электронная
432
печатная A5
482
12+
Чудесный мир

Бесплатный фрагмент - Чудесный мир

Сборник разножанровых произведений

Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-9943-3
электронная
от 432
печатная A5
от 482

Предисловие автора

Все мы рождаемся в разных уголках планеты, учимся у других и самих себя, воплощаемся в разных статусах и ипостасях, претворяем себя и других. У каждого из нас есть семья, которая и есть весь окружающий нас мир. Он видится близким и далеким, родственным и чужим, похожим и отличным. Каждый из нас часть и целое, сопричастный и отчужденный, необходимый и востребованный. Мир всегда был поликультурным и многоязыким, творческим и назидательным, интересным и притягательным. Авторская образовательная студия «Приазовское Лукоморье» и писательский проект «Чудесный мир» — дети сотворчества и исследования коллективные и персональные, осуществленные на протяжении прожитых лет, результатом которых стали различные мероприятия международного статуса.


Ключевые слова: семья, окружающий мир, творчество, воспитание, традиция, новаторство.

Воспитывать… самая трудная вещь.

Думаешь: ну, все теперь кончилось!

Не тут-то было: только начинается!

Лермонтов М. Ю.

Писательский проект «Чудесный мир» — сборник исследовательских и художественных разножанровых произведений. Необходимость его написания возникла 8 лет назад, когда педагогическая деятельность вышла на этап авторского преподавания русского языка и литературы. На страницах своих произведений, предназначенных для учеников всех возрастов, изучающих русский язык или уже владеющих им на определенном уровне, мне удается вести обучающий и культурный диалог, в которых возможны дискуссия и согласие, убеждение и подтверждение, недосказанность, как возможность продолжения и дополнения. Вместе с тем, созданный мною чудесный мир — мир реальный и существующий. Как и любому человеку, имеющему статус родителя, учителя, писателя, пришлось взбираться по ступеням развития ребенка, ученика и читателя. В основу сюжетов новелл, эссе, очерков и рассказов, этюдов, повестей, художественно-публицистических статей лег собственный опыт, сопережитый с окружающим миром. «Чудесный мир» открыт для простого прочтения и знакомства, анализа и исследования, доступен для каждого и всех в печатном опубликованном и электронном вариантах. В силу профессиональных возможностей и обязанностей учителя и логопеда, писателя мною составлен своеобразный перспективный план учебно-образовательной и творческой, внеклассной работы для себя, коллег и партнеров, учеников и соучеников. Окружающая среда и сфера общения — природная, образовательная, культурная, языковая, семейная и профессиональная позволяют делиться опытом и получать его только в ходе общения, местом которого могут быть как домашние, так и гостевые культурно-образовательные площадки. Английский писатель Смайлс Самюэль однажды сказал: «Очень часто книга, производящая глубокое впечатление на юный ум, составляет эпоху в жизни человека». У меня, как и у всех людей, есть любимые произведения и авторы, на которых и у которых я училась и познавала мир, теперь уже своим видением окружающего делюсь на страницах своих публикаций. Известный языковед В. М. Иллич-Свитыч своим верным и доказанным жизнью суждением «…язык — это брод через реку времени, он ведет нас к жилищу ушедших; но туда не сможет прийти тот, кто боится глубокой воды…» научил меня и моих учеников видеть исторические языковые корни, которые по праву дают именовать себя русскоязычными. «Все сочинения, чтобы быть хорошими, должны… выпеться из души сочинителя» — в свое время соглашался с Н. В. Гоголем Л. Н. Толстой. Прочитав другого автора, подхватив основную мысль его произведения, взяв его соавторы, процитировав в эпиграфе или пропев между строк в сюжетно-фабульной линии уже своего рассказа, — вот и секрет преемственности и постижения традиций русской литературы, видения ее истоков и любования неповторимостью и уникальностью. Дорогу от школьного сочинения к профессиональному писательскому пути прошли многие наши соотечественники, среди которых писатели-билингвы, сохраняющие русскую ментальность и культуру в других языках и культурах через переводы их произведений на множество языков мира. Одним из таких авторов является французский писатель русского происхождения Андрей Макин с его жизненным кредо — «Как и все русские — я фаталист…». И вот уже свойственная многим русским авторам судьбоносная миссия, совпавшая с позицией французского прозаика и драматурга «…есть такая национальность — эмигрант. Это когда корни русские сильны, но и влияние Франции огромно…» приводит меня, как автора, в профессиональную писательскую организацию — международную Гильдию писателей. Статусная триада «читатель — переводчик-писатель» свойственна всем, взявшимся однажды за перо, и начавшим свою рукопись известным инципитом «Сначала было слово, и слово было у Бога». Разноуровневые мир и творчество многолики и совершенны. Наблюдение Шарля Нодье, который однажды заметил «…из десяти переводчиков девять не знают языка, с которого переводят, а из десяти знающих язык, с которого переводят, девять не знают языка, на который они переводят…». Всякий читатель, писатель и переводчик, и даже слушатель и наблюдатель, созерцающий «не свое» творчество и авторский труд, оказывается на постаменте доступности и человечности, новаторства, становится сопричастным, что делает его мировым достоянием. Феномен писателя-универсума, свидетельствующего от лица всемирной культуры на общедоступном языке, кодирующем свои мысли языком-универсумом, доказуем в афоризме гения — Леонардо да Винчи «…кто спорит, ссылаясь на авторитет, применяет не свой ум, а скорее память. Хорошая ученость родилась от хорошего дарования; и так как надобно более хвалить причину, чем следствие, ты больше будешь хвалить хорошее дарование без учености, чем хорошего ученого без дарования…».

Секрет собственного, авторского преподавания русского языка и литературы, семейного воспитания и наставничества Гончаровой (Губернской) Ольги Вячеславовны в девизе — «Знаю, владею, способна сама — научу других».

Данный сборник — результат авторских наблюдений и обобщений, исследований и анализа. Произведения и статьи написаны по следам путешествий, профессиональных мероприятий, проведенных автором лично и в соавторстве с друзьями-коллегами. Они личный опыт, сопережитый с остальным миром. Героиня — Дева — сложный образ: современница и жительница незапамятных времен, персонаж и реальное лицо, которые читателю покажутся незнакомыми. В то же время, Дева будет узнана всеми в любой стране, обоих полушариях, соотечественниками и иностранцами, носителями многих языков и представителями любой культуры. Моя Русалка — жительница поднебесья и океанических вод, степей родного Приазовья и зарубежных просторов, фантастичная и реальная. Волшебница, одаривающая приключениями и счастьем, мудрая и скромная, защитница, наездница скифо-сарматского дракона, подружка морского конька и знакомая славянского коня-русалки, русская чудо-рыбица, приятельница многих в любом уголке мира, оттого часто приглашенная и зазывающая в гости, щедрая и колоритная. Это девочка-ребенок, взрослеющий, становящийся самодостаточной и характерной девушкой, женским образом-звездой и мечтой всей Вселенной. Знающая, уверенная, полюбившая и любимая. Героиня, у которой под ногами пьедестал — камень-зоря, постамент существования и воскрешения; красавица, очаровывающая лазоревым цветком вечности и молодости, одаренная силой и богатством магического кристалла, бриллианта, чистого истока, готовящая врачующий эликсир, составленный из магии искренних чувств. Любознательное и живое начало всех начал, сладкоголосая сирена, певунья, слышащая шепот древней ракушки — подарка-наследства своих предков, застывшая форма и суть идеальной жемчужины, блеск перламутра которой освещает ей дальнейшую путь-дорогу. Сюжетная линия произведений, построена по правилам в знакомую всем игру, участники которой протягивают свои ладошки-лодочки и получают от моей героини подарок-предмет, успев удержать его и понять, что теперь это его собственное достояние, в очередной раз, произнеся слова-заклятья:

— Я ношу, ношу колечко и кому-то подарю…

— Колечко-колечко, выйди на крылечко!

Сборник рассказов, новелл, очерков и эссе

Венецианская дама

В воздухе дым, как духи «Домино»,

Это зима обращается в бегство,

Это ко мне обращается детство…

Самыми любимыми для нее всегда были сумерки. Возвращение домой всех после рабочего дня превращало квартиру в теплое семейное гнездышко. В то время, пока готовился ужин, просматривались и прослушивались родителями новости по радио и телевизору, она, играя, часто уделяла много времени рассматриванию себя в зеркале. Тени падали на освещенный лучами заката трельяж, казавшийся окном в волшебный и далекий мир. Зеркальные боковые створки напоминали ставни, украшавшие окна всех сказочных домов, что ей встречались в книгах и экранизациях, на улицах города, в котором жила. На столике всегда находились любимые для изучения предметы, среди них — шкатулки, вазочки, коробки с пудрой, тенями, помадами и духами. Все эти атрибуты девичьих мечтаний обладали своими неповторимыми свойствами и предназначением в воображаемом мире. Среди баночек и тюбиков с кремами, заколок для волос и невидимок, внимание привлекали футляры с причудливыми запахами, каждый из которых имел уникальную историю: три драгоценности «Малахитовой шкатулки» — «Алмаз», «Аметист», «Сапфир», «Шахразада», «Индийский сандал», «Черное домино». Дама в маске и черно-белом одеянии на крышке коробки, где на бархатном покрывале лежал флакон с чарующим ароматом, приворожили детское воображение игрой, интригой и дальними путешествиями. Впереди история «Клоунов» Д. Кабалевского в книге по сольфеджио с рассказом-прологом об арлекинах разных стран — паяце, шуте, скоморохе, Петрушке, Панче, Пульчинелле, Пьеро… В воскресный день мечтательница-фантазерка увидит экранизацию с участием Льва Дурова и Аллы Демидовой. Красавица — черно-белая колдунья, Домино, приоткрыла двери в потусторонний мир, где можно найти чудесные подарки русского отца-купца из легенды аксаковской Пелагеи-ключницы: золотой венец, хрустальный туалет и чудесный цветок. Лазоревая путь-дорога в страну-сапожок с ее пермскими корягами-сваями: далекий морской берег аквамаринового моря — Адриатики, гондолы и шлюпки, фейерверки и празднования. Подготовка к маскараду — церемония с ее секретами и тайнами, действо. Венецианское зеркало с его целебным эффектом золочения, выравнивания неточного, доведения до совершенства всего отраженного в нем. Серебряная гладь этого кудесника своим теплым блеском поднимала настроение, позволяла почувствовать себя волшебницей, пришедшей из неведомого пространства, наделенной способностью обогащать и одаривать все окружающее вокруг. Серебро и золото, Солнце и Луна, соединение несоединимого в одном образе-маске — Дамы, всегда разной, такой изменчивой, непостижимой. Причудливые орнаменты дорогих тканей: роскошь парчи, нежность шелков, теплота бархата, прозрачность вуали, шлейф аромата запахов — пряных, сладких, пудровых. Блеск и игра света граней-изломов камней маминых драгоценностей. Звуки и трели шкатулки-пудреницы, наигрывающей «Танец феи Драже», переливы мишуры и блесток, разноцветность паеток и бисера, вкус какао, шоколада, молока — девочка-Дева.

В воздухе дым, как духи «Домино» —

Где-то качается Божье кадило.

Это сгорает, что происходило

В этом безумном столетье со мной.

Россия с ее ледяными дворцами и горками, катками и костюмированными балами, проводимыми с петровских времен, балаганы и народные театры, веселье, бесшабашность, ликование. Неподалеку от дома возводились ледяные терема и горки, заливались катки, как воспоминание о последнем бале шутов времен Анны Леопольдовны, на которых проходила весомая часть свободного каникулярного времени. Непременная гостья любого новогоднего утренника и карнавального вечера ушедших времен — девица, Василиса Прекрасная, соблюдательница кода древнего календаря, матушка-дарительница этой куклы, мудро и щедро одаривающая шлейфом шоколадно-цитрусового аромата сладких подарков с их богатством ассортимента: «Маска», «Золотое апельсиновое суфле», «Чародейка», «Грильяж», «Монпансье» в жестяных баночках, пастила, зефир, мармелад… Серпантинный дождь и радужная пыль конфетти, огни гирлянд, пора осуществления желаний, радость бытия — ощущение сказочной реальности, здешнего, живого и не потустороннего. Дама с ее множеством имен — Фантазия, Муза, Дриада, Звезда… Костюм к ежегодным елкам придумывался самостоятельно, как будто ее советницами-помощницами были все те же Фантазия, Муза, Дриада, Звезда… Образ создавался не для того, чтобы поразить, снискать зависть, а удивить, показать: «А я и такая!» Сложность прически — переплетение кос и локонов, как ажур венецианского кружева, живая корона, венчавшая силуэт, обязавшая к горделивой осанке, грациозности движений, такту, царственности. Зеркальное отражение себя в зале, мамином трельяже, понимание сути: «Похожая, но другая, напоминающая, но отличная, знакомая, но не угаданная!» Солнечные тени и вечерние блики, музыкальные звуки и благоухающие запахи научили видеть собственное среди другого, разглядывать и понимать, творить и изменяться, находить и принимать, развлекаться и учиться.

Роскошь свободы детской поры, множество времени для себя, шик возможностей, как материнское:

— Ш-ш-ш! Тс-с-с! Ты что здесь притаилась? О, опять ты в образе! Только посмотрите на нашу Даму! Кто вы, маска?! Ну-ка, разоблачайся!»

В воздухе дым, как духи «Домино»…

Плачет паяц по ушедшему веку.

Прошлое кануло, смежило веки —

Всё умирает легко и умно.

(«Домино» Андрей Мирошников)

Первая скрипка

Посвящаю своим дорогим русским новочеркассцам:

скрипачу-виртуозу Константину Михайловичу Думчеву,

композитору-музыковеду Павлу Павловичу Назаревскому,

скаут-мастеру Ростиславу Владимировичу Полчанинову.


Она всегда чувствовала в жизни провидение. Осколки памяти ее детства складывались в многочисленные картинки калейдоскопа, когда однажды зимним вечером впервые увидела улицы донской столицы. Тогда еще было не ясно, чем станет для нее этот город. В нем кукла с огромным бантом впервые увидит спектакль приезжей балетной труппы и сразу поймет, что звуки оркестровой музыки станут привычным и необходимым для нее присутствием. На сцене балерина в кокошнике под скрипичное соло делала грациозные шаги задорного русского танца. Спектакль-визитка русского балета «Лебединое озеро» навсегда расставит в душе акценты. Образ Лебедя, озеро, сказка — все это есть теперь в ее жизни.

Русский композитор, русский скрипач и русский музыковед станут святыми покровителями в ее жизни уже позже. У нее так и останется привычка с интересом слушать стариков.

Они привычно спешили по проспекту Платова, держась за руки — мать и дочь — далеким вечером в конце семидесятых. Среди шума городского транспорта и чужих разговоров маленькая танцовщица утвердительно заявила:

— Когда я вырасту, у меня будет дочь-русалочка!

— Ну, если твоим мужем будет светловолосый мужчина…

Женщина с улыбкой взглянула на пятилетнюю дочь, удивляясь неожиданной теме разговора, подходя к крыльцу старинного здания с лепниной на фасаде, в котором располагалась балетная студия, где словоохотливая и рассудительная девочка танцевала, перевоплощаясь в образы сказочных героинь. Вечерами она со старшей не намного ее сестрой смотрела на белый экран: цветные картины волшебных историй сменяли одна другую, поскольку в доме, кроме богатой библиотеки детских книжек, была собрана коллекция диафильмов. Воображение маленькой зрительницы уносило ее вместе с героями в дальние теплые страны, когда та болела бронхитом, она путешествовала среди морских волн, вспоминая ежегодные поездки к морю в гости к родственникам и загородный отдых на Лебяжьем озере, которое местные жители называли Цыганским. Плавая в прозрачно-зеркальной воде среди ракитных и ивовых зарослей, маленькая фантазерка мыслила себя то ли маленьким лебедем из балета русского композитора, то ли персонажем-утенком сказки датского писателя. Длинноволосая русалка плескалась в морской пене азовских волн, редкие встречи с любимыми стариками наполняли душу осознанием собственной русскости. Свое крещение она помнила хорошо и осознавала каждое сказанное ею слово в храме на улице Таманской. Седобородый батюшка, распевая гласные своим бархатным баритоном, «растянул»: «О-о-оль-га!» Церковная купель освежила в памяти магию слов бабушки под струи-нити из кувшина:

— Как с гуся вода, так с Олечки всякая беда!

В семье все женщины играли на фортепиано. Эта семейная традиция заставила перевести старинный черный инструмент с канделябрами и ажурной резьбой из родительского дома в служебную квартиру, за окнами которой шумели-баюкали тополя, а сыгранный мамой вальс «Дунайские волны» в который раз по ее просьбе, заставлял кружиться, кружиться, кружиться! Каждый раз, возвращаясь вечером домой, девочка садилась на крутящийся стул подле инструмента и «расстраивала» его своей бурной и неумелой игрой, по этой причине родители поспешили сделать ее еще и ученицей музыкальной школы. В старинном особняке приемная комиссия с умилением выслушала исполненную ею песню, та, в свою очередь, от души нааплодировалась, повторяя ритмические рисунки вслед за педагогом, получив одобрение. Но двери этой школы она откроет для себя только через пять лет.

Вскоре, посетив московскую олимпиаду, в международном вагоне, пронесшем их через полстраны, семья пересечет восточную границу. Полоска горизонта среди Гоби теперь надолго отделяла новочеркасское прошлое от пустынного теперешнего настоящего без белого зала и пуантов, заполненного прослушиванием пластинок со сказками, среди которых и разная судьба пятерых горошин, рассказанная актером, в сопровождении все того же трогающего до глубины души звучания скрипки. Инструмент пел протяжную мелодию, которая уносила ребенка в далекие края, куда по ее размышлениям улетают ласточки и лебеди, где живут эльфы и феи, гномы и тролли из прочитанных и услышанных ею сказок. Прима-книга, подаренная родителями к школе, сборник русских писателей, среди которых Иван Андреевич Бунин, Александр Иванович Куприн, Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк, Алексей Алексеевич Перовский, повествовавшие ей о стародавних временах и обычаях, событиях, кажущихся сказочными, но когда-то реально случившимися не с ней. Среди любимых быстро свое почетное место займет не только поэт и писатель, по воспоминаниям современников, скрипач — Михаил Юрьевич Лермонтов. С уроками русского языка ей повезет — они подарят этимологические минутки, позволившие быстро научиться отличать исконное от пришлого, «свое» от «чужого». Рано взявшая на себя почетную миссию-носителя культуры и языка, вдоволь наигравшаяся в казаки-разбойники среди бескрайней пустыни, она вернулась в страну, которая вскоре будет называться прежним именем — Россией. Судьба вернет семью в знакомый город, где для повзрослевшей школьницы распахнет двери музыкального мира удивительный старик. Он поведает ей много о русской истории, культуре, считая ее способной ученицей, называя даже любимой. Это именно он — высокого роста интеллигент в классическом черном костюме — будет одаривать ее отличными оценками, погружая в литературу о музыке. Его помощниками станут известные всему миру — Сергей Прокофьев, Дмитрий Кабалевский… Музыковед будет рассказывать ей о них, своих прижизненных друзьях, как о вновь представленных, неизвестных и непостижимых гениях на уроках памяти. От него она узнает, что многие спетые ею песни в детстве написаны его близкой знакомой, выпускницей новочерскасской музыкальной школы, Тамарой Александровной Попатенко, чьи произведения тогда пела вся страна. Этот музыкальный великан познакомит ученицу с творчеством своего лучшего друга, скрипача-виртуоза Константина Михайловича Думчева, игравшего для императорской семьи, давшего в свое время мировые гастроли и пережившего с ним сложные военные годы в оккупированном городе. В нем, даже в те лихие времена, педагог-музыкант — внук протоиерея величественного донского собора — продолжал служить больной маме, Богу и музыке. Знавшая блестяще, кроме родного русского, английский, французский, немецкий и японский языки, эта сильная русская женщина заложит в своем сыне целый мир: именно он станет для нее, навсегда обездвиженной, единственным распахнутым окном в жизнь. Его не станет в тот год, когда ученица будет студенткой-филологом и уже сама станет мамой в начале девяностых. Первым в жизни маленького глазастого мальчика будет посвящение в храме, в котором у матери была «своя» икона, да и храм этот будет для нее всегда «своим». Глинка и Мусоргский, Балакирев и Римский-Корсаков, реальные истории героев-прототипов известных опер и балетов поведут по длинной дороге русской истории и культуры теперь ее сына.

Разговор дочери и матери вспомнится через десятилетия, когда в семье, где уже был обожаемый всеми десятилетний сын-танцовщик, появилось в бело-розовом конверте нежное создание с голубыми глазами. Рождение нового члена семьи ждали долго и с нетерпением: работа, стажировки, аспирантура:

— Все, наконец, скоро тридцать и нужно успеть!

Тогда ее в далеком детстве незнакомка в городском автобусе, наблюдавшая за замысловатой игрой юной попутчицы, спросила:

— А как же зовут твою куколку?

Ребенок поднял на женщину свои глубокие карие очи, окаймленные ресницами-веером, и серьезно ответил:

— Адочка!

Встреча этой пары, почти как у всех, была случайной. Она пришла в праздничный победный выходной в гости к соседке, и там оказался тот самый обладатель русых волос. Вскоре в семье произнесут фразу:

— Ровно год назад мы познакомились, и у нас теперь сын!

Ставшего точной копией своей матери маленького Вовку не минула судьба танцовщика. Он объездил страны и регионы еще в детстве, щедро одаривая зрителей и многочисленные жюри своей доброй улыбкой, искрящейся счастливым детством и артистизмом в составе дружной семьи ансамбля с многообещающим названием «Сюрприз». Его диснеевская Ариэль превратилась в реальную Ариадну, делившую теперь с ним детскую комнату. Потом он приведет ее в класс своего педагога, известной в прошлом и уважаемой в настоящем, балерине. Магия названия хореографического коллектива «Renverse», скрывающее в себе «повторение», «поворот» вернет еще одного члена семьи на сцену с ее постановками-ролями под музыку Петра Ильича Чайковского, на сюжет Михаила Юрьевича Лермонтова, маскарад его жизни-творчества. Игра однажды принесенной подружкой на репетицию скрипки околдует Аду с первых аккордов. Первая пьеса «Мишка с куклой», сыгранная девочкой на экзамене, станет поводом для семейного празднования. Ее первый инструмент так и останется экспонатом на полке гостиной дома. Первое посещение средневекового города оставит в памяти надолго рождественскую Прагу сказочной, щедро одаривающей подарками святого Микулаша. В премьеру-стихотворение, позволившее маленькой путешественнице высказать на чистом листе литературного творчества мысли, легли рождественское и новогоднее путешествие в этом городе. Юному автору окажет честь быть опубликованной профессиональный писательский коллектив. Незадолго до очередной поездки в Прагу, где мать и дочь станут участниками международного форума, состоялось знакомство с еще одним известным. Собранные им русские стихи и песни привлекли внимание к себе на одном из интернетных ресурсов, рассылавшем часто письма с анонсами общих мероприятий. Среди автобиографических строк сразу выделилась та, где упоминалось рождение в Новочеркасске. По приезду домой случилась поездка в тот самый город. Золотую пору бабьего лета дополнили золото нимбов знакомых храмовых образов и тепло горящих свечей. В этой церкви по праву заслуживший звание патриарха русского разведчества сын русского полковника был крещен. Судьба распорядится ему быть далеко от родного города, но как говорится: «Неисповедимы пути Господни!» Хитросплетение жизненных перипетий сведет общение к темам России, истории и культуры. Его роскошная дата станет поводом для подарка, который минует океан и будет вручен ему в юбилей. В тот год Россия праздновала семисотлетие со дня рождения Сергия Радонежского. Привезшая на экскурсию по родному городу учеников и родителей, она, знавшая «свой» собор, вдруг окажется запертой в нем. Все двери, в которые она попытается выйти, окажутся вдруг закрытыми, и, почувствовав на себе взгляд, она обернется — перед ней будет стоять именно образ преподобного. Подарком скаут-мастеру станет вернувшаяся только с пражской выставки православная икона, выполненная ее знакомым в технике литописи именно этого святого. Полученное в храме благословение проведет мастера иконописи, обучавшего детей, в Сергиев Посад на выставку в годовщину празднования. Подарком судьбы матери и дочери в чешской столице окажется концерт в Вацлавском музее. Сидя на красных бархатных подушках, постеленных специально для благодарных слушателей музыки венецианского композитора-скрипача Антонио Вивальди, собравшихся со всего белого света, они вспоминали игру скрипача-виртуоза костела святого Ильи, как — будто рыжеволосый священник-итальянец благословил их на эту встречу с шедеврами мирового исполнительского искусства. Любительницы скрипичной музыки пришли на концерт заблаговременно, боясь опоздать и, еще некоторое время стоя за решетчатыми воротами храмового зала, были благословлены только что окончившими воскресную службу католиками. Окропленные водой и перекрещенные, их сердца испытывали восторг от всего происходящего в тот памятный вечер: в полумраке, освещенном лампадным светом церковного зала, слышалась божественная музыка, певшая о человечности, сострадании и любви. По возвращении домой судьба предоставила новую встречу с творчеством гениального скрипача и российских мастеров-исполнителей: душа русского скрипача, исполняя «Времена года», преклонялась перед великим мастером, императорским композитором-итальянцем, виртуозно владея инструментом-гением его соотечественника Николы Амати.

Позже в жизни дочери случатся мастер-классы: она наряду с другими учениками музыкальной школы будет учиться игре в оркестре, в то время пока ее мать продолжит рассказывать о языковых тонкостях и интересных фактах русского языка и литературы не только их носителям, но и иностранцам, среди которых разъяснение смысла национальных изречений.

Однажды вернувшаяся с репетиции ученица с гордостью объявит на пороге дома родным:

— Я скоро стану первой скрипкой!

Первая скрипка у русских — та, что влияет на положение вещей. Быть первой — это ответственность и труд, отдача себя другим, пожертвование себя остальным.

Вскоре и в жизни Адель, так звали ее домашние, будут концерты и выступления. Точеная фигурка маленькой девочки станет часто сопровождать мать в поездках. Однажды дочь в своем рассказе напишет:

— Мама — распахнутая в мир дверь!

Хрупкие плечи торжественно понесут миссию носителя языков и культур: «Старинная французская песенка» П. И. Чайковского, сыгранная на экзамене, русская народная «Во саду ли, в огороде», спетая в международном лагере в Италии, казачий танец, перевод стихотворения С. Есенина на английский, французский спектакль «Красная шапочка», японский журавлик для посольского конкурса и прочее.

Венецианский музей не замедлит показать секреты изготовления любимого инструмента: деревянные заготовки, струны, конский волос смычков, запах лака в музыкальной мастерской имени гениального изобретателя Леонардо да Винчи подстегнут к исследованию, познанию, первым откровениям. Ученица словно своим любопытством итальянской куклы Пиноккио-Буратино будет ведома по дороге открытий скрипичных дел мастерами, как герой назидаемый сверчком-скрипачом.

Следующий проводник — «армянский Левша» Эдуард Казарян откроет «микро-чудеса» своего огромного творчества уже в Сочи. Этот рекордсмен всемирной книги чудес даст урок большого мастера игры на семимиллиметровой скрипке. Вдохновитель-изобретатель уведет подмастерье по пути творчества дальше: мать — на конкурс рассказов-миниатюр «Русского Гулливера», дочь — к созданию сувенира из азовской ракушки — морской валентинки «Молли и Ганувер», что станет призером-экспонатом музея страны Гринландии в Крыму.

В жизни любой первой скрипки важен ее попутчик. Свою любовь к творчеству скандинавского сказочника мама передаст ей по наследству, дав в сопровождение по дороге ученичества понимание рисунка-кружева мировых сюжетов. И вот подросшая наследница начнет превращаться из неумелого и неизвестного исполнителя Адель в грациозную — Одетту, словно невеста героя художественного полотна венецианца Тициана, когда-то увековечившего свою дочь Лавинию с внучкой, преобразившихся в ветхозаветного Товия и Рафаила под кистью его ученика. Дитя поколения зет она с успехом отыщет продолжение-подтекст библейской истории в сотворении «Дорожного товарища», напутствующего на авторство, покровительство и счастье. В семейном кругу случится юбилей почтенной супружеской пары. Танцовщица кордебалета известной экранизации оперетты «Сильва» и полковник, награждавший участников военных оркестров Великой Отечественной орденами, будут слушать девичий квартет в свою честь. Этот теплый осенний день подарит присутствующим повод для воспоминаний о встречах со знаменитыми людьми, игравших историческую роль в жизни страны, разговоры о происходящих изменениях в ней, торжественных речей, как подтверждения достигнутых высот, и предположений о дальнейшем, завтрашнем, оставленном на потом. Наследники этих старых русских идут дорогой сложной миссии музыкантов, преподавателей, офицеров.

— Как похожи сценарии жизненных событий русских семей!

В концертном зале школы как всегда собралась внимательная публика: родители и педагоги, приглашенные, знакомые и коллеги, будущие ученики. На сцене в сопровождении концертмейстера звучит тот самый «Русский танец» русского композитора, чье имя венчает международный музыкальный конкурс — национальное достояние, в исполнении будущего победителя.

Рожденная под знаком полурыбы-Козерога благословлена на творчество великими мастерами-искателями. Рано отправившаяся в путь-дорогу персонажа карточной колоды «Шут», из поколения икс, обнулившаяся, играет партию первой скрипки на празднике, щедро получая подарки собственной судьбы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 482