электронная
Бесплатно
печатная A5
336
12+
Папа

Бесплатный фрагмент - Папа

Книга о Боге, который всегда с тобой

Объем:
194 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-0179-5
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 336
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

Посвящается Боженьке-Папе

Любимой,

Сыну,

Родителям

И всем Близким Душам, которые вдохновили меня на эту Встречу с Богом.

Предисловие автора

Жизнь чудесна.

Жизнь удивительна в своем многообразии и возможностях.

Я года два или даже три не мог подойти к этой книге: не шли слова, не было времени, много других важных и жутко занимательных дел. Сотни смешных причин.

Но жизнь удивительно случается, когда ты этого не ждешь. Случается ровно тогда, когда это необходимо.

Бог приходит в твою жизнь любым начинанием тогда, когда это очень нужно.

Да, это книга о Боге. Прекрасном, удивительном, красивом, чудесном Боге.

Любящем Боге не как метафоре, а как устоявшемся в жизни факте.

Боге, который заботится о тебе каждый день.

Боге-Чудотворце, который приносит Чудеса в твою жизнь.

Боге Исцеляющем, который исцеляет тебя и все вокруг тебя чудесным Образом.

Боге, который поднимает тебя с утра и укладывает спать глубоко за полночь.

Боге, который держит твою руку, когда тебе невыносимо больно и говорит: «И это пройдет!»

Боге, который радуется каждой твоей победе.

Боге, который ощутимо гладит тебя по голове, когда ты с Его помощью добился цели.

Боге, который хвалит тебя и ободряет, когда я сам себя наказываю.

Бог. Боженька. Отец. Папа…

Мой Бог любит меня гораздо сильнее, чем я люблю Его. Гораздо.

И мы немножечко соревнуемся с Ним, кто кого будет любить сильнее.

У меня с ним такая Игра. Мол, я тебя люблю, а Он, что нет — я тебя.

И эта Любовь проявляется каждый день.

Каждый час.

Каждую минуту.

Каждый удар сердца.

Я чувствую Бога (я называю Его ласково «Боженькой» и «Папой» — иногда на страницах книги я буду так называть Его) также, как ты говоришь со своими детьми, родителями и любимыми.

Я просто человек, который чувствует Бога.

Обычный человек без феноменальных способностей к чему бы то ни было. Хотя сам Бог может со мной не согласиться. И не соглашается, скромно говорит, как я прекрасно делаю это или это. Ему виднее.

Для меня общение с Богом звучит в моем сердце, выливается в слова. Я как-то отвык думать о Боге как о «вселенской сущности, которая наказывает и поощряет».

Мой Бог теплый и ласковый как кот. Самый теплый кот на свете.

Любит всех и вся. Заботится.

И никогда не упрекает, когда как я себя упрекаю достаточно часто. Человек, все-таки.

И сам Бог сказал мне написать эту книгу.

Уехать загород.

Оставить всю суету.

И написать мне (вот это честь!) о Нем.

Собрать все, что я ранее писал о Нем, написать много нового о Нем и для Него. Показать Ему, как я Его люблю.

Я года два или три не мог подойти к этой книге по еще одной особо важной «причине» — мне казалось, что я был недостоин писать об этом.

Но Бог только улыбается даже сейчас, даря мне чувство того, насколько я несмышленный малыш. И я рад этому.

И мне остается только вздохнуть, чувствовать, насколько Он меня любит, что Он рядом и будет писать моими руками. Говорить мне, что и как делать.

Это Книга в Книге, про Бога и про Душу. И про Бога, и про Душу — одновременно. Моя Беседа с Ним, Беседа Его для Меня.

Это книга для всех нас.

И самое главное — это книга для тебя, Папа.

Это книга родилась только благодаря Тебе, Отец, — и я бескрайне и чудесно благодарен Тебе за дар Жизни, терпения и смирения!

Вместе с Книгой я прожил маленькую жизнь — и открылись новые горизонты жизни более цельной и красивой! Очень Теплой. Заботливой как Бог.

И пусть Теплота этой книги, чувство нежности и заботы исцелит мою Душу и Души любимых читателей.

Да Благословит нас Боже на то, чтобы мы почувствовали Его Любовь!

Боже, благослови всех нас на то, чтобы Жизнь чудесным образом исцелилась Тобой!

Я просто закрою глаза и побуду с Тобой. Ради Тебя.

Закройте глаза, тоже побудьте со мной в Нем и с Ним.

Он ждет. Он рядом. И Он радостно хочет, чтобы мы встретили Его сейчас.

Примечание по Погружению в Чувства

Эта книга — мой молитвенник.

Эти слова — моя молитва и медитация к Богу.

И я приглашаю тебя быть со мной в этом, почаще закрывать глаза и чувствовать. Наслаждаться чувствами. Не торопясь. Красиво и изумительно.

Это будет наша совместная молитва-радость к Богу.

Не читай книгу залпом.

Почаще останавливайся, даже откладывай книгу и потом возвращайся. Побудь в пространстве Бога вместе с Ним. В тишине и спокойствии.

А сейчас давай почувствуем Его. Прямо сейчас…

…Еще больше…

Не торопись. Вдохи и выдохи. Впитай в себя Его Любовь на каждом вдохе и пусть на каждом выдохе уйдет любая боль в сердце и в теле.

Перечитай Предисловие Автора еще раз — и почаще останавливайся, закрывай глаза и глубокими вдохами и выдохами касайся молитвенности переживаний. Нежные касания — мягкие принятия чувств.

Это и есть Касания Бога. Встреча с Ним.

Чувства будут подниматься — ты что-то начнешь ощущать. Или ощутишь после… Побудь в этом! Исключительно красиво будь в этом!

На многих страницах в конце глав, частей и в течение всей книги я буду давать непринужденные и легкие практические задания ЧудоПрактики. Я прошу выполнять их. Они раскроют твою Душу и изменят твою жизнь к лучшему во всех направлениях. Без исключения. С Богом никак иначе! Ибо так хочет сам Бог, мой славный Чудотворец и Радостный Кудесник! Иначе бы ты, мой читатель, не взял эту книгу и тем более не смог начать читать. Знаем, проходили! Да и Богу не нужны страдания Его детей даже в таком маленьком вопросике.

И еще… Самое важное!

Очень часто ты сможешь прочитать такие вопросы, которые начинаются со слов «Как бы…»

Эти вопросы — Врата в Чувства Бога. Они усиливают ЧудоПрактику. Используй их, применяй, не бойся что-то сломать — делай и чувствуй. Невозможно сделать что-то неправильно. Пусть это будет напоминанием тебе от Бога.

Я называю их ЧудоВопросами, которые погружают в Чудо Чувствования Души и Бога. Чувствования Жизни. Чувствования Его Заботы. Его исцеления.

Каждый вопрос — приглашение к Душе почувствовать Бога и принять Дар войти в Него. И остаться с Ним навсегда рядом.

После прочтения каждого вопроса закрывай глаза и прочувствуй то, что будет с тобой происходить. Если хочешь, то можешь взять блокнот и выписывать то, что идет. Но это не так важно, как чувствование ответа.

Не отвечай на вопрос словами, но внутренним чувством. Глубоко внутри. Постарайся со всей любовью и смирением погрузиться во внутренний ответ на этот вопрос Чувством.

Не словами, не мыслями, но Чувством. Только Чувством.

Да-да, у тебя точно получится — я и Боженька знаем это!

Чувствуй!

Чтобы погрузиться… И еще глубже!

Позволь себе войти в Состояние Ответа, будто это свершившийся факт здесь и сейчас. Будто так и задумано свыше.

Для Бога и Души нет слов «как бы» — Душа знает это чувство и поднимает его сейчас, превращает в реальность мгновенно. Все уже меняется. Ибо Бог есть Творец твоего Мира и всего вокруг тебя.

Бог показывает так тебе свою Любовь, приглашает на маленькую встречу через Состояние Ответа. Чувства Ответа.

Принимай Его приглашение — и будь с ним столько, сколько пожелаешь. Или столько, сколько пожелает Он.

Боженька только будет рад, если ты с Ним будешь как можно дольше и как можно чаще.

Пролог, где говорит Бог

Через меня говорит Бог.

Да, тот самый Бог, который внутри каждого существа, каждой песчинки, камня.

В каждом мгновении зодчего и караемого, в каждом миге предсказуемого, в каждом счастье чаруемого.

Через меня говорит Бог.

…Через тебя говорит Бог — услышь Его, почувствуй. Он просит, чтобы Его услышали, почувствовали Его любовь, трепетную ласку и безмерный смех, с которым Он истекает через всё на свете.

Бог безмерно заботлив, чувствителен и терпелив.

Ему не нужна ни твоя боль, ни твоя совесть, ни твое отчаянье. Ему не нужны поклонения, идолы и кровопийцы из сказок, называемые разными именами тьмы. Ему не нужно ничего, кроме любви твоей к самому прекрасному существу — к самому Себе.

Тебе кажется, тебе всю жизнь кажется, что Бог покинул тебя, он истреблён или падок. Но это неправда — Он всегда с тобой. Божественная искра пламени — в миге дыхания, чувства, движения, мысли и бесповоротного существования.

Ты — часть Его, а Он твоя часть. И вся боль, нанесённая тобою и тебе — Его боль, боль ребёнка, укрытого в сердце, пытающегося защититься от нанесённой обиды.

И Он, как ребёнок, всегда улыбается.

Ему больно — Он улыбается.

Ему грустно — Он смеётся, Ему нестерпимо одиноко без твоей ласки — Он счастлив.

Почему? Ведь ты же Есть! Ты же чувствуешь любовь, ты же чувствуешь и даже ненависть, но ты чувствуешь! Ты живёшь!

И Бог-Ребёнок счастлив от того, что Он прикасается всеми гранями своего творения с тобой во все мгновения и лишений, и приобретений.

Через тебя говорит Бог.

Он не лжёт, но и не молчит. Он кажется немым, Он только кажется — говорит Он очень тихо из глубины пламенного сердца и ранения опыта.

Помни — Бог, который мечтает тобой и вместе с тобой, никогда и ни за что тебя не оставит.

Он всегда говорит. В каждое мгновение и улыбку.

Слушай его. Он просит.

Бог твой.

Посиделки с Богом — Начало

Мы с Папой сидим у огня печки и пьем чай.

Он выбрал бергамотовый, я — с лимоном.

Он покачивается на кресле-качалке как тот, кто это делает уже миллионы лет (а ведь так и есть), я же сижу рядом у его ног. Как сын возле Отца.

Мы часто так сидим и общаемся.

Сегодня особый день — день интересных «серьезных» разговоров.

Папа сам по себе любит шутить и улыбаться. И у Него редко бывают «серьезные» разговоры.

Я вижу Его сияющее лицо, в котором вся любовь родителей. Я вижу красивую улыбку, как Он напевает какую-то быструю мелодию. Иногда останавливается и легонько смеется.

Он как-то не похож на тот серьезный и важный Образ, к которому мы так привыкли. Я привык, если честно. И за что долгие годы не любил Его. И потом часто за это просил прощения, отчего Он еще сильнее смеялся.

Я спросил:

— Папа, а почему Ты хочешь, чтобы я называл Тебя именно так? Или Боженька?

— Сынок родной, можешь Меня называть, как угодно. Суть от этого не поменяется. Главное — как ты чувствуешь себя в том, какое имя даешь Мне. Я знаю, что ты до сих пор дергаешься от других названий. Поэтому делай так, как тебе удобно и хочется. Я вижу как тебе радостно называть меня Боженькой. Или Боже. Или Папа. Так и делай — Мое Сердце наполняется радостью, когда Я слышу именно такое обращение. Хорошо?

— Хорошо, Пап. Но многие же говорят обращаться к Тебе только как «О Господь Всемогущий» или «Отче наш»… А уж слово «Бог» так вообще вызывает неприятные ощущения у многих. Включая меня до недавнего времени.

Папа улыбнулся, сделал глоток чая и посмотрел на огонь — поленья хорошо разгорались:

— Как я и говорил выше — у всех людей свои ощущения от каждых слов. Хотя слова есть только слова. Часто вы вносите в них не совсем то, что закладывал именно Я, но от этого мне не грустно. Нет. Просто удивительно, как мои прекрасные творения умеют красиво все изменить. И потом еще раз изменить. А потом еще раз, еще раз, еще много-много раз!

Он улыбнулся, положил кусочек сахара в чай и размешал.

Я говорил, что Папа — ужасный сластена? Нет? Ну вот. Не может без сахара пить чай. Он говорит, что жизнь должна быть сладкой даже в таких мелочах. А на мои вопросы, а как же здоровье и зубы, он всегда отмахивался, что это не имеет значения. Не радость губит тело и чувства, а ограничения.

Папа смотрел как сахар растворяется в стакане и потом продолжил:

— Я всегда был Папой всему, что есть вокруг. Красиво везде — Я не мог не стать Отцом всего этого. Само по себе как-то получилось. Я хотел почувствовать Себя еще более живым. И особенно хотел чувствовать жизнь во всем многообразии, когда продолжал себя в вас, людях. Красивые были времена, да… Тогда вас немного было, чуть-чуть на всю землю. И вы каждый день пели своими сердцами о радости вокруг, и Я ходил между вами, радовался вместе с вами. Вы еще тогда и говорить-то не могли толком. Думать думали, но о хорошем — и бегали как угорелые по полям и горам. И столько чувств было в ваших движениях! Столько жизни! Столько прекрасных образов рождали ваши мысли!

— А почему сейчас не так, Отец?

— И сейчас все так же, родной. Просто людей стало больше, а чувств об окружающей красоте меньше. Но и ты же видишь частенько по-хорошему «угорелых» людей. Они чувствами своими будоражат весь мир вокруг. И в каждом таком чувстве есть Я. В каждом таком чувстве Я как продолжение в них — как Душа. Ты же чувствуешь?

— Да, Отец, чувствую каждый день. Но таких мало что-то.

— Это как посмотреть, как посмотреть. Гораздо больше, чем тебе кажется, но и пока не так много, как было в начале. Но Я безнадежный оптимист — Я верю в людей больше, чем они в себя, в свою Душу. И пока что ни разу не ошибался в своей вере.

— А в кого ты не веришь? Есть такие?

— Нет таких, сынок. Вы все Мои дети. И Я верю в каждого из вас — Я не могу иначе. И люблю каждого так, как могу любить — красиво, тепло и бесконечно. Хоть и отворачивается кто-то от этой Любви. Мол, тяжелооо, Боже, ты любишь слишком крепкооо, слишком мноооого Твоей Любвиии.

Папа показал сценку как Он обнимает человека, а человек пытается вырваться из Его объятий, ворча и крича. Папа очень достоверно выдал безнадежный крик человека, который не хочет принимать любовь и пытается уйти от объятий, будто его в тюрьму посадили.

Я рассмеялся. Папа тот еще театрал, любит сценки разыгрывать.

— Иногда Я держу, иногда отпускаю. Чаще держу, конечно. Вот тебя держал до последнего. И ты как свинка визжал. Показать как?

— Нееет! Только не это! Я помню!

Мы рассмеялись.

Папа погладил меня по голове, отчего у меня выступили слезы умиления. Он продолжил:

— Знаешь, вы такие шебутные малыши. И иногда так грустно смотреть на то, какими глупостями вы иногда занимаетесь. Переживаете, страдаете, обижаетесь, ревнуете, и это… как его… «ненавидите». Да, тяжелое слово! И еще улыбаюсь часто, как вы это приписываете Мне. Мол, Я так заставляю вас делать. Хотя Я что-то не помню, чтобы в правилах жизни прописывал хоть какие-то страдальческие вещи и ситуации.

— А где эти правила жизни? Это заповеди, да? Как в Библии?

— Ааа, попался!

Папа неожиданно хлопнул меня по плечу, аж в глазах помутнело. Я поперхнулся, часть чая пролилась на пол. Папа щелкнул пальцами — и маленькая лужица исчезла. Папа сказал:

— Извини, я не хотел так сильно. Тоже иногда силы не рассчитываю… Нет никаких правил жизни, которые, якобы, Я устанавливал. Ну, если уж только одно «правило», хотя Я не люблю это слово, если честно. Ограничения, ограничения. Вы мастаки в этом, мои детки.

— И что это за «правило»?

— Будьте Чистой Любовью. Чистейшей.

— Это как? Звучит слишком просто. Я привык к сложностям.

— В этом и вся человеческая проблема — искать сложность там, где все просто и очевидно. Любите друг друга так, как Я люблю вас и забочусь о вас — и все будет чудесно-расчудесно. Душа раскроется, тело вернется к своему порядку, отношения будут божественными, как Я и придумывал изначально. Нет, мне очень занимательно наблюдать, какими интересными вывертами вы наполняете пространства отношений. Да-а-а, чего только не придумаете, нагромоздите, чтобы все равно в итоге придти к простоте, красоте и любви. Хотя Я изначально и знал, что человеческая Душа — самая бунтарская из всех моих продолжений. Изучить, исследовать, узнать, добраться до самой сути — Мои прекрасные творения-исследователи! Как же Я доволен вами! Даже когда вы злитесь на себя, других или на Меня — в эти моменты хочется любить вас еще больше! И люблю!

— Папа, и как Ты нас любишь?

— А вот так, родной.

И Он снова положил свою ладонь мне на плечо, но на этот раз это не было ударом, отчего я тогда запачкал свои джинсы чаем. Это было касание Божественного.

Я почувствовал, как нежность, тепло и любовь наполняет мое тело, проникает в сознание и Душу. Как Душа — эта частичка Бога во мне — наполняется томными яркими чувствами, которые просто невозможно описать. Я почувствовал, как плечи расслабляются, как тело становится легким, как мысли проясняются и… как Бог любит меня на самом деле. Чистой любовью папы к своему ребенку. Маленькому и дико непослушному ребенку.

— Спасибо, Отец. Это здорово.

— Всегда пожалуйста, малыш. Только фокус в том, что Я никогда не снимаю своих рук с твоих плеч. Но стоило Мне показать это тебе так, чтобы ты увидел — и сразу почувствовал. А сейчас закрой глаза.

Я закрыл. Чувство касания только усилилось. Стало еще теплее. Еще уютнее. Горячо-горячо, будто жар печки перешел в мое тело.

— А теперь открой глаза.

Я открыл — руки на плече уже не было, хотя я даже сейчас ощущаю касание на своем плече! Чудеса!

— Здорово!

— Вот так Я и держу вас всех. Каждого и всех вместе. Никогда не ухожу и всегда рядом. Чувствуешь?

— Да, Отец, теперь я понимаю, о чем Ты.

— Угу. Налей-ка Мне еще чайку. Уж больно вкусненько. И сахара не забудь принести, в кубиках.

…Через пару минут чашки были наполнены, одну я отдал Отцу. Он хитро улыбнулся, кинул пару кубиков и, высунув язык, стал мешать сахар.

Меня всегда удивляла такая человечность Бога в том, что он делает. Петь песенки, мешать сахар, медленно качаться на кресле, улыбаться и хихикать. Поэтому я спросил:

— Боже, а почему Ты так похож на нас? Как-то странно видеть Тебя таким, как я. Да и поведение у Тебя похоже на наше.

Боже ухмыльнулся, подкинул ложечку и поймал ее указательным и большим пальцами.

— А по чьему образу и подобию вы созданы? Для каждого из детей Я выгляжу так, как Я должен выглядеть для них. Каждый Мой ребенок — человек или зверь, не человек или не зверь — есть Подобие моего Творения. И Душа, что и есть ты, сама выбирает какую форму проявить и в какую Одежду-Образ одеться. Ты же выбрал вот это тельце. Уютно тебе?

— Ну да, как-то странно отвечать на такой вопрос.

— Вот и Мне уютно придти к тебе в таком Образе. И вообще, Я люблю одеваться по погоде. Сегодня отличная погода быть человеком, сидящим и пьющим чай.

Мы десять минут сидели молча и наслаждались тишиной между нами. Эти мгновения я вспоминаю даже чаще, чем разговоры о важных вещах. Мне всегда ощущалось после Общения с Богом, что именно в этой тишине кроются гораздо важные штуковины, чем в сотне слов и в десятках разговоров.

Похоже, Боженька разделял со мной эту точку мнения — вон как хитро улыбается, когда я поворачивался, чтобы посмотреть на Него.

Боженька поудобнее устроился на кресле и спросил:

— Я тут слышал, ты книгу начал писать? Можно почитать?

Я покраснел и смутился. Все Он знает, а я так хотел Его порадовать этой книгой после того, как напишу.

— Ммм… Можно, но я не закончил, Отец. Это был сюрприз для Тебя. Я хотел дать почитать после того, как закончу.

— Ничего страшного. Давай Я буду читать часть того, что ты написал и после по каждой из этих частей мы с тобой пообщаемся. Буквально чуть-чуть. Заодно и почувствуешь, что бы ты хотел добавить. Что скажешь?

У меня даже челюсть упала. Я и не мог представить, что так можно. Я как-то глупо закивал, отчего Отец расхохотался. Он отсмеялся и величественно произнес:

— Ты сейчас напомнил мне нашу первую встречу, от которой ты чуть в обморок не упал. Когда Я коснулся тебя настолько явно, что ты чуть не запылал свечой. А потом ты чуть ли не с молитвенным экстазом падал и говорил Мне, что с этого момента я всегда с Тобой, Господи, что никогда не предам, во Славу Твою, Отче наш… Столько было величия, гордости и удивления! Как вспомню — хохотать начинаю, хохохо!

И Он снова рассмеялся. Я рассмеялся вместе с ним и сказал:

— Да, конечно, помню! После такого Ты мне сказал, что не в церкви, в конце концов, неофициально же общаемся. В храме-то да, можно и так, а при личной встрече можно и нужно по-дружески. Я еще тогда был в полном ступоре от того, что Ты сказал, что Ты мой Друг.

— Видел бы ты свое лицо. Чуть испугался, что Душою вернешься ко Мне и снова тело выбирать придется новое. Обошлось. Да, я и Папа, и Друг, и еще много кто — помнишь, что Я тебе тогда сказал?

— Относись ко Мне как к своему лучшему другу, доверь Мне все свои тайны, открой Мне свое Сердце и никогда не закрывай — и дам тебе ключ от Счастья в Благодати энергии Моей Души… Немного пафосно было, согласись?

— Ну да, повеселился я немного, конечно. А чего нет? Зато потом легче разговор строился.

Отец убрал чай, взглянул на меня весьма внимательно и сказал:

— Так дашь почитать или нет?

— Да-да, конечно. Сейчас. Эта… Ты подожди чуток, а? Не убегай. Я сейчас найду.

Отец отвернулся, закрыл глаза и начал раскачиваться на своем кресле. Вид у Него было более чем довольный.

Мне понадобилось десять минут, чтобы найти рукопись и дать Ему в руки.

Отец пристально взглянул на оформление, оглавление и улыбнулся:

— Красота! И название… Ну, немного утрировано, но сойдет.

— Я не мог придумать ничего лучше. Могу изменить!

— Нет! Вполне-вполне, передает суть, кто тут в доме хозяин, хохохо!

Я рассмеялся. С Ним не соскучишься. Боженька продолжил:

— Ну что? Давай начнем? А там по ходу пьесы мы и поговорим чуть-чуть. Уж больно интересное чтение Меня ожидает, да?


И Он открыл рукопись на заголовке: «Первая Встреча с Боженькой»

Первая Встреча с Боженькой

Тогда, много лет назад, я не хотел ничего знать о Боге так, как я чувствую Его сейчас.

Удивительно, как давно это было — и как живо это все вспоминается сейчас.

Мне хватало своих бесконечных духовных знаний о просветлении, богах, религии, умозаключениях о смысле бытия, «присутствии», «недвойственности», посланиях Высших Сил и тому подобное…

Нет… Не хватало.

Мне всегда хотелось большего. Еще больше!

Больше знаний! Больше информации! Больше возможностей и способностей — желательно экстра, вау.

Ясновиденье? О да.

Читать будущее? Конечно, дайте два!

Предсказания и знания всего обо всем? Да-да-да, конечно!

Уже тогда я вел многочисленные семинары, тренинги вживую и в Интернете.

Удивительное снова — как же я умудрялся это все делать именно так… сложно!

Любые разговоры «о Боге» поднимали во мне возмущение, ведь Он никогда прямо не показывался мне. Я «верил» в Высшие Силы, в Богов, всяких Богов, в послания от ангелов и других непонятных сейчас мне сущностей. «Верил» просто потому, что кто-то мне об этом сказал. Ведь это знание! В книгах! Миллионы тиражей! Сотни отзывов! Верил без чувств. Свято. Ссылаясь на кого-то, зачем-то и когда-то.

И нет этого «маразма» про Бога… Бог? Да это очередная «христианская» ересь! Уйдите!

К слову, не очень любил религии и «сектантство». А иногда и ненавидел до презрения, если учесть еще то, что я знавал опыт агностицизма и атеизма.

Я зачитывался кучей духовных книг от сугубо магических до безумных посланий с Плеяд и книгами про Шамбалу. Даже сейчас вспоминаю с удивлением.

Махабхарата. Бхагавад Гита. Коран. Блаватская. Зеланд.

Сатсанги и Адвайта. Вселенская Пустота. Будда. Просветление… Вознесение… О! Вознесите меня наве-е-ерх!

Рейки, энергетические штучки и ченнелинги. Познание «Бесконечной Любви». В отрыве от источника этого, конечно.

Магия. Гадания. Блуждание по «красивым» мирам в сновидениях и не только. Астралопутешествия? Да-да, не без этого!

Сотни практик, учений и школ, в которых я искал еще больше всего того, что даст мне…

Даст мне что?

Знания? Возможности? Любовь? Деньги?

Я так думал, что даст. И иногда это приносило удовлетворения, но никогда не тянулось сколько бы то ни было долго.

И эти метания на волне поисков и гордыни, что я такой крутой, что я ищу, а все сидят и занимаются ерундой, могли продолжаться-продолжаться-продолжаться… Но мне «повезло». Богу нужна была лишь маленькая лазейка, чтобы придти и поговорить со мной.

…Я уже тогда был женат. И у нас как-то не складывалось с ребенком. Много неудачных попыток.

Потом я проходил медицинское обследование — и как гром среди ясного неба. Бесплодие.

Конечно, не совсем такое, что вот никак. Да, ребенок возможен, через ЭКО, но… Это был удар!

По женатому мужчине, который любит свою жену и очень хочет продолжение себя в нем, в ребенке.

Сказать, что я был расстроен — это ничего не сказать.

Да как же так?!

Я же йогой занимаюсь, практиками всякими, техниками, эзотерикой и метафизикой!

Куча дипломов, сертификатов и еще регалий всяких!

Вон, умею ложки, вилки гнуть пальцами (смешно сейчас об этом).

Я же делал ритуалы Богам Славянским и еще дай бог каким!

Я же не курю, не пью — я достоин того, чтобы иметь дочь или сына!

Как же так?!

Меня увело в депрессию и свалило в нее.

И вот одним поздним вечером сидел на диване и читал книгу. Я в очередной раз уходил в дебри самобичевания, самоуничтожение, обиды на все эти знания, которые я получил. Уходил в обиды на Бога и весь мир.

И внезапно чувствую, что на меня начинает что-то находить. Что-то начинает «наступать».

Какое-то очень приятное, но по ощущениям Очень Забытое Чувство теплоты и нежности.

Конечно, во время сотен медитаций я испытывал теплоту, энергии, потоки и подобные вещи, но это не было таким.

Это чувство было Живым.

Живая Теплота, будто мама или папа подходят и пытаются обнять тебя, но пока не обнимают.

Только этот Человек-Теплота очень жаркий, любящий и заботливый.

Я даже испугался. Вернее я уже стал ощущать, что Что-то во мне очень испугалось этого Очень Забытого Чувства.

Это Что-то пыталось отойти в сторону, убежать, явно обиженное на такое поведение.

Но Очень Забытое Чувство подбирается медленно, не торопясь, скользит по телу и проникает в него, окутывает милосердием и мурашками.

И Что-то стало уходить, растворяться, позволяя Очень Забытому Чувству обнять это Что-то.

Что-то успокаивается, исчезает и…

Именно тогда я впервые в жизни почувствовал, что такое, когда тебя любит Бог.

По-настоящему. Всей глубиной своей Души, ведь у Бога тоже есть Душа, которой Он любит.

Очень Забытое Чувство вспоминается Истинной Любовью Бога. А Что-то — липкий страх забытого, обиженного и непринятого кусочка Души.

Бесконечная Живая Теплота, которая расходится по телу, проникает в сознание, в чувства, в разум, в мысли, во все существо и будит в тебе Искорку, разжигая до пламени.

Искорка тлеет, потом становится Огнем масштаба всего мира, который ты только можешь обозреть всеми чувствами.

И немыслимая, будоражащая, бескрайняя Забота, которую невозможно описать, понять и увидеть. Все твои пять чувств бессильны в том, чтобы рассказать об этой Заботе.

Об этом Касании Бога.

Об этой Любви.

Об этом Чувстве Бога к тебе вне слов, движений и мыслей.

И Бог передал мне эту Заботу, это Чувство и эту Любовь.

И Искорка вспыхнула пламенем жизни и заменило меня мертвого.

Мертвый воскрес, чтобы с этого момента никогда не умирать.

И краем сознания я почувствовал — или услышал, или увидел, или понял, или… — как Бог склонился надо мной и сказал одно слово:


«Благодарю».


***

Эту первую Встречу я не забуду никогда.

Я каждый день проводил в молитве к Богу, в практике послушания, смирения, просил Бога о чувствах Теплоты и радости.

Диагноз по бесплодию через месяц сняли. Врачи очень удивились и даже спросили, а не могли ошибиться при первоначальном обследовании? Может быть, но это уже неважно! Я почувствовал, что иначе быть не могло! Со мной Отец и Его Сила!

Путь мой стал другим, чувственным и верным.

Были и последующие встречи, менее яркие и более сильные, но именно та встреча повернула жизнь на 360 градусов. Я начал освобождаться от всего, что мешало чувствовать Жизнь и Любовь Бога.

…. В первую очередь я выкинул все книги, которые никогда не могли мне дать то, что дало одно мгновение Встречи с Папой. Разорвал сертификаты через какое-то время — я не Мастер! Не имею права так себя называть! Мастер только Величайшая Сила в Мире — Боженька! И не мне, Его сыну, решать, мастер я или нет.

С того момента в мою жизнь стали приходить настоящие Учителя-Люди, в которых Бог вложил Любовь большую, чем я мог только представить. И дал им Дар передавать эту Любовь людям.

Но впредь я не возносил — или если пытался, то Бог быстро мне напоминал — людей до Бога, но чувствовал, что Бог через них говорит. В нужное время они уходили далее, неся Любовь Боженьки. Мой чувственный мир сильно расширялся.

Я сам старался вести себя как мои Учителя-Люди и как говорит Папа — стараюсь до сих пор. Как Дитя Бога, как Его любящий ребенок, которому просто повезло поднять глаза, увидеть Его любящий взгляд и принять заботу, какая она есть. Без «но», «возможно» и «может быть». Беспрекословное следование Пути своей Души.


ЧудоПрактика:


А теперь закрой глаза, попроси Бога придти к тебе сейчас со всей любовью в сердце и детской радостью.

Попроси Его позаботиться о тебе. Разогреть твое сердце. Исцелить твою Душу-Искорку.

Дать почувствовать, что такое Жизнь на самом деле.


ЧудоВопросы:


Как бы я себя чувствовал (а), если Бог пришел ко мне сейчас и позаботился обо мне?

Как бы я себя чувствовал (а), если Душа моя Ожила и приняла Его Любовь?

Как бы я себя чувствовал (а), если я решительно встал (а) на Путь своей Души в милости Бога?

Посиделки с Богом — 1

Папа сидел нога на ногу и болтал своим башмаком в воздухе.

На его лице яркими искорками света сияли глаза. То ли это был отсвет от печки, то ли светящаяся суть изнутри — я не успел заметить.

Он отложил рукопись и обратился ко мне:

— Молодец, родной. Неплохо, хотя в паре мест немного не так было, если я не ошибаюсь. Или как?

— Я не совсем помню, Отец, может слегка приукрасил.

Я начал оправдываться, но был остановлен рукой Боженьки:

— Никогда не оправдывайся! Тем более передо Мной, хорошо? Ты мне ничего плохого не сделал. И не сможешь ни при каких обстоятельствах. Даже обидеть — необидчивый я, знаешь… Да и чуток добавить что-то сказочное никому не помешает, согласись? Тем более ты никому не хотел вреда. Память подвела — с кем не бывает-то. Это же давно было, по меркам человека. Лет пять-шесть назад.

Он допил остатки чая и убрал чашку на пол.

Я заметил уже давно, что Боженька аккуратистом никогда не был. Он мог с чистой совестью оставить недопитым чай, булочка могла упасть за стол, а Он и бровью не поведет. Не то, что я, отличник… Когда это не нужно — я всегда отличник.

Отец сомкнул пальцы рук и продолжил говорить, щурясь от радости, словно кот, которому дали сметану:

— Ты еще не упомянул и пару моментов после Первой Встречи. Когда отказался от Меня. Ты решил поиграть в игру «сами с усами» и на собственной мощной Силе Воли «раздраконить» жизнь.

Я уставил глаза в пол. Было такое дело, о чем неприятно вспоминать. Только разве о таком говорят в книге-откровении? Разве о таком вообще можно говорить? Очень больная тема, кстати.

— Прости, Отец, я считал это неуместным при написании.

— Ты что-то стал много извиняться… Вообще тебя это не красит — на ровном месте оправдания-оправдания-оправдалочки. Хочешь освободиться от этой боли, чтобы мог уже спокойно говорить и не дергаться по каждому пустяку? А то будто тебя током ударило да в воду окунуло.

Он попал в точку. Ощущения неприятные, если не сказать хуже. Состояние накатило. Тоска, тлен, уныние… Да что уж тут.

— Хочу, Отец. Что мне нужно сделать?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 336
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: