электронная
11
печатная A5
564
16+
Изгои

Бесплатный фрагмент - Изгои

Дети Дракона


5
Объем:
560 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-3118-3
электронная
от 11
печатная A5
от 564

Моей любимой дочери, ради которой это, собственно, было все и задумано, посвящается.

Пролог

— Ничего там нет, даже крысы спят, — потянувшись, вполголоса проговорил стражник на немой вопрос напарника и невольно покосился на застывшую фигуру человека в темном балахоне, капюшон которого полностью скрывал лицо.

Его руки судорожно сжимали посох, на основании которого иногда проскальзывала маленькая молния, а сам объект внимания, казалось, мирно почивал, опустив голову и опершись спиной на внутреннею сторону зубца башни.

— Никогда нельзя понять, спят они или нет, — недовольно пробормотал напарник первого стражника, которого, к слову сказать, звали в роте Седой за почти белую, как снег, шевелюру, грея озябшие руки над жаровней, где, переливаясь, играли огоньки углей. — И как у него спина не мерзнет? Ведь сидит так уже какое время.

— Да нам-то что, самим бы не замерзнуть, — пожал плечами стражник, доставая из-за пазухи небольшую бутылку, в которой еще некогда была налита горячая вода, слегка разбавленная красным вином.

— Сейчас бы капельку вина для сугрева, — вздохнул напарник, наблюдая за действиями товарища, который, отпив из бутылки, сморщился, как от зубной боли

— Наблюдайте за территорией, — раздался голос из-под капюшона, заставивший вздрогнуть обоих воинов. Посох наклонился в сторону стражника, сверкнула небольшая искорка, и из горлышка бутылки вырвалось облачко пара.

Седой торопливо отпил, удовлетворенно «крякнул» и опять прильнул глазами к большому кристаллу, осматривая местность вокруг.

— Да мы что? Мы ведь так, просто помечтали, чего тут такого. И так ясно, что на посту нельзя, — извиняющимся тоном проговорил второй стражник и для убедительности пожал плечами. — Холодно, — не дождавшись ответа, примирительно продолжил он, — и до смены еще далеко.

— Чисто там все, — бодро отрапортовал Седой, оторвавшись от кристалла и потянувшись, добавил, — да и кому тут быть, собственно?

Стражник подошел к жаровне и протянул озябшие руки.

— Говорят, эта крепость простояла пустой не одну сотню лет, а тут пришли мы, понаставили караулов и ждем нападения невесть кого. Никому она не нужна, эта крепость, — вызывающе проговорил стражник, бросая взгляд на притихшего человека в капюшоне, и добавил, обращаясь к напарнику, — иди-ка, смени меня, я чуток погреюсь.

— Ну не знаю, — пожал плечами второй стражник, нехотя вставая с огромной деревянной чурки, которая заменяла ему стул. — Крепость как крепость, странная, конечно: ни тебе крепостной стены, ни валов, ни рва, да только мало ли чего необычного в мире.

Надо отметить, что крепость, действительно, была несколько своеобразна и более подходила на одинокий форт, расположенный на вершине скалы. Главная башня имела прямоугольную форму длиной порядка восьмидесяти ярдов и шириной около сорока, с небольшим прямоугольным внутренним двориком и высотой сооружения около двадцати ярдов. Примыкающие к углам полукруглые выступающие башни придавали замку воинственный вид и в то же время изящно завершали архитектурный ансамбль этого трехэтажного сооружения.

В какой-то мере стражник был прав: спрятанный в горах замок был давным-давно заброшен и на самом деле его возраст исчислялся далеко не парами столетий. Построенный на небольшом плато, он появлялся перед глазами путников только тогда, когда по еле заметной тропе к нему подбирались почти вплотную. Заслоненный со всех сторон пиками вершин, он был совершенно незаметен, словно его строители сознательно прятали его от любопытных глаз. Кто и для каких целей выстроил этот замок, оставалось только гадать, поскольку никаких видимых стратегических задач он выполнить не мог.

Тем не менее, построен он когда-то был добротно и даже сейчас грозно смотрел своими пустыми бойницами, расположенными в три яруса по количеству находящимся в нем кольцевых этажей.

Что находилось ранее в этих бойницах, оставалось загадкой, поскольку ржа и труха, заполнявшая эти грозные «глаза» не позволяли идентифицировать лежащие там продолговатые предметы.

Попасть в замок было несколько затруднительно, поскольку единственный вход в него был завален грудой камней перехода второго яруса и давно превратился в единую каменную массу, намертво запечатавшую вход. Кроме этого обвала, весь второй этаж сохранился довольно неплохо, а первый и того лучше, чего нельзя было сказать о третьем этаже, внутренняя часть которого была практически разрушена и завалила своими камнями весь внутренний дворик.

В связи с некоторым затруднением в посещении замка основной лагерь с лошадьми, фуражом и припасами был расположен много ниже по тропинке в маленькой долине, а в самом замке находился небольшой гарнизон, занявший первый этаж и выставивший караул на башнях. Связь с внешним миром из замка осуществлялась посредством наспех сделанного подъемника, в котором могло разместиться несколько воинов.

— А может, раньше тут жили гномы, — выдвинул предположение Седой, усаживаясь на освободившееся место и с удовольствием вытягивая ноги. — Может, тут спрятаны несметные сокровища, которые они добыли в горах. А тут у них было хранилище. Вот бы найти, — мечтательно проговорил стражник.

— Тоже скажешь, — оглянулся на него второй, — стали бы гномы прятать свои сокровища на поверхности.

— Почему на поверхности? — удивился стражник. — Ты, Том, пойми, эта крепость построена у входа в гномье царство, а сам вход спрятан в подземелье, дверь в которое давече нашли маги.

Стражник покосился на фигуру в капюшоне и, видя, что тот не реагирует, уже смелее продолжил:

— Сержант говорил, что сопровождал мага, когда нашли дверь. Представляешь, этот, в капюшоне, просто постучал по стене посохом и вдруг в абсолютно глухой стене проступили контуры маленькой двери, затем оттуда сквозь щели засиял нестерпимо зеленый свет и со страшным скрипом дверь отворилась.

— И что там? — оторвался от наблюдения тот, кого стражник назвал Томом.

— А кто же его знает, кроме каменной лестницы, там больше ничего и не было видно, ну а вниз, знамо дело, его не пустили.

— Занятно, — восхитился Том, — а я думал, что их посохи могут только вместо факела светить, да вон воду в бутылке подогревать.

— Скажешь тоже, — презрительно проговорил стражник, — на самом деле страшное оружие, одним движением из тебя факел сделает. Я лично видел, как один такой маг кидал огненными шарами размером в твою голову.

— Вон оно как, — уважительно прошептал Том и прильнул опять к кристаллу.

На несколько минут повисла тишина, затем Том, не выдержав, обернулся и шепотом произнес:

— А как гномы рассердятся, что мы их добро нашли?

— Нашли! Его еще найти надо, — усмехнулся стражник. — А насчет гномов ты не беспокойся, во-первых, говорят их уже тысячу лет никто не видел, а во-вторых, мы ведь тоже не бабы немощные, чай тут все, кроме тебя, ветераны, не в одном бою проверенные, да и маги, само собой, сила не маленькая, — понизив голос покосился он на человека в капюшоне.

— Ну-ка тихо, — вдруг встрепенулся маг и, опершись на зубец башни, пристально стал вглядываться в темноту. — Есть тут кто-то, — прошептал он и указал посохом в сторону северной башни, — туда смотри.

Седой подошел к Тому, помог перенести закрепленный в рамке кристалл на боковую сторону башни, и прильнув к нему попытался разглядеть непрошеного гостя.

«Магический кристалл» позволял видеть происходящее на большом расстояние не только днем, но и ночью. Правда, изображение ночью несколько расплывалось и подрагивало, да и отливало зеленью, но это было не помехой для опытного наблюдателя, каким, собственно, и был Седой. Он прильнул к кристаллу и словно на ладони увидел северную башню со всеми ее выщерблинами и неровностями. Вон Шрам прильнул к бутылке, и, похоже, у него там не вода, конечно, ведь с ним не сидит безмолвный маг, контролирующий каждое движение.

«Не люблю магов», — подумалось Седому. И в то же мгновение, словно прочитав его мысли, тот недовольно произнес:

— Не туда, на стену смотри.

— Нет там никого, — недовольно произнес Седой, скорректировав положение кристалла и повинуясь жесту мага, отошел в сторону, уступая тому место.

Тот долго и внимательно смотрел в кристалл, и, оторвавшись от него, задумчиво произнес:

— Ничего. Пойду я пройдусь, проверю, все ли в порядке, а вы тут глядите в оба, кристалл поставьте на место и наблюдайте за местностью.

— Да кто там может быть? — пробормотал Том, помогая Седому установить кристалл. — Там же отвесная стена.

— Много ты понимаешь, — буркнул в ответ Седой, доставая из кармана фляжку и прикладываясь к ней. — Хорошо, а то думал уж весь караул на сухую, — проговорил он, протягивая фляжку Тому.

Тот тревожно посмотрел вслед ушедшему магу и торопливо сделал глоток:

— И вправду хорошо, словно кипяток пошел по жилам. Так ты думаешь, кто-то рискнет взобраться по такой стене, если он не паук?

— Что такое отвесная стена для настоящих мастеров? — проговорил Седой, отбирая фляжку у Тома и делая большой глоток. — Был у нас в роте один умелец, так он мог по отвесным скалам лазить без всякого снаряжения. Как-то даже на спор залез на крепостную стену, а она была ярдов десять-двенадцать. Вот ведь, собака, наловчился пальцами цепляться за маленькие неровности, и так это у него ловко получалось. Мастер, одно слово. Никто повторить его трюк не мог. Вот так-то.

— А где он сейчас? — поинтересовался Том, поглядывая на фляжку.

— Погиб он. Лет этак десять уже. Надо отметить, воин он был никудышный. Ему бы где в цирке выступать, а он… — Седой глотнул еще из бутылки и спрятал ее в кармане.

Разговор затих, Седой прикрыл глаза и тихонько засопел. Том прильнул к кристаллу, невольно прислушиваясь к сопению Седого.

«Вот так подкрадется кто со спины», — недовольно подумалось ему.

Он оглянулся и опасливо покосился на черный провал лестницы и поежился. «И этот еще, похоже, заснул, как можно спать в такой неудобной позе?» — раздраженно покачал головой Том. Он попробовал вновь прильнуть к кристаллу, но непонятный шорох наполнил его сердце вначале беспокойством, а затем и состоянием, близким к ужасу, заставившим его обернуться.

— Седой? Слышишь, Седой? — прошептал он напарнику, чья голова склонилась к коленам. — Седой, да проснись ты, там, кажется, есть кто, мне, может, того, в колокол позвонить, а?

Он потянул к Седому руку, и тут какое-то насекомое больно ужалило его в шею. Том инстинктивно прихлопнул его, но вместо насекомого пальцы нащупали какой-то шип, ноги его подкосились, и он мягко опустился на пол.

Черная тень осторожно выскользнула из-за зубца башни, подошла к Тому, подняла его и осторожно пристроила у каркаса с кристаллом. Отошла, и, по-видимому, удовлетворившись композицией, создававшей иллюзию, что человек за чем-то внимательно наблюдает, удовлетворенно «прошелестела»:

— Отлично, теперь маг, — и растворилась в темноте лестницы. Прокралась по галерее второго этажа в сторону Северной башни, замерла, услышав шаги.

Возвращающийся маг тоже замер, почувствовав чье-то присутствие. Повел перед собой жезлом, разгоняя мрак, и точным движением направил огненный шар в сторону притаившийся «тени». Шар мгновенно достиг цели и бесшумно разорвал «тень» на бессчетное количество черных лоскутков, которые с едва заметным свечением плавно и завораживающе стали опускаться на пол.

Маг растерянно смотрел на сотворенное им самим действо, по-видимому, ожидая совершенно иного результата, медленно стал поднимать жезл, на основании которого змейкой извивалась молния, как на его затылок обрушился тяжелый удар, погасивший его разум. «Тень» едва слышно презрительно хмыкнула, пряча куда-то в темноту короткий тонкий меч, навершием которого был нанесен удар.

Весь бой занял несколько мгновений, оставив после себя тягучий запах грозы. «Тень» склонилась над магом, подхватила его на руки и оттащила в ближайшее помещение, пустые проемы которого окольцовывали внутреннюю часть этажа. Еще мгновение, и она спустилась на первый уровень, осторожно пробралась мимо «задумавшегося» стражника, охранявшего вход в казармы, и, обогнув коридор, осторожно приблизилась к месту, где, по словам Седого, нашли потайную дверь. На самом деле никакой двери видно и не было, только ровная стена, но, несмотря на это, «Тень» довольно уверенно подошла к ней, надавила, дверь провалилась внутрь и после небольших манипуляций отъехала в сторону.

Пройдя внутрь на меленькую площадку, «Тень» бесшумно закрыла за собой дверь, и замерла. Каменная лестница круто спускалась вниз, представляя собой маленький туннель, словно каким-то гигантским лезвием вырезанный в горной породе. Где-то там, внизу, в кромешной темноте трепетал клочок света, которому явно не хватало усилия хоть немного осветить путь. По-видимому, это не стало неприятным сюрпризом для «Тени», и она быстро, но в тоже время бесшумно, словно приведение, которых, по словам суеверных солдат, было полно в этом замке, спустилась вниз. Лестница переросла в длинный каменный коридор, оканчивающийся наполовину приоткрытой дверью, из-за которой, собственно, и выглядывала полоска света.

Еще мгновение, и «Тень» проскользнула в приоткрытую дверь и попала в небольшое помещение. В полумраке догорающих свечей в огромном канделябре, стоящем на не менее большом столе, в уютном мягком кресле дремал пожилой мужчина в белой отороченной мехом мантии. Капюшон мантии был откинут, открывая длинные седые волосы, рассыпанные по плечам, и небольшую опрятную бородку.

Казалось, за столом сидит важный вельможа, утомившийся разбором груды свитков, которые небрежно были разбросаны на упомянутом уже столе, занимающем практически треть комнаты.

Собственно, кроме этого стола да еще пары мягких стульев, придвинутых к нему, в комнате находился огромный шкаф, уходящий в высоту ярдов на пять и подпирающий собой потолок. Из-за шкафа слышалась возня и какое-то шуршание, заставившее «Тень» прижаться к стене и практически слиться с нею.

«Тень» поднесла ко рту щепотку пальцев, подула на них и словно пустила в сторону стола невидимый шарик. Свечи вспыхнули и погасли.

— Кто здесь? — мгновенно встрепенулся вельможа, и у него в руках оказался меч, который своим голубым сиянием разогнал образовавшийся сумрак.

На деле вельможа оказался полным сил молодым человеком, который, пружинисто встав, показал мощь своей статной фигуры, а из закатавшихся рукавов хищно блеснула тонкая кольчуга. Маг, боевой маг, вот это кто был, а никакой не вельможа, и уж совершенно не пожилой мужчина. Он уверенно сместился к двери, выставив перед собой мерцающий клинок, и внимательно оглядел комнату.

— Пард, неси свечи, — громко проговорил маг, — наблюдая, как темнота все сильнее окутывает комнату.

Маг вновь рассек воздух перед собой, клинок вновь засиял, разбрасывая лоскутья темноты по углам.

— Пард! — нетерпеливо повторил маг.

Из-за шкафа медленно «выплыла» фигура сгорбленного старца, неторопливо подошла к столу и от маленькой свечи, которая была в его руках, подожгла свечи в канделябре.

— Мастер, я кое-что еще нашел в той трухе, что когда-то была книгами и свитками, — начал было он, но его перебил нетерпеливый голос.

— Помолчи, Пард, тут кто-то есть.

Свечи разгорелись, отгоняя сумрак.

— Заставь их гореть ярче.

— Вы же знаете, что это ненадолго, — пожал плечами старик и что-то прошептал хриплым и шипящим голосом.

Пламя свечей вздрогнуло и загорелось ярким пламенем, заставившим осветиться комнату так, словно сюда заглянуло утреннее солнышко. Стали видны стены комнаты, покрытые непонятной вязью и странными рисунками. Стали видны шкафы, да-да, это были шкафы, а не один большой шкаф, в шахматном порядке стоявшие друг за другом. Стал виден черный, словно ночное небо, высокий потолок, конусом свисавший над ними.

Две пары глаз одновременно посмотрели друг на друга.

— Тут никого нет, мастер, — разбавил тишину старец, — если только оно не зацепилось за потолок, свет туда не достает.

— Кто «оно»? — спросил маг. — Ты тоже кого-то почувствовал?

— Я говорю о существе, которое, как Вам кажется, спряталось в этой комнате. Я же никого тут не чувствую.

— Зато я чувствую. Залезь на стол и подними свечи повыше.

Не успел маг проговорить эти слова, как свечи, словно в насмешку, стали гаснуть одна за другой, почти погрузив комнату в сумрак, лишь свет от меча помешал темноте победить.

— Я Вам говорил, — с упреком сказал старец, — свечи сильно ярко горели.

— Так сходи за новыми, — хладнокровно парировал маг, — а еще лучше принеси десяток факелов, только поспешай.

Старик послушно вышел, а маг криво усмехнулся и зловеще проговорил в темноту:

— Поиграть решил?

Не услышав ничего в ответ, маг вдруг сделал широкий разрез мечом возле себя и резким движение послал клинок острием вверх. Маленькая полоска света сорвалась с лезвия меча, и понеслась к потолку, разрастаясь на пути в огромный яркий шар. С негромким хлопком он ударился о потолок, на мгновение ослепительный свет озарил комнату и осыпался на пол мелкими догорающими частицами.

Комната погрузилась во мрак, что-то негромко упало и посыпалось.

— Что бы там ни было, оно уже должно быть мертво, — презрительно проговорил маг, чуть двигая мечом, который вновь стал наливаться светом.

— Дело в том, что там ничего и не было, — прошелестел ветер у его уха, а возле горла появился острый клинок.

— Ты все это время стоял за дверью, — попытался качнуть головой маг, но острие клинка еще глубже уперлось в его кадык. — Я всегда спросонья такой недогадливый. Надеюсь, ты не убил старика, он совсем безобидный.

— Я не убил старика, он беспрепятственно прошел вверх по лестнице. Думаю, у нас есть некоторое время побеседовать наедине.

— Почему ты уверен, что я буду с тобой беседовать? — презрительно спросил маг, сильнее сжимая рукоять меча.

— А почему, собственно, нет? Я пришел сюда забрать одну вещь, которая не принадлежит ни тебе, ни твоему братству, и я ее заберу.

— Что это за вещь, позволь поинтересоваться? — заинтригованно спросил маг.

— Мне нужен один свиток и минут десять времени, чтобы покинуть этот замок, если мы договоримся с тобой, никто не пострадает, и каждый останется при своих интересах.

— У меня другое предложение, — покривил губы маг. — Ты сейчас убираешься вон, и я даю тебе пять минут форы, чтобы попытаться унести отсюда ноги. Если мои люди тебя поймают, я повешу тебя на стенах замка. Если ты бросишь сейчас свою железку, которой тычешь мне в горло, и сдашься, я, возможно, оставлю тебя в живых в обмен на информацию, по чьему заданию ты здесь и что ищешь.

— Я даю тебе десять секунд подумать, — прошелестел голос, — мне все равно, останешься ты жить после моего ухода или нет, просто я считаю, что то, зачем я сюда пришел, не стоит твоей жизни.

— Хорошо, — проговорил маг после десятисекундной паузы.

Давление на горло ослабло, затем клинок исчез. Маг почувствовал, что сзади него никого нет. Он сделал шаг вперед, затем развернулся, оперся рукой на стол и вдруг резким движением опрокинул его на бок и укрылся за своеобразным щитом. Широкий взмах мечом, и над комнатой повис небольшой желтый шар, озаривший комнату.

В двух шагах от мага стоял невысокий щуплый человек, одетый в пятнистую, слегка мешковатую темно-серую одежду, скрывавшую его вплоть до лица.

— Нин, — презрительно проговорил маг.

— Уходи, — нетерпеливо произнес человек.

Маг осторожно обошел опрокинутый стол и, не торопясь, двинулся в сторону двери. Светящийся шар медленно потянулся за ним, оставляя за собой длинный, прозрачный, слегка переливающийся хвост. Когда до приоткрытой двери осталось пару шагов, маг шумно вздохнул, и в тот же миг шар рассыпался на несколько ярко вспыхнувших шариков, мгновенно ринувшихся в сторону застывшей фигуры нина.

Нин был наготове и мгновенно развернулся боком к летящим в его сторону огненным шарикам, отбил мечом один из них, и, изогнувшись, словно его тело было таким же гибким, как лоза в руках мастера, плетущего корзины, чудом проскользнул между оставшимися.

Маг мгновенно атаковал не успевшего принять боевую стойку нина, тот ловко ушел в сторону боковым перекатом, и меч мага зловеще просвистел вслед уходящей фигуре. Шарики синхронно ударились в стену, возле которой еще миг назад стоял нин, и ярко вспыхнули, оставляя на стене большие неопрятные черные пятна.

Маг «выдохнул» еще раз, в его левой ладони расцвел еще один шар, и он, не дав опомниться нину, заканчивающему движение, запустил шар в него.

Выполнив невероятный акробатический трюк, нин пропустил летящий шар под собой, оказался на ногах и чудом уклонился от широкого взмаха меча мага. Раздался треск разрезаемой одежды, а за спиной разгорелся костер из-за загоревшегося стола, в который попал огненный шар.

Меч мага, сделав петлю, вернулся, собираясь довершить начатое, но нина на его траектории уже не было. Совершив боковое движение, он мгновенно оказался за спиной мага. Нога в мягком сапоге ударила того в пах со спины, а последовавший следом молниеносный взмах клинком разрезал сухожилия на правой ноге.

— Тебя следовало бы убить, — прошептала «Тень», поднимая беззвучно стонущего мага и выталкивая того за дверь.

— Охрану, быстро! — крикнул тот Парду, который нес в одной руке большей канделябр с зажженными свечами, а во второй — несколько факелов подмышкой.

Оценив ситуацию, Пард поставил на ступеньку лестницы свечи, бросил факелы и побежал наверх, громко крича:

— ОХРАНА!!!

Дверь закрылась, отрезая комнату от звуков кричащего старика.

— Никогда не стоит доверять магам, — презрительно пожала плечами «Тень», наклоняясь к основанию двери и ощупывая пол.

После некоторых манипуляций в стене что-то лязгнуло и слегка заскрипело. Дверь «вздрогнула» и намертво застопорилась.

— Вот так-то лучше. Магия, она, конечно, хорошо, но иногда и простая механика не хуже. Ну, по крайней мере, минут на десять ее точно хватит, а мне более и не надо. Хотя, конечно, кто его знает, что там внутри. По идее должны быть стальные штыри, только что там от них осталось за это время.

Приговаривая себе это под нос, «Тень» уверенно подошла к горящему столу и стала собирать разбросанные возле него свитки, внимательно разглядывала их и бросала один за другим в костер. Через некоторое время она, по-видимому, нашла что-то интересное, поскольку не отбросила свиток, как остальные, а стала внимательно его изучать. Через минуту «Тень» удовлетворенно кивнула и произнесла себе под нос:

— Определенно это то, что надо.

«Тень» вернулась к стене и стала внимательно разглядывать замысловатую вязь. Удовлетворившись осмотром, она сняла с руки перчатку и ослепительно белой на фоне серой одежды рукой стала выстукивать в определенном ритме символы на стене.

Через несколько мгновений на стене засветились отдельные фрагменты вязи, «Тень» что-то прошептала. В стене ярко вспыхнуло и замерцало голубое сияние, образовав большой «живой» переливающийся овал. Сияние подрагивало, то слегка надуваясь, то опадая, переливаясь всеми оттенками синего цвета.

— Отлично, — обрадовалась «Тень», — можно заняться и собой.

Она скинула с себя одежду, обнажив свое тело.

«Тень» оказалась стройной женщиной, точеная фигура которой вызвала бы бурю восторгов и зависти, будь в этом помещении другие представительницы прекраснейшей половины человечества. Мало кто мог бы поверить, что еще несколько мгновений назад эта хрупкая женщина, внимательно осматривавшая свое тело, запросто уложила боевого мага, потратив на это несколько секунд.

Тем временем, осмотрев свою рану, «Тень», проворчав что-то вроде «жить будем», достала из заплечного мешка маленький рулончик белой ленты, аккуратно приклеила полоску на довольно внушительный порез, кровь из которого, на удивление, уже не сочилась.

— Ну, вроде бы все, — удовлетворенно пробормотала она, еще раз оглядев себя. Порывшись, девушка вытащила из мешка небольшой сверток, оказавшийся одеждой, не спеша натянула ее на себя, превратившись в неопределенного возраста молодого человека. Подпоясалась мечом, убрала свиток за пазуху, кой-какие вещи по карманам, собрала прежнюю одежду и, не задумываясь, бросила ее в пылающий костер, в который превратился старый стол.

— Пора уходить, — пробормотала она, прислушиваясь к звукам, идущим из-за стены. Оттуда доставались довольно увесистые удары. — Ага, дверь таранят. Разумно. Явно старая конструкция не выдержит. Ладно, последний аккорд…

«Тень» подошла к шкафу, уперлась ногой в стену и потянула. На удивление массивный шкаф поддался, слегка отъехал в сторону, и, словно налетев на какое-то препятствие, резко остановился. От толчка часть свитков попадали на пол.

— Столько мудрости, которая никому не достанется, — покачала головой «Тень», затем нагнулась, отодвинула маленький лючок и повернула рычаг. Из глубины послышался монотонный стук, словно включился неведомый зловещий метроном.

— Ну, вот теперь точно все. Конец, — с сожалением проговорила «Тень» и подошла к сиянию в стене.

Удары в дверь стали значительно сильнее, она сотрясалась от мощных толчков, а из-за стены стали слышны слова команды.

«Тень», не раздумывая, подошла к двери и, сложив руки рупором, громко произнесла:

— Бегите, глупцы, через минуту тут не останется камня на камне.

Удары в дверь прекратились.

— Бегите отсюда немедленно, — повторила «Тень» и повернулась к сиянию.

Не успела она сделать и шаг, как за стеной раздалась команда, и удары возобновились.

— Я вряд ли могу сделать что-нибудь еще, — с сожалением прошептала она и вступила в сияющий овал. Еще мгновение, и сияние выгнулось дугой, словно надутый мыльный пузырь, затем мгновенно опало и погасло.

В комнате запахло грозой, и повисла зловещая тишина, нарушаемая гулкими ударами и нарастающим звуком «гигантского метронома».


— Смена, к тарану, — скомандовал седой сержант с обратной стороны двери.

В узком коридоре четыре человека подошли к своим товарищам, заменили их у тарана и по команде сержанта продолжили разбивать дверь, от которой отвалились уже заметные куски, обнажая кое-где железные штыри, вошедшие в дверь из пола и так надежно ее блокирующие.

— Еще немного, уже поддается, — подбодрил своих подчиненных сержант. Те еще энергичнее принялись наносить удары.

— Сержант, смотри, — раздался возглас одного из воинов отдыхающей смены, указывая рукой на маленькую вертикальную полоску под факелом.

Тот подошел к стене, пощупал ее рукой и зычно произнес:

— Стоять.

Смена с тараном после нескольких ударов замерла, а с глубины коридора послышались возгласы, «вон еще трещина», «и тут», «тут тоже».

Трещины быстро расширялись, покрывая в сумраке чадящих факелов мелкой сеткой стены коридора.

— Всем наверх! — скомандовал сержант. Люди соскочили со своих мест и, резво добежав до лестницы, стали подниматься наверх. Вслед им громко стучали звуки метронома, становясь все громче и зловещее.

— Дверь заклинило, — раздался голос сверху, не пролезть. — Эй, помогите кто-нибудь, тут нужен рычаг.

Но на его крик никто не отозвался, по всей северной стороне замка ползли широкие трещины, заставляя обрушиваться вниз целые глыбы. Остатки третьего этажа развалились, второй этаж затрещал и тоже начал обваливаться, а гарнизон спешно эвакуировался.

Еще несколько минут, и вся северная и западная части замка внезапно ушли вниз, словно были поглощены гигантским великаном, которому вдруг пришло в голову полакомиться забавным угощением.

Остатки спасшегося гарнизона отступали по ночной тропе к лагерю, с ужасом оглядываясь на затянутые пылью развалины некогда прекрасного замка.


В комнате было жарко. Настолько жарко, что струйка пота покатилась по спине стоящего грузного человека, с задумчивостью трогающего свою иссиня черную бороду, так ясно выделяющуюся на фоне белоснежной мантии. Мужчина переминался с ноги на ногу, пытаясь принять удобную позу и замереть так же, как замер молодой, полный сил человек, стоящий чуть впереди него в такой же белоснежной мантии, только без золотистых разводов и вензелей.

«Совсем еще молодой, а уже „Мастер-маг, Разделяющий Таинство Смерти“, и к тому же сын Гроссмейстера», — подумал грузный мужчина и с удовольствием прислушался, как того распекает бледный худой старик, который, собственно, и был самим гроссмейстером.

Нотация длилась уже несколько минут, и обстановка в полумраке кабинета, где из источников света были только отсвет от горящего камина и слабое свечение от оранжевого хрустального шара на столе, накалялась, и мужчина с некоторой опаской ожидал взрыва.

Гроссмейстер был не в духе и явно давал это понять присутствующим. Он бесконечно долго описывал провал экспедиции, «виновник в котором должен задуматься и осознать свою вину перед орденом». Казалась, эта нотация не закончится никогда, но, наконец, «желчь», переполнявшая его, была полностью излита, старик замолчал и еле заметным кивком отпустил стоящего перед собой мага.

— Ну и что Вы обо всем этом думаете, Великий Инквистор? — раздосадованно спросил своего собеседника, стоящего перед ним, убеленный сединами старик, недовольно посматривая на закрытую дверь, через которую только что вышел, сильно хромая, маг. Он с неприязнью отряхнул со своей алой с золотом мантии несуществующие соринки, что, как показывал опыт, означало крайнюю степень негодования. — Ну, говорите, говорите, — раздраженно произнес он, продолжая стряхивать невидимый сор с мантии своими худыми руками, с длинными морщинистыми кистями, больше напоминавшими лапы какой-то огромной птицы, чуть кривоватыми пальцами с потемневшими неопрятными ногтями.

— Ну что Вы молчите, Инквистор?

— Странная история, Гроссмейстер, — осторожно ответил ему собеседник, слегка потирая на своем лице черную заостренную бородку.

— Странная? Да о чем Вы говорите, Инквистор. Боевой маг. Мастер-маг, Разделяющий Таинство Смерти, не смог справиться с каким-то нином? Куда мы катимся, инквистор? Наша молодежь уже совсем не способна на какие-то самостоятельные действия? Что Вы молчите, Инквистор?

— История действительно странная, Гроссмейстер. Странная и непонятная. А меня всегда настораживают непонятные вещи. И дело тут собственно совсем как мне кажется не в нине. Вернее, нин — это так, мелочь, ну появился, где его не ждали, ну дал отпор, какой от него не ожидали. Что Вы хотите, Гроссмейстер, на то он и нин. Он отлично знал, куда он идет и с кем столкнется. Вот что удивительно.

— Продолжайте, Великий Инквистор, — кивнул замолчавшему вдруг мужчине Гроссмейстер, встав со своего кресла и подойдя к камину в котором жарко горел огонь, протянул к нему руки.

Свет от камина заиграл на мантии гроссмейстера загадочными цветами, заставившими отвлечься от разговора стоящего мужчину.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 11
печатная A5
от 564