электронная
Бесплатно
печатная A5
284
18+
Большие грехи

Бесплатный фрагмент - Большие грехи

Перевод на русский язык

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-5901-8
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 284
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От переводчика

Роман «Великие грехи» незаслуженно забытого видного представителя татарской литературы 19 века З. Бигиева написан более 130 лет тому назад, несмотря на это, проблемы, описанные в романе, остаются актуальными и в наши дни и останутся такими до Судного дня. Когда исчезает благонравие, ниспосылаются беды и невзгоды ослабляющие иман и распространяются пороки. Человек не способный извлечь поучительный урок для себя из происходящего, пребывает в постоянных трудностях и мучениях, претерпевая вред, наносимый друг другу. Людей, пытающихся выжить с помощью своей силы и хитрости ожидает великая опасность — погибель в обоих мирах. Отличие наших дней от описанных времен лишь в том, что, пороки и нечестие сейчас преподносятся как норма, а благочестие, как отсталость. Прошу Всевышнего АЛЛАХА, чтобы эта книга принесла пользу и послужила улучшению нравственности людей.

Большие грехи*
Предисловие

Удивительная история, описанная в романе

«Великие грехи», взята из мира преступлений и

юстиции. Люди о которых повествуется в романе,

в большинстве своем, являются грешниками.

Как выясняется в ходе повествования,

их жизнь, начиная с колыбели, до могилы проходит в мире гибели,

в руках судьбы полной предательств и становится понятным,

если они не встретят милость и помощь АЛЛАХА ГАФУРУР РАХИМ,

они станут растопкой для огня ада.

ГЛАВА 1

Так как в нашей истории участвуют Габделгафур, напишем кто он такой. Габделгафур Мансуров — сын муллы-имама. Не желая разглашать имя отца, в нашем романе назовем его просто Накэс мулла. Родина сына Накэс-муллы деревня в Нижегородской губернии Сергачевского уезда. Так как мы не открыли имя отца, также не будем называть название деревни и обозначим ее просто буквой «К».

Основное занятие деревни — считается земледелие, но многие из них уезжают в другие города, например: Нижний Новгород, Казань, Москва, Петербург, Ростов-На-Дону. Занимаются торговлей или другими делами.

В вышеназванной деревне есть три мечети и четыре имама. Накэс мулла много лет является имамом, и путем «хэйляи шаргый», ришвэт, риба накопил какое-то богатство и жил жизнью зажиточного человека. У него было две жены и пятеро детей. Габделгафур, о котором мы рассказываем был его старшим, 17 летним сыном.

День джумга. Приближается время намаза. Махалля Накяса муллы по одному собираются в мечети. Один из них — Габделраззак бабай. Он взял тахарат, но из-за отсутствия обуви пошел босиком в мечеть. Из-за грязи на дороге, ноги его замарались, и он около двери мечети повторно помыл ноги набрав воды в сосуд, служащей кумганом и только после этого зашел в мечеть. Кроме таких бедных людей, идущих по пути АЛЛАХА, в этой деревне живут также не мало бедных людей, которые не читают намаз, мурдары. Если кого-нибудь из них позовешь на намаз или таравих они говорят: — “ пусть АЛЛАХ даст мне одежду и богатство, потом мы пойдем в ваши мечети и намазы.»

Азан прозвучал и люди уже приготовились к намазу, только нет Накяса муллы. Через 5—10 минут пришел и он. Сразу приступил к намазу, ни вагаз, ни насихат, ни хутба. «Элхамдуллилях, Элхамдуллилях, Элхамдуллилях раббиль галямиин” — сказал, и быстро закончил намаз.

После намаза два человека около мечети поздоровались с муллой. Они были парнями из этой деревни «К» приехавшие из Ростова-На-Дону. Мулла сразу позвал этих денежных людей к себе на чай. И вот они уже пять человек: хозяин сам, его сын Габделгафур, двое мусафир и моэзин. Сидят и пьют чай. Когда сели вокруг стола мулла обратился к мусафирам:

— Как съездили? Все ли хорошо в Ростове?

— Слава АЛЛАХУ все хорошо.

— Как наши односельчане? Жив, здоров ли мулла Ростова? Слышали, что он ездил в хадж? Как приехал? Какие там новости?

— Ездил, ездил. Гыйззатулла-хазрат стал хаджи. Пусть благословит АЛЛАХ.

Сидевший до этого молча моэзин спросил у мусафиров:

— Мы слышали, что мулла Ростова молодой благонравный, благочестивый человек, правда ли это?

— Молодой, молодой, не больше 26—27. Сам такъва, муттакый, ученый, каждый раз прихожанам махалле говорит проникновенные вагазы-насихаты. Джумга намазы и повседневные намазы проходят вместе с общиной махалле в джамиг мечети. А ведь всего 4—5 лет тому назад в Ростове было мало кто придерживался ислама, не удерживали от запретного и не призывали к благому, и мало кто жил по шариату — ответили мусафиры и начали рассказывать о делах в Ростове.

— Вот, из нашей деревни многие уезжают в поисках работы или торговли в далекие города — продолжил разговор моэзин, — те, кто переехал в Ростов, будь он молодой или старый, встает на путь ислама, сторонятся харама, выполняют повседневные намазы вместе с джамагатом. Некоторые наши беспутные люди, пожив несколько лет в Ростове исправляются и возвращаются смиренными, скромными людьми. Афарин!

Потом мулла обратился к мусафирам:

— Мы тоже отправляем нашего сына в Казанское медресе.

— Когда? Скоро ли провожаете? — спросил один из мусафиров.

— Скоро, в течение 2—3 дней, хотели еще в прошлом году, но все откладывали. Нынче поедет ин ша АЛЛАХ. Если будет здоров, следующий джумга намаз будет читать в Казани.

После того как посидели за разговорами 15—20 минут, мусафиры, отдав свои садака, вышли из дома имама эфенде.

ГЛАВА 2

Настал день отъезда. Чтобы проводить Габделгафура собрались родственники, друзья, знакомые. Один из них, благонравный, пожилой имам другого мехелле. Его сын Габделхак уже 3—4 года учится в Казанском медресе. По словам отца успешно продолжает набирать знания. А сейчас старый хазрат пришел передать сыну чай, сахар и пять серебряных рублей. И когда он передавал деньги и маленький кулечек сказал:

— Вот, энем-карендешем Габделгафур, передай эти аманаты сыну и передай наши салямы.

Габделгафур взял аманаты и сказал:

— Хорошо, передам.

— Ярый энем, будь здоров, пусть Аллах Табаракэ ва Тагала, сделает ваш путь благословенным, будьте хорошими друзьями. Не губите ваше время, не проводите ее даром, пуская на ветер. Младшим из вас помогайте. Тем из вас, которые старше и выше оказывайте уважение, ин ша АЛЛАХ сами станете из них. Казанские медресе большие, ниже вас там, валлаху аглям, не найдется. Как медресах есть все знания, так и шакирды бывают разные… Шакирдами плохого нрава, потребляющих харам не дружите, за общим столом с ними не сидите — тогда вам от них не будет вреда. Но если таких мурдаров из шакирдов будете любить и дружить, то учеба останется на стороне. И пойдет о вас дурная слава. Наши старики говорили, «Атын чыкканчы жанын чыксын». Это очень правильные слова. Также, как далекое путешествие начинается с первого шага, также и зло начинается с маленького греха и, прибавляясь, превращается в великие грехи. Посмотри на настоящее нашей деревни и что было 50 лет назад. Мы в те времена были молодыми, как вы. Тогда в нашей деревне не было пивнушек и кабаков. Ни то, что аракы, даже про чай тогда мало кто знал. А сейчас молодежь, 15—20 лет, и старики 60—70 лет за водку душу готовы отдать. Убьет брата, побьет отца… И среди женщин есть любители пить. Но эти беды не свалились на нас в одночасье. Мы же не родились от матерей пьяными сархушами. По этой причине АЛЛАХ забрал у нас баракат. Бойся аракы, как огня, и женщин. Путь зла, унижения и погибели начинается от пьянки. Если вы, как я сказал будете удерживать себя от запретного, проявляя стойкость на прямом пути и старание в получении знаний АЛЛАХУ ТАБАРАКЕ ва ТАГАЛА всегда поможет вам, и вы станете полезными людьми и для старших, и для младших, будете в числе уважаемых мужчин. «Аль — гыйлме гыйзз — эт дунья ва шараф — аль ахират», зависит от знаний.

Когда старый хазрат заканчивал свои наставления, запряженная лошадь была уже готова. Габделгафур попрощался с каждым из провожающих говоря про себя:

— Рабби, дай мне помощь в моей новой жизни, — и вместе моэзином вышли, сели на арбу и направились в сторону Казани.

ГЛАВА 3

Если переиначить арабскую поговорку «нет добра в женщинах…» то, когда пишешь роман нет возможности обойтись без них, одна из таких — Махруй — героиня нашего романа.

Отец Махруй — Гали Вахабов, постоянный житель Казани, ему шестьдесят пять лет, занимаясь торговлей накопил немало денег и богатства, благочестивый человек, много жертвует в пользу ислама и помогает бедным шакирдам.

Его жена Марьям абыстай, тоже дочь уважаемых людей, намазчы, суфия, ей лет шестьдесят. Упомянутая нами Махруй — их единственный ребенок. Не останавливаясь на ее детстве, мы расскажем про ее жизнь после 18 лет. Как говорят «исеме жисемена муафикъ», она стройная и очень красивая девушка, поэтому мы дали ей это имя Махруй (луноликая), хоть у нее имя другое.

Хамза Агиев — человек среднего достатка, лет шестьдесят, благонравный человек. Его жене около пятидесяти и у них есть сын двадцати пяти лет — Жихангир Агиев. Он был поражен красотой и умом героини нашего романа, без ума влюбившись в неё, решил на ней жениться. И с согласия родителей они поженились.

ГЛАВА 4

После никаха Жихангира и Махруй прошло 3 месяца. Сегодня 11 сентября, 7 часов вечера, собрались на маленький мажлис. Присутствующие: моэзин из деревни «К» Госман, сын Накяса муллы Габделгафур, хозяева дома Хамза бай, Жихангир эфенде и казанлы Шафигулла абзый.

Габделгафур и моэзин Госман-хазратларе только сегодня прибыли в Казань, и сразу оставив свои дорожные вещи в гостинице, отправились в дом Хамзе бая. Когда-то моэзин Госман обучал Жигангира, был его халфой, и в эти времена много видел от Хамзе-бая угощений и добра. По этой причине, когда приезжал в Казань или даже на Мэкерже-базар, чтобы не остаться гафилем, не уезжал пока не получит его благословения и садака. И в этот раз, как только их ноги вступили на землю Казани он, не пробыв и часа, взяв Габдулгафура пришел в его дом. Хамзе-бай как гостеприимный, щедрый хозяин, встретил мусафиров с уважением, и вот они уже сидят вокруг накрытого стола и разговаривая пьют чай.

Хамзе-бай, глядя на моэзин-эфенде, продолжал расспрашивать:

— Хорошо сделали, что привезли парня в медресе. Говорите, что сын муллы? Как имя отца?

— Его отец имам нашей махалле, Накяс-хазрат.

— А в какой медресе хотите обучать?

— А в какой вы посоветуете, Хамзе абзый, где будет лучше?

— А в какой хочет его отец? — вопросом на вопрос ответил Хамзе бай.

— Конкретно ничего не сказал. Сын нашего старого хазрата учится здесь, по-моему, он и к вам приходит, — и сказал в каком медресе учится сын старого хазрата Габделхак и имя мударриса медресе. Хотим и этого парня — Габделгафура туда устроить.

Хамза бай задумался на некоторое время и сказал:

— Сейчас у нас в Казане все медресе хорошие. Во всех преподают разные предметы. Я со своей стороны посоветовал бы вам медресе дамелла Габделкарима-хазрата, называют его «Кул буе» медресесе. Это медресе говоря словами, таких невежд как я, «кадимдан биру», считается олуг медресе. Наверное, вы слышали, там обучали знаменитые мударрисы: дамелла Салахетдин, Тажетдин хазратларе. А сейчас там обучает знаменитый в Русии и Казане мударрис Габделгаллям-хазратларе. Ни в Русии, ни в Казане нет лучше медресе, чем его медресе. Если приехал в Казань ради знаний, то нужно прямо обратиться к Габделгаллэм хазрату. Ничэ ва ничэ дана ученых мударрисов обучились в этом медресе.

Молчавший до этого времени Шарифулла абзый, тоже подключился к разговору: расспросив у моэзина, про отца Габделгафура, какой человек, богатый ли? Услышав «нет» начал ругать Казанских баев:

Бесчеловечные баи… Алчные. Хоть и среди них есть достаточно богатые люди, не думают помогать бедным шакирдам и другим нуждающимся людям. Безгранично жадные, завистливые, живут как буд- то выпили напиток вечности, день и ночь заняты увеличением богатства. Не видно, чтобы они хоть что-нибудь делали ради народа, Ислама, для исправления вредных дел. Есть среди них даже такие что, не только не помогают бедным шакирдам и людям, а наоборот, стараются нажиться за их счет. Кстати, и сами шакирды во время Мэкержа…

Пока Шафигулла абзый поносил баев, часы пробили двенадцать раз. Гости, прочитав молитвы-дуга, вышли из дома Хамзе бая.

*

Прошло 3 дня.

Сын Накяса муллы Габделгафур поступил не в медресе дамелла Габделгаллям, а поступил в медресе, где учился сын старого хазрата деревни «К» Габделхак. А что касается моэзина Госмана, он возвратился в свою деревню «К».

ГЛАВА 5

После описанных событий прошло 2 года.

Отец Жихангира Агиева, Хамза бай, и мать, Халима абыстай, с целью хаджа отправились в сафар, и один — Маккаи Мукаррам, другой в Мадине Мунаувара, оставили этот мир, и были похоронены в Жаннате Мугалла и в Жаннате Бакыйга.

Также отец Махруй, Гали Вахабов, будучи, как и мы не вечным, заболел, и пролежав две недели оставил это фани дунья.

В настоящее время живые: мать Махруй, Марьям абыстай, Махруй сама, дочь Махруй Фарида и Жихангир — все вместе проживают в одном доме.

Из-за смерти Хамза бая в торговле и делах произошли большие убытки и по этой причине Жихангир, чтобы поправить дела, по делам коммерции уехал на север на 5—6 месяцев.

ГЛАВА 6

Ибрахим и Ягъкуб родные братья, сыновья покойного Габделман бая, Галиевы. Ибрахиму — 35 лет, женатый, отец двоих детей, большой юрист, хитрый, фитначел. А Ягъкуб, 27 лет, неженатый парень, распутник и бездельник.

Как-то два брата и школьный учитель Ахмерский сидели у Галиевых и пили чай. Ибрагим Галиев пожелал узнать от учителя Ахмерского о делах мира и новостях, спросил:

— Ну, какие новости? Здоровы ли?

Тот ответил:

— Да, хвала АЛЛАХУ, все хорошо… Кроме прогресса и просвещения новостей нет.

Галиевым не понравились слова Ахмерского про «прогресс» и «просвещение».

— Мы не понимаем немецкие, французские слова, разговаривай по- татарски, — сказал Ибрагим усмехаясь.

После некоторой паузы учитель Ахмерский сказал:

— Новости, сегодняшнего дня вам известны, — и начал читать фарман царя, обязывающий имамов и мулл уметь читать и писать на русском языке:

— «Чтобы получить в Оренбургском духовном управлении право стать кадыем, нужно сдать экзамен по программе четырех классов гимназии или должен сдать экзамен по программе подготовки учителей начальных классов. Люди выполняющие в городах обязанности ахуна или катиба должны уметь читать и писать на русском языке, что также касается деревенских мулл-имамов», — и что этот закон будет введен с начала 1891 года. Перед тем, как Ахмерский закончил читать царский указ, отворилась дверь и в комнату зашел приказчик Галиевых. После «Ассаляму галейкум» он обратился к Ибрагим-эфенде и начал отчитываться о торговых делах:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 284
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: