электронная
Бесплатно
печатная A5
420
18+
Чудеса возможны, или Путь к Волшебству

Бесплатный фрагмент - Чудеса возможны, или Путь к Волшебству

Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7554-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 420
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Тридцать случаев из жизни автора, ЕГО друзей и клиентов

Что может человек?

Всего за один час работы над собой человек способен исцелиться от смертельной болезни или пробудить в себе невероятные способности; в минуту смертельной опасности материализовать средство спасения из ниоткуда; за считанные дни бесплатно получить квартиру, стать миллионером, изменить судьбу своего ребёнка и многое, многое другое…

Чудеса возможны. Верьте в них, и они произойдут.

Чудеса ждут Вас. Эта книга — тому подтверждение.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Вступление

— ЧУДЕСА НАМЕРЕНИЯ
Заплати за успех
Победи страх
Найди своё место
-ЧУДЕСА БОГАТСТВА
Оцени себя
Сделай, что должен
Откройся жизни
-Чудеса СПАСЕНИЯ
Призывай помощь
Борись до конца
Доверься Судьбе
-ЧУДЕСА СУДЬБЫ
Определи будущее
Выбирай душой
выбери душу
-ЧУДЕСА СЕКСА
Повышай вибрации
Люби сердцем
Делись собой
-Чудеса СВОБОДЫ
Прости себя
Отпусти, любя
Освободись внутри
-чудеса ПУТИ
Стремись к цели
Развивай интуицию
Расширяй сознание
-ЧУДЕСА ИСЦЕЛЕНИЯ
Откройся целителю
Вернись к себе
Спроси свою боль
-чудеса СИЛЫ
Обрети центр
Слушай сердце
Лети на свет
-ЧУДЕСА ЛЮБВИ
Вылечи корни
Растворись в любви
Просто дари
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
НАПУТСТВИЕ ЧИТАТЕЛЮ

ОТ АВТОРА

Благодарность

Автор выражает глубокую благодарность Мерле-Людмиле Валентиновне Литвиненко-за вклад в написание этой книги.

Предисловие

Жизнь прекрасна. Она даёт нам пищу и кров, возможность заниматься любимым делом, радоваться плодам своего труда и разделять любовь с близкими и друзьями. Жизнь создана для того, чтобы постигать её уроки, пользоваться её дарами и получать от неё удовольствие.

Жизнь — это безумно щедрый подарок Бога всем нам, тайный смысл которого заключается в том, чтобы взять его беспредельные дары и привнести их в материальный мир.

Надо ли напоминать о том, что Жизнь содержит беспредельную силу, способную изменить каждого из нас и помочь осуществиться нашей главной цели?

В миг, когда я пишу эти строки, я ощущаю энергию жизни особенно остро. Она наполняет меня и расширяет мое сердце до беспредельности, изливаясь через край и устремляя мою радость к тебе, мой читатель. Ибо чего будут стоить умствования даже гениального происхождения, если они не смогут дать силу, меняющую твою жизнь?

И тем не менее, сила здесь. Мы ощущаем ее присутствие, ее дыхание, её волшебную помощь. Закрой на минуту глаза, приложи книгу к сердцу и сосредоточься на ощущении, которое она вызывает.

Чувствуешь?

Сила здесь.

Я дарю ее тебе.

С любовью,

Автор.

ВСТУПЛЕНИЕ

— Зачем ты ходишь к Хохелю на группу? — недоумевал муж одной из наших учениц. — У тебя ведь и так всё есть. Скажи мне, что тебе нужно и я сам решу все твои проблемы.

— Ты не понимаешь, — отмахнулась та. — Это для того, чтобы легко всё давалось, — и лукаво улыбнувшись, прищёлкнула пальцами.

Когда человек беден, ему хочется богатства; когда богат — успеха; когда успешен — счастья, а когда счастлив — чудес.* (*самым главным чудом является прижизненное соединение с душой, или, как говорят в религиях — «спасение души». Все остальные случаи, описанные в этой книге — лишь побочные эффекты духовных уроков, ведущих нас к главной цели. Подробнее о соединении с душой читай в первой книге Анастасии Новых серии «Сэнсэй — Исконный Шамбалы» или в моей книге «Духовные Законы Вселенной». Замечу, что постоянная работа над собой с помощью духовных практик, изложенных в этих книгах делает прохождение духовных уроков куда менее болезненным, чем описано в данной книге).

Итак, чудеса возможны. Эта книга — про них.

Чудеса в наше время с каждым днём всё больше становятся обычным явлением. Истории, изложенные в данной книге, не претендуют на пальму первенства в мире волшебства — их ценность в том, что вы получаете их из первых рук, то есть от людей, переживших их непосредственно.

В отличие от «Ступеней сознания» и «Уровней сознания», задуманных, как учебники по эволюционному развитию, вы видите перед собой труд другого направления и замысла. Эта книга не учит преодолевать жизненные сложности — она вдохновляет вас это сделать. Рациональной логикой можно обосновать путь к успеху и частично — путь к счастью; однако на дорогу к просветлению можно только вдохновить, потому что она у каждого — своя.

Конечно, просветлённость не сводится к умению творить чудеса. Однако чем больше вы просветлены, тем больше чудес случается вокруг вас.

Приведенные здесь чудесные случаи вкратце можно объяснить так: если ты хорошо понимаешь, чего ты хочешь и делаешь максимум для достижения цели, жизнь с определенного момента начинает помогать тебе сама — иногда через совершенно невероятное развитие событий или совпадения, которые в народе принято называть «чудом». Нередко известные люди сами являются живым свидетельством того, как чудесные стечения обстоятельств помогают нам в осуществлении самых дерзких наших желаний.

Однако далеко не каждый из нас может пообщаться со знаменитостями или со свидетелями и участниками чудесных событий лично — в отличие от психолога, главным трудом которого как раз и является общение.

И в самом деле — разве не чудо, когда откровенная беседа устраняет неизлечимую болезнь или предотвращает неизбежное, как всем казалось, попадание в тюрьму? Когда искренняя молитва останавливает неизбежное падение в пропасть или заставляет высокого руководителя в обход всех законов и с риском для своей карьеры и репутации бескорыстно помогать совершенно незнакомому и не способному его отблагодарить человеку? А как насчет денег, которые неожиданно приходят именно в том количестве, в котором они тебе необходимы?

Многим знакомо библейское выражение «по вере твоей тебе и воздастся» — но одно дело рассуждать на эту тему и совсем другое — встречать людей, которые могут засвидетельствовать исключительность происшедших с ними событий. И конечно же каждая такая встреча — пусть даже и заочная — может побудить и тебя, наш читатель, призвать потенциал чудес в свою жизнь и распорядиться им по собственному усмотрению.

Конечно же, простым описанием чудес в наше необычное время уже никого не удивишь — и если раньше люди, которым мы рассказывали об известных нам чудесах, чаще всего задавали вопрос: «неужели?», то теперь нас всё чаще спрашивают: «как?». Сознание современного человека развивается очень быстро и потому он хочет управлять не только материальными аспектами своей жизни, но и более высокими планами бытия. Поэтому мы не ограничились простым описанием чудес, а дали к каждому из них краткий комментарий, почему они стали возможны.

Сейчас вы прочтёте десять глав, посвящённых описанию различных чудес, содержащих по три истории. Каждая история представляет из себя пример, а её заглавие — рецепт для сотворения чуда в реальной жизни. Тридцать историй описывают реально имевшие место события и только один из рецептов чуда был настолько прост, что был облечен в форму вымышленного сюжета, приведенного в отдельном рассказе.

Паоло Коэльо писал, что если человек чего-то хочет и идет при этом своим путем, вся вселенная способствует его желанию. Я полностью с ним согласен — то, что он пишет во всех книгах, я вижу на всех наших тренингах. Правда, герои его книг большей частью нарисованы его воображением. Наши же истории рассказаны реальными людьми и о реальных людях и событиях, а в книге для их спокойствия изменены лишь имена и некоторые обстоятельства.

Когда-то я решил для себя, что обязательно напишу о чудесах, с которыми мне довелось столкнуться лично или услышать о них из первых уст, и вот — этот труд лежит перед вами.

Итак, чудеса возможны. Мы знаем, как важно поверить в то, что на пути к Мечте или к сокровенному желанию чудо может произойти с каждым из нас. Для этого я и написал эту книгу.

Ну что ж, наши истории начинаются. Постарайся взять из них всё полезное, чтобы привнести чудо и в свою жизнь.

ЧУДЕСА НАМЕРЕНИЯ

Когда ты сидишь на месте — во внешнем мире мало что происходит. Когда ты начинаешь что-либо делать — приходят другие дела, и занятий становится больше.

Такое явление можно назвать «правилом вихря». Когда в пространстве создается вихрь энергий, он втягивает в себя слабые вихри, вращающиеся с меньшей скоростью. В конечном итоге слабые вихри рассеиваются, а более мощный становится обладателем их энергий и частиц.

Вихрь личного роста начинается из точки, которую можно назвать намерением человека.

Если за намерением последует цепь поступков, вихрь станет силой, которая в относительно короткий срок приведёт нас к намеченной цели.

Правило вихря в человеческом обиходе можно наблюдать на примере лидера, который на начальном этапе делает львиную долю работы, а затем втягивает в орбиту своей деятельности помощников. Негативным примером того же толка является сильный конфликт, когда присутствующие уже не могут оставаться равнодушными к тому, что вокруг них происходит и втягиваются в эту воронку.

Мы можем наблюдать правило вихря в материальной жизни, когда обладатели больших денежных накоплений с помощью различных приемов привлекают к своим фондам меньшие; когда обладатель крупного земельного участка или большей части дома присваивает себе наделы или жилплощадь, находящуюся по соседству; когда крупная компания скупает мелкие, превращая их в филиалы, либо когда за автомобилем, несущимся на большой скорости, следует вереница таких же любителей быстрой езды на автомобилях помельче.

Непреложным правилом этой игры является требование к главному вихрю сохранять высокую скорость и однонаправленность вращения.

Нам понятна категория скорости, но что означает однонаправленность в приложении к человеческой жизни?

Предположим, некто определил цель и шел к ней не останавливаясь, каждую минуту уделяя реализации замыслов, прерываясь лишь для анализа ошибок или наслаждения радостями достижений. Другой в это же время боялся, сомневался, раздражался или завидовал тем, кто умеет вибрировать с более высокой скоростью, переключался на действия, не отвечающие требованию момента, либо, в поисках легких путей, пытался следовать к цели несколькими способами одновременно, да так в итоге ни на одном и не остановился. Такой вихрь, порожденный несбалансированными энергиями, видится, как спираль, закручивающаяся то в одну, то в другую сторону и создающая вокруг себя не столько притяжение, сколько возмущение. Результатом такого возмущения является создание по соседству более сильных разнонаправленных вихрей, которые, рано или поздно, и присвоят себе весь материал (опыт, энергию, достижения), накопленные хаотично вращающимся вихрем изначально.

Энергия есть все, и скорость оборотов мыслей и действий в конечном итоге определяет то, чем ты владеешь и к чему стремишься.

Сильный однонаправленный вихрь всегда приводит человека к его цели, которая затем воплощается в заветный результат.

ЗАПЛАТИ ЗА УСПЕХ

Европа, гулянье. Былые века

Послушнику парень отвесил пинка

Напрасно надменный твой слышится смех —

Законы Вселенной едины для всех.

Секунда — глаза. Не забыть этот взгляд

Страданья в нем нет — за тебя он не рад

И коль ты не в силах судьбу изменить

Подумай, как будешь по счету платить.

Чем только в своей жизни я не занимался: озвучивал фильмы, был репетитором, тренером, гидом, преподавал в военном училище, а затем и в вузе. Уже имея психологическое образование, руководил отделом международного концерна, занимался наукой, читал доклады на конференциях… Однако до того, как я нашёл своё место в жизни, самым ярким периодом моей биографии была полупрофессиональная игра в шахматы за рубежом.

Время, которое Судьба предоставила мне для такого рода заработка было просто уникальным и я до сих пор благодарен ей за этот опыт: ни в один другой период своей жизни я получить бы его не смог, даже если бы захотел.

Шахматами я занимался с десяти лет, а в двадцать завоевал звание чемпиона среди киевских студентов и стал кандидатом в мастера спорта. У меня были хорошие тренера и условия для обучения и благодаря им я сохранил самые теплые воспоминания о том периоде своей жизни. Среди людей моего поколения хороший шахматист — не редкость; ведь во времена нашей юности царил настоящий культ шахмат.

После развала Советского Союза появилась возможность бывать за рубежом и я устремился в зарубежные турниры с хорошими денежными призами. В отличие от гроссмейстеров, игравших и ранее в хороших условиях на престижных соревнованиях под прицелом телекамер, полупрофессионалы ездили на менее известные соревнования за свой счет, подстраховывая себя сумками с сувенирами, которые распродавались прямо в турнирном зале. Экономя на всём, они выискивали небольшие клубы, в которых местные любители сами организовывали турниры, скидываясь по несколько долларов на призовой фонд. И если для выигравшего такой турнир немца или голландца приз был деньгами «на пиво», которые тут же пропивались с вчерашними соперниками, то для бывшего «совка» добытый ценой заграничных мытарств приз был возможностью несколько месяцев оплачивать для своей семьи квартиру и покупать еду — и потому он играл с удвоенной силой. Местные шахматисты, чьи шансы получить призы в собственных клубах после открытия границ резко уменьшились, роптали, но большей частью терпели нашествие с востока — у «совков» было чему поучиться и постепенно уровень игры русскоязычных и зарубежных игроков выровнялся.

Со временем заграница стала более доступной и менее привлекательной, билеты подорожали, цены на родине и за рубежом почти сравнялись, добывать призы стало труднее, а участвовать в турнирах за обесценившуюся по отношению к еде и квартплате валюту — невыгодно. Поэтому не стремившиеся поднять свою игру до гроссмейстерского уровня мастера забросили это занятие или приноровились использовать свои связи за рубежом для получения иных источников дохода.

В числе таких мастеров был и я.

Играть в шахматы за деньги мне довелось недолго, но ярко. Благодаря им я объездил полмира, завязал контакты с европейскими психологами, выступал с докладами на научных конференциях и даже получил предложение возглавить лабораторию на психологическом факультете одного из французских университетов, от которого впоследствии отказался — жизнь в разъездах всегда была мне милее лабораторных исследований. Впрочем, научная деятельность была только приятным дополнением к моим зарубежным поездкам — университеты оплачивали разве что проезд, питание и ночлег в дни конференции, а деньги на всё остальное я зарабатывал сам — сначала получением призов на соревнованиях, а потом уже и проведеним тренингов за рубежом, после которых всегда возвращался домой, в Киев.

Поводом же для решения оставить полупрофессиональную шахматную жизнь послужил следующий случай.

В дни, о которых я сейчас расскажу, я переживал не лучшее время. Страна переживала очередной кризис, призовые деньги, выигранные в прошлом турнире, подходили к концу, попытки устроиться на хорошую работу в Киеве не увенчались успехом и я принял решение вложить все оставшиеся у меня средства в новую попытку выиграть приз: в Париже с интервалом в неделю проходило два турнира с хорошим призовым фондом и шансы на победу были велики, как никогда.

Получив по почте приглашение на турниры, я тут же принялся названивать своему приятелю, проживавшему в пригороде Парижа. За время нашего знакомства у нас сложился негласный договор: я обучал его тонкостям игры, а он предоставлял мне жильё и питание на время соревнований, время от времени устраивая экскурсионную или развлекательную программу. Приятель вначале обрадовался моему предстоящему приезду, однако услышав о его сроках, лишь разочарованно вздохнул: он как раз собирался в отпуск, а за это время планировал сделать в своём жилище капитальный ремонт. Правда, всё равно пообещал меня устроить: как оказалось, у него есть знакомый, которому он когда-то оказал услугу и тот с удовольствием предоставит мне комнату, как только мой приятель его об этом попросит.

Приехав в Париж, я тут же купил карточку и перезвонил своему другу. Через пару часов он забрал меня в свою машину и повёз на какую-то окраину. Привыкнув к его просторому загородному дому в хорошем районе, я отметил, что пейзаж за окном меня не очень радует — я и не подозревал о том, что в Париже есть такие места. Даже Сена, вдоль берега которой мы ехали, в обрамлении обрывистых голых берегов и выстроившихся в линию малоэтажек выглядела куда хуже, чем в гранитном ожерелье парижского центра. По пути он предупредил меня о том, что его приятель только что потерял работу и вынужден экономить на всём, так что питаться мне придется отдельно. Но с ночлегом проблем не будет — его знакомый заверил, что я не доставлю ему никаких хлопот.

Доставив меня на место, мой друг представил меня Морису — меланхоличному приземистому толстяку с курчавой шевелюрой и его такой же полненькой жене. Посмотрел вместе со мной комнату, затем сел в машину, предупредив меня о том, что будет только через три недели (мобильного у него не было) и уехал.

Хозяева собрали скромный ужин, я вручил им подарки и сувениры, мы посидели, поговорили о том, о сем и я отправился спать.

На следующий день начался первый турнир, однако я, утомленный двухдневной ездой в автобусе, играл неудачно. К концу соревнования было очевидно, что я остаюсь без призов.

Беда не приходит одна: за время турнира выяснилось, что Морис, не сумевший быстро найти новую работу, экономит на всём — в комнате, где я сплю, отопление не включалось вовсе. На дворе была ранняя весна, всюду стоял стылый холод и в комнату проникал сырой воздух, напитанный влагой протекавшей рядом Сены. Неудивительно, что уже на следующий день я начал покашливать. Находясь дома, я решал эту проблему горячей ванной и комплексом дыхательных упражнений (тему психологического исцеления я тогда ещё не знал) — но горячую воду Морис включал только для своей семьи, а дыхательные упражнения в постоянном холоде не давали эффекта.

Вначале я подумал предложить Морису за отопление деньги, но пересчитав наличность, отказался от этой затеи: с учетом расходов на будущий турнир я и так мог полноценно питаться только один раз в день, а экспериментировать с лечебным голодом на фоне начинавшейся простуды мне не хотелось. Гулять по Парижу, всегда поднимавшему мне настроение просто видом своих улиц, я тоже не мог: мы жили на небогатой окраине, а чтобы доехать до приличного места, нужно было незапланированно потратиться на несколько пересадок, да и из-за пронизывающего ветра гулять не хотелось — оставалось только сидеть в тёплой комнате хозяев и развлекать их рассказами об украинской жизни. На ночь, однако, всё равно приходилось возвращаться в холодную спальню.

С каждым днём я кашлял сильнее, из-за поднявшейся температуры меня начало шатать, я перестал выходить из комнаты и Морис стал приглядываться ко мне с большой настороженностью.

— Слушай, — в один прекрасный день заявил он мне, — ты часом не туберкулёзный?

Мы заботимся о своём здоровье и бациллы нам здесь не нужны.

— Нет, это бронхит. Скоро пройдёт, — ответил я.

— А если не пройдёт? Что тогда?

— Тогда придётся добавить тепла.

— Тепло стоит денег, а у тебя их нет.

— Расслабься, приятель, я говорю о человеческом тепле* (*Relaxes-toi, copain — je

parle a la chaleur humaine — во французском слово «тепло» тоже может иметь несколько значений — прим. автора), — улыбаюсь я.

Морис тоже расплывается в улыбке — любой француз ценит хорошую шутку, — но

надолго моего юмора для него не хватит. Надо искать выход.

Что же делать?

Держась за стенку, я побрёл на улицу; отыскал телефонную будку и набрал телефон, указанный в медстраховке — как и следовало ожидать, он не ответил. Впрочем, я на это и не рассчитывал — купленная по дешёвке в фирме-однодневке для предъявления в посольство, она наверняка была фальшивкой.

Тогда я позвонил президенту клуба, проводившего второй турнир.

— Накладочка, шеф, — хрипло прошептал я ему в трубку. — Я заболел и играть не буду.

— Но до начала турнира осталось всего несколько дней, неужели нельзя

подождать?

— Не могу, я в таком состоянии, что не смогу бороться за приз, — ответил я. — Ты же

знаешь наших — здесь мы играем только для того, чтобы заработать.

— Послушай, так нельзя, — начал уговаривать меня он.

— Я рассчитывал на твоё участие — нам не хватает игроков с международными

званиями, чтобы присвоить турниру нужную категорию. Давай так: если ты не возьмешь приз, я заплачу тебе пятьсот франков за участие — только это будет между нами.

— Я согласен, только жильё найди.

— Жильё — твоя проблема. Но если найдешь, буду рад тебя видеть.

Повесив трубку, я прикинул расходы: нет, даже, если он заплатит авансом, на эти

деньги до окончания турнира мне не прожить. Да и искать новое жильё у меня уже нет сил.

Может, вернуться назад? Мой обратный билет покупался с фиксированной датой; чтобы уехать раньше, придётся доплатить всё, что у меня есть. Впрочем, даже если я доберусь до Киева — на что там жить? А ведь мне ещё и лечиться надо будет. Нет, это не выход, — подумал я.

И тогда я принял решение остаться и играть, чего бы мне это ни стоило. Помирать, так помирать — в конце концов, не каждому выпадает счастье умереть в Париже.

Разумеется, возможность умереть я оставил себе на крайний случай — и потому принялся звонить во все колокола, рассылая сигнал SOS.

Первый звонок получила знакомая медсестра Марика, работавшая в одной из местных больниц. Она сказала, что снимает квартиру с несколькими женщинами-коллегами и не сможет взять меня к себе. Однако услышав, как я кашляю, стала уговаривать меня начать принимать лекарства.

— Я не принимаю химии, — ответил я ей.

— Не дури, в твоём положении это необходимо! Травы в аптеках стоят очень

дорого; к тому же, чтобы они подействовали, нужно время, а у тебя, похоже, воспаление лёгких и принимать меры нужно срочно. Антибиотики и жаропонижающие, даже витамины — я всё смогу привезти тебе бесплатно.

Я поблагодарил её и вежливо отказался: принимая антибиотики, надо хорошо питаться и жить в тепле, а так — что с них толку.

Порывшись в записной книжке, я нашёл телефон престарелой дворянки, чьи родители эмигрировали в Париж ещё в начале прошлого века — несмотря на возраст, она всё ещё играет в командных соревнованиях за пригласивший меня клуб на «женской доске». Я позвонил ей и в очередной раз рассказал о своих бедах. Внимательно меня выслушав, бабушка деликатно ответила: в её положении неприлично принимать молодых людей на ночь, но она может предоставить в моё распоряжение свою квартиру днём.

Ну что ж, это уже что-то… По крайней мере, не буду мозолить глаза хозяевам и приму горячую ванну. Кое-как добравшись до автобуса, я впал в бессознательное состояние, но успел попросить соседа меня толкнуть, когда будет нужная остановка.

Зато добравшись до квартиры, я забрался в наполненную хозяйкой ванну и испытал истинное, ни с чем несравнимое человеческое счастье. Господи, научи меня ценить всё хорошее, что даёт мне жизнь!

Поспав в горячей ванне, я почувствовал себя немного лучше, несколько часов отдохнул на диване под гостеприимно предоставленным мне покрывалом и когда стемнело, снова поковылял на квартиру к Морису.

— Тебе звонила мадам, перезвони ей, — с порога доложил он мне.

Я снова набираю номер телефона старушки и слышу её добрый дребезжащий голос:

— Месье Хохель, у меня для вас хорошие новости. Моя подруга, преподаватель

русского языка в Сорбонне, хочет взять вас к себе на квартиру на время вашей игры. Правда, она ставит одно условие: вы должны будете говорить с ней только на русском языке.

— О, мадам! Если она предоставит мне жильё, я готов даже ей спеть все известные мне русские песни!

Откуда только силы взялись — я укладываю свои вещи и отправляюсь из ненавистной холодной квартиры на новое место. Оно оказывается стильной двухэтажной квартирой в старом доме в районе Монмартра. Я знакомлюсь с хозяевами, извиняюсь, ссылаясь на усталость и отправляюсь на мансардный этаж в предоставленную мне крохотную каморку с внутренним окошком, выходящим на лестницу. Тёплая!!!

Я с восторгом растягиваюсь на белоснежной постели и впадаю в забытье на ближайших два дня.

Проснувшись, я позвонил Марике и попросил привезти мне лекарства — Марика, добрая душа, приволокла в кульке с лекарствами приготовленный дома обед, который я тут же съел. Затем исправно принял антибиотики по написанной каллиграфическим почерком Марики инструкции — впоследствии мне пришлось делать это по расписанию всё оставшееся до моего отъезда время.

Дни до начала турнира пролетели быстро. По вечерам хозяйка исправно приглашала меня к столу для совместной трапезы, но проку ей от меня было мало — сил на беседы у меня почти не было, от меня несло антибиотиками, я жрал, как не в себя, а потом отправлялся спать — впрочем, сил комплексовать по этому поводу у меня не было тоже. Я вставал по будильнику только для приёма лекарств и пищи — лишний раз подниматься я не хотел из-за слабости и шума в голове.

За день до начала турнира температура немного упала, я пообщался с хозяевами дольше обычного и даже вышел на прогулку — и только оказавшись на улице, вспомнил, что нахожусь в самом красивом районе Парижа. Я медленно обошёл квартал, дыша весенним Монмартром, возвратился домой, позвонил президенту клуба и подтвердил своё участие.

На следующее утро начался турнир — теперь каждый день мы играли по партии; а в выходные — две. Другие участники переживали и нервничали, а я играл расслабленно и раскрепощённо, почти не надеясь на результат — я ведь уже успел настроить себя на то, что соображаю плохо и потому получить даже минимальный приз и вернуть расходы на поездку не смогу — ну да ладно, хоть пятьсот франков (около ста долларов), обещанные президентом клуба, мне гарантированы.

И вот тут-то начались настоящие чудеса. Несмотря на температуру и кашель, я выиграл первую партию, а затем и вторую… Наступило воскресенье, третья и четвёртая партии должны были стать для меня настоящим испытанием, ведь в них предстояло сражаться с главными конкурентами. И действительно, в обеих партиях я попал в трудное положение — но мои соперники грубо ошиблись и мне удалось одну из партий свести вничью, а вторую даже выиграть.

Теперь дорога к призам была открыта и я, опасаясь поверить в своё счастье, начал выигрывать одну партию за другой, выпутываясь даже из самых безнадёжных ситуаций — как выяснилось, у остальных моих соперников просто недоставало мастерства использовать мои ошибки себе во благо. Впрочем, в большинстве партий в безнадёжные ситуации попадали мои соперники — а я уже не давал им никаких шансов выпутаться. Теперь я всё время играл на подиуме, возле моей доски собиралась львиная доля пришедших на турнир болельщиков, а каждый следующий день приносил мне новую победу. Вот так удача!

И вот турнир закончен. Выясняется, что я не только занял первое место, но и достиг лучшего результата за всю историю клуба: ни одного поражения, девять побед и одна ничья.

Меня приглашают на сцену, президент объявляет о новом рекорде, присутствующие игроки и болельщики аплодируют, а секретарь вручает мне кубок, конверт с деньгами и букет цветов.

А я стою на сцене и не могу до конца поверить в то, что со мной произошло. Подумать только — я стал чемпионом парижского клуба и получил денежный приз просто бешеными по временам моей молодости деньгами эквивалентом в тысячу долларов.

Ура-а, теперь можно хоть в Австралию ехать!

А я-то думал, что приехал в Париж умирать!

…Интересно, что за всё время моей полупрофессиональной игры в шахматы мне ни разу не удалось достичь подобного результата, играя в гораздо лучшей форме, с лучшим самочувствием и в лучших условиях.

ПОБЕДИ СТРАХ

Я — ангел за твоим плечом,

Я — твой герой.

Когда мы вместе — нипочём

Нам бой любой.

Тебя я защитить готов

И уберечь

От катаклизмов, катастроф;

Ненужных встреч

Когда ты в горе и устал

Тебе шепчу

Чтоб ты скорей меня призвал —

Я прилечу

Но ты не хочешь звать меня

И мой удел

Терпеть твои страдания

Как я терпел

Как трудно строить твою жизнь

В земном раю

Ты к страху своему бежишь

А я — Люблю.

Люди, столкнувшиеся с трудноразрешимой проблемой, часто слышат от своих более продвинутых товарищей или знакомых: «Чтобы добиться того, что ты хочешь, нужно проработать эту тему».

Если человек впервые слышит эти слова, они звучат для него, как общая фраза, не наполненная никаким практическим смыслом. В голове не укладывается — как можно, например, проработать тему любви, богатства или семейного счастья, если некоторые идут к этому всю жизнь, да так никогда этого и не добиваются? Ведь в большинстве случаев, даже, если ты понимаешь, что именно тебе нужно в себе прорабатывать и как, такая работа может растянуться на годы и даже десятилетия.

Впрочем, бывает и так, что человек может поменять свою судьбу за считанные часы, а запускают этот процесс всего лишь несколько слов.

Не раз так случалось и со мной. Один из случаев моей личной проработки, о котором я хочу сейчас рассказать, был вызван Мерлой — впрочем, тогда ее звали просто Людой.

В период, когда мы познакомились, ни у нее, ни у меня оплачиваемой работы не было, зато свободного времени было навалом. Мерла растила детей, а я на тот момент просто не смог бы прокормиться полученными в США знаниями — Украина переживала кризис и ей было не до психологов, да и мне на тот момент больше хотелось разобраться со своими собственными проблемами, чем копаться в чужих. Поэтому я проедал заработанное за границей и параллельно подыскивал себе любую (не психологическую) работу.

Иностранные предприятия тогда ещё только разворачивали свою деятельность в Украине и попасть туда на работу было идеальным вариантом в отношении зарплаты — правда, и конкурсы на такие должности были соответствующие. Из всего многообразия предложений, о которых я прочёл в газетах, с моими прежними зарубежными заработками был сопоставим только оклад замдиректора в международном концерне — правда, по своему резюме я подходил на эту должность не на сто процентов, а, скажем, процентов на сорок. Когда я на всякий случай заглянул в кадровое агентство, давшее это объявление, выяснилось, что на это же место претендует еще почти сотня соискателей.

«Ну, так это в интересах кадровых агентств накручивать себе конкурсы; мне-то чего на них время тратить?» — подумал я, проанализировав реалии сложившейся ситуации. Учитывая анкетные данные наиболее сильных кандидатов, с которыми мне дали ознакомиться в агентстве, попасть на эту работу у меня был даже не один шанс из ста, а один шанс из тысячи.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 420
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: