электронная
90
печатная A5
381
6+
Чтобы разбудить солнышко

Бесплатный фрагмент - Чтобы разбудить солнышко

Необыкновенные приключения Нюты, её верных друзей и... бабушки Дарэлы

Объем:
250 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-7833-9
электронная
от 90
печатная A5
от 381

Глава 1. В таинственном ночном саду

На окраине городка в чудесном саду стоял белый домик. В цветнике возле него росли прекрасные пышные георгины. Здесь же был устроен маленький, хорошенький пруд. Ветерок относил в него лепестки цветов, и они весело кружились там вместе с головастиками и лягушатами.

Однажды, когда своим чередом вслед за вечером пришла ночь, когда на небе зажглись звёздочки и Главные Городские Часы стали бить полночь, все дети в этом городке сквозь сон услышали странные слова, — будто сами часы бормотали их между ударами:

Бум! Бум!

Бум! Бум!

Тише, тише… Кот на крыше!

Ну, а звёзды — ещё выше!

Бум! Бум!

Ночь пришла… Все дети спят…

Светлячки во тьме горят.

Бум! Бум!

Сказка в гости к Сну пришла.

Проболтали до утра!

Бум! Бум!

Бум! Бум!

Как только отзвучал последний, двенадцатый, удар, месяц превратился в огромную круглую луну, и серебристые дорожки побежали от нее прямо в сад. Деревья таинственно зашелестели, заухал филин, мерцающие огоньки в траве сложились в загадочные узоры…

В цветнике что-то зашуршало, сонные георгины раздвинулись, и… из их гущи на лунную дорожку вышла… совсем юная фея.

Стоило лишь взглянуть на неё, сразу становилось ясно, что это — фея утра. Здесь ее звали нежно — Олюшка.

Чудные волосы маленькой волшебницы золотыми кольцами падали на плечи. На ней было легкое, как облачко, бледно-розовое платьице. С искрящегося колпачка на головке спускался прозрачный голубой шлейф с серебряными звездочками. Золотой кушачок мягко обхватывал тонкую талию феи, а из голубой сумочки через плечо выглядывал изящный зонтик в голубую и розовую клеточку.

Конечно же, Олюшка никак не могла бы обойтись без него. Ведь по утрам, на заре, когда она обходила свои владения, прохладная утренняя роса с любой веточки, любого кустика — стоило лишь неловко задеть их — тут же обдавала ее настоящим дождиком.

На маленьких ножках феи красовались настоящие марамЕльныетуфельки — на серебряных каблучках и с серебряными бантиками.

За спиной её трепетали прозрачные крылышки. Они переливались всеми цветами радуги и были необыкновенно хороши, но пока ещё слишком малы и тонки, чтобы удерживать её в воздухе длительное время. В руках феи сверкала волшебная палочка.

Вслед за Олюшкой из цветника выпрыгнул смешной лягушонок — в блестящих новеньких калошах и зелёном комбинезоне с большими оттопыренными карманами. Это был её приятель — Шлёп-Шлёп.

Но что же делали утренняя фея с лягушонком в таинственном ночном саду? Ах, вот что! Они что-то искали! И думаю, мы очень скоро узнаем, что именно!

…Они заглядывали за каждый цветок, за каждый кустик и под каждый камешек. В саду было достаточно светло и от луны, и от звездочек, и от светлячков, однако то, что искали, они здесь так и не нашли.

Лягушонок даже скинул комбинезон и прыгнул в пруд, но и в нём ничего нужного не обнаружил.

Олюшка грустно вздохнула и, показав на белый домик, приютившийся среди цветов и деревьев в саду, не очень уверенно предложила:

— Давай поищем там… Может, он всё-таки найдётся?..

И они, не мешкая, направились прямо к домику.

Глава 2. Что сказал Рыжий Слон, честное феино слово и начало поисков вместе

Через распахнутое настежь окно лягушонок прыгнул на подоконник, а фея вошла в дверь, которая не запиралась здесь даже на ночь.

В комнате спала девочка Нюта. Она перешла во второй класс и приехала к бабушке погостить на лето. Олюшка в своих необыкновенных туфельках, хотя они и были на серебряных каблучках, ступала совсем бесшумно, как и положено фее, и девочка продолжала спокойно спать.

Пересмотрев все игрушки на полочке, Олюшка поискала под кроватью и под столом, она даже взлетела на своих тоненьких крылышках и заглянула в плафоны люстры, но и там ничего не нашла.

Затем подошла к шкафу в углу комнаты, дотронулась до него волшебной палочкой и что-то прошептала. У шкафа тут же выросли огромные, круглые, оранжевые уши и длиннющий хобот с яркими веснушками, — он за одну секунду превратился в Рыжего Слона. Слон зевнул и потянулся, видимо, он только что проснулся.

— А где же мой банан? — спросил он. Наверное, ему приснилось, что он ест вкусный сладкий банан.

— Простите, что я вас разбудила, уважаемый Рыжий Слон, но, может, вы видели мой хрустальный колокольчик? — спросила Олюшка.

Так вот что! Значит, они с лягушонком искали феин хрустальный колокольчик!

Рыжий Слон недовольно потоптался и отрицательно покачал головой:

— Нет здесь колокольчика! Зря только разбудила! Наверное, ты его навсегда потеряла, разиня! — сердито ответил он. Он остался без банана и поэтому был не в духе.

Олюшка не ожидала такого ответа. К тому же её назвали разиней! Она растерянно поморгала, всхлипнула и… из глаз её вдруг покатились слезинки, одна за другой. Да так быстро, что за минуту на полу расползлась довольно большая лужа.

— Ну вот, опять Олюшка ревет, — проворчал Шлёп-Шлёп и прыгнул в самую середину лужи.

Он терпеть не мог, когда кто-нибудь плачет и тут же начинал сердиться.

— Фея Олюшка! Сейчас же перестань реветь! — Лягушонок насупился и зашлепал по луже так, что брызги полетели во все стороны.

Они долетали аж до потолка и со звоном падали обратно. Олюшка поспешила раскрыть зонтик, чтобы её розовое платьице окончательно не намокло. Сам Шлёп-Шлёп, понятное дело, сырости не боялся. Он ведь был лягушонком, да к тому же в непромокаемом комбинезоне и отличных новых калошах. Но успокоиться он никак не мог.

— Ты же знаешь, — Шлёп-Шлёп возмущенно постучал зеленым кулачком себя по лбу, — что марамель от слез тает: ты испортишь туфельки! Это — раз! — он загнул пальчик. — К тому же, разбудишь Нюту, потому что плачешь слишком громко! Это — два! — Шлёп-Шлёп загнул второй пальчик.

…Фея продолжала плакать…

— И ещё разводишь в комнате сырость! Если волшебная палочка покроется плесенью, будет неизвестно что! Это уже — три! — Шлёп-Шлёп показал ей зелёную ладошку с тремя загнутыми пальчиками.

— Ах! Да, да!.. — всхлипывая, согласилась Олюшка.

Она взглянула на ладошку лягушонка, потом на неизвестно откуда взявшуюся и противно хихикающую в углу Плесень, а потом на свои туфельки. К счастью, пока с ними было всё в порядке…

Олюшка вытерла слезы платочком и сложила зонтик. Лужа тот час же исчезла, а зловредная Плесень, погрозив Шлёп-Шлёпу кулаком, растаяла в воздухе…

— Я больше никогда, никогда не буду плакать! — очень серьезно пообещала фея. — Даю честное феино слово!

Лягушонок одобрительно покачал головой, а Олюшка посмотрела на спящую девочку.

— Но нам пора уходить. Если Нюта проснется, я даже не знаю, что она подумает: таких заплаканных фей она, скорее всего, никогда не видела, да и говорящего лягушонка в калошах — тоже!

Олюшка с лягушонком на цыпочках направились к двери. Они хотели тихонько выйти, но Рыжий Слон вдруг очень громко попросил:

— Фея Олюшка, преврати меня обратно в шкаф! Если проснётся бабушка и войдёт, она рассердится: в комнате вместо шкафа стоит огромный слон! Я еле помещаюсь в вышину! И к тому же хочу спать… — Он тяжело вздохнул.

— Т-сс… — прошептала фея, оглядываясь на Нюту и делая знаки Рыжему Слону, чтобы тот замолчал.

Она тихонько подлетела и дотронулась до его уха волшебной палочкой. Рыжий Слон широко зевнул, тут же превратился обратно в шкаф и замер в своём углу.

— Ну вот, теперь пошли, — сказала фея.

Но… в это самое мгновение Нюта пошевелилась. Ей приснилось, будто шкаф вышел из своего угла… И это был уже не шкаф, а большущий слон с веснушками. Слон ел огромный банан, а когда съел, подошел к ней и сказал: «Ну вот, а сейчас придет бабушка и рассердится, что ты превратила меня в слона и ещё съела мой банан». Нюта испугалась и… проснулась.

…Никакого слона в комнате не было. Шкаф, как и положено, стоял на своем месте. Зато недалеко от него она увидела забавного лягушонка в зеленом комбинезоне и больших зеленых калошах и… настоящую фею с голубым шлейфом со звёздочками и сверкающей волшебной палочкой.

— Ну вот… пошли, пошли… Нюта уже не спит, — проворчал Шлёп-Шлёп.

— Т-сс… — таинственно прошептала девочка, приложив пальчик к губам.

Спрыгнув с кровати и надев платьице, она подбежала к дверям и прислушалась. — Кажется, бабушка спит… Но почему ты плакала, фея? Я никогда не видела таких печальных фей ни в мультиках, ни на картинках в книжках!

— Видишь ли, милая девочка, я потеряла свой хрустальный колокольчик… — ответила грустная фея.

— Потеряла хрустальный колокольчик! Подумаешь, стоит из-за этого расстраиваться! — попыталась успокоить ее Нюта. — Завтра же можно купить другой, в любом магазине игрушек. И гораздо красивее прежнего!

— Как бы объяснить тебе, девочка… — фея была озадачена. — Это не простой хрустальный колокольчик, он — волшебный! Каждое утро я звеню им на Главной Поляне нашего леса, и только после этого встает Солнышко, наступает утро и просыпаются птицы и зверушки. Такой колокольчик не купишь ни в одном магазине!

Олюшка помолчала, печально опустив крылышки.

— Мы искали его и в поле, и в саду… И даже здесь, в твоих игрушках, правда… без разрешения… но ты же спала, Нюта, у нас не было выхода. — Фея в растерянности развела руками. — Остаётся только лес… Может, я обронила его, когда ходила к моему другу Мишутке? Но если мы его не найдем, утро у нас не наступит… И тогда…

— Тогда нужно поторопиться и как следует в лесу поискать! — заволновалась Нюта. — Если утро не наступит, значит, всегда будет только ночь?! Как же летние каникулы? Я их просплю?! А ведь я ждала их целый год! И клубника в темноте не будет сладкая. А я люблю всё только сладкое!

— Да это же замечательная девочка! Она любит то же, что и я: летние каникулы и всё сладкое! — так и подпрыгнул Шлёп-Шлёп.

Он тут же вытащил из своего оттопыренного кармана розовый, с нежной клубничной начинкой, леденец и угостил Нюту.

Следует отметить, что Шлёп-Шлёп угощал леденцами лишь когда ему кто-то очень нравился или когда он полностью одобрял чей-либо поступок. Во всех остальных случаях лягушонок отправлял леденцы в свой симпатичный, но довольно большой рот.

— Вместе с Нютой мы обязательно разыщем колокольчик! — уверенно заявил он, засовывая за щеку здоровенный зеленый леденец.– Ведь ты нам поможешь, Нюта?

— Угу, — кивнула девочка.

— Нет, колокольчик мы, наверное, уже не найдем… даже с Нютой… — грустнее прежнего сказала Олюшка.

— Это почему же? — удивился лягушонок, облизывая липкие, сладкие пальчики.

— В лесу очень темно, там ничего не видно, даже когда светят луна и звездочки, — Олюшкин голосок задрожал, в больших глазах опять блеснули слезинки. — Мы даже не знаем, с какого места начинать искать колокольчик, чтобы скорее его найти. А ведь лес такой большой… Надежды почти нет… Рыжий Слон сказал, что, наверное, я его потеряла навсегда…

Олюшка помнила свое обещание никогда больше не плакать и изо всех сил старалась его сдержать, но одна слезинка все же капнула с дрожащих ресниц на марамельную туфельку и смыла блёсточку. За первой слезинкой поспешила вторая, за ней — третья, четвертая… И каждая смывала по блестке. Крылышки её поблекли и печально повисли, а с прозрачного шлейфа тут же осыпались все звездочки.

Из щели опять вылезла противная Плесень и нацелилась прямо на волшебную палочку.

Шлёп-Шлёп от досады даже калошей топнул.

— Почти… Наверное… — передразнил он Олюшку. — Почти и наверное — не считается, это раз! В лесу нам посветят светлячки, это два! А чтобы быстрее найти колокольчик, нужно скорее начинать его всем вместе искать, а не хныкать и нюни разводить! Это три!

Для убедительности он вновь показал фее ладошку с тремя загнутыми зелеными пальчиками.

Фея приободрилась. «Шлёп-Шлёп, конечно, прав, — решила она, — отчаиваться нельзя ни при каких обстоятельствах! Вместе мы обязательно разыщем колокольчик. А плакать я больше не буду. Ну… во всяком случае… когда можно не плакать!»

И только она так подумала, крылышки её весело встрепенулись, волшебная палочка засверкала ярче прежнего. Олюшка собрала в ладошки осыпавшиеся со шлейфа звездочки — смытых с туфелек блесток она уже не нашла, слишком они были меленькие — и прошептала:

— Не плакать, не реветь, а вам всегда блестеть!

Звёздочки тут же взметнулись искорками и вновь засеребрились на шлейфе.

— Брысь! — сердито прикрикнул на задрожавшую Плесень лягушонок, и та вмиг исчезла.

— А теперь отправляемся в лес! — весело сказала Олюшка и только хотела взмахнуть волшебной палочкой, но Нюта остановила её:

— Подожди! Я же не могу отправиться в лес вот так, не причёсанная. Помоги мне!

Фея помогла девочке сделать хвостики над ушами и завязала ей два банта, почти такого же чудесного голубого цвета, как её шлейф.

— И ещё мне нужно взять мобильник! Куда он подевался? — Нюта рылась в своей сумочке и никак не могла его отыскать — Сейчас, сейчас…

— О нет, девочка, только не это! — поморщилась фея. — От мобильника у меня всегда болит голова, да и связи у нас там нет…

— Значит, у вас и интернета нет, и компьютеров? — Нюта была очень удивлена.

— Нет, иначе у нас было бы так, как у вас… А ведь у нас всё совсем, совсем по-другому! Да ты сама скоро увидишь… — ответила Олюшка.

Она взмахнула волшебной палочкой, что-то прошептала и… в то же мгновение друзья оказались в тёмном ночном лесу на поляне под огромным старым дубом.

— Это — Главная Поляна нашего леса, — уточнил Шлёп-Шлёп и, взяв фонарик у Светлячка, внимательно осмотрелся. — Здесь можно хорошенько подумать: с какого места начинать искать колокольчик, чтобы скорее его найти.

Лягушонок тут же принялся сосредоточенно думать, приставив зеленый палец к огромному зеленому лбу.

— Так, так, так… ага… именно так… — приговаривал он, усердно морща лоб и почёсывая затылок.

Олюшка и Нюта думали просто, про себя… Они только слегка шевелили губами.

Как вдруг…

Глава 3. Кое-что проясняется

— Ух-ухх, уф-уфф! — раздалось громко у них над головами с дуба, под которым они думали. — Уф-уфф, ух-ухх! — повторил кто-то солидный, судя по голосу, слетел с ветки, сделал круг над поляной и бесшумно опустился на прежнее место.

Это был филин Уфуф, ночной разбойник. Немного покачавшись на ветке, он наклонился к притихшим друзьям

— Уфф… Думаете… И о чем, интересно, вы тут думаете? — ворчливо спросил он.– Уж не о том ли, как выжить меня из этого леса? — Уфф… ха-ха! Н-да…

— Нет, нет, уважаемый Уфуф, ни о чем таком мы тут не думаем, — как можно вежливее ответила Олюшка. — Мы думаем совсем, совсем о другом, — поспешила добавить она.

— Хотя следовало бы подумать… и разобраться… и прекратить ночные разбои… — буркнул себе под нос лягушонок.

Но сказал он это так тихо, что Уфуф ничего не услышал… и к счастью…

— Мы ищем волшебный хрустальный колокольчик, — объяснила Олюшка. И рассказала филину о потере колокольчика и о том, как искала его со своим другом лягушонком Шлёп-Шлёпом. — А теперь мы будем искать вместе с девочкой Нютой здесь, в лесу. Может, вы подскажете, уважаемый Уфуф, с какого места лучше начинать искать, чтобы быстрей его найти?

Во время феиного рассказа Уфуф кивал головой и, очевидно, по старой привычке то закрывал, то вновь открывал большие круглые глаза. Потом медленно и, как будто нехотя, произнес:

— Уф-уфф… Колокольчика в лесу нет… — Филин снова закрыл глаза и помолчал. Потом открыл. — Но… я знаю, где ваш колокольчик. Уфф!

Все замерли от неожиданности.

— Колокольчик у Совины, уф-уфф… — не обращая внимания на эффект, произведенный его сообщением, сказал Уфуф. — У злой и вредной старухи Совины. Это — моя сестра… Двоюродная, — уточнил он. — Ухх!

Филин был раздражен, ему не терпелось хоть чем-нибудь досадить своей двоюродной сестре, и он ехидно продолжал:

— Совина, видите ли, мышей не ест, как положено порядочной сове, хи-хи! Она говорит, что талантливее них пока ещё никого не встречала. Н-да… Вот они и собираются в ее роще сотнями, ух-ухх! И мне не дает, уф-уфф! — мрачно заявил он. — Вечно поднимает скандал из-за какого-нибудь захудалого мышонка. Как вчера вечером: «Не трогай! Это же Ки-Ки! Будущий знаменитый музыкант!» Кстати, он и утащил ваш колокольчик. Уфф!

Уфуф закрыл глаза и молчал целую минуту. Всем уже стало казаться, что он уснул, но он неожиданно их открыл, посмотрел на звезды и, видимо, так определив время, сказал:

— Завтра, уф-уфф… точнее, уже сегодня, ух-ухх, в роще у Совины состоится Большой Праздничный Концерт, посвященный летним каникулам. — Он слетел на нижнюю ветку поближе к нашим маленьким героям. — На концерт приглашены старые капухи-черепахи, давние приятельницы Совины, уф-хи-хи! Ещё придут суслики с соседнего поля и, конечно же, мыши. Так вот этот самый Ки-Ки будет трезвонить вашим колокольчиком песенку «Здравствуй, Лето!», конечно же, хвостиком махнет и разобьет его! Уф-ха-ха! Тогда вы не сможете разбудить Солнышко и будете вечно сидеть в потемках!

Тут Уфуф захохотал, заухал и зафуфыкал еще громче, — кисточки на его голове так и прыгали. Потом неожиданно замолчал, а затем промолвил:

— Теперь можете задавать вопросы, я слушаю.

Он вновь закрыл глаза.

— А где ваша двоюродная сестра Совина живет? — спросила фея. — Как к ней добраться? Нам нужно скорее найти колокольчик!

Уфуф приоткрыл желтый глаз.

— Очень просто, уф-уфф! Летите всё прямо и прямо, да повыше, чтоб не задевать верхушек деревьев. А там, где Большой Овраг, немного чуть-чуть подальше, сразу вниз-вниз. Там, в роще, она и живет…

Филин ухнул еще два раза и, не дожидаясь дополнительных вопросов, бесшумно взлетел и скрылся за таинственными в темноте деревьями.

— Да, но… в какую всё-таки сторону лететь, вернее, идти? На юг или на север?! — крикнула вслед ему Олюшка.

— А может, на запад или восток? — предположила Нюта.

Но филин был уже далеко.

— Он улетел, а точного адреса так и не сказал… — Олюшка огорченно вздохнула и опустила крылышки. — Я никогда ничего не слышала об этом Большом Овраге…

Шлеп-Шлеп опять усердно наморщил лоб и почесал затылок.

— Я тоже не слышал… Нет, не слышал… — признался он.

Девочка была в недоумении:

— Значит, у нас нет выхода? Как же теперь быть? — Она в растерянности развела руками.

— Выход всегда есть! — уверенно заявил Шлёп-Шлёп. — Нужно только хорошенько его поискать! Главное, не разводить без толку руками, не опускать крылышки и… лапки, не плакать и, уж конечно, не реветь! А самое главное, нужно хорошенько поразмышлять!

И, внимательно уставившись в ночное небо, он принялся обстоятельно размышлять вслух:

— Итак, мы находимся в темном ночном лесу, а колокольчик — за каким-то Большим Оврагом в неизвестной нам стране Совины…

Олюшка утвердительно кивала головой.

— Это, видимо, очень, очень далеко… — лягушонок сокрушённо покачал головой. — Но! — он высоко поднял вверх длинный указательный пальчик. — У нас есть волшебная палочка! И мы все должны точно знать ее волшебные свойства. Олюшка, конечно, знает, я — тоже. Нюта, тебе следует их изучить!

Нюта посмотрела на маленькую палочку в руке феи. Она переливалась всеми цветами радуги и в это мгновение вспыхнула особенно ярко. И тут Нюта узнала о ней кое-что удивительное.

Оказалось, так как Олюшка была еще очень юной феей, она хорошо владела пока лишь тремя ее волшебными свойствами. Но зато, какими!

— Итак, свойство первое! — Шлёп-Шлёп даже встал на цыпочки, чтобы Нюта слушала его внимательно. Его огромные глаза стали ещё больше и круглей. — Наша волшебная палочка умеет превращать… превращать… шкафы… в огромных Рыжих Слонов с оранжевыми ушами и веснушками на хоботе! Слоны очень, очень умные животные. Они живут в Индии и Африке, а это удивительно загадочные страны!

— Так вот почему мне приснилось, что бабушкин шкаф превратился в слона и ел банан! — воскликнула Нюта. — Интересно, откуда он: из Африки или Индии? — полюбопытствовала она.

— Сейчас это не имеет значения, потому что Рыжий Слон давно спит, — сказал лягушонок и строго посмотрел на девочку. — Свойство второе: по взмаху нашей волшебной палочки в небе начинают громко хлопать хлопушки и сыпаться разноцветные конфетти, если… конечно, это необходимо!

— Этого мне не приснилось, — вздохнула с сожалением Нюта.

— И наконец свойство третье и са-мо-е глав-но-е! — с расстановкой, торжественным голосом возвестил Шлёп-Шлёп. — Волшебная палочка может быстро и незаметно переносить из одного места в другое, и даже самое далекое, но для этого нужно знать… нужно знать…

— …точный адрес, по которому следует переноситься! — догадалась Нюта.

— Фея, да ведь это очень догадливая девочка! — так и подпрыгнул обрадованный Шлеп-Шлеп. — Да! Именно — точный! А это не адрес: «…немного чуть-чуть подальше, сразу вниз-вниз», — передразнил он Уфуфа. — Необходимо срочно достать точный адрес!

Олюшка посмотрела на свои маленькие часики в форме звездочки и озабоченно сказала:

— Уже очень поздно, в лесу все спят. Узнать точный адрес Совины не у кого…

Глава 4. О чём поведала Эхола. Напутствия Дарэлы

— Могли бы со мной посоветоваться! Ночью я никогда не сплю, дел полно, — недовольно проскрипел кто-то, неожиданно вынырнув из темноты. Это была летучая мышь Эхола, она гонялась за вредными ночными насекомыми. — Да!.. Загадал вам Уфуф загадку… Попробуй разгадай!

Полетав зигзагами туда-сюда у самых носов Олюшки и её спутников, она проворчала:

— Уфуф глуп! И объяснить толком ничего не может, только злиться мастер. Эхе-хе… — Мышь на лету поскребла большим когтем подбородок. — Вы вот что: отправляйтесь-ка к фее Дарэле. Она, наверняка, что-нибудь придумает. А самим вам ни за что не догадаться, в какую сторону идти! Глуп и глух! — заключила мышь, сделав очередной зигзаг. — Вот именно, глух и глуп!

Трудно сказать, была ли Эхола абсолютно права… Ведь хорошо известно, какой отличный слух у всех филинов на свете, да и в птичьем табеле об уме филины занимают далеко не последнее место.

— Рыжий Слон сказал, что Дарэла спит… — возразила Олюшка.

— Ах, ну мало ли что спросонья могут говорить Рыжие Слоны, — перебила ее мышь. — Ночью фея Дарэла всегда обходит свой сад, проверяет, все ли георгины крепко спят. Иначе они будут плохо выглядеть утром, потому что не выспятся!

— А вдруг эта Дарэла злая и опасная колдунья? Они и среди фей иногда встречаются! Я недавно читала о такой злющей ведьме! Тогда она непременно захочет нам навредить. И мы никогда не найдем колокольчик и не разбудим Солнышко! — испугалась Нюта.

— Ну и дела, ну и дела! Как же Дарэла может быть опасной колдуньей?! — изумилась мышь, сделав особенно крутой зигзаг на трепещущих перепончатых крыльях. — Ведь она выращивает самые красивые георгины в нашем городе и ещё заботится обо всех, кто меньше и слабее неё!

— Самые красивые и пышные георгины выращивает моя бабушка! — уверенно возразила Нюта. — Она знает секрет цветов, поэтому только у бабушки георгины расцветают самой ранней весной и цветут до самых сильных морозов. Всем это хорошо известно! К тому же именно моя бабушка — самая заботливая на свете!

— Эхе-хе! Верно, но ведь твоя бабушка и есть фея Дарэла! И не просто фея, а фея георгин! Это подтвердил и Главный Совет Цветов и даже подарил ей золотые перчатки и голубую вуаль со звёздочками! — сказала Эхола, вдруг повиснув на ветке вниз головой и сложив крылья. — Кому же это неизвестно? Только тебе! И всё потому, что ты к ней не слишком-то внимательна! А ещё второклассница! Эхе-хе! Ну и молодёжь! Ну и дела!

От изумления Нюта широко открыла глаза и опять развела руками.

— Но ведь мою бабушку зовут не Дарэла, а Дарья Ларионовна… — растерянно прошептала она.

— Это вы, люди, её так зовёте. А мы все в лесу и цветы в саду — просто Дарэлой! — сказала Эхола, неожиданно подлетев к самому лицу Нюты. При свете луны, казалось, её курносая мордочка усмехается. Но мышь говорила серьёзно. — Вот и Олюшка не даст мне соврать. Ведь я правду говорю, Олюшка?

Олюшка кивнула:

— Мышь говорит правду!

— Но… у бабушки нет волшебной палочки… как же она может быть феей?.. — Девочка всё ещё никак не могла поверить.

— Зато у неё есть золотые перчатки! А это… даже… волшебнее, чем любая палочка! Так-то! Верно, Олюшка?

— Верно, Эхола!

— Вот, слышала? Ну и дела!

«Моя бабушка… фея георгин! Вот это да! И какое это красивое имя — Дарэла! Оно очень подходит бабушке… даже больше, чем… Дарья Ларионовна! К тому же у неё есть золотые печатки и голубая вуаль со звёздочками! — всё более изумляясь, думала Нюта. — Как же я ничего не замечала? Неужели я была к ней не очень внимательна? Да, это так! — призналась себе девочка. — Я никогда ей ни в чём не помогала… Поэтому и не заметила самого главного. Эхола права: ну и дела!»

— Тогда… тогда немедленно отправляемся к бабушке. Конечно же, именно бабушка сможет нам помочь! Скорей, скорей бежим к ней! — заторопилась Нюта, схватив фею за руку, а лягушонка за лапку.

— Никуда не нужно спешить! — остановила ее мышь.

Она опять висела вниз головой, она отдыхала и чувствовала себя превосходно, хотя всех видела вверх ногами.

— Дарэла сама сюда летит, я слышу. Уфуф — болтун, конечно, и ей все успел разболтать. Но… это как раз сейчас кстати: Дарэла уже все знает.

— Летит? Дарэла? На чём же бабушка может сюда среди ночи лететь?.. — пролепетала обескураженная девочка. Она была совершенно сбита с толку.

— На чём, на чём? На крылышках! Она же — фея! Крылышки у неё большие и сильные, не то, что у некоторых плакс! — ответила летучая мышь, проглотив на лету вредное насекомое, и вновь скрылась в темноте за деревьями.

— Плакса — это я! — вздохнув, призналась Олюшка. — Но я постараюсь исправиться… — не очень уверенно пообещала она.

У Эхолы, и правда, был превосходный слух. Через две-три минуты над верхушками деревьев что-то сверкнуло в свете луны, а ещё через несколько секунд на своих изумрудно-серебристых крылышках на поляну опустилась… Дарэла.

Нюта так и ахнула. Это, действительно, была её бабушка! Однако хорошо знакомое девочке платье — в горошек с круглым белым воротником — теперь показалось ей настоящим бальным нарядом: оно было всё в тончайших кружевах, с воздушными воланами и переливающимся шлейфом. С изящной шляпки, украшенной букетиком георгин, на лицо спускалась голубая вуаль, усыпанная звёздочками. На руках сверкали золотые перчатки. Дарэла подняла вуаль.

— Ах, бабушка, это ты?! — воскликнула взволнованная Нюта, бросившись в объятия Дарэлы. — Какая ты красивая! Какая волшебная, настоящая фея георгин! — Девочка залюбовалась бабушкой.

— Я вижу, ты о чём-то хочешь спросить меня, внученька! — ласково молвила Дарэла, гладя девочку по волосам.

— Да, бабушка, подскажи, как нам добраться до страны Совины? А может, тебе даже точно-точно известно, где она находится? Тогда мы сразу же перенесемся туда с помощью волшебной палочки!

Дарэла задумалась и сказала с сожалением:

— Об этой стране я никогда ничего не слышала… Видимо, это очень, очень далеко…

— Как же нам быть, бабушка?

— Придется, внученька, дорогу в страну Совины разыскивать вам самим!

Дарэла замолчала, она думала о том, как нелегко будет маленьким путешественникам отыскать далекую неизвестную страну. Но выхода не было.

— Мне необходимо срочно отправиться к снежному барсу Шуне, — сообщила Дарэла. — Он опять застудил все свои георгины. Нужно помочь цветам, иначе они могут погибнуть! Ведь я — фея георгин и поэтому должна заботиться о них!

Мышь снова вынырнула из темноты. Она летала и на каждом повороте приговаривала:

— Ну и Шуня, ну и барс! Как будто не взрослый барс, а глупый-преглупый маленький котенок, опять застудил цветы!

— Не ворчи, Эхола! — остановила ее Дарэла. — Ты же знаешь, со всяким может случиться беда, а в беде нужно помогать!

— Я и не ворчу, а только говорю, что барс Шуня, как глупый котенок, да, как глупый котенок!

Спорить с летучей мышью было бесполезно: она считала, что все знает и все понимает почти лучше всех.

Дарэла вытянула руки в золотых перчатках ладонями вверх, и на них появились и стали разрастаться два золотистых облачка. Они становились все больше. Волшебница подула, облачка опустились на землю, ещё увеличились и… превратились в легкие золотистые кареты. В них были впряжены ослики…

Дарэла сняла голубую вуаль со звёздочками, взмахнула ею, и тут же сбруя их покрылась изумрудами, а копытца сделались алмазными. Осликов нельзя было отличить друг от друга, только стояли они, повернувшись в разные стороны.

— В одной карете поедете вы, в другой — я. Все же это легче, чем вам идти в такую даль пешком, а мне лететь к барсу на крылышках! Ведь я уж не молода! Ослики эти не простые, волшебные! Вашего зовут Яша, а моего — Тяша.

Дарэла ласково погладила Тяшу и Яшу по серой шерстке.

— Бабушка, как же ты поедешь в карете, запряжённой осликом? — удивилась Нюта. — А Олюшка? Она ведь фея утра! Я всегда думала, что кареты с феями возят красивые белоснежные кони!

— О, внученька, на балы, конечно! Но в далёкое путешествие любая фея предпочтёт волшебного ослика. Они очень надёжны! Ни один конь не проскачет там, где пробежит волшебный ослик! К тому же они могут развивать необыкновенную, фантастическую скорость. И всё благодаря алмазным копытцам, изумрудной сбруе и золотой волшебной карете!

Дарэла внимательно осмотрела осликов и кареты.

— Ну что ж, всё в полном порядке, — заключила она, — следует поторопиться и вам, и мне, время летит слишком быстро! Волшебные ослики очень сильные, можно спокойно садиться, им нисколько не тяжело!

Сказав это, она скрылась в карете. Друзья удобно устроились в своём экипаже. Едва захлопнулись дверки, ослики, прежде стоявшие как вкопанные, встрепенулись.

— А напутствие, напутствие забыла! — крикнула Эхола. — Вот склероз-то! Кабы не я, дети так и умчались бы! Без напутствия! Ну и дела! Ну и дела!

Дарэла хлопнула себя ладошкой по лбу и только хотела произнести напутственные слова в окошечко кареты, как ослики стремглав помчались каждый в своем направлении.

— Главное, не пропустите Очень Красивую Почту-у-у-у!.. — услышали юные путешественники уже издалека. — И Волшебный Колос Финицы-ы-ы-ы!!!

Но зачем им эта Почта и какой-то Волшебный Колос, они уже разобрать не могли.

— Яша-а-а, будь остороже-е-е-н! Береги карету-у-у-ууу!!! — последнее, что донеслось до мчащихся на невероятной скорости маленьких героев.

Глава 5. Удивительное свойство волшебных осликов и как Яша его лишился

Итак, ослик Яша нёсся, что есть духу. И пока ничего особенного не происходит, я тебе расскажу об удивительном свойстве всех волшебных осликов на свете.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 381