельвейсов — если на кого-нибудь находит такая охота — перебраться сюда из своего уютного домика на склоне горы, а также многочисленные гости, которые постоянно приезжают в этот очень красивый уголок земного шара. Как-то так всегда получается, что места в небольшом гостеприимном дворце всегда всем хватает.

По склону гор с северной стороны Долины Эдельвейсов быстрым потоком спускается неширокая речка Бонжур, с разгону вклинивается в спокойные воды Хрустального озера, бурлит, хулиганит, шумит, потом растекается по дну, теряется в большой умиротворенной голубой воде и, остепенившись, плавно и неторопливо выбегает с противоположной стороны озера.

Долина Эдельвейсов

Там широкой голубой лентой она величаво скользит по высокогорному плато, причудливо петляет среди бесконечной полосы виноградников, и, наконец, теряется среди невысоких с этой стороны холмистых гор.

Рядом с длинной полосой виноградников растут многочисленные плодовые деревья. Почва здесь ежегодно удобряется: терпеливо и любовно обрабатывают ее жители Долины Эдельвейсов.

А летом и осенью, а также длинной прохладной зимой и ранней дождливой весной все с удовольствием поедают душистые персики, аппетитный инжир, сочный виноград и очень вкусный миндаль…


Вьюг-Ю спустился к озеру, взлохматил его зеркальную поверхность. Плеснул длинным хвостом по воде и пустил по ней мелкие барашки волн. Подбросил вверх пригоршню песка, чем сильно рассердил сладко спящего на берегу маленького круглого пушистого щенка. Тот заворчал во сне, недовольно тявкнул, слегка приоткрыл большой черный глаз, но не разглядел перед собой никакой опасности. Только ветер тихонько шумел, да громко ссорились неугомонные воробьи: целой стаей они облепили старенькую сухую чинару, одиноко стоящую возле озера среди ярких пестрых цветов.

Щенок сладко зевнул во всю пасть, потянул носом вкусно пахнущий утренней свежестью ароматный воздух, свернулся калачиком и, уткнувшись мордой в мягкий теплый животик, снова заснул. Играть с ветерком ему еще пока не хотелось.

Вьюг-Ю вздохнул и полетел дальше — к желтому дому со светло-коричневой черепичной крышей и большой солнечной верандой. Домик надежно прилепился к скале рядом с крутой горной тропой. Раним утром и поздним вечером по тропе, позванивая колокольчиками, проходило стадо коз в сопровождении сурового пастуха и его верного пса. Пастух был невысокого роста, сильно загорелый, с длинными, обвислыми усами, в высоких до блеска начищенных ботинках на шнуровке. Он подпоясывался широким ремнем с ярко блестящей на солнце тяжелой пряжкой, а на голове носил старенькую потрепанную шляпу со смешным пером. За пояс у него всегда был заткнут пистолет-пугач. В Долине Эдельвейсов пастух был очень уважаемым человеком, потому что только он один мог справиться с большим стадом непослушных своенравных козочек. А козочки его любили за то, что только он знал, где находятся самые сочные горные полянки и протекают самые вкусные хрустально-чистые горные ручьи.

Солнце нехотя перевалило через верхушки гор. Его яркий бордово-насыщенный цвет постепенно бледнел, таял и превращался в светло-желтый. И вот уже снежные шапки гор заиграли радужными огнями, а яркие золотые лучи побежали по сухой скалистой поверхности, спускаясь все ниже и ниже к подножию гор.

Они пробежали пестро-зеленую лужайку, позолотили траву и потревожили лохматого щенка. Он глубоко зевнул, радостно залаял и погнался за отступающей перед солнечным светом ночной тенью.

А лучи бежали дальше и дальше, заглядывая в окна домов — больших и маленьких, подобрались к озеру и насквозь просветили голубую воду до песчаного дна. Задержались на мгновение, чтобы увидеть, как прыгают над крошечными барашками волн зеркально-серебристые рыбки, играя в теплых лучах нового дня. А потом, быстро перепрыгнув на противоположный берег, понеслись по лужайке еще дальше. Заглянули в разноцветные окна домов, осветили большой белый особняк и, наконец, добрались до крутого склона горы, куда прилепилось множество маленьких и больших домиков с яркими разноцветными крышами.

Утро в долине эдельвейсов

Ясмина вытащила из-под одеяла ногу и немного поболтала ею в воздухе. Спать уже не хотелось, а вставать было еще рано.

Только-только прошло стадо козочек. Спросонья они неспешно цокали копытцами, сердито мекали, вяло переговариваясь друг с другом, и громко позванивали колокольчиками: им всегда было обидно вставать спозаранку и раньше всех идти на прогулку.

За окном громко и радостно гудел огромный шмель: «Взу-взу!». Он прилетел к душистому цветнику под окнами, чтобы собрать сочный утренний нектар с только что распустившихся навстречу теплым утренним лучам цветов.

И, хотя шмель гудел очень громко и назойливо, Ясмина услышала слабый шорох и посмотрела в сторону двери. Вместе с первым утренним солнечным лучом в узкую щель неплотно прикрытой двери в комнату проник Вьюг-Ю. Он растекся по полу, превратился в серый ковер, полежал так совсем немного, собрался в кучу и превратился в мальчика, по-турецки сидящего на полу.

— Я хочу еще поспать, — заявила Ясмина и спряталась под одеяло.

Вьюг-Ю тихонько вздохнул:

— Я буду ждать тебя у озера.

Он легко поднялся, приоткрыл створки окна и, дунув напоследок в сторону Ясмины холодом, выскользнул на улицу.

— Ты сегодня сердитый! — крикнула ему вдогонку Ясмина.

В приоткрытое окно тут же с яростным гудением влетел огромный шмель. Врезался в люстру, подвешенную под потолком спальни, отскочил, закружил по комнате, не нашел ни одного цветка и сердито вылетел на улицу.

Спать, конечно, сразу расхотелось.

Ясмина перевернулась на спину и уставилась в потолок. Солнце расцветило его в радужные краски, и смотреть на него было одно удовольствие. Чем ей сегодня можно будет заняться? Сходить во Дворец и сыграть с королем Тигрольдом Бережливым партию в шахматы? Нет, это только вечером. Утром он будет перебирать свои сокровища, пересчитывать королевскую казну, думать государственные думы и принимать важные королевские решения. И если ему помешать делать важные королевские дела — обязательно страшно рассердится, будет сверкать глазами и сердито топать пухленькой ножкой.

Может быть, пойти с мальчишками на рыбалку? Или надеть фанчики — легкие воздушные подушечки и пойти гулять и прыгать куда хочешь — хоть вверх, хоть вниз, хоть по неприступным горам и ущельям, хоть вдоль озера. Или научиться ходить на очень высоких ходулях? — на маленьких-то Ямина ходит, даже бегает — лучше всех мальчишек.

О-ля-ля! А ведь Вьюг-Ю неспроста заявился к ней ни свет ни заря! Да еще так рассердился на нее за то, что она до сих пор валяется в кровати! Ну конечно! Как она могла забыть! Ведь послезавтра день рождения принцессы Фернандины! И они собирались вместе придумать и найти для нее подарок. В воздухе запахло приключениями — надо обязательно придумать что-нибудь интересное и необычное! Ясмина выпрыгнула из кровати, быстро накинула на себя полотенце и выскочила на улицу.

Через солнечную веранду по крутой осыпающейся мелкой галькой тропе она сбежала к озеру. Ветерок был уже там. Он лежал на теплом прибрежном песке, туго свернувшись в пушистый серый калачик.

— Й-ох! Й-а! — издала воинственный клич Ясмина, громко взвизгнула и с разбегу прыгнула в сгусток дымчатого тумана. Вьюг-Ю бережно подхватил ее, подбросил верх, поймал, немного покачал, и, распустив пышный хвост, осторожно поставил Ясмину на ноги.

— Привет, — сказала она.

— Проснулась? — ворчливо заметил он. — Я думал, будешь спать до обеда.

— Да брось ты, — миролюбиво рассмеялась Ясмина. — Ни-за-что!

Она сбросила с плеч широкое полотенце и ногой осторожно потрогала прохладную воду. Возле берега в прозрачной воде резвились глупые мальки: беспорядочно сновали туда-сюда, задирались — шлепали друг друга хвостами и пихались худыми боками.

— Раз, два, три! — Распугав многочисленную озерную мелюзгу, Ясмина с разбегу плюхнулась в воду, проплыла немного и повернула к берегу. Бокам и пяткам стало щекотно: успокоенные рыбки тыкались в нее любопытно раскрытыми ртами.

— Пошли завтракать! — скомандовала Ясмина, вылезая из воды.

Вьюг-Ю потянулся, вырос до самых туч, закрутился спиралью, сложился и стал обычным мальчиком в широких свободных серых штанах с кучей карманов по бокам и белой рубашке навыпуск.

Обсуждение планов на день

Какие у нас на сегодня планы? — спросил Вьюг-Ю, когда они устроились на теплых ступенях веранды.

— Ты что-нибудь слышал про плантацию лотосов? — Ясмина принесла толсто нарезанные ломти свежего хлеба, раскрошенную на дольки плитку шоколада и две больших чашки теплого молока. По пути она заглянула в хрустальную на высокой ножке чашечку, которая стояла возле ее цветника — молоко в ней, оставленное на ночь, было не выпито. Значит, Таинственный ночной гость, которому предназначалось это угощение, полакомиться им сегодня не приходил. Ну что ж, придет когда-нибудь в следующий раз.

— Лотосы растут к северу отсюда, на каскаде Змеевидных озер, — сказал Вьюг-Ю. — Это далеко… Нужно пройти через степь. Потом будет большое озеро из тины и лягушек. За ним — толстая гора. И только потом уже — узкий пролив, заросший камышом. По нему можно доплыть к лотосам.

— Пешком туда не добраться?

— Можно. За один день.

— Один день — туда, один — обратно? — уточнила Ясмина.

Вьюг-Ю покосился на нее.

— Если очень сильно постараться, то можно и за день туда и обратно.

— Пойдем? — обрадовалась Ясмина. — И принесем в подарок Фернандине самый красивый лотос.

Вьюг-Ю не ответил. Вообще-то он всегда был готов идти куда угодно и когда угодно, лишь бы в компании с Ясминой. Но сегодня ему было что-то лениво. Лучше бы завтра — если Ясмина наденет фанчики, они как раз успеют обернуться за один день.

— Сегодня будет жаркий день, — пробормотал он, чтобы хоть что-нибудь ответить Ясмине. — А вечером, наверное, гроза… Но это еще не точно.

И он лениво потянулся: длинные-длинные руки протянулись к цветнику, а длинные-длинные ноги свесись с веранды и потормошили чахлые подъеденные козочками кустики, растущие возле тропинки. Потом он также внезапно собрался и вновь стал мальчиком обычного роста. Однако его внезапное потягивание кого-то спугнуло: как только Вьюг-Ю перестал тормошить чахлые кустики, из них тут же вприпрыжку выбежал слегка ошарашенный Большой Рыжий Петух с ободранным хвостом.

Для начала он возмущенно поклекотал: так, весьма дипломатично, ни к кому конкретно не обращаясь. А потом ловко запрыгнул на веранду. Вьюг-Ю с интересом покосился на гостя. В хвосте у Рыжего было всего два куцых пера и, глядя на них, сразу было понятно, что петух этот — знатный шалун и забияка. Рыжий Петух, суматошно добежал до Ясмины, вновь заклекотал — но уже очень радостно — здороваясь. Покивал головкой. И, приняв несколько равнодушный вид, отвернулся в сторону гор.

Вообще-то он прибежал сюда позавтракать. Но он был очень гордым петухом и не хотел сам выпрашивать себе хлеб с шоколадом.

Он неторопливо прогулялся перед Ясминой и ветерком: взад и вперед, и с безразлично-напускным видом остановился возле девочки.

— Ко-ко? — спросил он и поскреб когтистой мохнатой лапкой пустую плитку веранды. Внимательно посмотрел на нее сначала левым глазом, потом правым и, наконец!.. О долгожданное лакомство! — увидел, как на плитке появились накрошенная горбушка хлеба и целая долька шоколада! День начался удачно!

Вслед за Рыжим петухом на веранду горделивой поступью цапли взошла Мадемуазель Кроха — маленький хулиганистый цыпленок.

Мадемуазель Кроха, как и все дети мамы-курицы, родилась обычным цыпленком. Но с таки-и-ими длинными ногами! И они постоянно росли быстрее самой Крохи! Вскоре Мадемуазель стала ростом с Рыжего Петуха, научилась вскрикивать громким сиплым баритоном «Хо» и чувствовала себя хозяйкой везде, где бы ни появлялась.

Кроха важно подошла к цветнику и заглянула в хрустальную чашку. Есть она не хотела — только что пришла с Птичьего двора, где всех его обитателей рано утром «от пуза» накормили вкусной рассыпчатой кашей и свежей студеной водой. А вот молочка Мадемуазель попила бы с удовольствием.

Мадемуазель Кроха

— Смотри, — кивнул в ее сторону Вьюг-Ю. — Сейчас от угощения для Таинственного гостя ничего не останется.

— Пусть пьет, — разрешила Ясмина. — Таинственный Некто приходит только по ночам и очень редко. Вечером я налью для него свежего молока.

С завтраком было покончено.


Ясмина растянулась на теплых плитах веранды и уставилась в небо. Пригревало солнце, но было еще не жарко. В небе легкой дымкой неспешно плыли облака. Вьюг-Ю тихонько обдувал Ясмину свежим ветерком.

— Ты не хочешь идти за лотосом? — спросила она.

— Сегодня — нет. Лучше завтра, — чуть сонно проговорил Вьюг-Ю.

— А успеем?

— Наденешь фанчики и успеем.

Обрывки белых облаков на небе на мгновение собрались в причудливого сказочного дракона и вновь разбежались в разные стороны. Проснулись и застрекотали в траве кузнечики. Где-то возле озера весело гавкал пушистый щенок.

Рыжий Петух доклевал последние крошечки своего лакомства. Внимательно осмотрел перед собой веранду, ничего не увидел и понял, что сегодня ему здесь уже больше делать нечего. Тогда он, ради соблюдения правил приличия, неторопливо прошелся по веранде — не убегать же сразу после угощения по своим неотложным делам. Следом за ним и во всем подражая его горделивой походке следовала хулиганистая Мадемуазель Кроха.

Внезапно на веранде послышалась какая-то возня.

Вьюг-Ю и Ясмина, как по команде, вскочили на ноги.

— Хо! — сиплым голосом воскликнула Мадемуазель Кроха и попыталась запрыгнуть на спину Рыжему, чтобы покататься на нем. Петух возмущенно завопил и кинулся в кусты. Мадемуазель проводила его презрительным взглядом, переступила длинными лапками и надменно посмотрела в сторону Ясмины.

— Она сегодня чувствует себя по меньшей мере герцогиней, — засмеялся Вьюг-Ю.

— А что случилось? — заинтересовалась Ясмина.

— Сегодня утром Мадмуазель гуляла по спальне королевы. То ли вслед за ней, то ли сам по себе, но в то же самое время в королевские покои залетел большой шмель. При этом он страшно возмущался и гудел, потому что никак не мог найти выход на улицу. Мадемуазель Кроха умудрилась запереть шмеля в королевской гардеробной, сон высочайшей особы был спасен, а Кроху за это наградили порцией взбитых сливок!

— Тогда понятно, почему мы такие гордые, — протянула Ясмина. — Может, прогнать эту наглую особу с моей территории?

— Не мелочись, — посоветовал Вьюг-Ю.

Между тем, Мадемуазель Кроха зашла в домик Ясмины, по-хозяйски обошла все комнаты, заглянула во все потайные уголки — везде было тепло, уютно и чудесно пахло только-только зацветающими розами из цветника. Установив, что все в порядке, она энергичной походкой ужасно занятой особы вышла на веранду. Процокала на длинных тонких лапках мимо бездельников — как так долго можно завтракать и болтать? И вышла на крутую тропинку: предстояло подняться на вершину горы, проверить, где пасутся сегодня козочки и что в это время делает суровый пастух. Потом пару раз наведаться на Птичий двор — узнать последние новости. Спуститься к озеру — все ли там в порядке? Дойти до королевского Особняка — поближе к обеду — может, угостят чем-нибудь вкусненьким! И все время держать в поле зрения Рыжего Петуха — вдруг он будет делать что-нибудь интересное? Столько дел, столько дел у нее было сегодня! И как все успеть?

— Вчера над горами висела радуга! — сказала Ясмина, провожая глазами малявку Кроху с замашками герцогини.

Радуга

— Знаю, — кивнул головой Вьюг-Ю, — Она рассыпалась недалеко от Ущелья Страха. Там уже с утра толпится народ в поисках сокровищ. А тебе хочется собрать коллекцию драгоценных камней?

— Я просто думаю… Наверное, принцесса Фернандина будет рада такому подарку на ее день рожденья?

— Да уж, это у нее наследственное! — пробормотал Вьюг-Ю… — Собирайся в поход.

— Мы уже все решили? — удивилась Ясмина.

— За нас все решили, — сердито ответил Вьюг-Ю. — Вернее решил Луи Корнелион — очень спелый помидор!

Последние слова он пробормотал себе под нос — не хотел обижать Ясмину.

По крутой тропинке к домику Ясмины торопливо поднимался наследный принц Луи Джордж де Корнелион или просто Жорж. Одет он был в серые джинсы и неизменную бордовую рубаху, за что и получил у Вьюг-Ю прозвище Помидора (за глаза, конечно, потому что королевскую особу никогда и ни при каких обстоятельствах обижать нельзя).

— Ребята, я с отцом все уладил! — закричал он им издали, — так что все без проблем! Нам на сегодня дают Ходолет! Летим к Ущелью Страха! Давайте в темпе! Я через пять минут жду вас около Особняка. Мешки под драгоценную радугу я уже взял.

— А мы хотим туда лететь? — удивился Вьюг-Ю.

— Ну-у, ребята, — недовольно протянул Жорж. — Вы же не хотите оставить сестричку Фернандину без подарка?!

— Мы ей подарим на день рожденье сокровища? — уточнила Ясмина.

Жорж смутился.

— Вообще-то я хотел этот подарок сделать от себя… Но если у вас ничего для нее нет….

— Не беспокойся, есть, — поспешила уверить его Ясмина.

Жорж облегчено вздохнул.

— Значит, вы мне поможете? — обрадовался он. — А то, сами знаете, одному туда лететь опасно.

— Мы через пять минут будем у Особняка, — заверила его Ясмина и отправилась в дом собираться в путь.

В заплечный рюкзак на самый низ она положила фанчики, сверху — завернутые в чистый пакет хлеб и яблоки. Путь был неблизким и не известно, сколько времени они пробудут в лощине возле Ущелья Страха.

Поиски сокровищ

Вьюг-Ю сразу улетел вперед — разведать обстановку и выбрать место для посадки ходолета.

Старенький ходолет чихал, натужно тарахтел и никак не хотел заводиться. В конце концов, он все-таки приподнялся в воздух и неторопливо поплыл над землей, почти касаясь большими колесами верхушек гор.

Как только Жорж с Ясминой оказались за пределами круговой цепи гор, отделяющих их высокогорное плато от всего остального горного пространства, стало очевидно, что погода к вечеру должна точно испортиться. С юго-запада наползала пока еще пушистая темно-синяя дымка облаков, которая через несколько часов обязательно должна была превратиться в черные тяжелые плотные грозовые тучи.

— Надо бы поторопиться, — пробормотал Жорж, тревожно поглядывая в сторону туч.

Ясмину тревожило другое — Ущелье Страха.

— Бери правее, — посоветовала она принцу. — Обойдем это ужасное ущелье справа.

— Почему не слева? — возмутился он.

— Ветер дует слева — может снести ходолет прямо в него.

Жорж покосился на Ясмину — и как он сам до этого не додумался?! Девчонка — а соображает!

— Без проблем, — согласился Жорж и повернул руль, чтобы обогнуть опасное Ущелье с правой стороны.

Ходолет проплыл над речкой, бегущей вдоль узкой межгорной долины, потом свернул еще немного вправо. Постепенно Жорж выровнял ход, и они опять полетели по узкой межгорной долине.

Везде вокруг них отдельными куполами возвышались горы. С правой стороны от ходолета остался высоченный лысый холм с плоской вершиной и длинным углублением в ней — потухший вулкан. Внутри холма в жерле вулкана в любую погоду было тепло и уютно: дождевые и снежные тучи обходили его стороной, а осенние ураганные ветра почтительно смиряли свой гневливый нрав, приближаясь к нему. Внутри вулкана все дни напролет спала всеобщая любимица — старенькая комета Крася.

Через стекло кабины Ясмина разглядела, как метнулся в сторону холма желто-рыжий пятнистый зверь.

— Кажется, мы кому-то сорвали охоту и оставили его без завтрака, — пробормотал Жорж.

— Это глупый самонадеянный молоденький леопард, который плохо слушал советы своей мамы, — со знанием дела пояснила Ясмина.

— Ты уверена? — поразился Жорж.

— Всем в горах известно, что здесь нельзя охотиться.

— Это еще почему?

— В долине около холма часто пасутся козочки.

— Повезло леопарду, — усмехнулся Жорж.

— Этот пятнистый глупыш заявился на чужую территорию. И Пастух, как только увидит этого неудачника, все равно его отсюда выгонит. Здесь ему ничего, абсолютно ничего не выгорит.

— Я и не знал этого… — пробормотал Жорж. — Ну, что у нас такой отважный Пастух.

— А ты как думал? Козочек нужно оберегать от врагов.

Они повернули влево. Ходолет резко отклонился назад и начал набирать высоту. Они поднимались к вершине гигантской скалы. Наверху скалы стоял Вюьг-Ю и махал им руками.


Две гигантских скалы, на одну из которых они приземлились, когда-то давным-давно были единым целым. Но потом, в результате сложного геологического преобразования, они раскололись на две части. В результате образовалась глубокая расщелина с высокими отвесными каменистыми склонами. Со временем по дну этого глубокого каньона проложила себе путь быстрая речка.

Горная река огибает скалу слева и теряется среди гор, покрытых снегом. Высоко в горах недалеко от ее истока в большом доме живут смешные маленькие человечки — мухряники, очень веселые и дружелюбные. Но если идти по ущелью, а не сворачивать вслед за горной рекой, можно выйти из каньона на обширную степь. Там растет пожухлая от яркого солнца трава, а покрывающие ее многочисленные озера или высохли или заросли тиной.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 292
печатная A5
от 615