электронная
40
печатная A5
258
12+
Человечек из коробки для шитья

Бесплатный фрагмент - Человечек из коробки для шитья

Объем:
38 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-6643-7
электронная
от 40
печатная A5
от 258

Когда я был маленьким

Когда я был маленьким, я очень любил внимательно рассматривать разные предметы. Если кто-нибудь из моих близких терял что-нибудь по дороге, я находил эту потерянную вещь.

Однажды я нашел ключи от дома, потом очки от солнца, потом еще что-то. А уж сколько грибов находил, когда папа и мама брали меня в лес, и не счесть!. Мама называла мои глаза буравчиками, потому что они были острые, как буравчики, и зоркие.

Вот теперь, когда я вырос, почему-то так не получается. Давно уже ничего не нахожу…. Теряю, это да! Вот терять я умею. Многое просто не замечаю, даже если гляжу в упор. То ли глаза не те, то ли не так интересно глядеть, как раньше, то ли времени нет (у нас, взрослых, всегда время виновато, это оно виновато, конечно, что мы всегда и везде торопимся и нигде не успеваем).

Итак, я привык подолгу смотреть на людей, вещи, деревья, кусты и небо. И все мне казалось живым, а значит, важным, значительным, интересным. Да, к тому же, я, маленький, никуда особенно не торопился. И поэтому везде успевал.

Среди всех прочих вещей, я особенно любил старую коробку для рукоделия с неровными мягкими мятыми краями.

Чего только не хранилось в этом волшебном месте! Нитки, иголки, мотки разноцветной шерсти, наперстки (их было так много, что я надевал их на все десять пальцев своих озорных конечностей и гордо сидел на стуле, чувствуя себя совершенно загадочным и очень значительным существом).

Еще в коробке хранились бархатные тряпочки, складные метры, и все такое цветное, и у каждой вещи свой неповторимый запах и (только по секрету!) свой незабываемый вкус, потому что если запах мне нравился, я не мог удержаться, чтобы хоть раз не куснуть новую вещь.

А еще в коробке среди всех этих чудес жил человечек, сшитый из разных лоскутков и обрезков ткани. Его сшили когда-то очень давно, я тогда еще и не родился вовсе.

Его живот служил подушкой для иголок. Вы же понимаете, как важно внимательно следить за каждой иголкой, обязательно втыкать ее после шитья во что-нибудь мягкое, чтобы иголка не потерялась.

А то быть беде: еще вонзится куда-нибудь, либо палец уколет, и последствия могут быть самыми серьезными.

Про спящую царевну читали, наверно? Вот-вот! То-то и оно! Заснешь вот так лет на сто и проспишь все самое интересное. И так-то спим мы бесстыдно много и бестолково!

Как же я хотел срочно вырасти! Будущее светило мне, как солнце сквозь туман! Звало!

Нет! Уж лучше иголки на место класть!

Я вырастаю из детской одежды

Я быстро рос, у меня появлялись другие интересы, я все реже заглядывал в коробку для шитья.

Как-то незаметно для самого себя я стал взрослым. Сбылась моя детская мечта: я вырос большим. Все маленькие мечтают поскорей вырасти и стать большими. Некоторые большие, правда, тоже мечтают, только наоборот: они хотят снова стать маленькими. Но, говорят, что это гораздо труднее, и получается не у всех…

Итак, я вырос, стал большим и сильным, высоким и умным (справедливости ради вынужден уточнить, что в мой ум верю один только я).

Люди, знавшие меня, когда я был еще ребенком, мои родственники и знакомые, утверждают, что я с тех пор основательно и, видимо, необратимо поглупел.

Говорят, что маленьким, я был серьезнее, рассудительнее. И глаза у меня тогда были умные, не то, что сейчас.

И характер был лучше, и надежды я подавал… Прямо на подносе, понимаете ли! Вот вам триста граммов надежд!

Сейчас уже не подаю.

Все и ждать уже давно перестали.

(Ох, уж эти надежды! Иногда даже досадно.

И непонятно! Это именно нас любят?

Или все-таки надежды, которые мы подаем?)

Но я отвлекся: Все-таки рассказываю я вам не о себе, а о другом. О Человечке.

Итак, перестав заглядывать в коробку, я постепенно забыл о нем. Меня увлекли новые интересные дела, мне было совершенно некогда рассматривать каких-то там тряпичных людей в старой коробке с мятыми краями. Надо хорошо учиться, окончить институт, потом много работать. Зарабатывать. Стать мастером своего дела. Так я и жил, довольный собой и миром.

Я снова замечаю Человечка

Но однажды все изменилось. Все изменилось в одно прекрасное воскресенье, весной, кажется, в марте, когда вовсю таял снег, было пасмурно, и за окном нежно каркали влюбленные вороны.

Я встал на табуретку и заглянул на гардероб. Что-то я искал там, книгу или словарь, не помню уже (книг в доме много, и я складываю их в самых неожиданных местах, и иногда они падают мне прямо на голову, когда я не совсем готов к такому обрушиванию событий).

На гардеробе я нашел ту самую коробку и увидел того самого человечка. Он грустно сидел, опершись спиной о мягкий клубок шерсти, а из живота у него торчало много-много иголок… Больших, маленьких…

Тогда я словно бы впервые его заметил, точно вдруг открылись в первый раз мои глаза.

Весь он был передо мной, этот человечек, как на картинке: его толстые ножки, непослушные короткие ручки, огромный живот. И иголки в животе…

Как же больно и обидно должно было жить ему, терпеливцу, страдальцу, забытому мной!

Я бережно взял человечка в руки, вынул из него иголки, все-все, до единой, и воткнул их во что-то неживое, чего было не жаль, может быть, в клубок шерсти или в кусок ткани, точно не помню уже…

Я посадил человечка обратно в коробку, поставил коробку на место и с тех пор больше уже никогда не забывал о нем.

Я переживал. Мне было стыдно. Мне и сейчас стыдно, когда я пишу эти строки.

Я понимаю, что виноват. Столько лет я ел, пил, спал в двух шагах от него, жил и радовался жизни. И не замечал, не желал замечать его, Человечка с иголками в животе, Человечка, которому было больно.

Я всю свою жизнь, всего себя передумал заново. Я уже не казался себе таким хорошим, каким мнил себя раньше.

Мало родиться нормальным, с руками и ногами, таким, как задумано природой для человека. Нет. То, что хороший, ты доказываешь каждый день, каждый миг.

И не кому-то: воспитателям, учителям, товарищам по работе, а самому себе, своей совести, прежде всего.

Я решил жить по-другому, никуда не спешить, все замечать, на все выпады жизни отвечать разумно, меньше мечтать, а больше делать сейчас, сегодня, там, где мне выпало находиться.

Вы никогда не наблюдали за бездельниками? Не знаете, почему у них всегда такой глупый вид? Даже если они в костюмах от…, в платьях за…, на них драгоценности из…

Сути дела это не меняет. И чем больше лодырям хочется доказать важность и неповторимость своей персоны, чем больше щек они надувают, тем смешнее выглядят!

Единственный способ не быть дураком и не походить на дурака, это заняться делом, при условии, конечно, что дело, которым вы занялись, не дурацкое!

Благодаря Человечку, я вышел на тропу поиска смысла жизни, на дорогу, ведущую не в соседний овраг, а далеко-далеко, к самой черте окоема и еще дальше, за нее…

Нет этой дороге конца!…

Поиск смысла

Я стал искать смысл повсюду, я спрашивал себя:

«Кто ты? Зачем живешь? Что любишь? Чего ты хочешь?

Сочинять, петь, радоваться теплу, свету и хорошим людям?

Побеждать себя, врагов и обстоятельства?

Забывать про боль и потери?

Вспоминать?

Хранить прошлое, творить будущее, соединять разорванное время, создавать и сохранять красоту?

Защищать и продолжать жизнь?

Жить ради будущего, мечтать о нем? Строить его?

Просто жить, потому что родился, потому что надо пройти свой путь живого существа, путь травы, цветка, лошади, камня, человека от начала и до конца?…

А есть ли смысл у моего пути, пусть об этом судят другие. Для этого и существуют оценочные категории, тропы и фигуры речи!

А, может, надо жить, чтобы умереть?

Нет, сто раз нет! Все умрут, но разве именно это важно и интересно? Разве это различает нас?

У жизни есть своя правда, и не надо все время пугать ее смертью, как ребенка страшной сказкой про черный фургон!

Не надо поверять жизнь чуждой ей сущностью, искать смысл жизни вне ее, через ее отрицание, уничтожение, через смерть.

Не нужно всего этого! Все умрут, но разве дело в этом? Разве это в нас самое интересное?

Лана и я

Ну, вот я опять отвлекся. Извините, пора уже сообщить о самом главном. У меня появилась невеста! Ну, невеста, это слишком громко и рано сказано, потому что о свадьбе я с ней еще не говорил, я пока размышляю, присматриваюсь, (все-таки, кое-что во мне с детских лет еще осталось!)

Жениться, это вам не ботинки на зиму покупать. Это на всю жизнь, по крайней мере, именно так должно быть, если уж по-настоящему, хотя и не всегда бывает.

Нет, о женитьбе я пока не думаю, но впервые спешу, тороплюсь на встречу с девушкой, которая мне нравится, в первый раз как-то по-особому ощущаю присутствие другого человека, тороплюсь к ней, как по горной тропинке сбегаю вниз: легко, весело, с особым чувством радости, полноты и цельности бытия. Словно я больше не один, а половинка целого, такого целого, которое лучше, правдивее, счастливее меня прежнего, того человека, каким я был раньше, еще не встретив, не узнав свою половинку!

Я на все лады повторял имя девушки.

Лана

Да! Лана!

Странное имя. Лена и Анна вместе. А за ними цветет лен и стремительно летит по зеленым лугам лань. И рядом с ними, где-то высоко, летает любовь!

Но этого слова, да и самой любви я еще боялся и не хотел произносить даже про себя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 258