электронная
Бесплатно
16+
Девианты

Бесплатный фрагмент - Девианты

Что есть ценность человека и что есть человек?

Объем:
218 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0055-0153-0
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Девианты

Эпиграф

Что может быть на свете прекраснее, что может быть достойнее человека? Тот, кто способен служить людям и не делает этого, отвергает высочайший долг человека, и поэтому ему должно быть отказано в имени и природе человека. — Франческо Петрарка

Человек в сущности есть дикое ужасное животное. …когда и где спадают замки и цепи законного порядка и вводиться анархия, там обнаруживается, что он такое. — Артур Шопенгауэр

Пролог

— Ну что, не трусишь? — говорили нервные голоса от эха

— Давайте уже, сколько можно этих клише? — ответил я…

ЗВУК!!!РЕЗКИЕ ВСПЫШКИ СВЕТА!!!ЦВЕТА!!!ОЩУЩЕНИЙ!!!!ЧЕГО-ТО НЕРЕАЛЬНОГО!!!ЧЕГО-ТО ЖИВОГО!!!!Я ОЩУЩАЛ ЭТО СВОЕЙ КОЖЕЙ!!!МЫСЛЯМИ!!!!ВСЕ МОИ НЕЙРОНЫ!!!!!! КАЖДАЯ МОЯ КЛЕТКА!!! ВСЁ ЧТО У МЕНЯ БЫЛО!!!! ВСЁ ЧТО Я ЧУВСТВОВАЛ!!!!ВСЁ ЭТО БЫЛО!!!ЭТО И НАЗЫВАЕТСЯ ЖИЗНЬЮ!!!?!!!

Тишина…

Молчание…

Сон…

Пустота…

Смерть…

Вот мои основные страхи…

— — — — —

Тьма… Последнее что я помню. Но это не та тьма, которую вы привыкли видеть, закрыв свои глаза. Та тьма может быть разной, в зависимости от того где вы находитесь. Если вы в тёмной комнате, то она становится чисто-чёрного цвета, а если вам светит солнце в глаза, то вы будите видеть, более светлый цвет чёрного, хотя до сих пор находитесь во тьме. Занятно, не правда ли? Но тьма что вижу я, это тьмой, то и не назовёшь. Скорее пустота или же, проще говоря…

Смерть…

Кто я такой? Моё имя? Всё это я уже давно забыл! А может быть, даже не помнил! Возможно я, просто материя, или что-то имеющее разум, но не имеющее жизни, хотя в метафорическом ключе, так можно отозваться абсолютно о любом человеке.

С другой стороны, люди больше походят на кукол, какие-то мёртвые, всё время отводят свой взгляд, а если посмотришь им в глаза, становится не по себе. Но самое отвратное, что ты живёшь среди этих кукол и поэтому, тебе точно также нужно становиться куклой, лишаясь всех эмоций, ощущений, характера, жизни.

Жизнь — понятие относительное, с точки зрения биологии, жизнь — это не более чем организм, что-то из себя представляющий. Но можно ли назвать цветок, который не говорит и почти ничего не чувствует — живым? Конечно да, ведь он растёт, существует, что-то делает.

С другой стороны, это полный абсурд. Как нечто, что не имеет глаз, чтобы видеть красоту, что не имеет рта, чтобы чувствовать вкус, что не имеет ушей, чтобы слышать дивные звуки, что не имеет голоса, чтобы их создавать, что не имеет носа, чтобы чувствовать свой собственный запах, что не имеет мозга, чтобы всё это обрабатывать и осознавать, как такой организм можно называть живым?

Сколько себя помню, во мне всегда было что-то противоречивое. Как будто существовало две личности, но они были в одном теле. Эти личности имели свои существенные отличия, однако в чистом виде они не проявлялись. Это что-то вроде ангела и демона, каждый останавливает другого. Они были объединены в этот союз, что образовывал мой характер.

Глава 1. Вспышка

— Вы меня слышите? — говорил обеспокоенный женский голос.

Тем временем, я всё ещё видел тьму, которая постепенно начала рассеиваться и приобретать… Цвет.

— Нужен ещё один импульс, — молвил всё тот же женский голос, — Вспышка!

И опять… Звук, но другой. Очень странный звук, такой высокий, к тому же так давит на уши. Это — Писк?

— Вспышка! — вновь раздался голос

Вдруг я почувствовал, как что-то забилось в груди, это был такой громкий звук, он был не приятен мне. Почему-то он напоминал мне ужас неутомимой смерти, однако это был красивый звук. Следом я почувствовал какое-то течение, ощущение, что моё тело начало чем-то заполнятся, и оно медленно стало циркулировать по всей моей плоти.

— А с ним точно всё будет в порядке? — раздался чей-то более мягкий и нежный голос, голос серьёзности и лёгкого волнения.

— Разумеется! Ещё одну! — оптимистично поступил ответ.

Что-то снова промелькнуло между глазами. Я стал слышать, как мои органы стали работать, вернее, то, что вообще можно назвать моими органами. Ведь я даже не знал, что это, просто слышал отчётливый звук шипения. Но это продолжалось недолго. Вскоре, меня подозрительно быстро потянуло в сон, после чего я перестал всё чувствовать. И так повторялось много раз, словно кто-то надоедливо пытался меня разбудить, а потом укладывал спать обратно.

— Мы вернёмся в следующий раз. Сейчас у нас почти получилось! — разочарованно прозвучали последние женские слова.

— Хорошо, идите, я догоню вас, — снова раздался этот нежный голос.

— Опять с ним будешь разговаривать? — послышалось более грубо.

— Это помогает! — возразила она

— Хорошо.

Дверь захлопнулась.

— Не знаю, слышишь ли ты меня, но мы приходим в это место два раза в день, лишь бы ты проснулся. Слушай, я не знаю какой ты человек, какой у тебя характер, но я уверенна, что ты поможешь нам, что ты спасёшь всех нас. Ведь так? В следующий раз я не смогу прийти, я буду занята, но, надеюсь, что ты не проснёшься в этот момент, ведь мы с тобой первые должны познакомиться, — так нежно и так расплывчато звучал её голос, он всё удалялся, дальше и дальше, пока не затих. Он был, таким тёплым и приятным, казалось, я бы слушал его снова и снова.

И снова тишина, такая мягкая, но такая горючая.

И вдруг…

Яркий свет…

Яркий свет, олицетворяющий начало…

Мои веки медленно приподнимались. Я чувствовал внутри себя некий застой. Ощущения, словно я не спал сотню лет, если не тысячу. Мои медленно поднимающиеся конечности еле двигались.

Как на данный момент охарактеризовать моё состояние? Я пробудился, или же родился? Кто же я? Эксперимент безумного учёного? А может быть восставшая мумия? Так или иначе, во мне начали происходить какие-то процессы. Я чувствовал слабый голод, очень сильную сухость во рту, а также, неутомимое желание снова уснуть. Мне было плохо. Что-то слегка сжимало в груди, но эти ощущения, включая ощущения голода, постепенно стали проходить. Казалось лишь на миг, что я почувствовал себя пробудившимся человеком из комы. Но после того как я перестал чувствовать абсолютно всё, я уже не считал себя кем-то подобным.

Я открыл свои веки, после чего в глаза мне блеснула яркая вспышка света; я не прищурился и не загородился от неё, для меня этот яркий свет был просто светом и, мои глаза даже ни на секунду не почувствовали неприязнь от него.

Я стал потихоньку подниматься. Я приподнял туловище, а ноги опустил на пол. Всё это время я лежал на кушетке, медицинской кушетке. Вскоре я встал на две ноги. Не знаю, зачем я делал всю эту самодеятельность. Я просто не признавал тот факт, что нужно будет ничего не делать.

Я внимательно стал осматривать своё тело, оно было весьма пропорциональным и красивым на ощупь. Тело обычного человека, правда, я был полностью без одежды. Я взял кожаную накидку, на которой я лежал во время сна. Она была довольно плотной и в то же время довольно неудобной. Моё тело было прикрыто лишь на половину, но думаю, этого мне вполне должно было хватить. Ведь я не чувствовал холода или жара. Эти чувства, казалось, что раньше я их знал. Может быть, где-то в глубине я ещё помню старые ощущения. Но не сейчас, всё то, что я испытываю сейчас — просто существование, не более. Неужели меня превратили в человека без чувств?

Но куда? И в какой же мир я попал? Где я нахожусь? Вопросы мелькали, но мне было совершенно всё равно, есть на них ответ, или же он потерян.

Я постепенно начал разглядывать всё вокруг. Единственное, что было — только что-то потрёпанное жизнью. Полупрозрачное освещение наполняло мою палату, в которой я проснулся, его цвет был тускло-голубым. Еле уловимый шум приборов на месте, где я лежал, многое, казалось, что я уже где-то видел и знал обо всём этом. А некоторые вещи для меня были не то что, незнакомы, скорее даже необычны.

Само место больше было похоже на психическую больницу.

Я вышел из палаты в тёмный коридор, где даже банальное освещение отсутствовало. Но мне не было страшно, отнюдь, меня охватывало лёгкое любопытство о том, что же будет дальше. Вдруг я увидел лёгкий блик света, он был не особо яркий, скорее полу-тусклый. Он проносился из открытого окна, через которое пролетали мелкие частицы песка и пыли. Это было полностью разбитое окно. Возможно, для других подобное окно являлось выходом или входом, ведь, как только я подошёл ближе, я увидел, что на уровне него расположилась огромная груда песка. Я вышел оттуда и понял, что здание, в котором я нахожусь, полностью погружено в глубокую яму и лишь верхушка третьего этажа была откопана кем-то. Я посмотрел вверх и после чего, я в этом окончательно убедился — здание расположено в огромной яме, которую кто-то очень интенсивно копал. И докопался в результате до третьего этажа. Удивительно! Но в то же время непонятно.

Я стал ползти вверх, как мелкое насекомое, попавшее в ловушку. Сперва не получалось, но после двух — трёх скольжений я сумел без проблем подняться на самый верх. Вверху, увы, меня не ждало что-то прекрасное в виде яркого солнца, бросающего луч надежды, или голубого неба, которое открывало для меня мою свободу. Нет, я видел лишь потемневшее чёрное небо, которое больше было похоже на кромешную тьму. Вокруг меня были те же самые песочные бури и в некоторых местах откопанные ямы. Куда я попал? Что это за место?

Даже если я ничего не помню, я уж точно знаю, что даже в самой тёмной ночи, луна хотя бы немного должна освещать тьму. Увы, все мои оглядки и наблюдения не привели меня к поиску луны. Сказать точнее, луны не было вообще, или я её не видел за этими тучами. Из угла обзора можно было разглядеть только ровные пустыни, некоторые обрывались маленькими горками из песка, а другие глубокими ямами, из которых торчали верхушки зданий. Был довольно-таки сильный ветер, я совершенно не знал, куда же мне идти? Зачем? Что я делаю? Но чем больше я над этим задумывался, тем больше мне становилось это непонятным. Я просто не понимал, что мне нужно чувствовать в этот момент, более того, я не понимал, каким образом мне нужно чувствовать. И поэтому, не имея ни страха, ни боли, ни смысла, я просто шёл, шёл вперёд, в надежде, что бесконечные картины песка, ветра и чёрного ночного неба, изменятся на что-нибудь другое. Что угодно…

Сознание пустело, мысли рассеивались, и я просто бессознательно шёл вперёд по песочной глади. Возможно, даже был такой момент, когда моё сознание было полностью отключено, но, несмотря на это, я не переставал идти.

Вдруг я увидел два тёмных силуэта. Это были люди, мы медленно подходили друг к другу, постепенно сокращая расстояние. Но после того как расстояние стало ещё ближе, настолько, что в расплывчатых силуэтах были видны какие-то детали, они побежали в мою сторону. Но когда люди были практически в трёх метрах от меня, они быстро остановились. Они были в белых потрёпанных грязью, пылью и песком скафандрах. Сквозь них были видны лишь лица людей. Первый, тот что был слева от меня, была девушкой, а справа невысокий мужчина.

Они смотрели на меня удивлённым взглядом и будто бы проглотив язык, не знали, что мне сказать.

— Здрав-ствуй-те, — проговорил мужчина по слогам.

— Здрасте! — ответил им я.

— Вы ведь. Сбежали из больницы? — обеспокоенно спросила девушка.

— Сбежал? Просто вышел.

— Как вы себя чувствуете? — подкрепил своей заботой мужчина.

— Себя? Даже не знаю.

— Может быть, вы пойдёте с нами? — сказала девушка и улыбнулась мне.

— Ну, давайте… Мне как бы всё равно некуда.

Весь этот диалог был словно мёртвым. Эти люди, натянув на себя улыбки, добро и нежно разговаривали со мной, словно боялись сказать что-то не так.

Они шли и вели меня в какое-то место, шаги их были тяжёлыми и медленными, а тем временем песчаная буря усиливалась, и идти было всё труднее, но я словно не ощущал этого. Время от времени эти люди оборачивались в мою сторону. Может быть для того, чтобы убедится, что я за ними иду, а может, они просто боялись меня. Тьма сгущалась от ярко-жёлтого песка, оставляя лишь чёрную и густую тень. Через некоторое время люди привели меня на огромный песчаный холм, на вершине которого было что-то светлое. Это было просто невозможно не заметить, ведь, казалось, что даже тусклый свет светлячка сейчас бы осветил целый километр. Они уверенно взбирались на холм медленными и тяжёлыми шагами, наступали на песок и также тяжело отталкивались от него, передвигая другую ногу. Я же спокойно шел, не стараясь, не расслабляясь, возможно, это и было моей ошибкой, через некоторое время я просто упал. Моё падение было достаточно громким, будто с огромной силой пнули мяч, который наполовину был закопан. Но, так или иначе, это ничего не поменяло, люди повернулись в мою сторону, но всё равно пока ничего не решались говорить или делать, просто забеспокоились. Я же, всё также без эмоций, ничего не ощущая, просто встал и продолжил дорогу.

И вот мы медленно, но верно подступили к самой верхушке огромного песчаного холма. Ветер снова показал себя с ещё больше уверенной силой, в какой-то момент он ударил своей волной так сильно, что женщина, сопровождавшая меня, откинулась назад. Возможно, она бы упала, если бы её товарищ мигом не схватил её руку. Но даже в такой ситуации никто ничего не сказал. Они молчали, словно немые.

Источником света оказался яркий уличный фонарь, только он был не похож на те, что я представлял себе когда-то. Что-то другое было в нём. Этот свет чем-то напоминал мне яркость и цвет солнца, но на время. Обычный фонарь, каких миллионы, вокруг него летали серые как пыль мотыльки, или же, нечто напоминающее мотыльков, а под фонарём красовалась маленькая металлическая ручка, торчащая из-под песка. Как я понял, это была ручка от металлического люка, который вёл глубоко внутрь песчаного холма. Неужели весь этот холм — это огромный бункер, который просто засыпали песком со всех сторон, чтобы не красовался у всех на виду!? В этот раз люди, сопровождавшие меня на всём этом пути, указали мне жестами, чтобы я залезал в люк первым.

— Проходите! — сказал мне мужчина.

В ответ я лишь слегка кивнул, а сразу после пошёл напрямик к люку. Внутри меня ждала огромная, длиною в пятьдесят метров, железная лестница. Я стал спускаться по ней вниз, следом за мной поползли и люди, закрыв за собой этот, как оказалось, громкий железный люк.

Что же меня ждало там, внизу? Многое было для меня непонятным, я не знал даже самой банальной вещи о том, кто же я такой. Возможно, все ответы скрывались именно там.

Глава 2. Голос

Металлолом, серость, железные контейнеры, пыль, сырость, гниль… Вот что ждало меня внизу.

Всё вокруг было сделано и обшито металлом, а цельная конструкция всего этого напоминала огромный бункер, больше похожий на школьный коридор. Со всех сторон были распределены двери, причём из точно такого же железа. Все двери располагались буквально в пяти метрах друг от друга. А на прямой взгляд — это был просто огромный и длинный коридор.

Рядом с входом, вернее рядом с лестницей, стояли огромные металлические ящики, высотою примерно в обычного человека и шириною также. Возможно, в них находились какие-то важные вещи.

Как только мы зашли, люди, сопровождавшие меня, начали снимать с себя костюмы или скафандры, в любом случае — странные вещи, которые они зачем-то носят на поверхности. Сначала эти скафандры плавно, словно пух, спустились на пол, а после я услышал звук соприкосновения стекла с полом, который, кстати говоря, тоже был металлический.

Из этих костюмов «вылезли» некто похожие на людей существа, они были в странной одежде и ещё более странной внешности. Вернее, это и были люди, ведь до этого я их так и называл. Но что-то их отличало от людей, которых знал я. А собственно, каких людей знал я? От этой мысли меня качнуло в сторону, из-за резкой боли в голове. Глядя на меня, они испугались…

НО КТО… ОНИ!? КТО ВСЕ ЭТИ ЛЮДИ!? ОНИ ВЕДЬ НЕ ПОХОЖИ НА ЛЮДЕЙ!? НО КТО ТОГДА ПОХОЖ!? В ГОЛОВЕ ЧТО-ТО ПРОПЛЫВАЕТ!? КАКИЕ-ТО РЕЗКИЕ МЫСЛИ!? ЧТО-ТО ОЧЕНЬ ЗНАКОМОЕ!?

Глядя на мой вид, они стали пугаться ещё больше… Пугаться? Пугаться это — Эмоция!? Я не помню, чтобы я когда-либо испытывал её, более того, я никогда не испытывал эмоций, но… Откуда же я знаю об их существовании, о том какие они, эти эмоции… Голова стала резко гудеть, резкий звон в ушах готов был разломить мои перепонки. А они, эти люди, они всё больше пугались, но так и не могли подойти ко мне… Вдруг я издал нечто подобное на крик, хотя по звуку больше было похоже на самый душераздирающий стон сумасшедшей чайки. В ответ на него, мне раздалось продолжительное эхо, которое протягивалось по всей длине коридора. Из комнат начали выходить люди, а точнее, подобие людей. Все они стали смотреть в мою сторону, любопытно, но осторожно подходя всё ближе и ближе. Любой другой человек умер бы от такого давления взглядов и непонятной ситуации. От осознания этого мне стало ещё хуже, ведь если так рассуждать, я тоже не человек… ТОГДА… ТОГДА ЧТО Я?

В глазах стал маячить яркий свет, скорее всего от лампочек на сером металлическом потолке. Я перестал видеть всё вокруг, однако буквально сливаясь с этим светом, я увидел бегущую в мою сторону девушку, вернее, её силуэт.

— Какого чёрта здесь происходит? — недовольно выкрикнула она, всё быстрее приближаясь ко мне.

— Мы встретили его в пустыне… Мы не знали, что делать, как ему отвечать? Мы даже подумать не могли, что такое может произойти? — обеспокоенно и явно переживая выкрикнула девушка.

— Вы же учёные, даже не могли подумать о том, что он может проснуться раньше? — пробурчала в ответ на отговорку другая.

— Что будешь делать? — испытывая некоторую тревогу, спросил мужчина.

— Что и планировали… Можете идти, — сказала девушка, которая уже к тому моменту подошла ко мне чуть ли не вплотную.

Два человека, сопровождавшие меня, ушли в другую комнату.

— И вы все! Расползайтесь по комнатам! Нечего тут глазеть! — прокричала она всем присутствующим людям так громко, что казалось её голос попадает не только в уши, но и во всё тело.

— Здравствуйте… Извините за всю эту суматоху… Я понимаю, что вам трудно всё осмыслить и понять… Но давайте вы спокойно меня выслушаете, и я вам всё объясню, — говорила она, успокаивая меня.

В ответ на её речь я лишь слегка наклонил голову, но ничего не отвечал.

К этому моменту я вернулся в своё прежнее состояние полного «не ощущения».

— Давайте, — словно и ничего не происходило, с мёртво-каменным лицом ответил я.

— Идите за мной, — сказала она, протянув мне руку.

Я, придерживая на своём теле кожаную накидку, протянул в ответ другую руку этой девушке. На этот жест, она смело повела меня за собой.

Теперь я могу уже точнее её описать. Это была девушка с очень влиятельной и внушительной фигурой, хотя слово «внушительной» было, наверное, мягко сказано. Её бюст был точно не меньше третьего размера, а талия довольно аккуратной и милой формы. К тому же, рост был примерно метр семьдесят, это создавало впечатление, словно девушка обладает идеальной модельной фигурой, как кукла. Если говорить о сочетании цифр: девяносто, шестьдесят, девяносто, то это определение подошло бы ей как нельзя лучше. У неё были ярко-жёлтые волосы, прямо как свет того фонаря, что я видел у входа, но начало этих волос, корни, были ярко выраженного пурпурного цвета. Можно было легко понять, что девушка их покрасила, однако где в этом месте вообще можно взять краску? Её лицо мне казалось довольно милым, по всем стандартам, с которыми я был знаком. Вряд ли бы кто-то сказал, что она некрасива. У неё была довольно красивая форма черепа, которая почему-то мне внушала, что она довольно умна. На её лице был явно заметный макияж, подводка ресниц, накрашенные губы, в яркий цвет тона кожи. И, наверное, лёгкая работа тонального крема. То, что я заметил после, были её глаза, они были такого же цвета что и корни волос, да, именно корни, то есть пурпурные. Не припоминаю в стандартах черт людей, знакомых мне, пурпурную радужку глаз. Всё это можно было описать одним словом — «Восхитительно!»

Она вела меня недолго, относительно тридцать секунд. После чего мы повернули направо, девушка открыла тяжёлую и увесистую дверь, и мы зашли в комнату. Эта комната была уже более внушительной. На потолке горел красивый и яркий белый свет, который отлично подчёркивал все детали. В центре комнаты был стол, а рядом с ним два стула напротив друг друга. Металлические стены украшали непонятные изображения, именно изображения, а не распечатанные листочки. Это были своеобразные пятна, узоры и кляксы, которые показывают при психологических тестах. В углу комнаты размещалась кровать, которая держалась на цепи, которая в свою очередь держалась за стену.

Желтоволосая девушка, посадила меня за белый стол из непонятного мне материала, а сама вышла, попросив меня немного подождать. Ждать пришлось около десяти минут, всё это время я скрашивал время ярким разглядыванием одной точки в стене. После чего девушка вновь зашла, но в уже более приемлемом виде. На ней были чёрные штаны, лёгкие чёрные ботинки и белая рубашка в чёрную полосу, пуговица которой была расстёгнута в самом верху, подчёркивая бюст леди. В её руках были чьи-то чёрные штаны и белая рубашка с двумя оторванными пуговицами, она дала их мне со словами «надевай». Не сказать, что мне шла эта одежда, но это явно лучше, чем просто ходить голым, прикрываясь больничной накидкой, по крайней мере так меня убеждала эта девушка. В процессе моего «переодевания» она извинилась за то, что не смогла найти для меня обувь, в ответ я лишь сказал, что мне и без неё хорошо. В этот момент я подметил, что у неё довольно приятный голос.

Переодевшись, я сел за стол, а девушка села напротив меня, сложив локти перед собой.

— Итак… — начала девушка, но после замешкалась. — Как тебя зовут?

— Зовут?

А действительно, какое же у меня имя? В голове проносятся сотни тысяч имён, все знакомые, но при этом такие не присущие мне. У меня же ведь было имя, неужели я просто забыл его? Или его никогда не было?

— Я не знаю, — ответил я.

— Ты не знаешь собственного имени? — с удивлённым выражением лица спросила она.

— Я не помню, какое у меня было имя. И было ли оно вообще.

— Значит, ты потерял память? — серьёзно спросила она.

— Потерял? Возможно.

— Что же, — сказала девушка, слегка сделав глубокий выдох. — Моё имя Эш. И я психолог. Видишь ли, дело в том, что ты попал в будущее. Будущее, в котором нам удалось тебя оживить.

— Оживить меня? И кто же я? И зачем меня оживлять?

— Пожалуйста, не задавай себе такие вопросы, или это приведёт тебя к тому, что случилось в коридоре. Как бы это сказать… Очевидно, что ты человек, но, по всей видимости, в твоё время на твоём теле проделывались опыты, которые со временем превратили тебя в лучшее оружие, но какое конкретно мы не знаем. Существуют обычные роботы, а также андроиды и киборги, очевидно ты один из них.

— Понятно.

— Прямо сейчас после твоего пробуждения я разговариваю с тобой, чтобы проверить стабильность твоего психологического и эмоционального состояния после пробуждения.

Технология наших предков нам не очень знакома, да и наша не сильно развита, поэтому ожидать от тебя можно что угодно.

— Я понимаю. Тогда позвольте спросить, я был оживлён для какой-то цели?

— Не вдавайся в эти подробности, тебе всё объяснят после того, как мы полностью убедимся в твоём здоровом психологическом состоянии, ну, или не здоровом.

— Хорошо.

Эш было трудно общаться со мной, все мои ответы на её вопросы и даже все мои вопросы, хотя чего уж, абсолютно все мои слова были сказаны, будто я никак не хочу или не могу вести диалог, просто мне казалось, что его вести глупо и бессмысленно, как и вообще что-либо делать. Тогда мне ничего не хотелось, вернее у меня не было того, чего бы я хотел.

— Давай начнём с самого простого… Как ты себя чувствуешь?

— Никак.

— Никак это, в каком смысле? — вежливо и терпеливо уточняла Эш.

— Абсолютно никак. Я ничего не чувствую.

— Может быть головокружение, тошнота, испуг?

В ответ я лишь отрицательно помахал головой. После этого Эш взяла мою руку, которая лежала на столе и спросила:

— Ты чувствуешь тепло моей руки?

— Нет.

После этого Эш отпустила мою ладонь и придвинула к себе какой-то электронный черновик, что интересно она достала из кармана какую-то ручку и что-то стала писать. Неужели в будущем до сих пор пишут от руки?

— Разве вы не должны писать на компьютере?

— Компьютере? Ты имеешь в виду системник? — сказала она, показав на своё оборудование, напоминающее часы. Разница была в том, что эти часы были словно прозрачные, голографические. Хоть что-то сделали в этом будущем.

— Это больше похоже на часы.

— Что такое часы? — непонимающе спросила Эш

— Насколько я знаю, это устройство для определения времени.

— Отлично! — вдруг сказала она.

— Что именно?

— Теперь я знаю, что ты хотя бы имеешь представление о своё прошлом мире, а это уже хорошо, — сказала она радостно. — А теперь скажи мне, пожалуйста, что ты видишь на этой картинке? — говорила она и в процессе этого, проведя пальцем по столу, в её руку влетело изображение какой-то кляксы.

— Ничего

— Совсем? Может быть волк, заяц, человек? — переспросила она недоумевая.

— Я ничего не могу здесь разглядеть. Это просто краски.

Эш скорчила слегка непонимающие и недовольное лицо, после чего она встала со стула и подошла ко мне. Она приближалась всё ближе и ближе, настолько близко что наши губы чуть ли не соприкасались друг с другом. Именно тогда я убедился в том, что на глазах Эш нет линз, хотя если говорить откровенно, я понял это ещё давно, сам того не подозревая.

— Ты знаешь, что у человека существует несколько зон общения. Чем ближе ты к человеку, тем лучше ты к нему относишься. Самая близкая зона называется интимной, она настолько откровенная, что ты легко можешь услышать дыхание человека. Скажи мне, что ты чувствуешь? — произнося каждое слово медленно и протяжно, словно флиртуя со мной, говорила Эшли.

— Ничего.

Эш ещё примерно минуту смотрела мне в глаза, но я просто не знал, чего она хочет, поэтому просто ничего не делал. После определённого времени, она просто кивнула и отошла, со словами «Всё ясно»

— Ты что-то выяснила?

— Да! И на этом, я думаю, нам стоит закончить.

— И что же с моим психологическим состоянием. Всё в порядке?

— В целом. Да!

Эш устало приткнулась к стулу, после чего ладонью провела по своему черновику, наверное, она его отсканировала. А затем отправила отсканированную информацию, со словами «отправить Юджину» Я же в это время просто сидел и наблюдал за этим процессом.

— На этом всё, если что-то почувствуешь, в каком бы смысле это не было, обращайся ко мне, — сказала она с едва заметной улыбкой. — А теперь сходи к Томоко — это та синеволосая девушка, что сопровождала тебя. Она всегда в кабинете под номером одиннадцать. Надеюсь, не заблудишься, — добро сказала Эш, после чего улыбнулась мне вслед.


— Так значит ты Абулия, к тому ж лишённый эмоций и боли в целом, давно я не видела подобных тебе, — это были слова Эш, после моего ухода.

Глава 3. Остаток предков

Я снова вышел в ужасающий своей длиною коридор, после чего стал смотреть на все двери, что окружали меня с двух сторон. Я ходил не долго, одиннадцатая дверь была рядом с местом, где мы беседовали с Эш. Дверь была подписана как «Мастерская — Лаборатория»

Внутри, лаборатория казалась мне довольно интересной. Она была хорошо освещена, несколькими источниками света. Вокруг находилось разнообразное количество приборов, от всяческих металлических изобретений, до каких-то голографических устройств. Сама комната была не такой уж и большой, но при этом центр был полностью освобождён от посторонних предметов огромным складным металлическим столом. В углу находилась какая-то капсула, а рядом с ней был письменный стол, который был насыщен разнообразными инструментами, деталями и кучей металлического мусора. Слева, было маленькое место для так называемой кровати, коль её так можно назвать. Это было что-то вроде складной тюремной подстилки, которая держалась на двух цепях, прицепленных к стене, прямо как в кабинете Эш.

В самом помещении я встретил уже знакомых мне личностей, это были парень и девушка, что сопровождали меня на поверхности, но в этой встречи я уже знал имя одной из персон — Томоко.

Томоко была довольно низкого роста, примерно метр шестьдесят. Сама она выглядела очень даже мило, на вид честно скажу, не дал бы ей больше двадцати, казалось, что она ещё ребёнок, однако присутствие некоторых форм естественным образом перечёркивало это суждение. Хотя люди бывают разные. Самые странные детали в ней были точно такие же, как у Эш. Необычное имя, окраска волос — её волосы были синие. А также глаза, они были неестественно ярко-синего цвета.

Её одеждой была странная экипировка, она была идентична экипировке стоящего рядом с ней парня. Сама экипировка была похожа на материал стола, что был в помещении Эш. Материал был такой же белый и гладкий на вид, но твёрдый на ощупь. Возможно, это была своеобразная броня, ведь этот материал был расположен только на доступных местах. В местах изгибов рук, ног, и шеи, материал отсутствовал, вместе него на костюме была синяя эластичная ткань, но как я понимаю, она была основой всего костюма.

— О! Ты уже здесь. Я так понимаю, Эш закончила, — сказала Томоко, увидев, как моя персона пересекла порог комнаты.

— Да! Она выслала мне результаты минуту назад, — вдруг сказал парень.

— Получается, это ты Юджин? — спросил я

— Да! Будем знакомы… — сказал он, сделав маленькую паузу. Я так понимаю, имени у тебя нет, — сказал Юджин, протягивая руку для рукопожатия

— Я не помню. Может быть, и есть.

Честно говоря, Юджин показался мне довольно приветливым, в отличие от нашей первой с ним встречи. Юджин был довольно высок, но всё же, явно ниже меня, скорее всего, метр семьдесят пять. Из всех людей он, можно так сказать был самым нормальным, по моим стандартам. Он был блондином, как и Эш, но его корни были знакомого мне чёрного цвета, а глаза были карие, ничего особо примечательного. Из его особенностей могу отметить, опять же, имя, хотя в их кругах вряд ли оно является особенным. Также Юджин носил очки, что интересно, это были очки моего времени, думал я.

— Так что у него по результатам? — решила уточнить Томоко.

— Он абулия, ну вернее теперь, а то что с ним случилось в коридоре это временная паническая атака, видимо она произошла по причине не пробудившегося организма, но теперь, когда его мозг полностью в сознании с ним всё в порядке.

— Разве «абулия» считается порядком? — уточнила непонимающе Томоко.

— Ну, скорее всего абулией он стал из-за долгого сна, побочный эффект, а значит в целом его можно считать «в порядке», — оптимистично отвечал Юджин.

Очевидно Томоко ещё хотела что-то спросить, но снова взглянув на меня она поняла, что я стою у порога весь их разговор.

— Ладно, оставим эту тему, — вмешалась Томоко. — Ты знаешь, зачем Эш послала тебя сюда? — сказала она мне с серьёзным видом

— Нет

— Я учёный-историк, а Юджин наш инженер. Я расскажу тебе о нашем мире, ведь насколько я понимаю, ты был в отключке очень долгое время, — сказала Томоко, улыбаясь, словно ей очень нравится тот факт, что я нахожусь перед ней.

— А что будет делать Юджин? — спросил я

— Он будет смотреть твоё тело. Ведь оно у тебя явно особенное, — сказала она своим высоким и довольно интригующим голосом.

— Понятно.

— Да! По его речи явно прослеживается, что он Абулия, — подметила Томоко.

— Ну так, — подтвердил Юджин.

— Чтобы тебе было понятно, как всё устроено, я расскажу тебе историю нашего мира, которую ты проспал, — сказала Томоко, начав рассказывать мне историю. — Всё началось с эволюции. Люди стали во многом технически продвинуты, но экономика, правительство и власть всё-таки взяли своё. И началось то, что предсказывали многие люди и чего остальные так не желали. Началась Третья Мировая Война. Её можно назвать самой грозной, ведь именно в этой войне использовали то, что называется ядерное оружие. Но и не только это, применение военной техники в виде роботов, андроидов и киборгов тоже стало новшеством в этой войне. Однако ядерное оружие, это несомненно то, чего людям касаться не стоило.

— Люди взорвали планету ядерным оружием.

— Нет! Им не удалось. Им помешала одна организация, состоящая их собравшихся объединённых людей со всего света. Все они были против войны и их главной задачей было не допустить полное уничтожение человеческой расы. В тоже время планировалось использование ядерной бомбы. И благодаря организации и их силам, они смогли переправить координаты, далеко в космос, чтобы это не угрожало земле. Хоть это и был самый правильный вариант, все понимали, что это приведёт к более глобальному происшествию. В наше время, это происшествие называют «Судный день» Это был день, когда атомные бомбы уничтожили спутник земли — Луну. Из-за этого с землёй стали происходить климатически изменения. Можно сказать, тогда на планете начался хаос и, в это время, людям уже не было дела до войны. Они хотели лишь выжить и именно тогда они решили отгородить себя от смерти, начав строить новый город с первого камня. И у них это получилось. Люди создали так называемый «купол защиты» Там были все пригодные условия для жизни. Но проблема в том, что не все попали в этот купол. Кто-то остался снаружи, во внешнем мире. Как правило, это были люди бедные, беззащитные, инвалиды, многие дети и даже женщины или просто те, кто был очень далеко от места постройки «новой жизни». Но, несмотря на то, что им не досталось этого райского места, люди пустоши всё равно смогли выжить. Они начали восстанавливать всё, на этой уже прогнившей земле. И на данный момент от этих людей прошла уже ни одна эпоха. И одни из поколения этой эпохи прямо сейчас стоят перед тобой, — героически закончила Томоко.

Её рассказ раскрыл для меня многие вопросы. Во-первых, сама история объясняет тот факт, почему я не увидел луну, когда вышел на улицу. Во-вторых, из-за отсутствия луны, эволюция, как человека, так и самой земли, пошла по другому уровню, это объясняет, почему люди стали обладать другой окраской волос и цветом радужки, скорее всего это мутации. В-третьих, мне стало понятно, как обстоят дела снаружи. Сильный ветер, бункер, появившаяся пустыня, не существенное развитие технологий, объясняется отсутствием луны.

— Первое, что тебе нужно знать о нашем мире. Снаружи очень опасно, сами сутки, в общем, длятся теперь намного короче, примерно шесть восемь часов длиться день и ночь. Флора и фауна мира изменилась, лишь люди из-за присутствия разума, не слишком поддались природе с того момента. Но другие, животные и растения, стали ещё опаснее, чем в твоё время.

— Мне всё понятно. Кроме, разве что…

— Чего же? — удивлённо спросила Томоко

— Что я делаю в этом мире? Для чего меня пробудили? И собственно, кто я?

Томоко явно не знала, как мне на это ответить. Поэтому в разговор резко вмешался Юджин

— Ты изобретение. Изобретение наших очень далёких предков. Ты технология более развитого прошлого. Поэтому основной нашей задачей было тебя воскресить. Ведь это выгодно для нас.

— Хорошо. Теперь всё ясно, — ответил я.

— А теперь, Томоко, я займусь им, — немного грустно сказал он, обращаясь к Томоко.

— Да, — также грустно ответила Томоко, после чего удалилась из кабинета оставив ласковый взгляд на силуэте Юджина.


*****

— Последнее, что тебе осталось сделать после пробуждения, это узнать своё тело, — сказал мне Юджин. — Раздевайся, догола.

Тогда меня не волновала столь вызывающая фраза. Не было присущего людям стеснения, отвращения или вообще какого-либо чувства. Я просто сделал то, что попросил меня Юджин.

Юджин подошёл к капсуле, что стояла в углу, и пододвинул её к центру комнаты, как оказалось, капсула была на колёсиках. Изначально она стояла под маленьким углом, но Юджин подправил её так, чтобы она встала чисто прямо.

— Я делал эту штуку специально к твоему пробуждению, нравиться? — весело спросил Юджин.

— Не знаю.

— Ох! Ладно, для начала, осмотрим твоё тело, и как оно выглядит на первый взгляд.

В ответ я лишь легко кивнул, что означало знак согласия.

Юджин осматривал меня как истинный врач, сначала он слушал моё сердце, если оно было конечно. Слушал дыхание, щупал пульс, просматривал ротовую полость, уши, нос.

После всего этого, он положил инструменты и подошёл к своей капсуле, которая стояла напротив меня. Он выдвинул оттуда две зеркальные плиты, которые были прикреплены к ней, словно руки от механического робота на конце которых имеется два зеркала. Эти зеркальные плиты меня окружили спереди и сзади. Наверное, это было что-то вроде сканеров.

Так или иначе, именно тогда я впервые увидел своё тело.

— Ты же ещё не видел, как ты выглядишь? Или эту часть ты помнишь? — спросил он меня, с неким интересом.

— Нет! Я не знал, что я выгляжу… Так, — ответил я.

Сложно сказать, что я был удивлён, возможно, меня охватило некоторое недопонимание. Но честно, тогда мне показалось, что будь на моём месте кто-то другой, он бы обязательно удивился. Ведь я был… подростком. Моя внешность была примерно на лет шестнадцать или семнадцать. Это можно было понять по молодым чертам лица. Несмотря на то, что я был немного выше Юджина, я, так или иначе, точно моложе него, хотя это сказано лишь в формате внешности, понятно дело, что на самом деле я старше его чуть ли не на сотню, а может даже и больше лет. Но это было не самое странное в моём теле, я заметил в себе такую же странность, что и у остальных. Мои волосы были белыми, хотя, наверное, это не правильное слово, мои волосы были… бесцветные. Ведь именно так учёные определяют альбиносов? Ведь, что моя кожа, что волосы и даже цвет моей радужки, всё имело один цвет — вернее, не имело его вовсе. Глаза, казалось, принадлежали самой смерти, потому что в них не существовало даже близко то, что можно назвать жизнью.

После Юджин затолкал зеркальные плиты обратно, снова подставил капсулу под угол и сказал мне, чтобы я в неё залез.

— На самом деле, с какой-то стороны это даже хорошо, что ты ничего не чувствуешь. Просто эта процедура довольно болезненная, — сказал он с ноткой маленького безумия, возможно для эффекта. — Вряд ли ты знаешь, кто такой Абулия, но я всё-таки тебе скажу. Абулией называют человека с психическим заболеванием, он не имеет какой-либо цели, свободы, идеи, смысла. Вот кто это…

— Наверное, так и есть, — ответил я.

Аппарат начал издавать какие-то шумные звуки. Работа явно началась. Тем временем, через капсулу я заметил, что Юджин смотрит в никуда, вернее, в свои очки. Тогда я понял, что его очки тоже не простые, наверное, они имеют точно такие же особенности как часы Эш. Процедура продолжалась, и какое-то время ничего не происходило, пока вдруг минуту молчания нарушила ярко выраженная радость Юджина, он стал выкрикивать что-то вроде «Невероятно! Этого не может быть! Удивительно! С этой технологией мы наконец-то, сделаем то, о чём мечтали все эти годы… Срочно отправить всем.

«Честно говоря, было, понятно, что воскресили меня не для общения» — подумал в этот момент я.

После того как работа завершилась, я оделся и стал выслушивать мнение Юджина.

— Ты являешься чем-то удивительным! Твой организм напоминает строение какого-то… Даже не знаю… Киборга… Половина твоего тела состоит из разнообразных химикатов, радиации, химических веществ, а другая половина, по большей части заменена на механизмы. Я не знаю, как это работает, но очевидно, что внутри тебя скрываются какие-то способности, — говорил он с просто переполненной радостной энергией и энтузиазмом.

— Способности?

— По всей видимости, в твоё время, тебя создавали как супер мощное оружие, — говорил он, размахивая руками.

— Получается я не человек?

— Нет! Нет, нет, нет, нет, — говорил он, явно пытаясь переубедить меня.

— Но ведь я ничего не чувствую.

— Ты немного не так всё понимаешь. Скорее всего, твоя потеря личности связанна с твоим долгим пребыванием во сне. И теперь, когда ты попал в будущее, ты потерял свою личность. Но, возможно, мы сможем вскоре тебе помочь, — говорил он с радостным настроем.

Вдруг в комнату ворвалась какая-то маленькая девушка с чёрными волосами.

— Юджин! Вы закончили? — стеснительно спросила она.

— Что-то случилось? — сказал он, поменяв радость на серьёзность.

— Бригада охотников вернулась, скоро будем подавать на обед, — сказала она радостно.

Глава 4. День, когда ты стаешь жить, будет сегодня!

— Бригада охотников вернулась? — радостно, будто для себя, спросил Юджин. — Пойдём! Чем больше общения, тем больше вероятность на твою реабилитацию, — сказал он, схватив меня за руку.

Мы снова вышли в коридор. У лестницы, по которой я спустился в этот бункер, находилась группа человек, а вокруг этой группы, казалось, собралась целая толпа, каждый из толпы о чём-то спрашивал, узнавал и разговаривал с ними.

— Это наша бригада, они вылезают на поверхность в поисках еды для жителей бункера, — говорил мне Юджин.

— Понятно.

Каждый член бригады был одет в экипировку, которую носил Юджин, их отличия были в том, что экипировка бригады была намного крупнее. К тому же, за их спинами красовались очень завораживающие автоматы Калашникова в каком-то улучшенном виде. Юджин, таская меня за руку, всё ближе и ближе подводил к ним. Именно в этот момент я с ними и познакомился. Это была группа лиц, состоящих из четырёх человек. Валериан — был братом Юджина, он также был блондином, но по телосложению и росту он был гораздо крупнее своего братца. Адам — парень, цвет кожи которого меня слегка удивил, его кожа была красного оттенка, а сам он был, не сказать, что высокий, не сказать, что низкий, самый средний человек, на его плече красовался огромный переносной мешок с припасами. Андрей — человек, имя которого было привычным для моего понимания, однако у него были пурпурные волосы, что подчёркивало тот факт, что он является человеком не с моего времени. Мирон — был человеком, который выделялся исключительно в своей команде, он был довольно маленького роста, да и, наверное, с менее суровым характером, в отличие от ребят. У него была чёлка, которая доставала до рта, из-за чего у него был маленькая привычка жевать свои волосы. Что интересно, у него были волосы как у Эшли — блонд, но без розового оттенка на корнях, возможно, именно он напоминал мне образ тех людей, что я запомнил в своё время.

Когда большинство людей разошлись, Андрей стал говорить результаты их похода.

— В этот раз припасов намного меньше, — грустно сообщил Андрей, в это время Адам положил мешок на землю, демонстрируя всякую незнакомую мне живность, которую они насобирали.

— Что случилось? — спросил Юджин.

— Кроты, черви, совки. Их всё больше, похоже, весь наш дом окружён ими, — сказал Валериан.

— Хочешь сказать, что эти монстры, могут добраться до нас? — обеспокоенно выкрикнул Юджин.

Вдруг моё присутствие заметил Мирон.

— Юджин, кто это? — спросил он детским голосом, но с явно взрослым и серьёзным взглядом.

Юджин не сразу ответил, но потом резко сказал.

— Возможно, он наше спасение! — героически, но всё ещё с опечаленным видом промолвил он.

— Это тот мальчишка, которого ты так долго пытался воскресить? — немного отвратно, глядя на меня, сказал Валериан.

— Ты видел, какой он щуплый? — вдруг резанул Адам, с видимой целью пошутить.

— Этот полумёртвый подросток и есть наше спасение? — недовольно воскликнул Андрей.

— Он просто ещё не реабилитировался, — возразил Юджин.

— И сколько времени это займёт? На наш дом могут напасть в любой момент, — ответил ему Валериан со слегка недовольным лицом.

— Предлагаю устроить собрание, там и решим — вдруг предложил Мирон.

— Да! Разумно, — согласился Юджин. — Ты! Пусть Томоко покажет тебе наш мир, пока мы будем на собрании — говорил мне он, явно не желая находить моё присутствие на этом сборище.

В ответ на это я просто кивнул.

Вскоре, Юджин, бригада и все остальные ушли в другой конец коридора, где я никогда не был. В их разговорах я услышал только недовольство Адамом его усталости. Он говорил, что проспал бы целый день. Странно, ведь это только шесть или семь часов. Или спят они по другому времени? В это время ко мне подошла одетая в экипировку Томоко.

— Пойдём! — улыбнувшись мне, проговорила Томоко.

— Почему Адам сказал, что проспал бы целый день? Ведь это только шесть часов, верно?

— У нас один день считается четверо суток подряд, из этих четырёх одной ночью мы спим, а в остальных бодрствуем, — ответила мне Томоко начав подниматься по лестнице.

— То есть вы спите примерно шесть часов? — уточнил я.

— Что такое часы? — шутливо спросила Томоко.

— Как я понимаю это промежуток времени, в одном часе шестьдесят минут — отвечал я, начав подниматься по лестнице вслед за Томоко.

— Мы здесь немного не так понимаем часовой пояс.

Вскоре мы вышли на улицу, я был здесь часов пять назад при полной темноте, но сейчас везде было светло, дул слабый ветер, а фонарь к этому времени погас.

Для меня открылась удивительная картина, которою я не заметил ночью. Это огромная, просто невероятно огромная сфера вдалеке. Она была длиной, наверное, даже больше Китайской стены, ведь я не видел ни её начала, ни её конца. Сфера была огромного синего цвета и что было скрыто за ней — неизвестно. Но я понимал, что эта сфера находится очень далеко, в сотнях тысяч километров от нас. Увидев это, я никак не отреагировал, наверное, это немного разочаровало Томоко.

— Это и есть тот самый город, что построили люди, — сказала мне она. — Слушай, может быть, у тебя есть какие-то вопросы? Я, конечно, понимаю, что ты Абулия и тебе на это всё равно, но, может быть, тебе что-то не понятно, — заботливо сказала Томоко.

— Кроты, черви, совки, я так понимаю это какие-то монстры?

— Я бы их так не назвала. Они новые обитатели этого мира, остальные виды эволюционировали, то ли под действием радиации, то ли из-за изменения климата, многое могло повлиять. В любом случае они немного не такие, каких ты, скорее всего, знал раньше. Эти животные быстры, хитры и сильны. Например, мы питаемся песочными скорпионами, они не достигают больше двух метров, поэтому одного вполне хватит, чтоб есть всю неделю, к тому же они очень сытные. Мы их вылавливаем, кидая в их маленькие норы какие-то оружия. Но иногда вместо песочников, это оказывается песочная совка, а они очень крупные, к тому же, опасные. Одна ошибка, и ты уже мёртвый. Время, когда человек был наверху цепи питания, подошло к концу, — серьёзно сказала Томоко. — Что ещё не понятно?

— Какой сейчас год?

— Если бы кто знал. После взрыва Луны люди не смогли ориентироваться по тем часам, что у них были, все думали только о том, как спастись. Но даже, когда сейчас, всё более или менее стабильно, тебе никакого ориентира никто не подскажет, разве что те люди, за сферой, — сказала она, не отрывая своего взгляда от сферы. — Что-то ещё?

— Есть кое-что.

— Задавай, если это поможет облегчить твою жизнь, я отвечу на всё, — снова с улыбкой сказала Томоко.

— Юджин! Он ведь… Хочет использовать меня?

Лицо Томоко из лёгкой улыбки сменилось на грустный и задумчивый взгляд. Она села на песок и, снова посмотрев на сферу, начала говорить:

— Понимаешь… В наше время всё решает не сила, человек в ней явно отстал, но интеллект! Люди, которые находятся во внешнем мире гибнут всё чаще и чаще. Юджин наш босс, ведь он один из умнейших в нашем штабе. Он отчаянно ищет путь нашего спасения. Больше всего он горит желанием попасть за сферу, найти там людей и существовать без забот вместе с ними. Сомневаюсь, что ты поймёшь, но он использует всё что есть, для того, чтобы его народ жил, а не выживал, — говорила Томоко грустным голосом.

— А что за собрание, который Юджин сейчас проводит? — спросил я, слегка опустив голову вниз.

— Это собрание он устраивает, когда встаёт важный вопрос в штабе. Конкретно сейчас, стоит вопрос о твоём использовании, он проводится среди всех жителей нашего штаба, — сказала она, повернув голову на меня.

— А разве тебя там не должно быть?

— Нет! Юджин настоятельно просил, чтобы я в этом не участвовала. Видишь ли, я очень ценный помощник для него. Я хорошо знаю историю и врачебную деятельность. Ведь именно благодаря мне Юджин смог тебя воскресить. Но, у меня очень слабая психика. От вида крови я могу упасть в обморок, а от вида оголённого тела мужчины у меня может появиться тошнота, поэтому я и не присутствовала на твоём осмотре. Одним словом, я очень восприимчивая. Эш говорила, что это может пройти, если преодолеть себя. Но Юджин не позволяет мне экспериментировать, поэтому просто держит меня подальше от всего этого, — сказала Томоко, посмотрев на моё лицо, а может быть даже в глаза. Этого я так и не понял. — Твои… Волосы… По-моему, они стали немного пыльные, — сказала Томоко, прищурившись и взяв прядь моих волос в свою руку. — Слушай, а ты мне расскажешь, в каком мире ты жил? Ведь, в твоё время, луна ещё была на месте, — заулыбалась она.

— Я почти ничего не помню.

Вдруг Томоко застыла на месте, потому что увидела за моей спиной шевеление песка.

— По-моему нам пора уходить, — начав паниковать, говорила Томоко.

— Что-то случилось? — спросил я, а потом обернулся.

С высоты холма я увидел, что внизу шевелился песок, причём шевелился он довольно бурно, словно под ним кто-то копает. В это время из люка вылез Валериан. Он, запыхиваясь, кричал нам, чтобы мы лезли в штаб. Вдруг произошёл резкий удар, по всей видимости, это «что-то» сильно ударило по нижней части нашего штаба, закопанной глубоко в песке. Из-за этого толчка моё тело взлетело, причём взлетело настолько высоко, что я оказался на краю песочного холма. В момент удара песок медленно начал сыпаться. Из-за этого, даже когда я приземлился на землю, меня быстро потянуло вниз. Единственное, что я успел увидеть, это удивлённые лица Томоко и Валериана, которые кричали мне что-то. Прошла буквально секунда, и я оказался в самом низу. Буквально в метре от меня бушевал песок. Казалось, в этот момент я что-то почувствовал и резко, словно попрыгунчик, отпрыгнул от места своего падения. В тот момент из песка вырвалось нечто огромное. Это был гигантский крот. Но он был не такой, что я видел на картинках. Этот крот был шириною в пять метров и длиною в десять. Его череп был как у хищника, а глаза, казалось, были залиты кровью. Выпрыгнув из песка, крот заметил меня и начал поворачиваться в мою сторону. Он издавал какие-то страшные звуки своей пастью, медленно и тихо приближаясь ко мне. Вдруг он сделал резкий марш-бросок, прямо в мою сторону и с ещё более громкими криками набросился на меня.

В это время я бездействовал. Я видел, как на меня движется огромное существо, а сверху в мою сторону смотрела уже собравшаяся на холме толпа. В голове проносились сотни мыслей. В этот момент меня не волновало ничего. Выживу ли я, или буду съеден. Я даже пальцем не шевелил для своего спасения. И в голове проносились сотни мыслей. Сотни… Мыслей… А это существо было всё ближе и ближе. Его пасть уже готова была поглотить мою плоть. Вдруг, в моих мыслях промелькнуло что-то живое. Словно в голове раздался какой-то голос, и он сразу же погрузил меня в подсознание. В этот момент в моём теле произошли изменения. Словно молния поразила меня от кончиков волос до глубины моих внутренностей. И я резко остановил крота, ударив кулаком его нижнюю челюсть, буквально пробив её насквозь. Мир как будто остановился в этот момент. Мой удар был настолько сильным, что в один миг от него отлетела огромная волна ветра, разнося песок в стороны. Крот остановился… и сразу же стал закрывать свою верхнюю челюсть, лишь бы убить меня поскорее. В это время я посмотрел на свою ладонь, которой ударил. Она вся была в крови этого чудовища…

Мир остановился…

Мир остановился ровно на том моменте, когда я был в одной закрытой челюсти от смерти.

Эта окровавленная рука… Почему у меня возникает чувство дежавю?

Радужка моих глаз на секунду залилась красным цветом. А по всем моим волосам, словно на одну секунду пробежала линия крови.

Но под словом кровь я имею в виду что-то совершенно иное. Личность… Знакомую мне личность, которая на секунду пронеслась во мне…

Именно в эту секунду я почувствовал абсолютно всё. Запах, воздух, теплоту крови чудовища, ощущение слюны во рту. Словно я ожил в эту секунду.

Я словно со скоростью света, прыгнул прямо в глотку этого животного, прорезая за секунду этого прыжка все его внутренности. Затем я вылетел сквозь его брюхо, из спины, проделав в том месте огромную дыру, и в тот же миг оказавшись высоко в воздухе.

Затем сила земного притяжения стала, как камень, резко притягивать меня обратно. И я приземлился прямо на голову этого животного, раздробив весь его череп и мозги вдребезги. Это был мой последний удар.

Я стоял на песке, с ног до головы облитый кровью побеждённого оппонента. На моих волосах ещё оставались некоторые ошмётки его желудка. А сверху, с холма, я слышал восторженные крики жителей бункера и самый яркий крик Адама.

Почему они радуются? Не понимаю. Как они вообще могут издавать подобные эмоции. Хотя, словно минуту назад произошло что-то, что делал не я. Ведь мне хотелось делать… ничего… я был готов к своей смерти.

В этот день случилось много чего удивительного, начиная с моего пробуждения в этом времени, и, заканчивая мясным рагу из гигантского крота.

Я не помню свою прошлую жизнь, не умею чувствовать, у меня нет своей личности и своей воли. Но именно в этот день началась моя жизнь.

Глава 5. Начало, с которого мы не начали

Наше пиршество проходило в конце того самого коридора, где все жители штаба устраивали собрание. Как оказалось, в этом месте присутствует огромная комната, но по большей части пустая. Просто огромная комната, пустоту которой заменили огромным шведским столом. Эта комната была, разве что на метр больше крота, которого я убил. На столе красовались разнообразные блюда из мяса, все они были украшены мелкой дичью, что добыла бригада. Все за столом веселились, рассказывая анекдоты, распивая спиртные напитки и устраивая разнообразные соревнования за столом по типу армреслинга, карт или словесных перепалок. Больше всего моё внимание привлёк Мирон, который рассказывал о своих походах и битвах, попутно красуясь перед местными девушками своими, на удивление, рельефными мускулами. По сравнению с ярким и жизнеутверждающим Мироном, все остальные ребята из бригады казались немного мрачными, но при этом они не упускали возможность поболтать и выпить. Всё-таки — это то самое общество, которое я запомнил из своего времени. Какие бы люди не были на вид, он всё равно остаются людьми в моих глазах. От этих мыслей я невольно начал вспоминать все события, что произошли после убийства крота. До сих пор не могу отойти от тех чувств, которые были со мной и, несмотря на то, что я уже вернулся к прежнему состоянию, остаток всех тех эмоций во мне несомненно присутствует. Люди неслись с холма сломя голову, лишь бы убедится в том, что перед ними лежит труп одного из самых опасных хищников, и это всё не иллюзия.

Я с ног до головы был облит кровью. А люди в это время уже обсуждали, что будут делать с трупом животного. Тем временем, Юджин похвалил меня, а после сказал, чтобы я помылся.

Ванные комнаты находились в кабинетах под номерами: десять, двадцать и тридцать. Я зашёл в самую первую, которая попалась. Комнаты были довольно чистые. Из всех устройств в ванной была раковина, туалет и душевая кабина. Меня так долго и так крепко не отпускали мысли. Я снова посмотрел на свою руку, с которой под гнётом воды, расплывалась кровь. Закончив мыться, я вышел из душа и понял, что у меня нет полотенца, чтобы обтереться. Да ладно, если бы только полотенце, у меня даже новой чистой одежды не было. Вдруг в комнату заглянула Эш, но, увидев меня, нервно закрыла дверь.

— Тебя не учили закрываться? — нервно крикнула она.

— Извини, — сказал я ей с другой стороны двери.

— Вот. Юджин просил передать тебе полотенце и новую сменную одежду, — всё ещё немного нервно говорила она, передавая мне вещи через маленькую щель в открытой двери.

— Спасибо.

— И вот ещё, мы нашли для тебя сланцы, — уже более спокойным тоном, сказала она, протягивая мне жёлтые кожаные сланцы.

— Да! Хорошо.

Я обтёрся, а после надел новую сменную одежду, это была белая футболка, чёрные штаны и, разумеется, жёлтые сланцы. Как только я вышел, я заметил, что Эш до сих пор стоит рядом с дверью в душевую.

— Ты что-то хотела?

— Нам с тобой нужно поговорить, — сказала она серьёзно.

— Хорошо. О чём?

— Не сейчас. Сейчас начнётся пиршество, сразу после него заглянешь ко мне в комнату, — сказала она, слегка приблизившись ко мне.

— Ладно. А что с Томоко? — вдруг поинтересовался я.

— У неё был слабый шок от увиденного. Не знаю, говорила она тебе или нет, но у неё непереносимость вида крови и расчленёнки. Организм слабый, вот сознание и потеряла.

— Понятно. Спасибо.

— Не за что, а теперь иди. А то Юджин не начнёт свой праздник без главной звезды.

Интересно о чём же она хотела поговорить. Вдруг мои мысли прервал Андрей.

— Эй! Убийца кротов! Не желаешь сравниться со мной? — сказал он, имея в виду армреслинг.

Вдруг сзади подошёл Юджин.

— Сделай его! — весело сказал он, хлопнув меня по спине.

— Хорошо.

Я сел напротив Андрея, после чего стал правильно ставить руку, в то же время, его рука уже была готова к поединку. Весь зал замолчал. Самый сильный человек из бригады, против семнадцатилетнего воскресшего из мёртвых мальчишки. Всё внимание было уделено на наши с Андреем руки. Ближе всех к нам стоял Мирон, поэтому именно он взялся на роль судьи.

— Начинаем на счёт три, — крикнул он. — Один, — было выкрикнуто всем залом, и в этот момент мы сцепились руками, но, ещё не подав нужного напряжения. — Два, — рука Андрея начала напрягаться. — Три! — выкрикнул Мирон из-за всех сил, и из руки Андрея пошла невероятная тяжесть.

Все замерли. Андрей сжимал мою руку, пытаясь завалить её. В это время я просто сидел и, наклонив голову на бок, смотрел на него. Он пыжился и вздыхал, его рука уже дрожала, но он ни на миллиметр не смог подвинуть мою руку. После осознания этого многие просто начали смеяться. Все его старания рассеивались по сравнению с моей стойкостью, при этом я даже не напрягался, а может быть, не ощущал напряжение. В это время остальные из бригады начали подключаться, они с силой, все вчетвером, вцепились в мою руку и пытались её сдвинуть. Но безысходно. Это вызвало у Юджина дикий порыв смеха и, наверное, гордости.

Прошло примерно шесть часов, и близился конец дня. Сменились последние сутки, и ночь стала наступать. Сытые и пьяные, от каких-то напитков, люди, готовились к концу праздника, однако Юджин неожиданно для всех встал ногами на стол, ударил по бокалу и сделал заявление.

— Дорогие люди, соратники, мои друзья с которыми я провожу. Нет… с которыми я живу все эти годы. Мы понесли на себе много потерь, наши бабушки и дедушки, так и не увидели появление нашего с вами спасения, ибо они не смогли дожить до этих дней. Весь наш род, который находится в этом штабе, даже несмотря на присутствие нынешних технологий, идёт к исчезновению. Мы с вами выживаем и пытаемся карабкаться в этом мире из-за всех сил, напролом шагая против природы мы выживаем и идём дальше. Но сейчас появился тот, кто может спасти нас, кто может изменить наше с вами будущее. Этот человек. Нет… этот спаситель! Сможет привести нас к более счастливому будущему. Он проведёт нас к сфере, где должны находиться люди — люди, которые примут нас и адаптируют к более современному миру. Ранее мы никогда не могли добраться до них, но теперь появился этот шанс. Послезавтра бригада снова отправится в опасный поход, но теперь мы пойдём с ними. Мы пойдём к сфере и достучимся до людей с другой стороны. Мы спасём наш род, спасём наши жизни. И, для того чтобы подтвердить это, прямо сейчас я хочу, чтобы вы отпили кровь одного из самых опасных хищников, которого убил наш герой. Мы собрали литры его крови, поставьте ваши бокалы и выпейте её, это будет значить, что вы даёте клятву. Держать наши жизни до последней капли, спасти их до последней капли, и выпить кровь, даже самого опасного зверя, до последней капли, — вся его речь, сама суть всех его слов была наполнена искренностью, уверенностью и величием. Из дверей кухни вынесли деревянное ведро, которое, скорее всего, сделали на скорую руку. Каждый присутствующий в зале взял свой бокал и окунул его в кровь зверя. Они залпом выпили содержимое, а некоторые даже выпивали по два.

Казалось, сама эта идея наполнена абсурдом, но то, как она выглядела, было, несомненно — величественно.

Юджин подошёл ко мне с двумя бокалами.

— Выпьешь? — сказал он, протягивая мне бокал из левой руки.

— Но… Я ведь не пью и не ем, зачем мне это?

— Нет! В твоих результатах было показано, что у тебя есть желудок, а значит, он как-то работает, возможно, не так как у нас, но он работает, — пьяно смеясь, говорил Юджин.

— Ну, раз ты говоришь.

— Не волнуйся кровь нормальная. Я её проверял, да и к тому же в ней много полезных элементов, — снова рассмеялся Юджин.

Я поднёс бокал ближе, но от вида крови мне стало не по себе. Кровь… почему с ней у меня связано столько воспоминаний? И все они снова проносятся в моей голове молнией, настолько быстро, что я не успеваю ничего разглядеть. Голова начала трястись, и меня стало немного укачивать.

Вдруг в комнату вбежала Эш. Она недовольно, быстрым шагом направлялась в нашу сторону.

— Эш! Ты всё-таки решила выпить? — приветливо сказал он ей.

— Ага! — слегка недовольно ответила она.

Эш выхватила у меня бокал и залпом выпила содержимое.

— Доволен? А теперь я вынуждена его забрать, — резко ответила она, потянув мою руку за собой.

— Ну как знаешь, — уже, наверное, ничего не соображая, говорил Юджин.

Эш завела меня в свою комнату, а потом прижала меня к стене.

— Быстро! Бери и глотай, — обеспокоенно говорила она, пихая мне в рот какую-то таблетку.

Я не сопротивлялся, поэтому, в общем-то, это и удалось ей сделать.

— Что это?

— Антидепрессанты с добавками, — сказала она и в спешке начала меня осматривать. Она светила мне фонариком в глаза, и слушала что-то в груди, значит, у меня всё-таки было сердце.

— А разве Абулия не должен восстанавливать свою личность?

— Заткнись! — сказала она испуганно, прикрыв мой рот рукой. После, почти сразу, она тяжело выдохнула и продолжила. — Слушай! Я всё тебе расскажу. То, что с тобой происходит, называется реминисценция — это невольное воспоминание, отголосок, отзвук, что угодно, что напоминает тебе о прошлом. Когда ты убивал крота, именно это с тобой и случилось. Истинный Абулия в данной ситуации ничего не стал бы делать. Но тобой что-то задвигало.

— Разве это плохо? Если я испытываю эти чувства, значит, я возвращаю свою человечность, и мои воспоминания возвращаются ко мне.

— Ты не понимаешь, — выкрикнула Эш и ударила кулаком по стенке, — Я ничего не имею против того, чтобы ты возвращал свои воспоминания, проблема в том, какая личность скрывается за ними. Ты начал вспоминать свою жизнь, когда увидел кровь или приближение опасности. А вдруг в своё время ты был убийцей, который убивал людей по своей прихоти? — злостно говорила мне Эш.

— И что же мне тогда делать?

— В любом случае, воспоминания возвращаются слишком легко, поэтому даже антидепрессанты будут действовать недолго. Но даже если так, есть ещё одна вероятность благоприятного для нас исхода. Это уходит далеко в психологию, свои воспоминания и личность ты потерял после долгого сна и пребывания в другое, непривычное для тебя время. Однако, возможно, часть этих факторов проявились, когда на тебе ставили опыты. Или же это случилось в твоей жизни уже тогда. Много вариантов. Однако, чем позже проявится тот или иной фактор, тем лучше будет и для тебя, и для нас.

Возражать я не стал, это для меня не имело смысла. Я слушал каждого, кто бы, что мне не сказал, я бы это делал. У меня не было собственной воли, не было собственных желаний, я просто как собака на цепи существовал, исполняя прихоти хозяина.

Глава 6. Под светом фонаря облачись в меня

Все люди уснули, и только я один не имел даже малейшего желания спать. С какой-то стороны я и так слишком долго спал, с другой же стороны. Может быть, такая функция мне просто недоступна? Или доступна, но я её просто не ощущаю. Тогда остаётся вопрос: что я делал до этого? Спал? Или же я был мёртв? Но, если я был мёртв, значит меня кто-то убил, или я умер от какой-то болезни? Не мог же такой подросток, как я, остаться таким молодым после стольких лет. Хотя, этот подросток ещё многое скрывает, но сейчас мне кажется, что, если бы этих ответов не было и даже если бы они были — я всё равно ничего не сделаю.

Я размышлял о темах, которые меня не волновали, о темах, которые должны меня волновать, и они, как яд, распространяются по мне. Антидепрессанты разве не от депрессии помогают? Или же они вообще против проявления абсолютно всех чувств? Я бессмысленно ходил по тёмному коридору, ноги как в первый день пробуждения просто вели меня куда-то. Просто вели к чему-то, что не имело для меня особой важности, особого смысла.

Юджин попросил меня стоять у входа и убивать монстров, если они захотят приблизиться к штабу. Что ж, с его стороны это разумный приказ, с другой стороны он пьян, его приказы разумными считать очень трудно. Так или иначе, какие-то действия, которые они заставляют меня делать, дают мне хотя бы какой-то смысл. Дойдя до конца тёмного коридора, я приблизился к лестнице, ведущей к выходу. Однако, какой-то свет исходил из открытого люка. Такой яркий свет! Как только я приблизился к люку почти вплотную, я понял, что он открыт. Неужели у кого-то кроме бригады и Юджина с Томоко была экипировка? Ведь ночью погода почти непригодная для человека, а сильные ветра могут снести с ног за миллисекунду.

Я поднимался к открытому люку и всё ближе и ближе понимал, что свет, который я вижу, это не свет фонарного столба. Нет, тот свет слишком яркий и жёлтый, а этот свет это… Звёзды!

Яркие, белоснежные, мерцающие звёзды переливались по ночному небу.

Я вылез из люка и увидел на песке сидящий человеческий силуэт. Человек был одет в экипировку, и его взгляд был пристально уставлен в небо. В этой экипировке была Эш.

— Эш?

Услышав это, она резко обернулась от испуга, но потом вмиг успокоилась.

— А! Это ты! Что тут делаешь? — впервые, абсолютно без какой-либо агрессии или страха, сказала Эш.

— Юджин попросил меня, стоять на стрёме, раз я всё равно не сплю, а ты? — сказал я, присев рядом с ней.

— Сегодня нет ветра. Обычно в такие ночи я выхожу смотреть на звёзды, — меланхолично ответила она.

— Звёзды? Но ведь, наверное, холодно?

— Юджин сделал мне экипировку. Всё-таки он ценит всех людей, которые помогают ему, особенно самых умных. Хотя мы тоже ценим его не меньше, особенно Тома. В любом случая, скоро целая команда с такой же экипировкой отправится в очень далёкое путешествие, — сказала она, переваливаясь из положения сидя на спину.

— Да, мне говорила об этом Томоко.

— Позволь спросить, каким был твой мир? — всё также меланхолично, не отрываясь от звезд, спросила она.

— Томоко спрашивала меня о том же самом. Ну, обычный. Города, люди… много людей и, наверное, большее разнообразие в еде.

— Наверное, вам было скучно в этом мире. Ведь люди всё время что-то изобретали, к чему-то стремились, пытались чего-то достичь, — сказала она, слегка улыбаясь звёздам.

— Ты считаешь, что это плохо?

— Ну, как сказать, я просто живу, радуясь жизни. Цель Юджина, например, достичь этой дурацкой сферы. Лично для меня это не имеет смысла, раньше, в детстве, возможно и имело, но сейчас… я просто хочу жить, учиться, может быть, влюбиться, а условия этого мира мне для этого вполне подходят, — сказала она, вернувшись в меланхоличное состояние. — Этот мир даёт нам возможность выживать, не задумываясь над смыслом жизни, мы просто стремимся к её сохранению. И потом, вряд ли в этой сфере я смогу смотреть на звёзды.

— Дело всё-таки в звёздах?

— А ты попробуй посмотреть на них! — понимая моё состояние, Эш, словно ребёнок, предложила мне это сделать. — Ложись рядом и посмотри на небо, — ярко улыбнулась она.

Я сделал всё так, как она просила, и то, что я увидел в небе, невозможно было сравнить с тем, что я видел в своём времени.

Миллиарды ярких звёзд переливались на фоне тёмного неба. Их свет был настолько ярким и таким белоснежным, что казалось, будь они ещё ближе, и я бы взял их в ладонь. Удивительно было то, насколько красочно они сияют. Я смотрел на эти звёзды, которые то и делали, что сверкали, гасли, и в какие-то моменты оставляли свои звёздные хвосты. Что удивительно, в далёком расстоянии я увидел огромную красную звезду. Нет, не звезду — это был Марс, огромная красная планета, которая соседствует с Землёй. Неужели я могу разглядеть всю её красоту почти невооруженным глазом? Раньше она просто была видна, как и все остальные звёзды. Далее всё небо окружал млечный путь. Он был таким удивительным и ярким, разные цвета были разбросаны по всему небосводу. Бежевый, красный, белоснежный, синий, где-то даже мелькали и другие цвета. Не могу вспомнить даже одной картинки, в которой я бы видел столько цветов и такое разнообразие их в звёздном небе. В этот момент я вспомнил красивый стишок о млечном пути.

— Где-то там, далеко, далеко, кто-то пролил молоко, — сказал я это вслух, сам не понимая, зачем.

— Что? — спросила Эш, удивлённо посмотрев на меня.

— Я помню, как мне кто-то рассказал этот стих в моём времени.

— Стих? Молоко? По-моему, это немного странно, — сказала Эш, ярко и нежно улыбнувшись.

— Ну, в наше время мы пили коровье молоко, и какой-то поэт сравнил млечный путь с пролитым молоком.

— А не плохо придумано, — слегка засмеялась Эш.

Вдруг в небе что-то ярко засветилось. Это «что-то» исходило прямо от сферы, которая блистала ярко-голубым светом в ночи. А это «что-то» было чем-то похоже на ракету, или нет, взлётный аппарат. Оно устремлялось высоко, прямо к звёздам. Довольно-таки красивое зрелище! Словно, я смотрю на действительно взлетающую ракету.

— О! А вот и она. Значит мне пора, — сказала Эш, встав с песка и отряхнув его с себя.

— А что это?

— Не знаю, но оно четыре раза в день улетает куда-то вверх. Может быть, ракета, или спутник, кто знает этих людей из сферы, — всё также бодро говорила Эш.

— Кстати, Эш, я кое-что вспомнил, — сказал я, оставаясь в том же положении и на том же месте.

— А? И что же? — спросила она удивлённо уже рядом с люком.

— Когда я спал, мне всё время снилось, что со мной кто-то разговаривает, всегда о чём-то спрашивает. Этот человек напоминает мне тебя. Это ведь плохо?

— Глупенький, — ласково сказала Эш, подойдя ко мне. — Ты ведь и не забывал этого, — сказала она присев, а следом поцеловав меня в лоб. Я спать, пока! — радостно сказала она и ушла.

И правда, Эш скорее всего подумала, что я говорю про неё, ведь я помню, как она разговаривала со мной, когда я спал. Я отчётливо помнил её тёплый голос. В каком-то смысле, возможно, я имел в виду именно её. Тогда кого же мне напомнила Эш? Какого-то близкого мне человека…

Яркий свет…

Яркий свет забил мне прямо в глаза, и я перестал понимать, где я нахожусь, кто я, и что я делаю. Мысли путаются и непрерывно перемещаются. Невероятно глупые мысли! Так бывает, я думаю, у каждого, когда ты думаешь о чём-то, а потом мысли медленно и плавно переходят в абсурд — из этого абсурда и рождаются сны.

— — —

Я сидел… Собственно, как обычно, я сидел и ничего не делал. Не было ни мыслей, ни сути, ни реальности, только то, что я называю абстракт. То, что я называю непрерывным течением времени и сути, непрерывным течением мысли бессмысленных, но в то же время осознанных действий. Абстрагироваться от реальности и попасть в неизвестность — вот место, где ты чувствуешь, где нет этой пустоты, где нет жалкого страха смерти, где есть ощущения. Это то, что ты чувствуешь до глубины своих костей и абстрагируемой души, то, что люди называют эмоциями, сумасшествием, да и в конце концов самой душой.

— Красивые слова, не правда ли, Доктор? — сказал я, явно ухмыляясь перед ним.

— Неужели ты так отчётливо помнишь эти слова? — смешно говорил он, словно поддерживая мой тон.

— С того дня трудно что-то забыть, хотя по всей видимости я забыл, — сказал я ему прямо, не оборачиваясь на его подходящий ко мне силуэт.

— Уже прошло много времени, ты потерял свою сущность и свой смысл, — сказал он, присев напротив меня на ровную и чистую несуществующую поверхность.

— Только в мире. А здесь я всё помню и всё осознаю. Но с другой стороны, от этих целей в этом мире смысла нет.

— Вот и я о том же, — сказал он, потянувшись. — Ты мне лучше скажи, как у тебя с красным? — любопытно сказал он, подняв свои густые брови.

— Встречал его разок, однако в последнее время даже не говорил с ним, — задумчиво ответил я.

— Твой мозг развит достаточно, чтобы решить всё это! — с улыбкой сказал мне он.

— Но в то же время именно это ему и мешает, — остро ответил я.

И вот, он исчез, столь знакомый человек. Стоп! Минуту назад я помнил его имя.

И где же я был, что это за место — место, не имеющее объяснения, что, наверное, и не нуждается в нём, ведь это место за гранью нашего понимания, за гранью нашей мысли. И даже если его описывать словами, не хватит слов, чтобы полностью выразить сего сущность, сущность, которой и нет в принципе. Многие сочтут это абсурдом, кто-то просто не поймёт, а кто-то сочтёт это гениальным. Сомневаюсь, что все три сущности каким-либо образом будут правы, но и то, что они не правы, тоже глупо отрицать. Так, о чём это я? Перетекающее событие из мира сего небытия, и мира нашего существования медленно переходит грань самоосознания и возвращается.

Чьи эти глупые не имеющие смысла слова? Что же это?

Снова яркий свет…

Яркий свет, который постепенно затихает во мраке пустоты и неведения.

И я возвращаюсь в нашу реальность.

Глава 7. Выдвигаемся на путь, путь ведущий, ведущий…

Яркий свет вернул меня в нашу реальность. Я открыл глаза и увидел перед собой стоящего Юджина.

— И всё-таки ты спал, — серьёзно сказал мне он, а затем подсел рядом. — Выпьешь? — предложил он, протянув мне бутылку воды.

— Но я не хочу.

— Спать ты тоже не хотел, так что пей! — чем-то похоже на меня, абсолютно без эмоционально и задумчиво ответил Юджин.

Спорить с этим было глупо ведь, по всей видимости, я и, правда, спал. Но я даже не помню, чтобы засыпал или чувствовал, усталость. Я просто заснул без сна, ощущений и смысла. Поэтому медлить я не стал и взял у Юджина бутылку и отхлебнул немного воды.

— Снова летит, — вполголоса заметил Юджин.

Это была та самая «ракета», которую я видел ночью вместе с Эш. Если она летает четыре раза в день, значит, я проспал от силы пять или шесть часов. Почему-то мне кажется, что это мало.

— Ты ведь вчера разговаривал с Эш, — словно и не спросил, а утвердил тот факт, что я с ней о чём-то говорил. — Так почему она увела тебя? — спросил Юджин.

— Давала мне антидепрессанты с какими-то добавками, — честно сказал я, потому что скрывать для меня не было какого-то смысла, да и раскрывать тоже. Если бы Юджин этого не спросил, я бы и не ответил.

— Всё-таки она очень быстро привязалась к тебе, — улыбнулся Юджин. — Не хочет, чтобы ты показывал свою натуру, — сказал он, снова перейдя на серьёзный тон. — Знаешь, что я думаю по этому поводу? Как такое сильное изобретение, как ты, смогли усыпить на вечный сон. Ведь было бы гораздо логичнее, если бы тебя использовали на приближающейся к тому времени войне.

— Может меня и использовали на войне? — предположил я.

— Даже если так… Ты очень сильное существо, но, тем не менее, существует способ, благодаря которому, тебя можно заставить спать вечным сном. Это меня и смущает.

— Что я способен спать?

— Нет. Что есть способ тебя победить, — ещё серьёзнее ответил Юджин. — Веришь или нет, но я тебя очень сильно ценю, ведь ты ключ к нашему спасению, — улыбнулся он, смотря на летящую ракету. — Кстати, может быть, мы дадим тебе имя? — сказал он с невероятным желанием и энтузиазмом.

— Имя? А оно вообще нужно личности, у которой отсутствует личность?

— Да! Мы обсудим это с Томоко и Эш, — не снимая своей улыбки, сказал Юджин.

— Почему именно они?

— Они больше развиты в культуре, половину всех жителей назвали именно они. К тому же я им доверяю.

— Да! Они говорили что-то подобное.

— Ладно, не скучай, мне ещё вещи нужно собирать на завтра, — попрощался он, оставив мне бутылку с водой.

Имя. Какое оно должно быть у такого, как я? И как же меня звали до этого?

День проходил быстро, все в суматохе собирали свои вещи, я либо наблюдал, либо помогал, либо разговаривал на отвлечённые темы. К середине суток Эш, Юджин и Томоко позвали меня в Мастерскую-Лабораторию. Все трое с улыбкой стояли вокруг стола, наполненного бумагами, а как только вошёл я, они резко переключили внимание в мою сторону.

— Мы долго думали, какое же имя тебе дать, — начала Томоко.

— Но потом Тома предложила составить твоё имя из присущих тебе синонимов, — продолжила Эш. Ну, а уже Юджин предложил тебя назвать первыми буквами из наших семейств.

— Эшли долго отказывалась, — иронично подколол Юджин.

— Замолчи, пожалуйста! — с таким же тоном, ответила ему Эш. — Проще говоря, теперь тебя зовут Рэм. Что скажешь? — любопытно, как дитя, посмотрела на меня Эшли.

— Семейства, это что-то вроде фамилий?

Этот вопрос их немного озадачил, или вернее говоря, смутил. Вдруг ответить решила Томоко.

— Понимаешь ли, когда народ решил объединиться, многие отказались от своих фамилий ради общей жизни и создали так называемые семейства, — как всегда с добротой отвечала она.

— Это сейчас многие из них уже неактивны, но тогда нас было очень много. По-моему, в среднем около пятидесяти тысяч, — гордо произнёс Юджин. — Правда, вскоре, многие стали умирать, — сказал он, переменив настрой на более тоскливый.

— И какие же у вас семейства?

— Эш — Революция. Я — Энгельс, а Юджин — Маркс, — произнесла Томоко.

Откровенно говоря, из всех сказанных определений, мне была знакома только революция. Да и что за странное название для семейства?

— Революция?

— Это семейство Эш — оно было самым обширным и развитым. Говорят, что именно они творили историю, — продолжала Томоко, но по лицу Эш было видно, что ей стыдно за своё семейство.

— Ладно, всё, достаточно. Завтра трудный день, поэтому нам всем нужно выспаться, — дерзко закончила Эшли.

— Как тебе угодно, — весело сказал, сидевший на стуле в позе йога, Юджин.

— Спокойной ночи, Эшли, — мило попрощалась Томоко.

— Спасибо Тома, тебе тоже, — сказала она, махнув рукой и даже не обернувшись.

Вскоре, ушла и Томоко, и я остался наедине с Юджином. Он включил маленькую настольную лампу на своём столе, а я сел на раскладную «тюремную подстилку». Мы с ним попутно обсуждали разные темы. В общении Юджин, по большей части понимая моё состояние, всегда сам задавал мне вопросы. Делал он это всегда с оптимистичным настроем, и улыбаясь, параллельно с этим работая над своими проектами.

— Тебе пора спать. Я хочу, чтобы завтра ты был в лучшем виде, — весело сказал Юджин. — И да! У нас нет свободных комнат, поэтому можешь поспать здесь, — сказал он мне, показывая рукой на ту штуку, в которой он меня сканировал.

— Хорошо. Тогда… Спокойной ночи, — говорил я, поглядывая за его активной работой. — А ты спать не будешь? — спросил я, повернув голову на левый бок.

— Буду, но позже, так или иначе, в среднем люди спят шесть часов, если я немного задержусь, ничего не случится, — отвертелся он.

Тогда Юджин показался мне очень стойким и правильным человеком. Словно образец для подражания. Но что будет с ним после? — Это была моя последняя мысль, ведь вскоре, даже не понимая этого, я уснул.

Яркий свет…

Яркий свет пробирается в моё сознание, начиная заново что-то новое и старое.

Сумка… Чёрный пистолет с золотой гравировкой… Как красиво и эстетично, но в то же время…

Тайник… Оружие дьявола с адскими надписями… Как ужасно и эстетично, в это время…

Серая дорога, зелёные деревья, возвышающиеся до небес здания, солнце, яркий свет от горящей машины, огонь, взрывы, окровавленная рука, УБИЙЦА!

Яркий свет медленно затухает…

Мне ничего не снилось. Всё произошло очень быстро и в одно мгновение. Я просто наблюдал за знакомой мне тишиной, глухим звуком и темнотой, которую показывали мне мои закрытые веки.

— Вставай, соня, — как всегда оптимистично прозвучал голос Юджина.

— Хорошо, — ответил я.

— Мы уже выдвигаемся, — сказал он серьёзнее.

По всей видимости, я спал семь часов.

Я открыл глаза и увидел перед собой разодетого в укреплённую экипировку Юджина. На его письменном столе, на удивление, было пусто, скорее всего, все свои чертежи, детали и разработки он положил в наплечную сумку, которая была надета на нём.

Итак, настал тот момент! Мы поднялись к фонарю, ну вернее к выходу, и там нас уже ждала бригада и остальной народ: два географа местности, трое крепких по уму телу мужчин, одна выносливая женщина и какой-то старик с огромным мешком.

— А разве людей было не больше? — спросил я, заметив, что собравшаяся команда составляет от силы пятнадцать человек.

— Большую часть я оставляю здесь на тот случай, если мы всё-таки не вернёмся, — ответил Юджин, — да и к тому же экипировки на всех не хватает, я собрал только самых крепких.

Не знаю насколько прав был Юджин, но команда не выглядела особо внушительно, разумеется, только четверо человек из бригады, но насчёт остальных всё было сомнительно. Мало того, что с нами шла Эшли, так рядом с ней я увидел ещё и Томоко, которая вряд ли годится на роль храброго путешественника. В остальном, я увидел одного относительно крепкого парня и трёх других, которых Юджин, наверное, выбрал не из-за силы, а из-за их мышления. Также я приметил двух уже менее крепких дам, одна из них вообще казалась мне ещё малышкой. Да точно! Это была та самая девочка, что забегала к Юджину с новостью о возвращении бригады. Ну, и, наверное, стоит отметить в присутствии нашей команды пожилого человека, который нёс не пропорционально по своему виду огромную сумку. В целом, нашу команду трудно было назвать спасителями человеческой расы, но сомневаюсь, что Юджин стал бы брать непроверенных людей.

— Эй! Рэм! Так же теперь тебя звать? Ты готов? — весело и также, как и его брат, оптимистично, спросил меня Валериан.

— Не знаю.

В ответ на эту фразу он лишь засмеялся и сказал, чтобы я не паниковал. Странный совет, учитывая моё состояние.

Наш поход, хотя скорее путешествие началось от места фонаря. По ходу нашего пути Юджин объяснял мне маршрут. Мы двигались в сторону сферы, к крайней точке до места, куда доходила бригада. Это место было помечено высоким красным флагом. Он был нужен для ориентира, так как бригада очень часто продвигалась всё дальше и дальше для обыска разнообразных зданий, в которых могли найтись материалы, еда, вода и много чего полезного. Постепенно всё это начало складываться в моей голове как цельный пазл.

Фауна этой земли не выделялась особенностями, хотя по рассказам это можно было понять. За долгий и утомительный час нашего пути единственное, что видели мои глаза, это раскалённый от солнца песок и торчащие из него верхушки зданий. Иногда на нас дул очень сильный ветер, в этот момент вся команда включала так называемые «опоры» на ногах своей экипировки. Они выходили из экипировки и всем натяжением упирались в песок, сопротивляясь ходу ветра. Я же обходился без этого, моей силе ног и весу хватало даже малейших усилий для того, чтобы устоять на поверхности.

Ещё два часа пути повлияли на команду цельным образом, большая часть к этому времени хотели пить, некоторые жаловались на голод, а кто-то на банальную усталость, хотя тот самый пожилой мужик где-то в конце напевал какую-то красивую песенку. Среди них лишь бригада показывала стойкость, однако, глядя на них, можно было понять, что эти «крепкие» ребята тоже измотаны.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: