электронная
252
6+
Босиком по лужам

Бесплатный фрагмент - Босиком по лужам

Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-8376-2

НАЧАЛО

— Написать книгу? Ты серьезно. А о чем?

— Не знаю.

— Ну, подумай. Например, о…⠀

— О том, как не грустить, о том, как находить радость в каждом дне, как жить, просто жить. Не про нравоучения и не про мотивацию. А знаешь, так, чтобы о грустном — смешно до слез. Чтобы сложности все испугались и убежали. Просто про каждый обычный день, но весело. ⠀

— А ты знаешь как?

— Нет.

— А на что надеешься?

— Но я же учу себя. Пробую. Спотыкаюсь и иду. А если не буду идти, никуда не приду. Почему ты смеешься?

— Это же такая ерунда, слишком просто. Кому вообще это нужно? ⠀

— Я не знаю. Тем, кто загрустил и не с кем поговорить. Тем, кто споткнулся и боится идти дальше. Тем, кто думает, что он одинок. Тем, кто забыл, что можно говорить ХОЧУ, а не только НАДО. Тем, кто забыл, какие на вкус снежинки… ⠀

— Хм, так может каждый накалякать про свою жизнь — и вуаля?!

— Наверное. И пусть. Но разве плохо хотеть?⠀

Послушай, вот так начиналась бы моя книга:

«Мне не хватало огня.

У меня было мало воли.

Я была очень ленивой.

Но однажды я решила все изменить.

Я написала эту книгу.

Мне 35 лет.

Я до сих пор бегаю по лужам. А ты?»

─ Думаешь, не очень?

─ Не знаю. Как-то сложно все. Кстати, а какие на вкус они, твои снежинки?

Однажды

Однажды ночью я застала себя стучащей по клавишам старенького ноутбука, я втянула себя в эту историю. С жесткими временными рамками. Я написала, что держу в руках свою книгу в 35, а мне на днях 36. Такая незадача.

И вот она я, с дрожащими руками, красными глазами и ежеминутным вопросом «зачем?». С затекшей шеей и литрами мятного чая. Я сама себе бросила вызов. На слабо, на авось, просто так. Чтобы не было скучно.

Я держу ее в руках, эту книгу.

— Тебе больно? Что-то случилось?

— Знаешь, счастье может быть невыносимым.

Я сидела и размазывала слезы.

— Как это невыносимым?

— Тяжелое оно, большое такое. От нехватки сил обнять все своё счастье и просто успеть насладиться им прямо разрывает на куски.

— А ревешь чего? Все хорошо же.

— Так и реву, потому что все хорошо.

И пусть сейчас вокруг глаз разбегаются новые лучики-паутинки. Кому нужна идеальная кожа? Идеальная — неживая. Сбрось ее. Под ней пусть не самая красивая, но зато настоящая кожа.

Я долго думала. Да или нет.

Я читала других авторов. Захлопывала свою писанину и говорила: «Нет! У меня отстой. Никому не нужно. Не интересно!»

Но потом были вы. Со своей поддержкой: «Пиши, Аля, пиши!» И вот я решилась. Даже если мои слова пригодятся всего лишь одному человеку, это ведь уже не зря. Правда? Спасибо вам, каждому.

Ах, если бы вы знали, как волнительно!

А многие знают, я уверена.

Как трясутся колени, как не терпится,

Показать свою милую «деточку»,

Вынянченную темной ноченькой,

Собранную из буковок в кучку

Между «мамочка, дай» и «что на ужин у нас»,

Свою книжную третью доченьку (:

Изнутри

Ты думаешь в следующий раз — лучше,

Ты думаешь, будет еще время.

Оно горит за спиной ярко,

Оно сияет разноцветным светом.

Ты опускаешь лицо ниже,

Ты думаешь, будет тебе праздник.

Но только, сколько ни жди, сложно.

И все бегут на свои встречи.

А ты сидишь у окна долго.

Ты набираешь свой текст Вечно.

Стираешь, правишь,

Не замечая, крыльев своих,

Слегка покалеченных.

Ты зажигаешь себе свечи,

Ты отворяешь свои окна.

И крепко-накрепко стиснув зубы,

Ты обнимаешь себя за плечи.

Нельзя не делать уже, так случилось.

Оно не может в тебе копиться.

Оно выходит и ярким светом,

Кому-то нужное,

Будет струиться.

Может быть, тебе пригодится?

Виолетта

Виолетте ведь было всего… да какая разница, сколько ей лет. Важно то, что чувствовала она себя намного старше. Вековая рухлядь, которая не хочет НИЧЕГО — вот кто она. Какая-то бесконечная тоска поселилась в ее душе. День-близнец сменял другой такой же. Никто не мурлыкал по утрам. Она хотела, но не знала, как вдохнуть в себя жизнь. Стояла перед зеркалом и пыталась разгадать себя. Разглаживала кожу на лице и хмурилась, найдя новые морщинки. Хотя, какая разница.

Ей нужен воздух!

Она позвонила М. и попросила забронировать билет.

Куда? Во Флоренцию.

Почему? Да просто я там не была.

Когда? Дай подумать, сейчас декабрь.

Давай на апрель?

Почему не раньше?

Я хочу целых пять месяцев танцевать от нетерпения. Целых пять прекрасных месяцев томительного и будоражащего ожидания. Она вылила в раковину весь свежезаваренный кофе. Зачем пить то, что не нравится? Распахнула окно и выкинула старое платье. С ним улетела и тоска. Она помахала им рукой. Включила музыку. Заварила мятный чай, включила стиральную машинку и ввела в поисковике: «Достопримечательности Флоренции».

Она улыбалась и мурлыкала какую-то дурацкую песню. Почему кто-то должен делать тебя счастливой? Почему не ты сама? Ах, как хорошо, что она поняла. Может, не совсем вовремя. Но она еще столько всего успеет.

«Бейк спейс»

Пробовать писать и не стирать — самое трудное дело для меня. Клавиша «Бейк спейс» так и манит. Так просто стереть, нажать, разрушить. Легко замести следы. Тык-тык — и чисто. Жаль, что со словами так нельзя, чик-чик — и залетели обратно в рот. Раз-два, и отмотал назад. Хотя…

Какая была бы жизнь нечестная. Сказал гадость, отмотал, взял слова свои назад. А она осталась, невысказанная, где-то глубоко, в душе.

Доверил секрет, вернулся и забрал его. Поделиться хочется, но страшно. И переполняет тебя желание делать то, что хочется. А какой смысл, если все обернется неправдой? Зачем тратить силы на то, чтобы довериться. Ты передумаешь и заберешь секрет.

Зачем расходовать себя? Молчишь и прорастаешь, как тысячи зерен. Из твоих ушей колосится петрушка сомнений, в глазах базилик невысказанной радости, кориандр разочарований из носа. Все это бурно произрастает. До каких пор? Все завянет, иссохнет. Пожинай плоды в одиночестве.

Слишком страшно делиться с другими.

Проще ведь с базиликом вместо ресниц.

ЗАМЕЧТАТЕЛЬНОЕ

Как все успеть?

Перестать смотреть на чужие картинки, где все счастливы. Они умыты, одеты, лучше, чем ты. Они стройнее и веселее. Жизнь их легкая и волшебная. Так кажется тебе.

Каждый день много времени проводишь там, в Зазеркалье. А потом долго вспоминаешь, сколько нужно прочитать книг, посмотреть фильмов, увидеть новых выставок, посетить стран. Чтобы быть, как они.

Ты сохраняешь все заметки, которые даже никогда не просмотришь. Они будут лежать мертвым грузом на дне твоего отчаяния. Как все успеть? Спустя время понимаешь неактуальность. Эти желания не твои. Не нужно тебе вот это все.

Но только попробуй мне сказать, что все это было зря.

За каждой картинкой столько историй и трудов. Рисуй сам свои картинки. А как ты ни крути, всегда найдется та, у кого –б–у–л–к–и– –л–у–ч–ш–е–, глаза выразительней, смех заразительней.

Просто надо остановить эту гонку, принять себя и полюбить до кончиков пальцев. Как и все банальное, но такое простое и правильное. И только нам решать, делать что-то или нет. Мотивировать себя, меняться или маяться от бездействия. Но только ради себя. Осознанно. Здоровье такое хрупкое.

И когда близкие бьются за каждый день, за каждый миг в этой страшной борьбе, я прошу тебя, успокойся, какой целлюлит!? Обними себя. И всех родных. Живы. Живем. Хотим жить. Больше уделяй внимания здоровью. С собой как с хрустальной вазой. Договорились?

Не успеваем мечтать

Самое время давать себе обещания. Направо и налево, рассыпая их как конфетти. Щедро и без стеснения. Раскидывая их по самым дальним закоулкам. Наряжая все вокруг этими яркими клочками бумаги. Новый год, новые надежды, новые мечты. Поэтому мы так любим этот праздник? Как и все новое. Еще один вдох.

А сколько хорошего могло случиться, если бы мы только об этом крепко подумали-помечтали. Но у меня есть чудесное оправдание, ведь только присядешь, и вот: бульон перекипел, пирог сгорел и куча дел за плечами яростно топают ногами. Просто не успеваешь. Даже как-то вяло заламываешь руки и тускнеешь. Когда-нибудь потом.

Но в Новый год от всей души можешь наобещать себе виноградники Тосканы, лодочки на шпильках, похудеть на килограмм, каждый день писать, связать шарф хотя бы кошке.⠀

И начинаешь составлять списки.⠀

Так,

Есть меньше,

Спать слаще,

В кино чаще,

Воды больше,

Гулять дольше,

Музыку громче,

Запах ванили гуще.

Время становится все дороже. Напишу 100 обещаний и еще 100 желаний. И фишка вот в чем: ты начинаешь концентрироваться не на том, что все профукал, а на том, что все будет хорошо и что-то можно еще исправить. Работает.

Проверим?

Давай мы в каждом дне оставим место для чудес?

Снег залепляет глаза и охлаждает голову. Прямо сейчас кто-то разрешил тебе быть счастливым. Было бы здорово, если этот кто-то оказался самим тобой. Только что ушел последний трамвай, и пусть тебе не будет жаль. Ты помашешь ему от души так, чтобы стало тепло. Можешь делать вид, что пытаешься догнать его, дурачиться и бежать на месте. Ты можешь крикнуть: «Подожди! Я так не играю!» Свалиться в сугроб. И прямо сейчас поймешь — тебе в другую сторону.

Расскажи мне: ты смеешься? Как часто ты смеешься? Или кто-то когда-то сказал, что голос твой скрипуч и шершав? Сейчас самое время быть собой. Позволь себе. Как часто тебе хочется обнять мир? Встаешь ли ты с кровати от распирающего желания любить? Почему бы тебе не пригласить себя на свидание? Это сложно. Нужно придумать маршрут. Заставить сиять свои глаза и радоваться перехваченному отражению во взгляде на Никольской. Учиться в глупостях видеть смешное. Растворяться в этом дне и так любить людей: смешных, задумчивых. печальных. Хватать книги с полки. Ходить в дурацкой шапке. Проще жить ровно и размеренно. Сложно жить легко. Сложно любить простое. Как сложно быть несложным.

А я прямо сейчас приглашаю тебя на прогулку. Ты видишь, какая красивая новогодняя Москва? Она влюбляет в себя даже непокоренных, скупых на радость, с застывшим сердцем.

Пообещай мне, что на прогулке будешь внимательно смотреть себе под ноги — с интересом разглядывать поседевшую, хрупкую траву. Ты вернешься с прогулки с красным носом и карманами, набитыми дикими яблоками и продрогшей рябиной. А однажды пообещай принести домой горсть снега. Или крохотного снеговика, который будет жить в твоей морозилке.

Потом мы выпьем с тобой кофе. Понарошку, где-то на параллельных улицах, в других параллельных вселенных. В кафе, пожалуйста, долго выбирай, чем бы угостить себя. Без нетерпения жди официанта. Разглядывай людей и стены, ничем с виду не привлекательные. Но в этой простоте такая красота. Пробуй каждый кусочек и представляй, как это было бы — пробовать этот же десерт на площади Сан-Марко или…

Давай мы в каждом дне оставим место для чудес?

Мечтатель

Представь, ты такая вялая, в глазах блеска нет, тащишься по магазинам и думаешь, как бы быстрее свалить из торгового центра.

И вдруг он:

— Родная, давай тебе купим что-нибудь. О чем ты мечтаешь? Бери что хочешь.

— Что ты хочешь? Что хочешь ТЫ? Ты, ты, ты…

Я дико вращаю глазами. Меня не застать врасплох — я очень быстро соображаю. Эхо в ушах смеется надо мной:

— Да не хочет она ничего, не подготовилась.

Подожди, говорю.

Платье, то, которое хотела, вчера купила.

Пальто здесь нет.

Думай, Аля, думай.

Мозги-шестеренки несмазанные скрипят,

Заржавелые мечты стонут.

Ковер нужен в детскую, но это как-то совсем не то.

Бокалы — недавно красивые купили.

В «Рандеву» скидки же — ой, нет, лень.

Но сдаваться нельзя. Белье я так быстро не подберу. Вспоминаю, что сфотографировала какие-то тряпки.

ПИЖАМА. Мне очень нужна пижама. Полосатая такая. Шорты в нежную полоску и рубашка тоже нежная, кремово-голубая. Только загородного дома не хватает с гамаком. Рукава, как я люблю, можно закатать по локоть. Она мягкая и почти даже не пижама. Миленькая такая домашняя царская одежда. Честное слово, я хочу ее и еще тапки такие меховые. Вторые.

В руках чашка ароматного чая, книга, вязаный плед… цветы в стакане. Я уютная фея в пижаме.

— Ты правда эту бабкину пижаму хочешь? Давай другое что-нибудь.

Слышу, что-то рядом разбилось. Мечта? Оказываюсь в детском отделе. Тут всегда безопасно и все нравится. Беру первые попавшиеся леггинсы для Вари. На кассе оказалось, что стоят они 250 рублей со скидкой. На мечту не тянет как-то.

Заранее нужно было подготовиться, понимаешь?

Стыдно

Мне очень стыдно — я не знала, что для того чтобы мечтать — нужна сила воли. Я не знала, что если у тебя есть хоть какие-то данные, честное слово, я не знала, что нужно трудиться много и долго. И для этого понадобится воля. Воля! Только где ее взять?

Как много упущено из-за того, что тебе не хватает лишь одного качества. Я не думала, что это самое важное. С недоумением размышляю, сколько ее нужно, чтобы вернуть себе, эту волю. Вот какой парадокс.

А какой смысл мечтать, если у тебя не хватит воли идти к своим мечтам. Ты не сможешь вставать чуть раньше, ты не сможешь ложиться чуть позже. Ты не сможешь упорядочить свой график. Зачем вставать раньше мечты, пусть и она спит, калачиком свернувшись рядом с тобой.

Мечтать и трудиться — стоят на одной ступени, вот почему многие боятся мечтать. И я тоже.

Будь готов

Когда ты только в начале своего мечтательного пути, будь готов. Как к чему? Да к тому, что исполняются они иногда слишком скоропостижно, ой, скоропалительно то есть. Сами все сейчас поймете.

Рядом с работой бульвар, много лежачих полицейских, скорость 20 км/ч. И представляете, БЕЛОЧКА. Я еду и думаю, а если мне белочка дорогу перебежала, это нормально?

Я знаю, что для многих белочка — это крыса с пушистым хвостом. А мне они нравятся очень. У меня белочка — это Пушкин, конфеты и детство.

Я стараюсь себя расшевелить и тренируюсь загадывать желания прямо на бульваре. Хочу снова видеть белочку. Давно не видела. Месяц прошел. И увидела.

Истину говорят: бойтесь своих желаний. Я увидела белочку, размазанную по асфальту.

Вдруг она из-за меня того, под машину бросилась, только чтобы я ее увидела. Я же не уточнила, в каком виде белочка должна быть. А если я кита захочу увидеть или дельфинов, мне как загадывать? Ну ладно, на слоне покататься, тут ясно, что он живой должен быть…

Формулируйте правильно, вот что я вам скажу.

Мечтать

Мечтать — это так просто. Так просто, что на эту ерунду совсем не остается времени. Это не требует от тебя никаких усилий. Легкотня. Вот смотри, закрываем глаза и… пусто. Я не могу придумать ничего. Давным-давно я запретила себе. Понимаешь, запретила и забыла об этом.

Но так ведь нельзя? Разве плохо держать в голове красивые картинки. Именно твои, не чужие. Просыпаешься утром и вместо серого неба видишь их. Они согревают тебя лучше всякого солнца, ты не зависишь от него. Потому что внутри тебя огонь. И я тоже так хочу, я буду стараться. Прямо сейчас. Давай вместе?

Хочу вдохновения.

Вдохнуть так, чтобы не задохнуться.

Расправить Сложенные Запыленные

Крылья.

Просто лети.

Открывай свои амбарные замки, скидывай пароли, сдавай ключи.

Дай мне свободу, страх.

Отпусти.

Почему ты держишь меня своей скрюченной трясущейся рукой?

Я ничего не сделаю плохого.

Я лишь закрою глаза и… вот я уже ступаю босыми ногами по белому песку, я кружусь в слишком длинном струящемся платье, у которого мокрый подол. Его облизал океан. Я ведь так хотела нежно — желтое в пол с открытой спиной. Но забыла…

Я сижу у окна. Которое тоже, как и платье, в пол, поправляю свои шерстяные носки цвета крепкого чая с молоком.

Чай, чай, чай.

Завариваю чай.

Закутываюсь в плед.

Впереди зеленая лужайка.

Я молодая вполне.

Я молода, веришь? И ты — тоже.

Если ты так решишь.

Просто разреши себе.

Я в светлом кремовом свитере, под ним шелковое платье на бретелях. Это самая уютная одежда для дома.

Почему мы боимся мечтать?

Почему предпочитаем ютиться в тесном мирке? В настоящей реальности, зато с целым сердцем и спрятанными на антресоль мечтами?

Молчи.

Ты не заслужила.

Чем ты лучше?

Т-с-с.

Зачем так бережно выращивать мечты? Топчи.

Руби. Совсем не больно, когда под корень.

Р-р-раз — пустая голова.

Мытье посуды, трамвай, бюджетный шопинг.

Кто мы такие?

А я скажу тебе «нет».

Хочу и мечтаю. Ты мне не запретишь.

Видишь, я показываю тебе язык, я смеюсь тебе назло.

Я трачу жизнь свою на суету.

Я трачу жизнь на радость.

Сдачи не давай. Оставь себе…

Это не о любви стихи тебе, просто душа просила соль минор

Налей побольше сожалений,

Звенящей радости добавь.

Я не желаю слышать скрип

Твоих сомнений.

И я прошу тебя—

Громкость убавь.

Я потягиваюсь, пусть несмело,

Тихо делаю первый вдох.

Ах, сколько раз я сделать хотела

То, что ты первый сделать не мог.

Тише, тише,

Я просыпаюсь,

Будто снова пришла весна.

И не жди, не томи. Не раскаюсь.

Мне теперь совсем не до сна.

Ни о чем, ни зачем, не думай —

Не должна я писать стихи.

И не буду. Я не стараюсь.

Не отнимешь — сберечь помоги.

Обнимаю. Замок. Ключ на сердце.

Я — на воле. Ты — в заперти.

Точка.

Больно?

Сперва, наверно.

А потом?

Навсегда враги.

Стой. Уходи.

Не прощайся.

И не нужно случайных «привет»

Или нужно.

Очень.

Не признавайся.

Уходи, и…

Не прощай, —

мой ответ.

Не верь

Неверие.

Недоверие.

Неуверенность.

На ощупь идешь,

Не зная ориентиров.

Не спрашивай равнодушных,

Махнут рукой в неопределенном направлении.

А тебе — маяться.

Мол, иди, не путайся под ногами,

Твои вопросы глупы.

Хотя дай я немного повеселюсь

И скажу тебе «нет» — это так просто.

А ты не слушай.

Зажми уши.

Иди. Пусть вслепую.

Пусть на ощупь. Пробирайся вперед.

Если отзывается в твоем сердце,

Если тебе хорошо,

Что еще нужно?

Пусть это и будет главным ориентиром.

Пусть как маяк тебе светит вдали.

Не спрашивай себя:

«Вдруг не понравится другим?»

Просто не торопись показывать.

Дай отлежаться чуду.

Дай вырасти, набраться сил.

Окрепнуть.

Может быть, ОНО как бриллиант не отшлифовано еще до конца.

Поранившись лишь только об одну несовершенную грань, кто-то может решить, что у тебя ничего не получилось.

Если ты испытываешь дрожь нетерпения, если что-то заставляет тебя подскакивать с кровати раньше времени, пусть ОНО льется рекой, разреши ему.

День за днем ты будешь становиться лучше.

Расправишь крылья, глубоко вдохнешь.

Ты будешь многих раздражать.

И, может быть,

С тобою будет тесно,

Жарко и от тебя будет кружиться голова.

Ты будешь жадно пить Жизнь,

Рисовать яркими красками.

Ты будешь звучать.

Прошу тебя,

Перестань говорить шепотом.

Подними глаза выше, к небу.

Я хотела бы потрясти тебя хорошенько,

Вытряхнуть скромность, выкинуть страх,

Дать напиться радости, состоящей из смелости,

И отшлепать за гордость, которая словно змея.

Душит, давит, шипит, калечит.

Прогони, выставь ее за порог.

Пусть найдет себе новую,

Слишком робко-забитую,

Похожую на тебя давным-давно.

А отныне — другая ты.

Я взяла тебя за руку.

Я веду тебя сквозь щиты.

Прошу, не отнимай руки.

Слышишь, ветер поет?

Видишь, как он красиво закружил снежинки? Он занят своими делами. Так увлеченно и так отчаянно, без устали он творит. Покряхтывает от удовольствия, награждает себя затишьем.

И даже не знает, как хорошо у него получается.

Ему все равно: он делает то, что нравится, и то, что умеет.

Только я тебя прошу,

Не верь этому «нет».

Мечта

— Разве можно так поступать с мечтой? — сказала я и вытащила потрепанную куклу из большой коробки с игрушками.

Она торчала оттуда вверх тормашками, волосы спутанные. Дорогая кукла ручной работы лежит и ждет своего часа. А дождется?

— Ты почему за ней не ухаживаешь? Не играешь? Ты же так ее хотела.

— Ты же сама сказала, что с ней нужно осторожнее. Что ей нельзя мочить и расчесывать волосы…

Я растерянно замолчала.

Пусть лучше будет заигранная, залюбленная, пусть испачкается, но только не валяется без дела.

— Разве можно поступать так с мечтой? — повторила я уже себе. Моя — тоже в плачевном состоянии. Причесать хотя бы.

Декабрь

Варя попросила у Дедушки Мороза единорога, который светится, весь такой розовый, поет, танцует, может быть, даже пьет и какает радугой, в пижамке, с коляской, кроваткой, бутылочкой, маленькими розовыми ботиночками… И у Деда теперь депрессия. Он понимает, это фиаско. Тут два варианта: сделать вид, что письмо затерялось, не дошло или покупать плюшевого единорога и собирать отдельно ему приданное.

Другое дело, мои желания, простые до изумления. Знаете такие лавки, где чабрец продают, курагу, миндаль и арахис? Так вот, нужен мне поднос фарфоровый, чайник и четыре пиалы. Чабрец, курагу, миндаль и арахис тоже можно, во все эти емкости насовать, что уж мелочиться. Как зачем мне блюдо, которое с полквартиры? Ну, утка, понимаешь, скоро я буду готовить ее. Я друзей, кроме обещаний, кормлю едой иногда. А утке нужно достойное оформление. Как и медовику моему. Он устал являться людям в подносе из Ашана за 44 рубля. Он хочет на другой уровень, понимаешь? А кстати, он отлично будет работать как поднос. Завтрак по утрам в постель, м-м-м? Чайник не сто третий, нет. Чабрец, он хочет именно этот чайник. Тут никакие доводы не сработают. Пиалы… Ой, ну что я распинаюсь…

Дед, да или нет?

БЕЗЗАБОТНОЕ

Удача

Я сегодня самый счастливый человек!

Нет-нет, я не выиграла машину, не нашла 50 рублей, не выиграла в лотерею, не встретила Деда Мороза. Все намного лучше! Представляете, они встретились. Они — это бумажные, влажные салфетки и Рома. Дело все в том, что когда они нужны — их нет. Это я сейчас про салфетки. Варя обольется или перепачкается, а салфетки они, конечно, есть. Дома. В другой сумке.

Как у нормальной рациональной и экономной хозяйки, у меня такое решение — если у тебя 33 сумки, то это расточительство — положить в каждую такой набор. Есть отличное решение-каждый раз нужно из сумки перекладывать его в другую. Это так просто. Заодно тренируешь память и внимательность. Да, рабочий вариант такой, многофункциональный. Сплошная польза от него.

Рома не сдается, он постоянно спрашивает: «А салфетки бумажные есть?» Я мотаю головой вот так — задумчиво показываю то правое, то левое ухо.

«А влажные?» — с надеждой, но уже слегка раздраженно спрашивает он. Я много-много раз киваю и начинаю рыться в сумке с видом глубокого удовлетворения. Точно, да. Положила их в красную сумку, в передний кармашек. Да, точно в красную сумку, только беда в том, что сегодня я с черным рюкзаком.

Мне хочется стереть этот вопрос из его памяти. И да, еще хочется спросить, как он не устает их требовать. Столько раз слышать «НЕТ» и тем не менее постоянно спрашивать. Сила духа, я считаю. Я бы так не смогла. Это как с чаем, та же история. Мне иногда хочется заорать: «Ты уже пять раз попросил чай, сейчас сделаю! Как ты не устаешь повторять это?»

И вот, сегодня тот самый день!

— Есть салфетки?

— Держи! — меня просто распирает от гордости.

Под удары гонга я мысленно танцую жигу-дрыгу. Я предвкушаю следующий вопрос, в котором откуда-то взялась какая-то нелепая подозрительность:

— А влажные?

И тут я как черт из табакерки выныриваю из сумки с диким улюлюканьем и пачкой салфеток в руках! Да, это успех!

— Это что, влажная туалетная бумага?

— О, ну какая разница!

Варя

Когда Варя сыта — это совсем другой ребенок. Прыгает на одной ножке, смеется по любому поводу и пританцовывает от радости. Не то, чтобы мы ее не кормим, нет, просто она малоежка. Иногда мне становится жутко, так как я не знаю чем бы ее накормить. Моя фантазия иссякает быстро. «Варюш, вот расскажи, что ты любишь?».

«Манную кашу, макароны и морковку», — такой вот ответ. Мама моя дорогая, если бы они еще как-то сочетались между собой, эти три блюда. Поэтому чаще всего она как валенок. Еле передвигает ногами и ни на шаг не отходит от меня. Ноет, ноет, ноет.

Но сегодня — чудо-ребенок, она шутит, бегает и смеется. Это как солнце в ноябре в Москве. Радостно так и неожиданно. Вдруг всхлипывания. Что опять такое? А? Варя хлюпает носом, склонившись над листом А4. Там мои каракули. Но не только. Под каракулями — грустный еж кисти Варвары.

Дело в том, что когда я говорю по телефону — я калякаю на чем придется.

— Ничего страшного. Стоп, спокойно. Мы сейчас же нарисуем такого же красивого ежика. Хорошо? Обещаешь не плакать? Тащи бумагу. Листы. Будем рисовать. Ужин подождет. Договорились? Почему ты плачешь? Обещаю, он будет еще красивее и не такой грустный. Мы его нарисуем еще ярче. Он будет как живой. Давай возьмем фломастеры? А может, красками его напишем? Погуще да поярче. Он нам будет улыбаться, хорошо? Почему твои слезки не высыхают? Хочешь, я сама нарисую, ладно? Вот смотри, иголочки, четыре ножки и мордочка с улыбкой. Нет? Почему нет? Ну почему нет?

— Потому что это не ежик, а закат. Закат, понимаешь, мама?

НА ТОМ ЛИСТЕ БЫЛ НАРИСОВАН ЗАКАТ.

Сережка

Дарить мне подарки, особенно хорошие и значимые вещи — это все равно что взять и выбросить их на помойку. Если вам хочется подарить мне что-нибудь хорошее, просто выбросьте это из головы и подарок свой туда же отправьте.

Я уже говорила, что была цыганкой в прошлой жизни. Предположительно. А теперь расплачиваюсь за все украденные украшения.

Пришла на работу в двух сережках, ухожу в одной. Им от роду три дня. Новенькие, подаренные от души. Я как увидела пустое ухо, так сразу выть захотелось от бестолковости своей. Обшарила весь холл, раздевалку и душевую кабину. Все верхнюю одежду по ниточке разобрала. Полотенце, которым вытиралась, под микроскопом рассмотрела.

Не бывает так. Так не должно быть, что им три дня, а их уже нет. Несправедливость какая-то. Это даже для меня слишком круто.

План А: Куплю на «Авито» одну, наверняка не одна я такая.

Тык-тык на сайте. Напрасно ─ я одна такая. Уникальная.

План Б: Ладно, куплю еще комплект, будет три, наверняка потеряю еще одну.

Три раза обошла все возможные места, сникла. Часа два прошло. И я подумала: почему так просто сдаюсь? Изо всех сил буду на ладошке представлять ее и чувствовать радость. Прям как заору: «Нашлась! Ура!» Нужно почувствовать эту вибрацию радости. Будто, правда, вот она. Если я мылась, она могла в сток провалиться. Да?

─ Александр! Умоляю, сделайте что-нибудь.

Александр ─ это наш технический персонал. Мастер своего дела. Он вооружился какой-то штуковиной, сразу видно ─ для вылавливания сережек из канализационных труб. А я стою и не сдаюсь. Я вижу ее на ладони. Грязную такую, без застежки. И не отпускаю ее. Если я махну рукой и скажу свое дебильное «Ничего страшного», то все, понимаете, конец.

А я держусь из всех сил. За свой спортивный топ. Почему-то трясу его ─ и вдруг она выпадает прямо из топа. Подействовало, сработало!

Потрясла еще раз себя, и застежка вывалилась.

Не сдалась.

Бывало у ВАС ТАК?

Воришка

Она присылала мне фото водопадов, озер, венецианских каналов. А я стояла на кассе с открытым ртом.

Ромка расплатился, сложил все в пакет. Я все так же, с открытым ртом, иду, уткнувшись в телефон. Люблю, когда глазик радуется. Водопады все-таки. Возле подъезда обнаружила у себя за пазухой что-то чужеродное.

Не клатч.

А десяток яиц.

Первой категории.

65 рублей по акции.

Беленькие.

Она мне водопады шлет, а я ей: «Я из-за тебя яички украла. Я ─ яичный воришка! Гроза „Пятерочки“».

А она: «А чего уж тогда не высший сорт, продешевила».

Наверное, мне надо было вернуться и сказать: «Вы знаете, я яички украла. Случайно. На водопады засмотрелась». Стыдно. Я же далеко с ними ушла, в подъезд. А карму портить жалко.

Подбросить их обратно в магазин или слопать, чтобы совесть не захворала? Как уснуть? Яйца перед глазами. Вдруг они это прочитают и придут меня того, а? не яйца, конечно, а кто-нибудь из «Пятерочки»

А у меня гренки на завтрак по плану были. Такие вот, послушайте. В черном зерновом хлебе дырку прорезаешь. Кладешь на раскаленную сковородку сливочное масло, потом дырявый хлеб, туда яйцо разбиваешь. Потом перевернуть и адыгейской солью посыпать. Соль кончилась, а яйца… Тьфу на них.

Что у вас обычно на завтрак?

Воскресенье

Силы покинули меня и на прощанье не помахали рукой даже. Мне нужен полноценный отдых. Без суеты. Просто лежать целый день.

Невероятно, но завтрашний день все расставит по местам. Нужно как следует наполниться силами. Предвкушаю, как утром натяну одеяло по самый нос. И можете делать что угодно: завтракать тем новогодним подарком, ставить айпэд мне хоть на голову и смотреть мультфильмы как хотите громко. А я буду отдыхать и даже не пошевелюсь целый день. Наконец-то. Неспешно вылезу из кровати часам к 11 на ленивый завтрак в пижаме и с растрепанными волосами.

Я целый день буду из угла в угол перекладывать вещи, а в перерывах между этим занятным делом, смотреть какой-нибудь бестолковый, но для настроения фильм. Я буду чай пить прямо в кровати, словно в этот день, кроме кровати, нет ничего важнее.

Воскресенье, 7:30

Что такое? Почему звонит будильник? Все просто, мне к 9 к врачу.

Прием. Укол, рентген. Домой. За 45 минут на каршеринговой машине. Дети даже не поняли, что мать куда-то подевалась. Они еще зубы не начали чистить к моему возвращению.

Душ. Завтрак. Уборка.

Чуть позже смс от подруги: «Вы помните, что у Вари елка в 12:00? Встречаемся там».

Сборы на елку. Танец Деда Мороза под песню «Между нами тает лед» ─ настоящее откровение.

Еще чуть позже смс от другой подруги: «Мы припаркуемся возле „Известия-холл“. Ждем вас в 13:30 ─ 14:00, погуляем на Пушкинской. Потом поедем к нам на обед. Девочки едят „цезарь“?»

Девочки мои ничего не едят, кроме шоколадных конфет ─ хотела ответить я. Но понимаю: а) у моей подруги будет шок, б) как я раньше не додумалась, что слово «шоколад», оказывается, произошло от слова «ШОК»!

Это не точно, но многое объясняет.

Мы гуляли так весело и долго, ключевое слово ДОЛГО, что мне до сих пор кажется, что подошвы мои так и остались примерзшие к Тверскому бульвару. Причем мои дети и я околели. А она и ее дети носились по всему парку со словами «Еще! Еще!» Мы с Аришей решили, что, пока ватные штаны не приобретем, больше с ними мы не гуляем. Насилу дождались, когда запихнемся в машину и поедем греться к Цезарю в Кунцево.

Когда я допила пятую чашку смородинного чая ─ я не вру ─ и второй бокал Пино-Гриджио, пришло еще одно смс от подруги: «Готовим ужин, мы голодные. Без вас не начинаем, ждем часов в семь».

«Вызываю такси. Ждите!» ─ не оставлять же друзей голодными.

А полежу я обязательно, в следующее воскресенье! Обещаю, вот вам честное пионерское. Сейчас только в ежедневник внесу, чтобы не забыть. Так, выспаться как следует и лечь пораньше в следующее воскресенье… Какое это число? 31 декабря?! Эх!

Антон

Это ж надо, додуматься и прийти в ГАИ в свитшоте с надписью «Я пришел договориться». Мне показалось, а может и правда, вся очередь тихонько заскулила, когда увидела этого лихого парня. Тут же поймала себя на мысли: а почему у меня нет такого? Я не про парня, конечно, а про свитшот.

Мой-то рядом, не парень, а муж, но когда мы с ним только вдвоем, нам кажется, что мы снова глупы и свободны. Хихикаем, шепчемся, никто и не подумает, нам так кажется, что у нас есть два чуда, одно из которых вчера присвоило мои кроссовки, которые даже мне слегка свободные.

Исподтишка разглядываем этого парня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.