электронная
72
печатная A5
268
16+
Чупакабра

Бесплатный фрагмент - Чупакабра

Шестая история из жизни эксперта-криминалиста Аграфены Волиной

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-6678-9
электронная
от 72
печатная A5
от 268

Первая часть

1

Кулешов и Игнатьев сидят на лавочке. Чувствуется, что только состоялся тяжелый разговор. Кулешов поднимается и проходит перед Игнатьевым.

— Да, Саша, обрадовал ты меня. Нечего сказать. Кто-то усиленно пытается меня подставить.

— Извини, Юра, — говорит Игнатьев, — но не сказать тебе я не мог.

— Спасибо, — благодарит Кулешов, — Ты всё правильно сделал. Кто-то хорошо хапнул и всё спишет на меня.

Кулешов снова садится на лавочку.

— Что будем делать?

— Будем искать преступника, — предлагает Игнатьев.

— Согласен.

— Ты никого не подозреваешь?

— Это мог сделать только кто-то из руководящего эшелона, — предполагает Кулешов.

— Я тоже так думаю, — соглашается Игнатьев.

— Найди его, Саша. Я тебе буду вовек благодарен.

— Может, сразу в прокуратуру? — Предлагает Игнатьев.

— Нельзя поднимать шум, — возражает Кулешов, — Давай сначала сами найдём, кто это сделал, а уж потом будем подключать органы.

— Как скажешь.

— И действуй осторожно, Саша. Ты же понимаешь, что здесь большие деньги крутятся. За них могут и голову оторвать.

— Конечно, — соглашается Игнатьев.

— На меня можешь полностью рассчитывать.

— Само собой, Юра.

2

В комнате общежития — Юсов. Он одевается. В дверь стучат.

— Да-да, войдите!

В комнату заглядывает Захаров.

— Ты уже всё? — Интересуется он.

Юсов счастливо улыбается.

— Спасибо, Сережа, ты настоящий друг.

— Да, чего там… — машет рукой Захаров.

— Она замечательная…

— Я это понял.

— А ты-то где ночевал? — Спрашивает Юсов.

— Наконец, поинтересовался! — Говорит Захаров, — Не переживай, Юра. Я — на кухне. У нас там диванчик стоит.

— Извини, друг, — произносит Юсов, — но не мог же я её к себе домой привезти. У меня там мама. Она нервничает, когда я… Ну ты сам понимаешь…

— Понимаю.

— А ты целую комнату в общаге занимаешь.

— Можно я побреюсь, — напоминает Захаров, — а то на работу нужно идти.

— Давай, а я пока чайник поставлю.

— Прямо по коридору, справа.

— Понял.

Юсов берет чайник и выходит из комнаты. Захаров принимается бриться.

3

В кабинете находится директор школы и учитель. Директор, закончив читать, откладывает в сторону тетрадь.

— Да-а-а!

— Как вам этот детский опус, Галина Андреевна? — Качает головой учительница.

— Впечатляет, Инна Александровна.

— Ребёнку всего десять лет, а описывает такие ужасные вещи, — возмущается учительница, — И, заметьте, со знанием дела.

— Согласна. Глубоким знанием.

— И это сочинение «О моей любимой маме»!

Директор читает:

— «Моя любимая мамочка целый день режет закоченелые трупы, чтобы отделить больные органы от здоровых и по ним определить, отчего умер человек».

— Это ещё ничего, — говорит Инна Александровна, — Вы вот это почитайте.

Галина Андреевна выполняет просьбу учительницы:

— «Мою маму на работе называют Чупакаброй. Это страшное чудовище, которое питается человеческим мясом и пьет людскую кровь. Но я всё равно её люблю». Бедный ребёнок!

Директор закрывает тетрадь и поднимается из-за стола.

— Инна Александровна, вы вызвали мать в школу для беседы?

— Вызвала, Галина Андреевна, — подтверждает учительница, — Она сейчас должна прийти.

— Вот и побеседуем с ней. Нельзя допустить, чтобы травмировалась детская психика.

— Согласна.

— Вы с этой мамочкой, которая таскает своего ребёнка по моргам, раньше встречались? — Спрашивает Галина Андреевна.

— Нет, — отвечает Инна Александровна, — В школу всегда приходила бабушка.

— А бабушка точно такая? Или вменяемая?

— Как вам сказать? — Пожимает плечами учительница, — Как все мы — учителя общеобразовательной школы. До пенсии она работала завучем.

— Значит, тоже со странностями, — делает вывод директор.

4

В комнату входит Юсов, внося чайник с кипятком.

— Где у тебя сахар? — Спрашивает он.

Захаров упаковывает и прячет электробритву в тумбочку.

— Юра, сахара нет…

Юсов сочувственно смотрит на Захарова.

— Ладно, будем пить чай без сахара.

Захаров ставит на стол две чашки.

— А чай у тебя есть?

Захаров вынимает из подвесного шкафчика коробку из-под чая, открывает её. Коробка пуста. Захаров, озабочено, чешет затылок.

— Юра, чая тоже нет.

Юсов вздыхает.

— Сережа, тебе немедленно нужно жениться.

— Это же я могу сказать и тебе.

Юсов ставит чайник на стол.

— Ладно. Попьем кофе по дороге.

5

Игнатьев оглядывается по сторонам. Убедившись, что никого рядом нет, вынимает мобильник и набирает номер. Ждет, когда ему ответят.

— Слушаю? — Слышит он из трубки мужской голос.

— Товарищ генерал, это вас капитан Игнатьев беспокоит, — быстро говорит он.

— Какой Игнатьев?

— Из транспортной полиции.

— Слушаю вас, товарищ капитан? — Через паузу произносит генерал.

— Мне нужно с вами встретиться.

6

Генерал Зырянов едет в машине и говорит по мобильнику.

— Запишитесь на приём и приходите.

— Не могу, товарищ генерал, — отвечает Игнатьев.

— Почему?

— Это может стоить мне жизни. И не только мне. Речь идёт об огромных хищениях в Центре закупок РЖД.

— Что говорит по этому поводу ваше руководство? — Спрашивает Зырянов.

— Его я не ставил в известность.

— Есть причины не делать этого?

— Я просто боюсь, что могу нарваться на того, кто это «крышует», — сообщает Игнатьев.

— Почему обратились ко мне? — Интересуется генерал.

— Мне вас рекомендовал полковник Телегин. Он же дал и телефон.

— Приезжайте, — говорит Зырянов.

— Не могу, товарищ генерал.

— Что вы предлагаете?

— Встретиться на нейтральной территории.

— Где?

— Через час в парке на Крестовском острове, — предлагает Игнатьев.

— Как я вас узнаю?

— На мне клетчатая рубашка и темные очки.

— Хорошо.

Генерал прячет трубку мобильного телефона и наклоняется к водителю:

— Разворачивайся. Едем на Крестовский.

7

Раздается стук в дверь кабинета директора школы. Учительница и директор на мгновение замирают.

— Это, кажется, она, — сообщает учительница.

Директор кивает:

— Вы готовы?

— Готова, — отвечает учительница.

— Войдите! — Громко произносит директор.

Дверь распахивается, в кабинет залетает Волина в своём необычном фирменном наряде с черными губами, ярко подведенными глазами и с копной афрокосичек на голове.

— Здравствуйте, девочки! Вы меня вызывали? Что случилось? Наводнение? Землетрясение? В школе вспыхнул очаг холеры и требуется срочная эвакуация?

Директор и учитель заворожено следят за Волиной, которая спокойно проходит по кабинету и садится в директорское кресло.

— Насколько я знаю, моя дочь не на последнем месте по успеваемости. Рассказывайте, почему вы хотели меня видеть?

Первая в себя приходит директор.

— Вы — мама Клавы Волиной?

— Да, — улыбается Волина, — Разве не похожа?

8

Игнатьев выходит из здания и направляется к своей машине. Смотрит по сторонам и только, убедившись, что опасности нет, ступает на дорогу. Добегает к машине быстро, быстро открывает дверь и быстро прыгает за руль.

9

— Вы что-то хотели? — Спрашивает Волина.

Директор, глядя на Волину, понимает, что говорить с ней не имеет смысла.

— Уже ничего, мамочка.

— Зачем тогда меня вызывали? — Интересуется Волина.

— До вашего прихода я была уверена, что вам необходимо знать, — объясняет директриса, — у Клавы есть некоторые проблемы с психикой.

— Что изменилось с моим приходом? — изображает улыбку на лице Волина.

— Я просто поняла, откуда это у неё, — говорит директриса.

10

Захаров и Юсов выходят из кафе, направляясь к машине.

— Ты меня на работу подбросишь? — Спрашивает Захаров.

— Конечно, — подтверждает Юсов, — А твоя машина где?

— На профилактику загнал. Что-то с тормозами…

Юсов останавливается и вопросительно смотрит на своего друга:

— Ты меня сегодня снова выручить сможешь?

— Что, опять? — Вскрикивает Захаров, — Юра, имей совесть, я хочу отоспаться.

11

Игнатьев заводит машину и снова смотрит по сторонам. Не заметив ничего подозрительного, трогается с места, выворачивая машину на дорогу, по которой нескончаемым потоком идёт автотранспорт.

Втиснувшись между легковушкой и автобусом, Игнатьев ведёт машину на Крестовский остров.

12

Директор протягивает Волиной тетрадь дочери.

— Если вам не безразлична ваша дочь, то вы обязательно отреагируете на это сочинение. Почитайте.

Волина, ничего не понимая, открывает тетрадь.

— Хорошо.

— Если вы не увидите ничего странного, — сообщает директриса, — ничем не смогу помочь.

— Я почитаю. Только вы не волнуйтесь, — кивает ей Волина и начинает читать вслух, — «Моя любимая мамочка. Сочинение». Здорово! Мне уже нравится.

Учитель, забившись в угол, тяжело вздыхает.

— «Я очень люблю свою маму». Я тоже тебя люблю, моя деточка, — Волина поднимает глаза на директора школы, — Я пока не вижу ничего странного.

— Читайте дальше!

13

Автобус уходит в сторону, а за машиной Игнатьева пристраивается черный джип. Игнатьев обращает внимание на тонированные окна, и тревога охватывает его.

На перекрёстке он останавливает машину на красный свет светофора. Джип тормозит за ним. Не дожидаясь зелёного света, капитан Игнатьев нажимает на газ. Машина рвёт с места. Джип проделывает тот же маневр: на красный свет он следует за машиной Игнатьева.

Теперь капитан понимает, что джип преследует именно его. Он перестраивается в первый ряд и резко сворачивает вправо. Джип не отстаёт. Тогда Игнатьев решает действовать по-другому.

Он притормаживает у кафе и выходит из машины. Джип тоже останавливается недалеко, но из него никто не выходит. Игнатьев закрывает машину и направляется в кафе.

14

— «Я очень хочу её видеть каждый день, — продолжает читать Волина, — Она постоянно находится на работе и редко приезжает к нам с бабушкой». Прости меня, доченька, я обязательно сегодня приеду.

— Дочерью нужно заниматься постоянно, — бросает ей директриса, — а не наскоками, перекладывая ответственность в воспитании на бабушек и дедушек.

— И школу, — добавляет учительница.

— Я не перекладываю, — говорит Волина, — Они сами мне помогают.

— Ну, конечно! — Хлопает в ладоши директор.

— Между прочим, они занимаются своей родной внучкой, — уточняет Волина.

— Ладно, — машет рукой директриса, — Это ваше внутреннее семейное дело. Я не собираюсь в него вмешиваться. Читайте дальше.

Волина снова смотрит в тетрадь:

— «Я очень люблю ходить к ней на работу. Она работает главным хирургом в морге. А помогает ей мой друг дядя Коля», — Она снова обращается к педагогам, — Ей так нравится, когда дядя Коля предлагает ей пойти посмотреть на мертвецов.

— Серьёзно? — Хмыкает директриса.

— Да, — произносит Волина, — А их она боится.

— Ещё бы! — Возмущается учительница.

— Это у них такая игра, — рассказывает Волина.

— Хорошая игра, — осуждающе качает головой учитель, — Нечего сказать.

15

Игнатьев входит в кафе и сразу идёт в служебные помещения. Его пытается остановить толстый бармен.

— Мужчина, туда нельзя.

Игнатьев показывает удостоверение.

— Мне можно.

Бармен, испугавшись, начинает суетиться вокруг нежданного посетителя.

— Что случилось? У нас всё в порядке.

— Где служебный выход? — Спрашивает Игнатьев.

— Сейчас я вам покажу, — бармен втягивает живот и пытается протиснуться в тесном помещении между Игнатьевым и стенкой, возле которой стоят картонные ящики из-под вина, — Извините.

Ему это с трудом удаётся.

— Идите за мной.

Несмотря не свои габариты, двигается он быстро. Игнатьев едва поспевает за ним. Бармен проходит по лабиринту коридоров и выводит его к двери, которую тут же услужливо распахивает.

— Вот.

Игнатьев останавливается на пороге.

— Выход на соседнюю улицу есть?

Бармен кивает.

— Да. Только туда и есть.

— Спасибо.

— Пожалуйста, — отвечает бармен, — Если надо ещё, приходите и проходите сколько угодно.

Он выдыхает только после того, когда Игнатьев исчезает из поля зрения.

16

— «Мама и дядя Коля разделывают трупы на кусочки, — громко читает Волина, — и потом изучают их под микроскопом».

— Всё! — Обрывает её учительница, — Я больше не могу это слышать! Хватит! Вы что, не понимаете, что это не нормально, когда десятилетний ребёнок пишет в восторженных тонах про такой ужас?

— А что вас смущает? — Спрашивает Волина.

— Ну, знаете ли! — Разводит та руки в стороны, — Это уже не в какие рамки не влезает.

— О каких рамках вы говорите, уважаемая? — Задает вопрос Волина, — О тех, которые вы себе поставили?

— Не я, а общество, — возражает учительница.

— Если бы вы их не выдумывали, дорогая моя, — продолжает Волина, — то девочки знали бы больше о своём организме и не рожали в двенадцать лет. И я рада, что моя дочь в этом смысле грамотный человек и не наделает кучу глупостей из-за невежества.

— Мамочка, вы не смешивайте одну проблему с другой, — вступает в разговор директор школы.

Волина поднимается с места.

— Я не вижу в этом никаких проблем. Ребёнок интересуется всем, а это здорово. Я уверена, что, случись что-либо с одноклассниками, она сможет оказать первую медицинскую помощь, в отличие от многих.

— Не об этом идёт речь.

— О чем? — Спрашивает Волина.

Директриса поднимается и говорит стоя:

— Это похвально, что девочка всем интересуется. Но вот вопрос: не рано ли для десятилетнего ребёнка?

— Вы же сами восторгаетесь, когда дети начинают читать в раннем возрасте, — аргументирует Волина.

— Что вы сравниваете! — Не выдерживает директриса, — Это же литература…

— А это — анатомия, — пожимает плечами Волина, — Не вижу разницы.

17

Капитан Игнатьев ждет генерала Зырянова, сидя на скамейке. Когда тот подходит, Игнатьев встает.

— Это вы мне звонили? — Спрашивает Зырянов.

— Так точно, товарищ генерал.

— Давай присядем, капитан.

Они усаживаются на скамейку.

— Слушаю вас? — Смотрит генерал на Игнатьева.

— Я проводил проверку деятельности Центра закупок РЖД, рассказывает тот, — и обнаружил хищение в особо крупных размерах, когда приобреталось оборудование.

— Почему вы обратились ко мне, а не к своему непосредственному руководству?

— Василий Иванович, боюсь, что кто-то в нашем руководстве связан с этим делом, — вздыхает Игнатьев.

18

— Тогда мы не сможем вам помочь, — заканчивает разговор директор школы.

— А мне не нужно, чтобы вы помогали, — сообщает Волина, — Мне нужно, чтобы вы учили.

— Ну, знаете! — Возмущенно поднимает плечи директриса, — С таким подходом, мы ничего не добьёмся.

— А вы постарайтесь.

Директор поднимается с места.

— Мы поставили вас в известность, а вам делать выводы.

— Большое спасибо, — благодарит Волина, — Выводы я уже сделала.

— Можно поинтересоваться, какие? — Спрашивает директор школы.

— Уделять больше внимания своей дочери, — отвечает Волина, — Быть чаще с ней.

— Ну, хоть в этом у нас сошлись мнения, — поджав губки, говорит директор.

19

По параллельной аллее проезжает черный джип. Из него высовывается киллер и стреляет в сторону Зырянова и Игнатьева из пистолета.

Зырянов и Игнатьев падают на землю. Зырянов открывает ответный огонь по джипу.

Черный джип, пропетляв по дороге, выезжает из парка и скрывается за поворотом. Зырянов бросается к Игнатьеву. Тот тяжело ранен.

— Вы как?

— Я, кажется, отгулял своё, товарищ генерал, — сообщает Игнатьев.

— Держись, капитан, — просит Зырянов, — У нас замечательный доктор есть. Она тебя быстро заштопает и на ноги поставит.

— Василий Иванович, вы с Юрой Кулешовым поговорите, — тяжело дыша, произносит Игнатьев, — Он в курсе всего. Он поможет.

— Хорошо, капитан.

Игнатьев теряет сознание. Зырянов достает мобильник и набирает номер. Ему отвечает Волина:

— Слушаю?

— Александра Леонидовна, это вас Зырянов беспокоит, — быстро говорит генерал, — Нужна ваша помощь.

20

Волина говорит по телефону.

— Что случилось, товарищ генерал?

Директор и учитель внимательно слушают.

— Ранен капитан Игнатьев, — сообщает Зырянов, — Нужна срочная операция.

— Какое ранение?

— Пулевое, Александра Леонидовна.

— Везите в больницу скорой помощи, я скоро буду.

Волина прячет трубку в карман и поворачивается к директору.

— Простите, но я вынуждена вас покинуть. Служба.

— Вы служите в морге? — Удивленно произносит директриса.

— Нет, — отвечает Волина, — Я — сотрудник судебно-медицинской экспертизы. Занимаюсь расследованием преступлений.

— Вот как? — пожимает плечами директор школы.

— А, глядя на вас, не скажешь, — добавляет учительница.

— Открою секрет, — Волина понижает голос до шепота, — Я сейчас занимаюсь секретным делом, потому приходится соблюдать конспирацию, чтобы не спугнуть убийцу.

— Теперь понятно, почему у вас такой вид, — вежливо кивает директор.

— До свидания, — прощается Волина.

— Не будем больше вас задерживать.

Директор поднимается из-за стола. Волина выходит из кабинета. Педагоги переглядываются.

— «Чтобы не спугнуть убийцу»? — повторяет учительница, — Да, глядя на неё, он точно заикой станет.

21

Медбрат увозит Игнатьева на коляске в операционную. Зырянов провожает его взглядом. В приемный покой заходит Волина.

— Что случилось?

— Сидели, разговаривали, — говорит Зырянов, — Они подъехали и начали стрелять.

— Ни с того, ни с сего?

— Да нет, Александра Леонидовна. Ни с того, ни с сего стрелять не будут.

— Куда ранение?

Генерал теряется:

— В… тело.

— Ясно, товарищ генерал, — вздыхает Волина.

— Спасите его, — просит Зырянов, — Он очень ценный свидетель и настоящий полицейский.

— Постараюсь.

В приемный покой забегает Захаров.

— Здравия желаю, товарищ генерал!

— Здравствуй. Серёжа! — Кивает Зырянов.

Захаров поворачивается к Волиной:

— Добрый день, Александра Леонидовна.

— Здравствуйте, Сергей Алексеевич, — сухо отвечает она, — Как прошло свидание?

— Какое свидание? — Удивляется полковник.

— С корреспонденткой… Дроздовой. Она вам всё рассказала про криминальную обстановку в нашем городе?

— Конечно, Александра Леонидовна, — говорит он, — А вас просветили, куда лучше вкладывать деньги?

Зырянов смотрит на них, не понимая, что происходит.

— Не только просветили, — произносит она, — но и сразу вложили.

— Для того чтобы вкладывать, нужно иметь.

— Вы хотите сказать, что у меня нет денег?

— Откуда они у вас, Александра Леонидовна? — Преувеличено спрашивает Захаров, — На вашу зарплату можно только в продовольственный магазин один раз в месяц сходить. Или Попов деньги выделил, как спонсор?

— Откуда вы узнали? — Спрашивает театрально Волина, — Ах, да! Я и забыла, что вы теперь — ас в криминалистике. С таким консультантом, как Дроздова, вы всех бандитов пересажаете.

Зырянов кашляет.

— Можно, вы потом поругаетесь.

Волина и Захаров одновременно поворачиваются к Зырянову и вместе говорят:

— А вы не вмешивайтесь…

— …товарищ генерал! — Захаров понимает, что горячится, — Ой, извините!

Зырянов, извиняясь, поднимает руки.

— Ребята, Игнатьев в операционной.

Волина направляется в операционную. Зырянов и Захаров остаются одни.

22

В кухне Зоя Николаевна и Клава. Зоя Николаевна готовит обед. Клава лениво кушает.

— Чего мать в школу вызывали? — Спрашивает бабушка.

— Поговорить, — сообщает внучка.

— О чем с ней можно поговорить? О покойниках?

— Именно о них с ней и будут говорить.

— Не поняла? — Останавливается Зоя Николаевна и смотрит на Клаву.

— Я в сочинении про маму о мертвецах написала, — объясняет девочка, — Ну, как мама их разделывает, а потом изучает.

— Зачем? — Спрашивает Зоя Николаевна.

— А как я могу писать про маму и не написать про них?

— Действительно, — качает головой бабушка.

— А учительница привязалась. Сказала, что у меня не всё в порядке с головой.

Зоя Николаевна откладывает в сторону тарелку и снимает фартук:

— Это у неё не все в порядке с головой. Одевайся.

— Зачем?

— Поедем к твоей учительнице, — говорит Зоя Николаевна, — чтобы выяснить, откуда у неё диплом о высшем педагогическом образовании?

23

Захаров подходит к Зырянову.

— Кто такой Игнатьев, товарищ генерал?

— Это капитан из транспортной полиции, — рассказывает Зырянов, — За ним, наверняка, следили. Иначе не узнали бы, где мы встречаемся.

— Что случилось?

— Он обратился ко мне за помощью. В ходе проверки Центра закупок РЖД, он обнаружил большие хищения.

— И во время встречи с вами в него стреляли? — Задает вопрос Захаров.

— Да.

— Значит, точно его вели.

— Но он мне успел сказать, — говорит генерал, — что ещё один человек в курсе событий, происходящих в Центре. Его друг Кулешов.

— Кто он, этот Кулешов?

— Я уже навел справки, — отвечает Зырянов, — Заместитель начальника центра организации конкурсных закупок РЖД.

— Большой человек!

— Боюсь, что и его тоже попытаются убрать, — высказывает предположение генерал, — Очень ценный свидетель.

— Значит, и ему нужно организовать охрану, — предлагает Захаров.

— Серёжа, в этом деле фигурируют большие деньги, — вздыхает Зырянов, — Никакая охрана не остановит тех, кто захочет его ликвидировать.

— Тогда его нужно на время спрятать куда-нибудь подальше, — делает вывод полковник.

— Согласен.

24

В операционной на столе лежит Игнатьев. Вокруг него располагаются Волина, ассистент и медбрат. Готовят Игнатьева к операции.

— Александра Леонидовна, вы к нам почти каждый день приходите, — говорит медбрат, — как на работу.

— Приходится, — улыбается она.

— Может, вернётесь? — Предлагает он.

— И не подумаю.

— Это мы вам так не нравимся? — Обижается медбрат.

— Да, — отвечает Волина, — Особенно твой длинный язык.

— А давайте его укоротим? — вносит предложение врач-ассистент.

— Нельзя, — сообщает медбрат.

— Почему?

— Как же я тогда тебя подкалывать буду? — Спрашивает медбрат врача-ассистента.

Тот бросает в медбрата марлевую повязку и поворачивается к Волиной:

— У меня всё готово, Александра Леонидовна.

— Приступим, — произносит она.

25

В кабинете Зырянов, Захаров и Величко сидят за столом.

— Докладывайте, товарищи, что выяснили? — Говорит генерал.

— Основная версия, конечно, связана с последним делом, которое вел Игнатьев, — произносит Захаров, — Это хищение в Центре закупок РЖД.

— Но не стоит сбрасывать со щитов его прошлые дела, — вставляет Величко, — Там тоже достаточно обиженных наберётся.

— Что с машиной? — Задает вопрос Зырянов, — Выяснили, кому она принадлежит?

— Номер, который вы мне передали, — докладывает капитан, — Кашин пробивает по всем базам.

— Кто займётся охраной Кулешова?

— Капитан Величко, — предлагает полковник, — У него уже имеется опыт в такого рода деятельности.

— Помню, — кивает генерал, — Надеюсь, он не будет делать те же ошибки, что и прошлый раз?

— Какие ошибки, товарищ генерал? — Спрашивает Величко.

— Вы забыли, как потащили свидетеля в логово террористов? — Напоминает генерал.

— Ну, я же осознал свою ошибку, товарищ генерал, — извиняется капитан.

— Кто займется проверкой Центра закупок? — Интересуется Зырянов.

— Я, — сообщает Захаров.

— Для этого необходимы знания бухгалтерии, — генерал удивленно смотрит на полковника, — Они у вас есть?

— У нас замечательный консультант имеется, — отвечает Захаров.

— Кто?

— Резников Игорь Яковлевич.

— Помню, — снова кивает Зырянов, — Он у нас по «Игле» свидетелем проходил. Он согласился?

— Да. Я ему час назад звонил. Он обещал взять неделю за свой счет.

— А кто будет охранять Игнатьева? — Спрашивает генерал, — Ведь киллер, попытается ещё раз убрать свидетеля.

— Днем обещали коллеги из Центрального УВД помочь, — говорит Захаров, — а ночью я подежурю.

— Замечательно, — хлопает по столу руками Зырянов.

26

В кабинет директора без стука влетает Зоя Николаевна.

— Добрый день!

Клава останавливается у двери. Директор, видя посетительницу, поднимается с места.

— Здравствуйте. Простите, вы к кому?

— К директору, — сообщает Зоя Николаевна.

— Я — директор, — представляется та.

Зоя Николаевна вертит головой по сторонам:

— Где? Я не вижу здесь директора.

— А я кто, по-вашему?

Зоя Николаевна приближается к ней:

— Ноль без палочки.

Директор школы задыхается от возмущения:

— Что вы этим хотите сказать?

— Настоящий директор, а тем более педагог, не позволит своим подчинённым говорить детям, что у них проблемы с головой.

— Кто это сказал? — Теряется директриса.

— Учитель моей внучки.

— Когда это было?

От двери отзывается Клава:

— На уроке.

Зоя Николаевна поворачивается к внучке.

— Клава, выйди из кабинета. Тебе ещё рано слушать это.

— Ну, Зоя?

— Я кому сказала?

Клава выходит, но дверь оставляет открытой.

— И дверь за собой закрой! — Говорит Зоя Николаевна.

Клава, нехотя, закрывает дверь.

— Я вижу, что вы тоже к ребёнку применяете не совсем педагогическую методику, — делает замечание директриса.

Зоя Николаевна поворачивается к ней.

— А теперь, когда мы наедине, давайте поговорим о методике воспитания, если вы очень этого хотите.

27

Волина отходит от операционного стола. Снимает перчатки и маску. Бросает их в урну.

— Обработать и зашить рану вы сможете без меня.

Медбрат смотрит на ассистента:

— Конечно, если в очередной раз не грохнемся в обморок.

— Когда это было? — Возмущается врач-ассистент.

— Ой, извините! — Кладет руку на сердце медбрат, — Прошло целых три месяца.

— Вот, — говорит ассистент, — А после этого, сколько я самостоятельно операций провел?

— Много, — отвечает медбрат, — И все при моей дружеской поддержке. Под руки.

28

Директор школы, широко раскрыв рот, смотрит на Зою Николаевну. Та, заложив руки за спину, ходит по кабинету.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 268