электронная
Бесплатно
печатная A5
363
16+
Девять Жизней

Бесплатный фрагмент - Девять Жизней

Девятый вал


5
Объем:
236 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2293-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 363
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Все произведения и фотографии в сборнике изданы с согласия авторов, защищены законом Российской Федерации «Об авторском праве» и напечатаны в авторской редакции. Материалы для обложки взяты с сайта pixabay. com

Территория Творчества

Александр Дагай

Израиль — Кейсария

Триолет, Сонет, Рондель

***

Есть тысячи подделок под любовь,

Но сердце не приветствует обмана.

От клятв холодных не вскипает кровь,

Есть тысячи подделок под любовь.

И пусть блестят они искусно вновь и вновь —

От лживых слов лишь облако тумана…

Есть тысячи подделок под любовь,

Но сердце не приветствует обмана…

***

(Т) ебе ль не знать как я страдаю,

(Р) аздумьем горестным томим

(И) в одиночестве сгорая,

(О) дной тебе лишь поверяю

(Л) юбовь, разлуки жуткий сплин.

(Е) два ль не знаешь, как страдаю,

(Т) обой, сомнением томим…

***

Родной становится чужим,

Чужой готов к груди прижаться,

Коль нет огня, лишь только дым —

Родной становится чужим!

Чужой желает стать родным!

Не знаю, плакать иль смеяться.

Родной становится чужим,

Чужой готов к груди прижаться…

***

Увидеть сложное в простом

И просто в сложном раствориться.

И в повтореньи фраз и слов —

Увидеть сложное в простом.

Найти в сеченьи золотом —

Гармонию и восхититься!

Увидев сложное в простом,

Так просто в сложном раствориться…

***

Ко мне ты возвратилась слишком поздно,

Готов простить, но в сердце пустота.

Я долго ждал… Теперь все несерьезно —

Ко мне ты возвратилась слишком поздно.

Дамоклов меч завис над нами грозно,

Любви моей завяла красота…

Ко мне ты возвратилась слишком поздно,

Готов простить, но в сердце пустота.

***

Желание КАЗАТЬСЯ, а не Быть,

Сколь душ заблудших всуе погубило,

Но в нем живет заманчивая сила —

В Желании Казаться, а не Быть.

Так просто в маске кем-то важным слыть,

Кому престижно, а кому-то мило…

Желание КАЗАТЬСЯ, а не Быть,

Сколь душ заблудших всуе погубило…

***

Из уст твоих стекает ядом ложь,

Но для души моей она елей желанный.

Слова отравой сладкой кинут в дрожь —

Из уст твоих стекает ядом ложь.

И райский сад, в который ты ведешь,

Там плод любви вкушаю я обманный.

Из уст твоих стекает ядом ложь,

Но для души моей она елей желанный…

***

Сказала мне: «Расстаться нам пора.

Ты надоел мне, быть с тобой не в силах!

Тебя я не любила Никогда…»

Сказала мне: «Расстаться нам пора.»

И вот окончена в любовь игра,

Слезой нежданной пауза застыла…

Сказала мне: «Расстаться нам пора.

Ты надоел мне, быть с тобой не в силах!»

***

Поскольку, одиночеств миллион,

Нельзя сказать, что все мы одиноки.

Но мы — не Мы, лишь «я» и «ты» и «он» —

Поскольку одиночеств миллион.

И даже если был не раз влюблен,

Но и любви свои приходят сроки,

Поскольку, одиночеств миллион,

Нельзя сказать, что все мы одиноки…

***

Поэзия любви и проза жизни,

Холодный ум и безрассудство чувств.

Ты своенравна и подчас капризна —

Поэзия любви и проза жизни.

В твоих глазах печаль от укоризны,

Я боль души твоей испить хочу —

Поэзия любви и проза жизни.

Холодный ум и безрассудство чувств.

***

«Что сказано, должно свершиться»,

В написанном застыло Слово!

Невежеством смешно гордиться —

«Что сказано, должно свершиться».

В кошмарном сне чей прах стучится?

И кто призвал в сей мир «Чужого»?

«Что сказано, должно свершиться»,

В написанном застыло Слово!

***

Спектакль окончен, тихо гаснут свечи,

В пустынном зале нету ни души.

Финал известен столь печальной пьесы,

Спектакль окончен, тихо гаснут свечи…

Ромео, сняв парик подагру лечит,

Джульета к мужу на такси спешит.

Спектакль окончен, тихо гаснут свечи,

В пустынном зале нету ни души…

***

В порочном теле страсть волнует кровь,

Душе невинной — муки и страданья.

А сердце ждет безгрешную любовь.

В порочном теле страсть волнует кровь.

А плоть во грех склоняет вновь и вновь

Завет Господний как агнец в закланье.

В порочном теле страсть волнует кровь,

Душе невинной — муки и страданья…

***

Иллюзия Свободы для Глупцов —

В невежестве изведать радость жизни.

Беспечный кружит хоровод слепцов,

Иллюзия Свободы для Глупцов.

Но жизнь проходит и в конце-концов

Для Глупости настанет время тризны.

Иллюзия Свободы для Глупцов —

В невежестве изведать радость жизни…

***

Одинокий изгой, как козел отпущения,

Всех грехов человечьих, всех невзгод и обид,

Лицемерной толпой стал объектом для мщения.

Одинокий изгой, как козел отпущения.

Груз пороков и бед не нашедших прощения

Он несет сквозь века и с небес на нас зрит.

Одинокий изгой, как козел отпущения,

Всех грехов человечьих, всех невзгод и обид…

***

Я не пришел в сей мир тебя судить.

Я сам лишь Эхо глупости моей.

Я отраженьем стал мечты твоей,

Я не пришел в сей мир тебя судить.

Но знай, теперь мне есть чем дорожить —

Воспомининьем тех безумных дней.

Я не пришел в сей мир тебя судить.

Ведь был я Эхом юности моей.

***

Как много умников цитируют Хайяма…

Чтоб повод выпить был, чтоб мудростью блеснуть!

Но я не в бровь, а в глаз, без страха, прямо:

Как много умников цитируют Хайяма…

И попугай кричит: «Дурак!» упрямо,

И много фраз он помнит наизусть…

Как много умников цитируют Хайяма…

Чтоб повод выпить был, чтоб мудростью блеснуть!


Не говори мне о любви —

Любовь погибла раньше срока,

Ты в самолюбии жестока:

Не говори мне о любви…

Не искренни слова твои,

От них безмерно одиноко,

Не говори мне о любви —

Любовь погибла раньше срока…


Души нагой ужасна пустота.

Чего я жду в тиши печальной снова?

Ужель мне не сыскать пути иного?

Души нагой ужасна пустота…

К чему игры напрасной суета?

Молчать и ждать — нет выбора иного.

Души нагой ужасна пустота.


Чего я жду в тиши печальной снова?

Страданьем измеряется судьба

И только счастью мера лишь крупица,

Душа к любви, как мотылек стремиться —

Страданьем измеряется судьба.

Я мигом радости наполню эту блажь

И крылья распластав, лечу как птица!

Страданьем измеряется судьба.


И только счастью мера лишь крупица…

Страданьем измеряется судьба

И только счастью мера лишь крупица,

Душа к любви, как мотылек стремиться —

Страданьем измеряется судьба.

Я мигом радости наполню эту блажь

И крылья распластав, лечу как птица!

Страданьем измеряется судьба.


И только счастью мера лишь крупица…

Иллюзия Любви, как доза героина,

Манит и тянет, и имеет власть…

Желание любви c безумием едино —

Иллюзия Любви, как доза героина…

В руках умелых станет формой глина —

Трепещет тело предвкушая страсть!

Иллюзия Любви, как доза героина,


Манит и тянет, и имеет власть…

Напрасны все твои порывы:

Не говори мне про любовь…

Слова любви без счастья лживы —

Напрасны все твои порывы…

В душе гноятся зла нарывы

И сердце разрывает боль.

Напрасны все твои порывы:


Не говори мне про любовь…

Я вам пишу посланье между строк.

Быть может, вами буду я услышан.

Давно уже минул молчанья срок,

Я вам пишу посланье между строк

И помню, что молчать давал зарок —

Стучит печаль дождинками по крыше.

Я вам пишу посланье между строк.


Быть может, вами буду я услышан…

Но молю я Бога: Дай нам силы!

Чтобы путь друг к другу стал короче!»

У Судьбы поблажек не просили,

Но молю я Бога: Дай нам силы!

Милая кричу… и эхом: Милый…

В Одиночестве застыли ночи…

Но молю я Бога: Дай нам силы!


Чтобы путь друг к другу стал короче…

Нет горше слез и слаще муки,

Чем Сумасшествие любви.

Безумие в когтях разлуки,

Нет горше слез и слаще муки.

И сердца тягостные стуки…

Застыло время — зри не зри!

Нет горше слез и слаще муки,

Чем Сумасшествие любви.

***

На век забытый триолет,

Жаль, потерял былую славу —

Не популярен, как сонет,

Шутливо-нежный триолет.

В тебе ищу восторга след,

Хвалу пою тебе по праву,

Игриво-легкий триолет

Ты потерял былую славу.


Не популярен и забыт,

Ветвь лавра уступив сонету,

Ведь утонченному эстету

Тройной повтор, увы, претит

И он уже от скуки спит…

Увял в немилости поэтов,

Не популярен и забыт,

Ветвь лавра уступив сонету,

***

В тоскливой ежедневной канители —

Глоток любви, дарованный судьбой.

Не оценили, в спешке проглядели

В тоскливой ежедневной канители.

А соловьи, ты помнишь, чудно пели…

Не ощутили в суете мирской,

В тоскливой ежедневной канители —

Глоток любви, дарованный судьбой…


Глоток любви, дарованный судьбой,

В тоскливой ежедневной канители.

Сейчас испить хотел бы я с тобой —

Глоток любви, дарованный судьбой…

Вот так не видим главного порой,

Те дни давно бесследно пролетели

Глоток любви, дарованный судьбой,

В тоскливой ежедневной канители…

***

Предел цены определяем сами.

На рынке нынче совесть не в цене.

Бесценна жизнь. Торгуясь с небесами,

Предел цены определяем сами.

Но смерти наплевать, что будет с нами —

Будь на вершине иль на самом дне.

Предел цены определяем сами.

На рынке нынче совесть не в цене…


Не стану торговаться с небесами.

На небе нынче гордость ни по чем.

Я для Души построю в грёзах дом,

Не стану торговаться с небесами,

Когда один во тьме брожу часами,

Я вижу этот мир как жуткий сон.

Не стану торговаться с небесами.

На небе нынче гордость ни по чем…

***

Дай Бог мне научиться быть терпимым,

Не дай — продать мне совесть за гроши…

Не дай — в гордыне быть неумолимым,

Дай Бог мне научиться быть терпимым.

Не дай мне бог припасть к кумирам мнимым,

Но дай постичь божественность души.

Дай Бог мне научиться быть терпимым,

Не дай — продать мне совесть за гроши…


Пошли прощенье тех, кого обидел,

И дай мне Бог достойным быть врагов.

Я часто презирал и ненавидел —

Пошли прощенье тех, кого обидел,

Пути иного я тогда не видел,

Твоих не знал простых и верных слов.

Пошли прощенье тех, кого обидел,

И дай мне Бог достойным быть врагов.


Прошу не мудрость — дай Желанья Силу

И Цель такую, чтоб забыл Покой!

За все грехи мои прости, помилуй.

Прошу не мудрость — дай Желанья Силу

И если можно ту, что станет Милой,

Единственной и Преданной Женой!

Прошу не мудрость — дай Желанья Силу

И Цель такую, чтоб к забыл Покой!

***

C тобой не виделись сто лет.

Какое чудо — наша встреча!

Сквозь шум толпы кричу: Привет!

Ведь мы не виделись сто лет!

И пусть не слышу слов в ответ,

Потерян в радости дар речи,

Ведь мы не виделись сто лет.

Какое чудо — наша встреча!


Вот это чудо — наша встреча!

Каким повеяло теплом!

А говорят, что время лечит…

Какое чудо — наша встреча!

Все тот же взгляд, улыбка, плечи…

Мы не забыли о былом…

Ну просто чудо — наша встреча!

Таким повеяло теплом!


Каким повеяло теплом!

Душа в былом очарованьи

И лепет наш о том, о сем…

Таким повеяло теплом!

И мы, сбежав от всех тайком,

Погружены в воспоминанья —

Таким повеяло теплом!

Поет душа в очарованьи!


Душа в былом очарованьи!

Как много нужно нам сказать!

И в воскресившемся желаньи,

Поет душа в очарованьи!

Забыты годы и страданья,

В восторге хочется летать:

Поет душа в очарованьи!

Так много нужно нам сказать…


Как много нужно нам сказать…

Нет, эта встреча не случайна.

Успеть бы обо всем узнать.

Так много нужно рассказать,

О сокровенном помолчать,

О светлом, грустном и печальном,

Так много нужно нам сказать…

Ведь эта встреча не случайна.


Нет, эта встреча не случайна!

Двенадцать лет прошло с тех пор

Любовь к тебе хранил я в тайне!

Ведь эта встреча не случайна,

В час пик, на станции трамвайной…

О чем, скажи шел разговор?..

Не верю, что нашлись случайно!

Двенадцать лет прошло с тех пор.


Так много лет прошло с тех пор,

Как мы мечту похоронили

И тот нелепый глупый спор…

Так много лет прошло с тех пор

И безвозвратный приговор…

А помнишь как с ума сходили?

Так много лет прошло с тех пор,

Как мы мечту похоронили…


Ведь мы любовь похоронили,

Чтоб снова, с чистого листа…

Ах, как безумно мы любили…

За что мечту похоронили?

И в новой жизни все забыли…

Как будто нет на нас креста:

Любовь живьем похоронили,

Чтоб снова, с чистого листа.

Катрен

Отражаясь многозвучьем красок,

Расцвету многоголосным Эхом.

И среди цветных и ярких масок,

Увлекусь Иллюзией успеха…

Триолет

Расцвету многоголосным Эхом,

Отражаясь в многозвучье красок.

Радугой желанного успеха

Расцвету многоголосным Эхом.

Часто в жизни было не до смеха,

Но всегда мечтал я о прекрасном.

Расцвету многоголосным Эхом,

Отражаясь в многозвучье красок…

Рондо

Расцветая многозвучьем красок,

Отражаюсь многоцветьем Эха.

Шут, король, изгой — толпы потеха,

Роль среди смешных и глупых масок.


Постигаю совершенство Асов,

Достигаю зримого успеха,

Расцветая многозвучьем красок,

Отражаюсь многоцветьем Эха.


Пусть Судьба порой сгибала властно,

Пусть считал подбить итог не к спеху.

Наконец нашел Душе утеху,

Говорю, любя, что жизнь прекрасна,

Расцветая многозвучьем красок!

Ронднель

Как много знающих как жить,

Как мало счастливо живущих…

Сколь много вдохновенья ждущих,

Сколь многим хочется любить…


В диллеме вечной: быть — не быть,

За счастьем призрачным бегущих,

Как много знающих как жить,

Как мало счастливо живущих…


Увы, тут некого винить.

Напрасно сетовать и злиться —

Нам от Судьбы не уклониться.

Как мало тех, с кем в радость Быть,

Как много жаждущих учить…

***

Мечты, мечты… Вы опий для влюбленных,

Души мятежной буря и покой…

Слепая вера в вечную любовь,

Мгновения надежды пробужденной…


И безрассудством счастья опоенный

Под плаху грез, рискуя головой…

Мечты, мечты… Вы опий для влюбленных,

Души мятежной буря и покой…


И сколько дум и мыслей потаенных,

Рожденных в заблуждении святом,

И сколько слез пролито о былом…

Смятений страстных в миражах забвенных…

Мечты, мечты… Вы опий для влюбленных…

***

Твои слова и обещанья — просто Ложь!

Свой глупый выбор сделала от скуки

И вновь разрыв, печаль и гнет разлуки;

Ты злишься, плачешь… и опять зовешь…


Но чем доверие ушедшее вернешь?

Ведь жить в обмане — нет ужасней муки…

Твои слова и обещанья — просто Ложь!

Свой глупый выбор сделала от скуки…


Тем чувствам истинным замену не найдешь,

В толпе поклонников не сыщешь утешенье,

Ты в правоте своей не ведаешь сомненья;

Прощенья моего напрасно ждешь…

Твои слова и обещанья — просто Ложь!


Глупо спорили в бесконечности

От себя самих не свободные…

И замерзшие, и голодные,

Встречи миг расплескав по Вечности.


И как дети одной беспечности

Стали близкими — Счастьем сводные!

Глупо спорили в бесконечности

От самих себя не свободные…


Путь двух звезд затерялся в Млечности,

В ожидании Слова нового.

Только кто же подаст готового

Понимания Человечности…

Глупо спорили в бесконечности…


Давай забудем о плохом?

Его и так вполне хватает

И сердце скорбью омрачает…

Давай-ка лучше об ином,


О солнце в небе голубом,

Об облаках, о птичьих стаях..

Давай забудем о плохом?

Его и так вполне хватает.


Мы жизнью этой раз живем,

Так пусть душа мечтой взлетает,

Пусть память в сказке замирает

О светлом, чистом, неземном…

Давай забудем о плохом?

Сонет

Под градом упрёков скукожилась наша любовь,

Под едким словцом замирает, рыдает и стонет…

И чести в баталии глупой никто не уронит,

И горечь обид наполняет злословием кровь.


Напрасно два сердца пытались звучать в унисон,

В гордыне слепой о хорошем забыли, не помним.

И трезвость ума отправляет наш шанс в преисподню,

И разум любовь неокрепшую ставит на кон.


И бездна прощанья разверзлась как пропасть у ног,

И я не прошу, и уже не молю о прощеньи.

Есть выход один — окунуться в пучину забвенья,

Двух душ, не нашедших друг-друга, закончился срок…


Двух душ неприкаянных времени кончился срок,

Столь горький и глупый с тобой получили урок…

***

Я каждый миг скучаю по тебе,

В разлуке вечно каждое мгновенье —

Сомнений яд и страстное томленье,

И ропот, и взывание к Судьбе…


Печаль и радость, слезы и восторг,

Грядущей встречи трепет умиленья

И ожидание небес решенья…

Увы, с Богами бесполезен торг.


И чувств безумных беспощадный ад

Гнетут меня бессилием разлуки,

Где силы взять, чтоб выдержать все муки,

В улыбку превратить печальный взгляд…


Я каждый миг скучаю по тебе.

Я жду, скучаю, где ты? Где ты? Где?

***

Замри, закрой глаза, останови мгновенье…

Забудь о прошлом, не спеши, постой…

Делам и целям в этот миг — забвенье!

Здесь Я и ТЫ, здесь — Мы, Здесь Ты со Мной!


Всмотрись в поток людей, куда судьба их гонит?

Застывших масок нем безликий взгляд.

В пустых зрачках безумие погони

И душ холодных нескончаем ряд…


Взгляни вокруг себя, что ищешь — пониманье?

В делах благочестивых горд собой!

Но мудрость Истины открыта лишь для Знанья…

Дай руку — поведу дорогой той…


Лишь та рука достойная лобзанья,

Что открывает ВрАта «Я» — Познанья…

***

Люблю ли я, а может заблуждаюсь?

Доволен ли ниспосланной судьбой?

Но чувствую как я себя теряю,

Как с каждым днем стекает в мрак покой.


Пытался сколь поведать о знамении,

Но ум коварный принять Свет претил.

Мольбы отвергнув, в глупом ослеплении,

В обмане билась на исходе сил…


Не жду благополучного исхода,

Не верится в удачливый конец.

И принц седой, вернувшись из похода,


Не поведет принцессу под венец.

Потомкам не зачавшегося рода

К чему Любовь, Познанье и Свобода…

***

Любовь не Яд — она желанный опий,

Для тела бренного наркотик дорогой.

Плененного уносит в мир Утопий,

Мираж утехи для души больной…


И пусть философы ломают копья

Понять пытаясь таинство сиё.

Секрет недуга разгадать не смог я,

Но снадобье нашёл я для неё.


Коль трепет стих и гаснут все виденья,

Коль жажда страсти не волнует кровь,

Ищи не лекаря, его — пустое мненье,

Найди желанную, а в ней — Любовь!


Испив дурмана дозу для души,

Из рая в ад стремиться не спеши…

***

Любовь ушла, оставив миг забвенья,

Обилье яств не восхищает вкус,

Ведь жизнь без чувств уныла без сомненья

И в скуке будней не томит искус…


Пресыщенность в любви, она довлеет

У тех, кто чувство превращает в страсть.

Божественно Любить лишь тот умеет,

Кто Духа гордого приемлет власть.


Вдали от милой — счастья мир тускнеет,

В разлуке — время замедляет бег.

Лишь ожиданье встречи душу греет,

Когда завьюжит грустью первый снег.


Но за зимой всегда весна приходит

И буйством чувств любовь опять восходит!

***

Я не смыкаю глаз, но все яснее вижу —

Улыбку ясную и свет янтарных глаз.

Я образ зыбкий тенью не обижу,

Банальностью избитых лестных фраз.


Весь мир застыл… и мысли предваряя,

Ко мне струишься маревом зари.

И я шепчу: «Я ждал тебя родная!»

И я прошу: «Мгновение замри!»


Блажен в забытьи у истока Рая,

Я хрупкой нежностью и Музою томим.

И светоч Жизни страстью зажигая,

Тобою обожаем и любим…


Луч света ум застывший пробуждая,

Бесследно образ твой из памяти стирает…

***

Я жизни гимн пою, Любовью восхваляя,

Что смерти ждать — она всегда со мной.

С рожденья спутница — безмолвно выжидает,

Когда порвется нить, нам данная Судьбой…


Пусть Подлость сеть плетет и липнет на подошвы,

Царит Бесчестье, Блуд, Порок и Срам.

На острове Любви Гармонию найдешь ты,

Коль посетишь нерукотворный Храм.


И к сонму ангелов протянешь бледны руки,

Омоешься в источнике Мечты.

И скажешь: «Господи, устал я от разлуки»

Спасибо, Боже, что Явился ты!


И светом жизни душу наполняя,

Склони колени Чистотой сияя!

Анте Наудис

Россия — Москва

Красный олеандр

— Познакомься, — сказал Саша, помогая Ольге снимать плащ в прихожей светлой квартиры. — Это мой друг, у него сегодня день Рождения.

— Ольга, — поздоровалась девушка, протягивая тоненькую ручку.

— Олеандр, — произнёс хорошо сложенный молодой человек в красной рубашке с расстёгнутым воротничком, из под которого было виден кусочек накаченной мышцы. Он широко улыбнулся и поцеловал руку девушки.

— Какое интересное имя… как и вы…

— Можно на «ты», — ответил он и снова улыбнулся. Широкие плечи, большие руки. Темноволосый, с внимательными карими глазами, но во взгляде нечто острое.

— Это Ольга, моя девушка, — произнес Саша, и девушка немного расслабилась, нежные слова убрали тревогу. Она просто пришла в гости, просто день Рождение друга Саши, с которым он познакомился в автошколе.

На просторной кухне было уже всё готово: лежал ломтиками нарезанный сыр, салаты из зелени и творога, чечевица с овощами в соусе, дымилась картошечка с укропом, а на соседнем столике, что поменьше стоял огромный торт, но без свечек. Ольга хотела спросить, сколько же лет исполнилось имениннику, но как-то постеснялась. В середине круглого стола, за который они присели, стояла бутылка вина «Бастарде» и три бокала.

— Больше никто не придёт? — спросила Ольга.

— Остальные будут лишними, — как то приглушённо ответил Олеандр, тембр его голоса показался таким приятным, ласкающим слух.

Вино разлили по бокалам, и Олеандр поспешил поухаживать за гостями, будто день Рождение был вовсе не у него. Он раскладывал салаты и запечённые баклажаны в сыре на расписные тарелки, раздавал столовые приборы и улыбался.

— Давайте выпьем за вашу красоту, Ольга! — произнёс первый тост.

Девушка смутилась, ведь день Рождения-то не у неё.

— Да… но…

— Не смущайтесь, Оля…

— Я хочу, чтобы вы это оценили. Я сделал торт сам! Всю ночь старался, — Олеандр поставил торт в середину стола. Это был изумительный торт, похожий на расписную сказку. Крем из пищевых красителей был мастерски положен на коржи в виде красочной мозаики. Ольга очень удивилась, обычно все покупают в магазинах или делают на заказ, а тут — сам. Казалось, сладостью заполнилось вокруг всё: красное вино наполнило её губы, крем торта её язык, а речи интересного молодого человека её сердце. Она на мгновение забыла Сашу, настолько необычным казался ей этот красавец в красной рубашке. Только странный взгляд Олеандра был перцем в сладкой атмосфере, но Ольга старалась не смотреть ему в глаза, хотя он постоянно ловил её взгляд.

Приторная сладость вскоре разморила девушку. Голова пошла кругом, и нестерпимо захотелось спать, но было не прилично в гостях.

— Я играю на фортепиано, хотите послушать? — обратился Олеандр к Ольге.

— Надо бы освежиться, — встрял Саша, он почувствовал лёгкое раздражение, и пошёл в ванную, умыться холодной водой.

Ольга хотела встать и отправиться за ним, но силы словно покинули её. Она повернулась и, в туже минуту, их глаза с Олеандром встретились. Мгновение, и он, схватив её за руку, притянул к себе.

Девушка, словно загипнотизированная, подалась вперёд, и когда его губы прильнули к её губам, была не в силах оторваться от их сладости. А затем горячие большие ладони начали ласкали её спину под тонкой шёлковой блузкой. Земля будто уходила из-под ног.

Вода в ванной перестала шуметь, и Саша вышел. Он долго стоял, как вкопанный.

— Нам надо поговорить! — сказал наконец решительно.

— Не надо… уходи, — ответила почему-то Ольга. Она ненавидела скандалы и понимала, что сейчас это произойдёт.

Это была минутная слабость, в которой она просто не отдавала себе отчёта. Когда-то много лет назад, когда была совсем юная, мечтала, что встретит сильного и решительно парня, который просто заключит её в свои объятья и, ничего не говоря, зацелует. Слова не нужны, нужны только действия, и не важно, что там произойдёт, ей просто хотелось оказаться во власти настоящего мужчины и потерять голову. Но такие ей никогда не встречались. А если и видело что-то похожее, то избегала, потому как последствия могли быть непредсказуемы. Социум и общественное мнение, родственники и друзья, все осудили бы молодую девушку, которая отдалась мужчине, за близостью с которым не стояло бы чего-то большего.

Нужно было всегда думать о последствиях, и эти последствия — яд, который разрушал сладость… сладость близких отношений.

Но сегодня голова Ольги была одурманена вином и запахом мужского прокаченного тела, её губы вошли во вкус торта и страсти, она хотела отдаться, отдаться мужчине и потерять голову, не думая о ядовитых последствиях.

— Уходи! — решительно крикнула Саше и повисла на крепкой мужской шее, ища сладостные губы и сильные властные руки.

Белый олеандр

Перед глазами Анны лежал психологический тест. Она внимательно рассматривала белый лист с заданием, где нужно было нарисовать цветок, тот, который больше всего западает в душу. Потом по рисунку психолог, на приёме у которого находилась девушка, расскажет некоторые особенности личности.

На листе уже были сделаны некоторые изображения: в большом квадрате было прорисовано нескольких лепестков. Эти контуры должны были помочь Анне начать рисовать свой цветок.

Девушка дорисовала к контурам белые цветки, стараясь не раскрашивать, хотя цветные карандаши и фломастеры были в избытке. Она не хотела искажать природный цвет — белый. Да и зачем сильно заморачиваться, ведь бумага была отличном фоном для цветка, который запал в душу Анны.

— Это белый олеандр, — сказала она и протянула рисунок психологу.

— У вас конфликт личности, — произнёс психолог, взглянув на рисунок.

— И на чём он основан?

— На раздвоенности, — ответил он, что и следовало было ожидать.

Он долго рассматривал рисунок Анны, вертел его в руках, а затем внимательно на неё посмотрел.

— Вы удивительная и уникальная личность.

Анне стало приятно от его слов, и напряжение, которое до этого сводило руки и ноги, постепенно начало проходить.

— Вы так считаете? — просияла она.

— Да… знаете в чём это заключается?

Девушка внимательно смотрела, будто сомневалась в чём-то.

— В том, что вы, в отличие от других, любите себя достаточно сильно и без угрызения совести. Такая любовь к себе удивительное явление в повседневной жизни. Я вот только одного не пойму, каким образом любовь к себе могла в вас остаться, учитывая то, что в детстве родители и общество выбивают из ребёнка любовь к себе и этот уникальный заложенный с рождения в каждом Божественный эгоизм.

— Моя мать, — начала Анна. — Всё благодаря ей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 363
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: